Татьяна Луганцева.

Корона вампирской империи

(страница 2 из 22)

скачать книгу бесплатно

– Виолетт из общества русских в Чехии, с которыми ты водишь дружбу, – сказала Мария Элеонора, подталкивая долговязую девицу к креслу, – присаживайтесь, Виолетт.

Княгиня произносила ее имя на французский манер. Карл подошел к нескладной гостье и поцеловал руку.

– Чему обязан?

Невыразительным голосом на английском языке гостья сообщила, что зовут ее Виолетта, и что она – женщина, что, в принципе, и так было видно, и что она родилась в городе Самаре. Карл переглянулся с матерью и прокашлялся.

– Виолетта, вы можете говорить по-русски, я вас пойму, – улыбнулся князь.

– Да… – прошептала Виолетта и тупо уставилась князю куда-то в середину широкой груди, заливаясь краской.

– Виолетт – писательница, – поддержала беседу Мария Элеонора, скрашивая неловкость паузы.

– Это очень интересно, а в каком жанре вы творите? – спросил Карл, и в его карих глазах заплясали веселые чертики.

– Любовь…

– Что? – переспросил он.

– Любовные романы, – наконец выдохнула Виолетта, теребя свою сумочку.

– Очень мило, – подбодрила ее княгиня, – а к нам Виолетт пришла, чтобы написать о замке и его обитателях, так ведь? Вы так сообщили мне о своих намерениях, дитя мое?

Писательница судорожно дернула длинной шеей в знак согласия, а княгиня поддержала ее:

– Ты, Карл, обещал это русскому обществу, помнишь?

– Да? – удивленно сдвинул темные брови молодой князь, пытаясь что-то вспомнить.

– Я бы написала вашу биографию, – наконец справилась с волнением Виолетта.

– Мою? Нет, спасибо, не надо, я еще слишком молод и не сделал ничего примечательного, о чем можно написать. И уж тем более я не хочу стать героем вашего любовного романа, – подмигнул он ей.

Виолетта снова ушла в себя, словно улитка в свой домик.

– Не смущай гостью, сын! – погрозила ему пальцем Мария Элеонора. – Она будет писать о нашей жизни в замке, раз уж ты обещал.

– Я ни в коем разе не возражаю, – согласился Карл, вздыхая.

– Я поселю Виолетт в комнате для гостей, – констатировала княгиня.

– Конечно, мама, я не буду возражать.

– Мне необходим тесный контакт с вами, князь, – снова подала голос писательница.

– О каком контакте идет речь? – поинтересовался князь, не в силах сдерживать улыбку.

– Сын! – одернула его княгиня.

– Я буду задавать вам вопросы, – выдавила писательница.

– В любое время, – улыбнулся Карл Штольберг.

– Пойдемте, Виолетт, я проведу вас по замку и немного расскажу его историю, – предложила Мария Элеонора, уничтожающе глядя на сына.

Ведь это он что-то наобещал кому-то, и теперь ей приходится терпеть неудобства. Виолетта кинула загадочный взгляд на Карла и удалилась вслед за княгиней, сказав напоследок загадочную фразу:

– У вас мужественная линия подбородка.

– И фиолетовые глаза… – добавил Карл, поясняя: – Почему-то в женских любовных романах часто упоминается именно этот неизвестный природе цвет глаз, мне рассказывала одна писательница и по совместительству моя подруга.

Мария Элеонора подцепила гостью под руку и вывела из кабинета, пряча улыбку.

Карл почесал подбородок и вздохнул.

Им, конечно, только не хватало в замке ненормальной романистки, цепенеющей при одном только виде его, Карла, хотя Виолетта была не единственной, на кого он производил такое впечатление.

Карл принялся разбирать почту: приглашение на благотворительный вечер, любовные письма, рекламные буклеты, отчет из Лондона по его делам и интересный, черный конверт с красными буквами от его друга Вацлава, мотающегося по всей Европе в поисках приключений на свою пятую точку. Карл разорвал конверт и прочитал послание:

«Дорогой Карл, приглашаю тебя с любой из твоих многочисленных спутниц пожить в моем отеле, расположенном в живописном месте в Карпатах в Румынии и принять участие в шабаше ведьм и вурдалаков в родовом поместье Дракулы. С любовью (дружеской) Вацлав.

P.S. Не желаешь ли пощекотать себе нервы? Обещаю тебе незабываемые впечатления».

«Опять он что-то придумал, никак не угомонится, его бы энергию в мирных целях», – подумал Карл и отложил письмо в сторону. Но почему-то его глаза и руки сами потянулись к телефону. Он снял трубку и набрал заветные цифры с международным кодом, раздался металлический лязг, и голос Яны затараторил:

– Как вы уже догадались, вы позвонили в квартиру Яны Цветковой, только меня, как всегда, нет дома. – После этого раздался посторонний шум. – А? Сейчас иду! Извините, мне надо уйти, и даже некогда закончить запись автоответчика, но если вы все-таки хотите что-то передать, то сообщите после сигнала. Да! Со мной живут Агриппина Павловна и Борис Ефимович. Им тоже можно передать…

Дальше следовал звуковой сигнал. Карл усмехнулся и произнес своим приятным баритоном с легким акцентом:

– Здравствуй, Яночка, звоню тебе уже в тысячный раз и все время разговариваю с автоответчиком. Очень скучаю по тебе и хочу видеть. Приглашаю тебя в путешествие по Карпатам в замок Дракулы, зная, что ты любишь такие необычные приключения. Всегда твой Карл. Целую. Может быть, хотя бы на это странное, но романтическое свидание ты откликнешься?

Он положил трубку и задумался. Как ему говорили некоторые «доброжелатели», Яна была последним человеком, который бы вписался в его аристократическую семью. Но он думал только о ней, и это было похоже на сумасшествие.

– Карл, вы не поедете сегодня осматривать поместье? – заглянул к нему конюх.

– Обязательно поеду.

– Тогда я запрягаю вашего жеребца, – почесал затылок конюх и поспешил выполнять поручение.

Карл Штольберг провел этот день, как и сотни других, в заботах и делах своего родового поместья. Надо отметить, что именно Яна изменила его и вернула, что называется, в родовое гнездо. Раньше Карл прожигал жизнь в ночных клубах Европы со случайными спутницами и не собирался возвращаться на родину. После встречи с Яной он понял, что не сможет уже так жить, и в корне поменял свой образ жизни, для начала остепенившись и вернувшись домой.

Он проехал на своем скакуне парковую зону позади замка, съездил в город на машине по хозяйственным нуждам и отужинал в кругу семьи в столовой по всем правилам этикета. Это было непременным атрибутом завершения каждого дня. Штольберги были гостеприимными людьми, и редкая трапеза обходилась без какого-либо гостя. Вот и на этот раз с ними ужинала Виолетта с блокнотом в руках, с которым она не расставалась с тех пор, как вошла в замок.

Она периодически поправляла на голове какую-то нелепую шляпку и рассеянно макала ручку в тарелку вместо вилки, краснея и извиняясь. Хозяева старались изо всех сил не замечать промахов гостьи. После ужина Карл поднялся в библиотеку и уединился с книгой в руке. Его мать постоянно переживала, что полный сил, цветущий мужчина в возрасте тридцати с небольшим лет проводит свои вечера в одиночестве, но сказать что-то по этому поводу она не осмеливалась…

Около двенадцати часов ночи Карл прошел в свою спальню, принял душ, надел пижамные штаны из черного шелка, как вдруг раздался еле слышный стук в его дверь. Скорее этот звук напоминал мышиное поскребывание. Удивленный, Карл распахнул дверь. Перед ним в халате, обмотанном несколько раз вокруг талии поясом, стояла Виолетта. Глаза ее блестели, в руках она сжимала блокнот с ручкой.

– Добрый вечер, – выдавила она из себя, воровато оглядываясь.

– Добрый вечер, скорее даже ночь, – ответил Карл и извинился за свой вид.

– Вы сказали, что мы можем поговорить в любое время, – сообщила Виолетта, облизывая сухие губы и глядя на голый торс Карла.

– Да, конечно, проходите, – не очень уверенно произнес он, видимо, раньше и не представлявший, что его слова могут понять в буквальном смысле. – Только я сейчас оденусь.

– Можете не беспокоиться, вы и так хороши, – заверила его Виолетта, еще раз осматривая пустой коридор с сожалением в близоруких глазах оттого, что никто не видит, как она ночью входит в спальню Карла.

– Я все-таки лучше побеспокоюсь, – покачал он головой, ему было неловко стоять перед женщиной по пояс голым. Карл накинул на тело хлопковый джемпер и пригласил Виолетту присаживаться.

– Эта комната знала много страстей? – спросила она, смотря на раскрытую постель князя.

Карл перехватил ее взгляд.

– Я не совсем понял…

– Меня интересует ваша судьба, вы и ваши любовные переживания.

– Извините, но это мое личное дело.

– Я пишу о вашем замке и не могу не коснуться его обитателей. Читателям будет интересно узнать о ваших любовных похождениях.

Карл пригладил пышные волосы.

– Позвольте, Виолетта, какая связь между замком и моими любовными похождениями?

– Да что вы, это главный вопрос, интересующий наших читательниц!

– Виолетта, не забывайтесь, вы пишете о замке, о нашем роде, а не любовный роман, – поежился Карл.

– Я – многоплановая писательница, – сказала она, и слезы выступили у нее на глазах, – я так мечтала попасть к вам в замок, я так надеялась, что вы мне поможете…

– Успокойтесь, Виолетта, – растерялся Карл.

– Просто Виола.

– Виола, что именно вас интересует?

– Расскажите мне о привидениях, легендах, о таинственных историях, творящихся в замке.

– Чай, кофе, «Мартини»? – предложил Карл, понимая, что разговор будет долгим.

Писательница, как ни странно, выбрала «Мартини», и Карлу не пришлось идти на кухню. Он налил ей вермута в чистый бокал, положил три куска льда и воткнул соломинку.

– Вас, наверное, женщины боятся и не любят? – спросила ночная гостья.

– Почему вы так решили? – удивился Карл.

– Женщины любят убогих, больных, каких-нибудь покалеченных. Шрамы должны покрывать лицо и тело, – пояснила Виола, – а вы красивы, обеспеченны. Вы не вызываете жалости, а это плохо. Через жалость часто приходит любовь к инвалиду, неудачнику, с покалеченными лицом и судьбой.

– Я не совсем понимаю то, что вы мне сейчас сказали. По-вашему, чтобы меня любили, я должен изуродовать себе лицо?

– В шрамах есть что-то таинственное… Мужчина должен быть страшен, как обезьяна, а женщина красива, как нимфа. Это еще один сюжет «Красавицы и чудовища». А кто подойдет вам? Вы же само совершенство, и любая женщина на вашем фоне будет блекнуть.

– Я знаю одну женщину, которую ни при каких обстоятельствах не назовешь блеклой, – возразил Карл.

– Эта ваша русская любовь? Мне по секрету сказала Мария Элеонора. Хотела бы я посмотреть на женщину, отказавшуюся стать княгиней Штольберг…

– Пусть и не с горбуном, – вздохнул Карл.

Он почти до утра рассказывал Виоле о мифах и легендах, связанных с его предками, а она что-то быстро строчила в своем блокноте, потягивая «Мартини» и поправляя сползающие очки, линзы которых периодически запотевали. Карлу в конце беседы стало грустно, он представил себе, что так и пройдет его жизнь, а он все будет рассказывать о своей жизни молоденьким девушкам – охотницам за приданым и группам туристов. Настоящая жизнь подменится фантазиями и домыслами и вечными мечтами о неуловимой Яне Цветковой.

Глава 3

– Я, конечно, понимаю, но все же не совсем… – развел руками Ричард, заехавший забрать Вову и Агриппину Павловну к морю. В руке он держал ту самую корону из серебра с жемчугом, которую уже видел на голове своей бывшей жены в ее офисе. – Ты все-таки решила приобрести эту вещицу?

Вся эта речь была направлена к Яне. Она, вышедшая после душа в пушистом желтом халате и шлепках цвета киви на пять размеров больше чем надо, смотрела удивленно на корону в руках Ричарда.

– Откуда она у тебя?

– И ты еще спрашиваешь? Мне позвонили на сотовый и сказали, что ты просила сообщить по этому телефону, когда можно будет выкупить эту шапку для пыток.

Фен чуть не выпал из рук Яны.

– Позвонили тебе? Нет! Я перепутала телефоны и оставила в ломбарде твой номер. Извини, сколько я тебе за нее должна? У меня насчет короны свои планы.

– Ты все время хочешь меня обидеть, я не возьму с тебя денег, забирай ее, если она тебе так нужна, – Ричард поставил ее на пыльный столик в прихожей и взял в руки кожаный чемодан. – Счастливо оставаться. Не делай глупости в наше отсутствие.

– Буду сама покорность и покладистость, – заверила она его, – провожать вас не буду, чтобы не разреветься в аэропорту.

– Не волнуйся, все будет хорошо, – Ричард бросил последний взгляд на бывшую жену и быстро вышел из квартиры.

Вова с Агриппиной Павловной уже сидели в черном «Мерседесе» Ричарда у подъезда.

Яна посмотрела в окно, как они отъезжают, и рысью припустила обратно в ванную, чуть не сбив Бориса Ефимовича с ног.

– Яночка, куда ты спешишь?

– Дела, дед, дела, – ответила она ему, почти всегда называя мужа Агриппины Павловны дедом.

– Тебя ждать к ужину? Нашей домохозяйки больше нет, но я и сам постараюсь что-нибудь сготовить. Ты не думай, я тоже могу…

– Дед, не забивай себе голову вредными мыслями, вон на телефонном столике лежат адреса и номера телефонов ресторанов выездного обслуживания. Закажи себе что хочешь, а я перекушу по дороге.

– Яна, тебе снова звонил твой принц, то есть князь. Его сообщение на автоответчике. Приглашает тебя в гости к Дракуле, прости господи! Вот в наше время мы своих девушек туда не приглашали, – сказал Борис Ефимович, и Яна поняла, что над ним Агриппина Павловна поработала, чтобы он чернил Карла в ее глазах и напоминал о счастливых семейных деньках с Ричардом как можно чаще.

– Я слушала сообщение, – кивнула она ему.

– Почему не перезваниваешь ему? Зачем издеваешься над мужчинами?

– Позвоню, будет время, может быть… – на минуту задумалась она, судорожно раздирая влажные волосы и стягивая их в длинный хвост на затылке.

– Ох, и роковая ты женщина, Яна, – покачал головой Борис Ефимович, – сколько хороших мужиков по тебе сохнет. Вот Ричард стал похож на привидение, Карл телефон обрывает, и что только они в тебе находят? То есть я не то хотел сказать, прости, всему виной старческий маразм, – закрыл рукой рот Борис Ефимович, испуганно смотря на хозяйку.

– Все нормально, дед! Я и сама иногда задаю себе этот вопрос!

– Это ты пока молодая, но пора же взяться за ум! Вот исполнится тебе пятьдесят лет, думаешь, князья будут валяться штабелями у твоих ног?

– Я об этом как-то не думала, – вздохнула Яна, – некогда было…

Она надела короткую кожаную юбку с бахромой, замшевую курточку, сунула ноги в черные лакированные туфли и последний раз посмотрела на себя в зеркало.

– Ну, какая из меня принцесса? Нет, не позвоню…

Послав воздушный поцелуй деду и забрав сумку с пакетом, она вышла из квартиры. Через час с небольшим ее машина остановилась рядом с обычной кирпичной пятиэтажкой в зеленом неухоженном дворе. На деревянной скамеечке у каждого подъезда сидели пенсионерки и работали языками.

Яна покинула машину и вошла во второй подъезд, так как нужная квартира значилась именно там. Она поднялась по обшарпанной лестнице, усыпанной мусором и рекламными листками, и решительно, как и все, что она делала в жизни, нажала на кнопку звонка. Дверь ей открыла девушка с большими черными глазами на бледном как полотно лице. Одета она была в шорты и простую футболку, руки и ноги – худые, почти как у Яны, а длинные черные волосы собраны в такой же длинный хвост. С первых секунд Яна почувствовала симпатию к этой девушке, хотя видела ее первый раз в жизни.

– Мне к Веронике Игоревне, – сняла солнцезащитные очки Яна.

– Это я, – ответила девушка, и в ее больших глазах мелькнула тревога, – вы из ДЕЗа?

– Меня впервые принимают за работницу столь уважаемого учреждения, это настораживает, – махнула хвостом из светлых волос Яна и спросила: – Можно войти?

– Проходите, – отступила внутрь квартиры Вероника, так и не дождавшись ответа незваной гостьи.

Яна прошла в тесную прихожую, заваленную вещами, стукаясь о каждый угол, оттуда – в маленькую комнату со старинным, облупленным буфетом, платяным двустворчатым шкафом, старым телевизором и раскладушкой. На раскладушке лежала маленькая, сухонькая бабулька и тихо стонала. Глаза ее были закрыты, а на щеках горел лихорадочный румянец.

– Пройдемте лучше на кухню, чтобы не мешать… – прошептала Вероника.

Кухня была стандартной для таких домов – пятиметровая, с ржавой газовой трубой и старой модели плитой. На плите кипятилось белье в тазу, отчего Яна сделала вывод, что стиральной машины в доме нет. На подоконниках стояли три цветка в горшках, которые тоже были какими-то куцыми. У малюсенького квадратного столика стояли две табуретки.

«Убогий интерьерчик…» – подумала Яна.

– Присаживайтесь, – пригласила ее Вероника.

– Меня зовут Яна, Яна Карловна Цветкова. – Она уселась на табуретку и положила ноги на вторую. – Я пришла вам помочь, Вероника.

– Помочь мне? – удивилась девушка. – Но…

– Я предупреждаю, человек я сложный, даже несколько неадекватный, – сказала гостья, постучав красными ногтями по клеенке на столе, – поэтому лучше сразу выложить мне все начистоту, иначе я просто не уйду отсюда.

– Вы такая странная… – выговорила Вероника, испуганно сглатывая.

– Есть немного, – согласилась Яна, наматывая волосы на палец.

– Врываетесь ко мне домой, предлагаете какую-то помощь… – продолжала тревожно хозяйка квартиры.

– У меня такое призвание – помогать людям. Некоторое время я даже работала в частном детективном агентстве.

– Очень приятно это слышать, но я не обращалась никогда в подобное заведение и не просила ни о какой помощи, может быть, вы меня с кем-то перепутали? – с надеждой спросила Вероника.

– Но вы явно в ней нуждаетесь, а я прихожу, как ангел-хранитель, без предупреждения, – парировала Яна и, спохватившись, убрала ноги со второй табуретки. – Присаживайтесь.

– Спасибо, – опустилась на табуретку хозяйка дома. – Почему вы решили, что я нуждаюсь в помощи?

– Во-первых, это заметно по вашему виду, во-вторых, это чувствуется по состоянию жилища, в котором вы обитаете, в-третьих, вы очень мягкий человек, и все ездят на вас, это точно, иначе я давно уже летела бы отсюда с лестницы. И, наконец, вряд ли женщина, материально благополучная, сдала бы в ломбард корону, которую ей водрузили на голову как победительнице конкурса красоты, она хранила бы ее как память всю жизнь и гордилась бы ею. Так ведь?

– Откуда вы узнали? – удивилась хозяйка квартиры.

– Догадалась, где же еще вы могли достать такую корону? А мы, красивые женщины, должны помогать друг другу. Так что стряслось с вами, Вероника?

– Меня все зовут Никой.

– Как скажешь, – Яна махнула рукой в знак согласия.

– Ника, принеси мне грелку… – раздался старческий голос из комнаты, по всей видимости, очнулась эта старушка, – с кем ты разговариваешь?

– Успокойтесь, тетя Лида, ко мне знакомая зашла. – Ника достала из ящика стола грелку, наполнила ее горячей водой из-под крана. – Я сейчас вернусь, – сказала она и прошмыгнула в комнату.

Яна за это время выложила корону на стол из пакета и еще раз полюбовалась ею.

«Да, умели раньше делать добротно и красиво. Жемчужинка к жемчужинке, завиток к завитку, прямо кружева ручной работы…»

Ника, вернувшись на кухню, сразу же увидела корону и словно прочла мысли Яны.

– Давно это было… я уж думала, не увижу ее больше никогда… Значит, вы купили ее, а мой адрес вам дали в ломбарде? Знаете, Яна Карловна…

– Просто Яна.

– Яна, даже если бы я и хотела вернуть корону обратно, то я все равно не смогу ее выкупить у вас, в данный момент у меня нет денег…

– Я отдам тебе ее без денег за твой рассказ.

– Я не возьму такой дорогой подарок, – затрясла головой Ника.

– Какой же это подарок, она твоя!

– Да, но…

– Никаких «но», я жду печальную историю, – напомнила Яна, отправляя в рот маленькую сушку, лежащую в стеклянной конфетнице на столе.

– С чего же начать? – забеспокоилась Ника.

– С кофе, если можно, – попросила гостья, чуть не сломав зуб о жесткую сушку.

– У меня нет кофе, – стушевалась Ника, – могу предложить чай.

– Давай чай, – согласилась Яна, вздохнув, так как без кофе не могла нормально существовать и думать.

– Родилась я не знаю где, но нашли меня в Москве на Киевском вокзале, – начала свой рассказ Ника, ставя на плиту чайник и выключая конфорку, где стоял таз с кипятившимся бельем.

– Начало уже неплохое, – покачала головой Яна, не испытывая особого аппетита в этом маленьком помещении, которое все пропахло стиральным порошком.

– В детдоме я была образцовой девочкой, хорошо училась, слушалась воспитателей и учителей, в отличие от большинства детей, активно участвовала в художественной самодеятельности. Мне тогда в шутку сказали, что надо идти на конкурс красоты.

– Такое в шутку не говорят, ты была красивой девушкой, да и сейчас выглядишь хорошо.

– Спасибо за комплимент. В восемнадцать лет я заняла первое место на конкурсе красоты в городе Москве, не буду говорить, в каком году, но только времени прошло с тех пор… Тогда еще можно было обойтись без спонсора. Появились поклонники, цветы, как из рога изобилия, а потом все в одночасье оборвалось.

– Что случилось?

– Я встретила мужчину, который смог внушить мне, что он тот единственный, который предназначен для меня.

– Знакомое чувство, – поддержала ее Яна, – правда, ко мне оно приходило несколько раз.

– Я вышла за него замуж, начали жить, правда, не скажу, что счастливо. Избранник мой оказался драчуном и пьяницей, все банально… Это мне вспоминать не хочется. Надо же, оказывается, мне и вспомнить-то нечего… Прожили мы вместе пять лет, а потом, после очередного сотрясения мозга и выкидыша моей первой и последней беременности, я разошлась с ним и с трудом выгнала его из этой своей квартиры. Не знаю, как сейчас, но тогда после ухода из детского дома нас обеспечивали жильем, мне дали вот эту квартиру.

– Корона, – напомнила Яна.

– А насчет короны… я ее долго хранила как воспоминание о своей юности и триумфе. Вы сказали, что у меня плохие жилищные условия, я не знаю, по-другому я не жила. Вы можете сказать, почему я, молодая и здоровая, не заработаю денег и не распрямлю спину? Дело в том, что я не совсем здорова… я умираю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное