Татьяна Луганцева.

Королевство треснувших зеркал

(страница 4 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Лолита Игоревна, я – пострадавшая сторона, но я пришла сюда не для того, чтобы думать, как уничтожить бывшего мужа. Я, наоборот, стараюсь не думать о нем, он остался в прошлом, я хочу начать новую жизнь, я хочу научиться жить без него.

– Вы спрятались, как улитка в раковину! – закачала головой директор центра.

– Я хочу получить несколько дельных советов. Где бы мне подработать, где найти себя, чтобы не оказаться за чертой бедности? – спросила Алиса.

– Я поняла! Вас привели к нам материальные трудности, с которыми сталкивается большинство женщин после развода, – радостно заключила Лолита Игоревна, – особенно если во время замужества они были домохозяйками и постепенно теряли свою квалификацию. Мы можем организовать аттестацию, сдачу экзаменов по профессии, получение специальности, вернуть профессию, найти работу и устроить будущее! – горячо заключила она.

– Я никогда не была домохозяйкой, – успокоила ее Алиса, – по профессии я – художница, но мое последнее место работы была школа, где я преподавала рисование, но такая работа в материальном отношении не дает мне уверенности в будущем.

– Я поняла вас! – опять закричала диким голосом Лолита Игоревна. – Уходите из школы, эта профессия не дает женщинам уверенности в себе! Особенно когда видишь перед собой мальчиков!

– Мальчиков?! – поперхнулась Алиса.

– Ну, да! Этих существ с невинными глазами и стрижеными головами, которые уже с детства запрограммированы на одну функцию – насиловать и издеваться над высшими существами, над милыми девочками. Дорогая моя, вам надо работать в гимназии для девочек, вот где по-настоящему отдыхает душа, вот где наступает покой и умиротворение.

«Да у нее больная голова, – подумала Алиса, – хотя нельзя осуждать других людей, может быть, она стала жертвой группового изнасилования…»

Вслух же она сказала:

– Простите, а что тогда делать тем женщинам, которые подверглись насилию со стороны мужей и в то же время имеют сыновей?

– Между прочим, очень серьезный вопрос! – кивнула коротко стриженной головой Лолита Игоревна. – Некоторые женщины доходят до нервного срыва, отказываясь от сыновей, так как усматривают в них черты ненавистного мужа. Не смотрите на меня так! Я не сторонница того, чтобы мать бросала свое дитя! Это бедные женщины, несчастные изначала, что произвели на свет существо мужского рода, но это их крест, и они должны нести его до конца! Мы поддерживаем их психологически, кстати, у нас работает опытнейшая команда психологов, исключительно женщин. Ни перед одним мужчиной наши пациентки уже не раскроют душу, я это учитываю.

– Так что же мы делаем с мальчиками? – поинтересовалась Алиса, которую уже начала забавлять сложившаяся ситуация и эта душевная беседа. – Сыновей сдаем в приют?

– Ну, зачем же в приют! Мы устраиваем мальчиков в кадетские корпуса и военные училища. Только там мужчинам и место.

– В казарме? – уточнила Алиса.

– В строгости, в дисциплине, в трудностях и, самое главное, вдалеке от нас! Если уж положено защищать родину, пусть они это делают, а то, не ровен час, война!

«Понятно… – подумала Алиса, – Лолита Игоревна отводит мужчинам незавидную роль пушечного мяса».

– Вы – мужененавистница? – спросила она у директора реабилитационного центра, так как была излишне прямолинейным человеком.

– Нет, что вы, я не хочу, чтобы так думали, я даже не считаю себя феминисткой, – смутилась Лолита Игоревна.

«Надо же!» – удивилась Алиса.

– У вас прекрасная профессия – художница! – сверкнула золотыми боковыми зубами Лолита Игоревна, раздвинув пухлые губы в широкой улыбке. – Мы найдем вам высокооплачиваемую работу, будьте уверены!

– Дело в том, что школа, куда ходит моя дочь, платная.

Моей Вике там очень нравится. Она учится в этой школе бесплатно при условии, что я работаю там, – пояснила Алиса, отводя глаза. – Так что я пока не собираюсь оттуда увольняться, я просто не могу себе этого позволить. Я, говоря об улучшении своего материального положения, имела в виду какой-нибудь дополнительный приработок, а не смену основной работы.

– Наверное, директор в вашей школе мужчина?

– Вы правы, – вздохнула Алиса, понимая уже, что в этом центре это ключевой вопрос.

– Ну, хорошо! Сейчас ведь у вас все равно каникулы, так?

– Так.

– С кем сейчас ваша дочь?

– Вика с моей мамой.

– Вот! Только женщины могут помочь женщине! Это прекрасно! Я не могу, не имею права просто дать вам возможность подработать, и все! Любая проблема должна решаться в комплексе. Вы обратились сюда и должны полностью обследоваться, чтобы я была уверена в вашей судьбе, в вашем будущем. Минимальный срок обследования один месяц, максимальный срок пребывания в нашем центре не ограничен! Можете оставаться в нашей милой женской компании хоть всю жизнь, если вы не почувствуете в себе силы выйти в большой мир и снова встретиться лицом к лицу с существами другого пола. У нас есть несколько женщин, которые живут у нас в центре уже долгие годы и не собираются покидать нас. Хотя большинство женщин все же возвращаются к нормальной жизни, но уже другими людьми. Они больше не сексуальные рабыни, безропотные домохозяйки, превращенные в чучела хозяйственными проблемами. Они – воительницы! Уверенные в себе богини, они теперь охотницы, и весь мир у их ног!

Мороз пробежал по спине Алисы. Лолита Игоревна продолжала:

– Вы остаетесь у нас на месяц, с вами побеседуют психологи, и тогда уже точно ваши проблемы решатся комплексно. Это только вам так кажется, что вся ваша проблема – в бедственном материальном положении. Женщина, подвергавшаяся избиению, не может не пострадать психологически. Нет гарантии, что мы найдем вам такую отличную подработку, где вам удастся заработать кучу денег, и вы снова почувствуете себя глубоко несчастной. Вы поймете, что вам это не принесло желаемого удовлетворения. И что? Вас потом найдут наглотавшейся таблеток с предсмертной запиской у изголовья?! Решать проблемы надо комплексно и на корню!

Мороз опять пробежал по спине Алисы.

– Здесь вы можете пройти курс аутотренинга, йоги, поплавать в бассейне, сделать ту же пластическую операцию на носе! Вы сможете в тишине тенистых аллей осмыслить жизнь и свое положение в ней. У нас прекрасная кухня, по вечерам развлечения, кино. Мы совершаем прогулки на лодках, походы в лес, мы читаем в нашей чудесной библиотеке, мы поем песни у костра.

– Просто Эдем какой-то, – пробубнила Алиса.

– Мы стараемся. Весь наш обслуживающий персонал – милые женщины, дизайн помещения навевает веселые мысли.

«Это уж точно», – вспомнила Алиса про расписанные бабочками и цветочками стены.

– Наши номера тоже выглядят сказочно, в них все обустроено для отдыха души и тела. Поверьте мне, Алиса, у нас в реабилитационном центре вы восстановитесь полностью.

Алиса задумалась.

– Если вы думаете о дочери, то и для дочек наших пациенток предусмотрена своего рода реабилитационная программа. Пока их мамы приходят в чувство в нашем центре, ребенка мы можем отправить в летний лагерь отдыха на море в город Анапу.

– Серьезно? – округлила большие голубые глаза Алиса. – Просто верится с трудом. Сколько мне это будет стоить?

– Нисколько! Не забывайте, что мы – реабилитационный центр и имеем социальные дотации государства, правительства Москвы, спонсорскую помощь и добровольные пожертвования от богатых граждан.

– Вы хотите сказать, что этот месяц я буду находиться у вас совершенно бесплатно? Пока мой ребенок будет бесплатно отдыхать на море?

– Совершенно верно. У нас дружный коллектив женщин и действует принцип коммуны. Вы можете помочь женщинам на кухне, можете вымыть окна или пол, посадить цветы на клумбе или принять участие в художественной росписи матрешек или фаянсовой посуды, последнее для вас, как художницы, должно быть весьма интересно и в будущем может послужить дополнительным заработком. Но, еще раз повторяю, вы можете и ничего не делать, никто вам и слова не скажет. Если женщины просят оказать друг другу различные услуги, то, как правило, не отказывают.

– Какие услуги?

– Форменная ерунда! Узнаете, когда вольетесь в наш дружный коллектив. Соглашайтесь, Алиса, я вижу, вы растеряны и несколько напуганы своим нынешним одиноким положением! – продолжала фонтанировать директриса.

– Хорошо, я с удовольствием пройду все психологические тесты и побуду у вас здесь несколько недель, а вы поможете мне найти дополнительный заработок к моей основной деятельности, – согласилась Алиса.

– А доченьку вашу будем оформлять в летний лагерь? – улыбнулась Лолита Игоревна.

– Я никогда не отправляла ребенка одного, в то же время Вика очень хотела на море…

– Мы берем детей с семи лет до восемнадцати. Не беспокойтесь, ей там очень понравится, ваша Вика будет под круглосуточным наблюдением квалифицированных педагогов, – заверила ее директриса.

– Что для этого надо? – спросила Алиса.

– Свидетельство о рождении Вики, ваш паспорт, заявление с вашей подписью.

– Мне надо собрать кое-какие вещи…

– Вы можете в понедельник прийти к нам с документами и вещами, – милостиво разрешила директор, – а дочь вашу сможем отправить в лагерь с первой партией детей уже в среду, если в понедельник вы принесете все необходимые документы.

– Хорошо, на этом и договорились, – согласилась Алиса, про себя подумав, что был бы у нее сын, она бы ни за что не доверила его здоровье этой организации.

С таким отношением к «особям» мужского пола, как у Лолиты Игоревны, очень велик риск, что с ее подачи опытные педагоги закрывают глаза, когда мальчики заплывают за буйки.

Глава 5

В это же самое время Валентин Михайлович Белов входил в здание суда, где он оказал услугу своему хорошему знакомому. Он долго и нудно объяснял, ради чего он сюда пришел и с кем бы хотел поговорить. Его обаятельная улыбка и поведение человека, который много чего достиг в жизни, сделали свое дело. Ему выписали пропуск и направили к судье Глебу Михайловичу. Когда Валентин вошел в небольшой, скудно обставленный кабинет Глеба Михайловича, судья пригласил его присесть на стул рядом с его рабочим столом и, прокашлявшись, сказал:

– Мне сообщили по внутренней связи, что вы были очень настойчивы в своей просьбе встретиться со мной. Я должен предупредить вас об уголовной ответственности, которую вы понесете, если будете пытаться оказать на меня какое-либо воздействие в пользу разрешения какого-либо дела, а о попытке подкупа я даже и не говорю.

– Я по делу, которое уже завершено, – успокоил судью Валентин, – совсем недавно вы развели семейную пару Андроновых.

– Молодой человек…

– Мне уже тридцать восемь лет, я не тяну на молодого человека.

– По сравнению со мной вы еще мальчик. Так вот, я расторгаю огромное количество браков и не могу помнить всех… хотя постойте! Вы же присутствовали на суде, вы – частный детектив, который подтвердил разгульную жизнь супруги, так?

– Можно сказать, что так, – усмехнулся Валентин.

– Что же вас интересует? Что еще не устраивает вашего работодателя, то есть клиента? По-моему, гражданин Андронов получил все, что хотел?

– Мне нужно получше узнать все обстоятельства этого дела… – неуверенно произнес Валентин.

– А вам-то это зачем? – посмотрел на него поверх очков Глеб Михайлович.

– Я никогда не был замешан ни в каких подлостях и впредь не хотел бы.

– Хотите оставаться чистеньким? При вашей работе частным сыщиком, я думаю, вам частенько приходится соприкасаться с грязью. Одни фотографии несчастной супруги, обнародованные в суде, чего стоили!

– Это же правда, – пожал плечами Валентин, – я так думаю…

– Что значит думаю? Вы же ее фотографировали. Я только одного не могу понять, зачем вашему клиенту надо было так унижать свою жену прилюдно? Отомстить ей за измену?

– Насколько я в курсе дела, Алиса Александровна хотела обобрать своего мужа, и по контракту только при представлении доказательств ее измены ему осталось все их имущество, – пояснил Валентин то, что слышал от Алисиного мужа.

– Это понятно! Но обычно на такие ухищрения люди идут в том случае, когда кто-то из супругов сильно разевает рот на большой кусок. В этом же случае публичное представление доказательств измены жены было абсолютно излишним, – судья смахнул крошки от печенья со своего стола.

– Почему?

– Алиса Андронова ничего не требовала и не отсуживала у своего мужа, – пожал судья плечами.

– Ничего? – недоуменно переспросил Валентин.

– Ничего. Она хотела только развода, ей не нужны были даже алименты.

– Она развод получила, поэтому вышла такая счастливая из суда, – произнес Валентин, задумавшись, которому сразу же стало не хватать воздуха в этом тесном, душном кабинете.

– А ваш клиент, если судить человеческими понятиями, подлец, он даже не оговорил никакой материальной помощи их дочери, – подлил масла в огонь судья.

– Я это заметил, – согласился Валентин, – это не оправдывает даже тот факт, что ребенка Алиса родила не от мужа. Евгений сначала простил жену, принял дочь как родную, и он не имел права отказываться от ребенка при разводе с ее матерью. Это не по-мужски. Раз уж взял один раз на себя ответственность, должен нести ее до конца.

– Ваш Евгений именно так вам рассказал? – усмехнулся судья. – Извините, как вас?..

– Валентин Михайлович.

– Валентин Михайлович – вы плохой сыщик, меняйте профессию или молча фотографируйте, что вас просят, но глубоко не копайте. Я помню это дело и помню документы, которые были мне представлены. Эту девочку они удочерили в доме малютки восемь лет назад. Она не родная им обоим, только Алиса Андронова в отличие от вашего клиента не отказалась от нее, а он подписал бумаги об отказе от приемной дочери.

– Мерзавец… – прошептал Валентин, обхватывая голову руками.

– Точная характеристика! Поэтому я даже одобряю интрижки супруги с другими мужчинами. Жить с таким…

– Если он лгал мне, то мог обмануть и насчет ее многочисленных измен, – глухо сказал «горе-детектив».

– Вы же сами фотографировали те сцены!

– Спасибо, Глеб Михайлович, я узнал все, что хотел! – ответил Валентин и поднялся с бледным лицом и горящими глазами.

Судья, пожав плечами, подписал пропуск.

– Только что сейчас меняет ваше прозрение? Учтите, что наша беседа была неофициальной.

Валентин покинул здание суда, сел в свою машину и что есть силы стукнул по рулю.

– Ну, друг! Ну, подлец!

Он направился в офис к Евгению Андронову, который занимался продажей недвижимости. Молоденькая секретарша моргала испуганными глазами и смотрела на сердитого Валентина.

– Евгения Петровича нет.

– И где же он?

– Уехал по делам.

– А не скажете ли мне, когда он вернется? – прошипел словно змей Валентин.

– Евгений Петрович не сказал.

Валентин сделал обманное движение и, резко обогнув стол секретарши, ворвался в кабинет директора. Там сидел мужчина средних лет и что-то сосредоточенно набивал на компьютере. Он оторвал глаза от дисплея и удивленно уставился на ворвавшегося в кабинет незнакомого человека.

– Кто такой? В чем дело? Зинаида, почему ко мне врываются без предупреждения?

Секретарша влетела следом за Валентином.

– Извините, Руслан Борисович, он сделал это помимо моей воли! Вы что себе позволяете? – гневно посмотрела она на Валентина, поправляя короткий пиджачок.

– Мне нужен Евгений Петрович, срочно! Я не уйду, пока не поговорю с ним, – уселся Валентин на стол.

– Вы инвестор?

– Я его знакомый, пока хороший, но скоро буду очень плохой.

– Вам придется ждать очень долго. Наш шеф улетел на несколько дней со своей новой пассией на остров Тенерифе. Вам это о чем-нибудь говорит? – ответил мужчина.

– Я в курсе, что недавно ваш шеф развелся с женой.

– Очень удачно развелся, Евгений ходил последние дни на подъеме, вот и поехал отдыхать с Жанной. Кстати, вы так взволнованы, вы случайно не ее обманутый муж? – обеспокоенно спросил Руслан Борисович.

– Нет, я не ее муж, хотя слово «обманутый» ко мне вполне подходит.

– Я заместитель Евгения Петровича, может быть, я чем-то смогу вам помочь? – поинтересовался Руслан Борисович.

– Мне нужен его домашний адрес.

– Зачем? Его же нет сейчас в стране.

– Я хочу поговорить с его бывшей женой.

– Загвоздка в том, что адрес-то его мы вам можем дать, но бывшую жену Евгения вы там не найдете. Он говорил, что после развода квартира осталась за ним, а жена вместе с дочерью съехали.

– Куда?

– Откуда я знаю. Я вообще плохо знал Алису. На наших корпоративных вечеринках, попойках, гулянках она никогда не появлялась. Вела тихий, семейный образ жизни, так сказать. Была хорошей супругой и красивой женщиной, но шеф почему-то это не ценил. Не прельщала его ее порядочность, его всегда тянуло к каким-то девкам… – понизив голос, сказал заместитель.

Секретарь пожала плечами.

– Я могу свести вас с женщиной, которая, вероятно, знает, где живет Алиса. Они дружили.

– Давайте!

Секретарша удалилась и вернулась с листком бумаги, где от руки был написан адрес.

– Вот… здесь находится художественный салон, который принадлежит известной художнице Элеоноре Эдуардовне. Она является хорошей подругой бывшей жены шефа. Мне сам Евгений Петрович говорил об этом, когда я ездила в этот салон за картиной для офиса. Возможно, она знает, где живет сейчас ее подруга, – предположила секретарша.

– Или тогда уж ждите Евгения, – добавил заместитель и снова уткнулся в компьютер.

Валентин поблагодарил их и покинул офис, сжимая бумагу с адресом художественного салона.


Элеонора Эдуардовна относилась к тем счастливым женщинам, которые занимались любимым делом. Большого таланта художника у нее не было, и, если бы не судьбоносная встреча с ее будущим мужем, она, вероятно, так и осталась бы безвестной художницей. Его поразили красота Элеоноры и то, как она себя держала, с каким достоинством несла свою точеную головку с уложенными блестящими черными волосами. После смерти мужа она стала наследницей художественной галереи, большой коллекции картин и предметов искусства. Элеонора стала продолжать дело супруга. Само здание галереи представляло собой шедевр современной архитектуры и дизайнерского решения. Основная часть галереи, где выставлялась экспозиция, была выполнена из стекла на легких, алюминиевых конструкциях. Стеклянный потолок давал доступ свету. Пол был выложен большими светлыми плитами, а стены выкрашены в модный серебристый, приглушенного тона цвет. С большим удовольствием Элеонора разместила картины своей подруги Алисы в самом светлом зале. По нему она сейчас и вела красивого незнакомца в потертых джинсах и с лохматыми темными волосами. Элеонора, окинув мужчину опытным цепким взглядом, сразу поняла, что он при деньгах, и решила сама его обслужить, что делала редко – только для постоянных состоятельных клиентов.

– Вы знаете Алису Андронову? – начал Валентин, предварительно представившись.

– Алисочку?! Конечно! Она моя подруга, надо отметить, талантливая подруга. Кстати, этот зал полностью увешан ее картинами. Посмотрите, какой подбор красок, какое интересное сюжетное решение! – ответила Элеонора.

В этом зале были выставлены два красивых зимних пейзажа и три картины, выполненные в стиле абстракционизма с интересным сочетанием красок.

– Мне нравится все… – вполне искренне сказал Валентин, рассматривая полотна и фактически мало что понимая в живописи.

– Я сразу поняла, что вы – настоящий ценитель искусства. Нашим преподавателям, а мы с Алисой учились вместе, очень нравилось ее творчество. У нее настоящий талант, это я вам говорю, а я немало видела картин на своем веку. Только сейчас не ее время…

– В каком смысле?

– Сейчас богатые любители живописи собирают полотна старых известных мастеров. А некоторые, как сейчас молодежь выражается, «продвинутые» ценители искусства предпочитают что-то более вызывающее, ну… кровавых вампиров, крыс, пожирающих трупы, обнаженных женщин, вернее, лесбийские игры.

Валентин подозрительно посмотрел на хозяйку галереи.

– И не смотрите на меня так, это в жанре ню. Это всегда сильные эмоции! Алиса – честная девушка, и холсты ее так же чисты и невинны.

– Я мог бы встретиться с ней? – в лоб спросил он.

– С какой это радости? – удивленно подняла тонкие изогнутые брови Элеонора и посмотрела на него красивыми синими глазами в обрамлении густых черных ресниц. – Я не организовываю встреч художников с покупателями их картин, это не бюро знакомств.

– Даже если покупатель хочет высказать свое восхищение работой художницы и поцеловать ее творческую руку?

– Я передам ваше восхищение Алисе, а встречаться она ни с кем не будет, это я вам говорю – человек, который знает Алису много лет, так что расслабьтесь.

– Скажите, а выгодно этим заниматься? – решил Валентин перевести разговор в другое русло. – Я имею в виду материальную сторону творчества?

– Ну, это зависит от уровня художника, от везения и от того места, где он продает свои творения. Моя галерея выплачивает пятьдесят процентов от стоимости произведения автору, остальное мы забираем себе. Кому-то может показаться, что мы грабим автора, но если учесть, что первоначальная стоимость картины в моей галерее велика, то все равно автор получает приличную сумму, и художников это устраивает. Скажу больше, многие авторы сочли бы за честь выставляться у меня. А почему вас интересуют заработки художников? Вы тоже рисуете? Принесите мне свои работы, я посмотрю, – улыбнулась ему Элеонора.

– Нет, я не художник… я бы хотел узнать, где живет Алиса Андронова, я знаю, что вы ее подруга.

– А дубликат ключей от ее квартиры вам не сделать? – несколько разочарованно проговорила хозяйка галереи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное