Татьяна Луганцева.

Королевство треснувших зеркал

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

Глава 3

– Слушается дело о разводе гражданина Андронова Евгения Петровича и гражданки Андроновой Алисы Александровны… – объявил судья, обводя присутствующих строгим, профессиональным взглядом.

Алиса пожалела, что пришла на заседание в затрапезном виде и походила на нерадивую жену. Евгений же, наоборот, выглядел очень представительно и излучал энергию добропорядочного мужа, которого покинула ветреная жена. На его породистом лице лежала печать печали и тоски. Алиса хотела плюнуть в его сторону прямо в зале суда, но она вовремя сдержалась.

«Думаю, что на строгого судью Женя произведет благостное впечатление обманутого, покинутого мужа», – мелькнула у нее мысль.

– На развод подала гражданка Андронова Алиса Александровна, – продолжал судья, – в причине развода она указала непримиримые противоречия. Вы согласны с такой формулировкой, Евгений Петрович?

– Я? Да мы столько лет жили… – Евгений столкнулся с пронзительным взглядом Алисы и закашлялся. – Да, вполне согласен!

«Все-таки не хочет, чтобы я приобщила к просьбе о разводе справки о нанесенных мне побоях», – усмехнулась она.

– Нет пути к примирению? – продолжал судья.

– Нет, – громко ответила Алиса, несколько торопясь, словно боясь услышать другой ответ.

Судья снисходительно посмотрел на нее. Алиса нервно подумала о том, что судья должен сохранять нейтральное отношение к людям, чей спор разрешает.

– По заключенному между вами три года назад соглашению при разводе по обоюдному согласию имущество между супругами делится поровну, но в случае измены одного из супругов все имущество достается обманутой, то есть пострадавшей, стороне.

Алиса слушала этот набор ничего не говорящих ей фраз и не понимала вообще ничего. Во-первых, на Евгения было совсем не похоже, чтобы он отдал кому-нибудь половину своего имущества. Во-вторых, ее мозг категорически отказывался вспоминать о каком-либо договоре или соглашении, заключенном между ними.

– У сторон есть доказательства измены друг другу? – спросил судья, испытующе посмотрев на супругов поверх очков.

Алиса усмехнулась, подумав:

«Надо было мне записать на диктофон признания мужа о его гулянках в сауне с проститутками и нанять частного детектива для слежки за ним. Кто же знал, что существует такое соглашение… Да, честно говоря, мне ничего не надо от него, только свобода… хотя, вполне возможно, я когда-нибудь пожалею о своем альтруизме».

Словно прочитав мысли Алисы, раздался глухой голос мужа, выводящий ее из задумчивости:

– Когда я стал замечать по отношению к себе холодность жены, ее грубость и отчуждение, я нанял частного детектива для выяснения причин таких изменений в ее поведении. Вот его отчет, – вздохнув, сказал Евгений, выкладывая перед собой папку с бумагами.

Судья попросил судебного пристава принести эту папку ему. Алиса ничего не могла понять и зачарованно смотрела, как судья внимательно, водрузив на нос очки, читает отчет.

– Гражданка Андронова, надеюсь, вы знаете, что в этой папке? – спросил он у нее строгим голосом, посмотрев поверх темной роговой оправы.

– Никак нет, гражданин начальник, меня не посвятили в захватывающие подробности, правда, не знаю чего.

– Глеб Михайлович, судья, обращайтесь ко мне так, – поправил он ее. – Вы разрешаете зачитать мне некоторые выдержки из отчета? Учтите, у вас есть право не разглашать подробности своей личной жизни прилюдно.

Алису заинтриговали слова Глеба Михайловича и эта папка, она понятия не имела, что за ней ведет слежку частный детектив и что он мог такого про нее раскопать.

«Что там может быть, – подумала она, – мои уроки в школе? Походы с дочкой в театр, кафе, зоопарк? Еще пару раз я посещала художественный салон, обедала с подругой, да… лежала в больнице после побоев!»

– Вся моя личная жизнь сейчас у вас на глазах терпит крушение, поэтому, пожалуйста, можете зачитать, что там написано, – разрешила она.

– Алиса Александровна, далее называемая «объект», не раз находилась в обществе мужчин, разъезжая с ними по разным адресам и задерживаясь в квартире не менее двух часов.

Список квартир, имена мужчин объекта прилагаются. Также объект вела аморальный образ жизни, позируя в художественном училище обнаженной. Фотографии прилагаются», – зачитал судья поставленным, бесстрастным голосом. – Здесь еще много информации, но она вся такого рода. Как же это, Алиса Александровна? Что вы так смотрите на меня? Похоже, для вас известие, что супруг осведомлен о ваших изменах, явилось полной неожиданностью?

У Алисы мгновенно пересохло горло и вспотела спина, она знала, что Евгений – подлец, но она, оказывается, не догадывалась о размерах его подлости.

– Можно посмотреть фотографии? – спросила она дрожащим голосом, так и не найдясь, что сказать.

– Если хотите, – пожал плечами судья.

Она приблизилась к его столу и взглянула на разложенные фотографии. Везде она целовалась, смеялась и обнималась с разными мужчинами. Алиса знала эти фотографии. Это она в ресторане, это на концерте, это в художественной галерее, это на отдыхе. Все эти снимки хранились в семейном альбоме. Но… На всех фотографиях в реальной жизни Алиса была с Евгением, а кто эти посторонние мужчины, она понятия не имела. На одной из представленных карточек она красовалась обнаженной. Только на ней Алиса не позировала перед студентами художественного училища, а согласилась на авантюру мужа в пору их счастливого прошлого и сфотографировалась в таком виде исключительно по его просьбе.

– Какая грязь… – прошептала она.

– Да уж… – вздохнул Глеб Михайлович.

– Я хочу сказать, – громко произнес Женя, не глядя на Алису, – если моя жена захочет опротестовать эту достоверную информацию, то я потребую опеки над дочкой, я не оставлю Вику в этом борделе…

Судья постучал по столу, прерывая пафосную речь Евгения.

– Угрозы и шантаж недопустимы в суде! Пока у меня нет оснований лишать родительских прав гражданку Андронову. Если вы, Евгений Петрович, хотите подать иск…

– Нет… пока нет. – Евгений сделал ударение на предпоследнем слове и промокнул лоб носовым платком.

«Мерзавец… как же он подготовился, а я все прошляпила. Он связал меня по рукам и ногам. Я даже не могу опротестовать эту наглую ложь. Он недвусмысленно намекнул: если я открою рот, он заберет Вику в отместку мне, хотя она ему совсем не нужна. А ведь чего доброго и отберет, у него связи, деньги, положение, а это все вместе многое решает. А я без Вики не выживу, и этот паразит прекрасно об этом знает. Хорошо, хочет выставить меня гулящей бабой, пусть потешится!» – приняла для себя трудное решение Алиса.

– Вы, гражданка Андронова, как я понимаю, не будете опротестовывать этот факт, ведь все доказано? – спросил судья.

– Нет, – глухо ответила Алиса, понимая, что сегодня явно не ее день.

– Тогда мне необходимо засвидетельствовать подлинность этих документов. У вас, Евгений Петрович, есть свидетель, который это сделает?

– Да, это нанятый мною детектив Валентин Михайлович Белов.

– Пригласите его.

В зал судебного заседания вошел мужчина с лохматыми каштановыми волосами, в мятом льняном пиджаке на широких плечах. У Алисы голова пошла кругом, так как это был тот самый мужчина, с которым она пила кофе в торговом комплексе. Она себя на самом деле почувствовала героиней какой-то злой сказки.

– Подойдите сюда поближе, – попросил судья.

Валентин небрежной походкой приблизился к нему.

– Вы, Валентин Михайлович Белов, свидетельствующий в пользу Евгения Петровича Андронова?

– Да, это я.

– За этой гражданкой вы вели слежку и собрали компрометирующий материал? – продолжал Глеб Михайлович.

Валентин вальяжно развернулся в сторону Алисы, встретился с ней глазами, и, как ни странно, в его наглой внешности произошли кардинальные изменения. Он побледнел, потерял разом всю свою уверенность и вальяжность. Его красивые глаза расширились, и взгляд словно поглупел.

– Валентин Михайлович, вы подтверждаете, что все собранные вами материалы являются подлинными?

«Частный детектив» пребывал в шоковом состоянии.

– Валентин Михайлович?!

– А? Да… все правда…

– Алиса Александровна, вы хотите что-то опротестовать, проверить лицензию у Валентина Михайловича? – спросил судья у Алисы, которой стало казаться, что она действительно попала в королевство кривых зеркал, которые все как одно уродуют ее и смеются над ней.

– Нет, я не буду ничего опротестовывать и проверять. Я признаюсь во всех смертных грехах, я хочу, чтобы поскорее закончился этот фарс, – ответила она, громко и четко добавив: – Все эти мужчины с фотографий – мои любовники, я виновата, что изменяла мужу, и не считаю возможным продолжать нашу совместную жизнь.

– Вы понимаете, что лишаетесь половины нажитого имущества? Вы изменяли мужу и по вашему соглашению остаетесь ни с чем.

– Да, я понимаю. – Алиса глазами могла бы просверлить дырку в бледной щеке Валентина, но он стоял, отвернувшись и ни на что не реагируя, словно каменное изваяние.

Судья еще что-то говорил, ссылался на какие-то статьи в российском законодательстве. В конечном итоге их развели, дочка осталась с Алисой, а все материальные ценности – с бывшим мужем. Она вышла из здания суда будто оплеванная, словно эпизод с обыскивающим ее охранником продолжался. Радовало ее только одно, что все закончилось. Алиса до конца еще не могла осознать, что же произошло, но то, что была совершена очередная мерзость, она понимала совершенно отчетливо.

– Алиса! – позвал ее голос сзади.

Она обернулась и столкнулась взглядом с Валентином Михайловичем. Неожиданно для себя Алиса подошла к нему и, улыбаясь, сказала:

– Какая неприятная встреча! Что вам сейчас от меня надо, частный сыщик? Продолжаете собирать компромат? Не стоит, право слово! По-моему, у вас хорошо получилось, браво! Сколько вам заплатили?

– Мне никто не платил, я сделал это по доброй воле.

– А вы, значит, санитар леса, женоненавистник? – рассмеялась Алиса, обнажая ровные белые зубы.

Валентин почему-то не разделял ее веселья, он выглядел несколько растерянно и озабоченно.

– Почему ты не сказала, что я не частный детектив? Ты же знала, кто я.

– Я знаю теперь, что вы большой негодяй, а другие подробности меня не касаются, – ответила Алиса и пошла.

– Постой! – закричал Валентин и схватил ее за локоть. – Я не пущу тебя, пока ты не прояснишь мне некоторые вопросы. Я почему-то чувствую себя не очень уверенно, мне кажется, что я сделал что-то не так…

– Вы по уши в дерьме, Валентин Михайлович, если вас интересует ваше нынешнее положение. А теперь отпустите мою руку. Я жалею, что расплескала кофе на стол, а не выплеснула вам его в лицо! – Алиса вывернулась из его крепкой хватки, уничтожающе посмотрела на него и удалилась. Со стороны эта сцена выглядела весьма комично. Ее маленькая, хрупкая фигура против его высокой, широкоплечей.

Валентин остался стоять на тротуаре, пока к нему не подошел Евгений и не хлопнул его по спине.

– Спасибо, друг! Мы раздавили эту стерву!

– На корыстную женщину, которую лишили большого денежного куша, она не похожа. Алиса ушла, вполне довольная собой. А что она получила? – спросил Валентин, внимательно глядя на Женю, и сам же ответил: – Она только что избавилась от тебя и очень рада этому.

– О чем ты говоришь, друг?! Ты ее совсем не знаешь!

– Я успел познакомиться с ней чисто случайно до суда.

Евгений сделал удивленное лицо.

– Ну и как она тебе?

– Она не показалась мне той особой, про которую рассказывал ты.

– О-ля-ля! Она – хорошая актриса, может произвести впечатление порядочной женщины. Меня она водила за нос больше десяти лет!

– Я не уверен, что поступил правильно.

Евгений рассмеялся в ответ, он был счастлив, что все деньги остались при нем, что его гениальный план сработал.

– А где будет жить твоя жена? – спросил Валентин.

– Не знаю, – пожал плечами Евгений, платком вытирая вспотевший лоб.

– Тебя ее судьба совсем не трогает? – удивился Валентин. – С ней же осталась девочка, которую ты принял как дочь?

– Не будь сентиментальным, Валя, – еще раз хлопнул его по спине Евгений, – а если тебе так уж понравилась моя бывшая жена, я могу подарить тебе ее фотографии! Правда, хорошенькая?

Он достал из кармана фотографию обнаженной Алисы, ту самую, что он приложил к делу о ее аморальном образе жизни, и нагло рассмеялся.

Валентин рывком схватил его за лацканы пиджака и прошипел, глядя ему в лицо потемневшими глазами:

– Если ты считаешь, что это смешно, то ты – больной человек! Хочу тебе сказать, я пошел на эту авантюру с желанием помочь приятелю против лживой и корыстной особы. Но, на твою беду, я имел неосторожность познакомиться с твоей женой. Теперь я хочу проверить всю информацию, которую ты сообщил мне! И горе тебе, если ты обманул меня, если ты выставил меня подлецом!

Валентин резко отпустил Евгения и, развернувшись, быстро пошел прочь.

– Валя! Валя, постой! – крикнул ему вслед обеспокоенный Евгений, так как знал, что Валентин шутить не будет, но его приятель не остановился.

– Вот черт! – выругался Евгений.

Глава 4

Алиса знала, что деньги в нашей жизни имеют очень большое значение. С одной стороны, они заметно упрощали жизнь, так как их наличие давало многие блага. С другой стороны, возникал вопрос: где их взять в нужном количестве для обеспечения этих самых благ? Алисе деньги требовались на все – сделать ремонт в квартире, чтобы туда можно было привести Вику, дать матери денег на продукты, отправить ребенка на летний отдых. Поэтому она принялась искать их всеми известными ей путями. Для начала она вспомнила о визитке реабилитационного центра для женщин, которую ей оставил следователь, приходивший к ней в больницу. Насколько Алиса помнила, в этом центре женщинам помогали не только морально, но и материально. То есть помогали женщинам раскрыть свои таланты и самореализоваться. Она с трудом завела свою старенькую седьмую модель «Жигулей» и поехала по указанному в визитке адресу. Машина ее напоминала туберкулезного больного на последней стадии болезни. Она кряхтела, стонала, трещала, как-то странно тряслась и скрипела на поворотах.

– Ну, хорошая моя, ну, ягодка моя, только довези, пожалуйста, до места, – уговаривала ее Алиса, так как свято верила, что если хорошо попросить и погладить руль, то машина послушается ее и поедет, словно она была живым существом.

Надо отметить, что центр по реабилитации женщин, подвергшихся домашнему насилию, находился на окраине Москвы, поэтому Алиса и поехала на своей старой машине, которая досталась ей, можно сказать, бесплатно. Алисе отдал ее за бутылку водки один алкоголик во дворе, у него самого от пьянства отнялись ноги, и он не мог больше водить машину. У авто была совершенно стертая резина на шинах, не открывалась одна из задних дверей, не работал один поворотник и один дворник. Корпус красного цвета по всей поверхности украшали ржавые пятнышки, за что машина получила ласковое название «божья коровка». Учиться езде на ней Алисе было очень легко, не надо было вешать на заднее стекло предупреждающие знаки, автомобилисты сами с ужасом шарахались в разные стороны от ржавого монстра. Владельцам дорогих иномарок было безопаснее пропустить эту развалюху. Алиса довольно сносно научилась водить машину, но редко пользовалась услугами своей «божьей коровки», так как дачи у них не имелось, а ездить на ней на работу в школу было просто невозможно, так как дети сразу начинали гомерически хохотать. Кроме того, иногда Алису по ее делам подбрасывал Евгений, который с юности привык ездить на дорогих новых машинах. Поэтому «божья коровка» стояла у квартиры-мастерской Алисы в заброшенном состоянии уже долгое время. Но у такой машины был один плюс: ее хозяйка не беспокоилась, что на нее кто-нибудь польстится и угонит. Ее можно было не запирать на ключ и не ставить на сигнализацию, так как если даже угонщик и сядет за руль, он не сможет ее завести. Алиса знала один секрет: она должна была сначала стукнуть по панели, затем подергать прибор, показывающий, сколько в баке бензина, а уже после этого заводить «старушку». Но на окраину города лучше было добираться своим транспортом. Алиса, как и многие художники-портретисты, обладала очень хорошей фотографической памятью, ей достаточно было один раз посмотреть на карту автомобильных дорог, и она уже могла доехать без особых проблем до нужного места. Вообще она хорошо знала Москву, поэтому быстро оказалась у красивого старого здания с лепниной и колоннами, находящегося на берегу небольшой речки в лесопарковой зоне. Она остановила свой драндулет и вылезла на свежий воздух. От чистого воздуха закружилась голова. Алиса прошла по ухоженной дорожке, выложенной декоративной плиткой, и вошла в дверь. Камера наружного наблюдения синхронно проследила за ней. Задремавший у входа пожилой охранник встрепенулся:

– Вы к кому?

– Мне бы поговорить с руководством… – неуверенно протянула Алиса, осматривая холл.

Все стены были выкрашены в белый цвет и разрисованы веселыми, яркими рисунками – цветами, бабочками, сердечками, пушистыми котятами. От такой раскраски пестрело в глазах.

– Прямо по коридору красная дверь, – ответил мужчина, приподнимаясь и услужливо указывая Алисе нужное направление.

За красной дверью с табличкой «директор», которая смотрелась кровавым пятном на фоне белых стен, Алису встретила моложавая высокая женщина с широкими бедрами и узкими плечами. Волосы у нее были покрашены в темно-каштановый цвет и, пожалуй, слишком коротко подстрижены «под мальчика». Рукопожатие ее было крепкое, мужское.

– Присаживайтесь. Меня зовут Лолита Игоревна. Я директор реабилитационного центра, – представилась женщина.

– Алиса Александровна, – представилась посетительница, садясь в небольшое офисное кресло черного цвета.

– Вы такая молодая, можно я буду называть вас просто Алисой? – спросила Лолита Игоревна.

– Конечно.

– Чай, кофе?

– Нет, спасибо, – отказалась Алиса.

– Что вас привело к нам, дитя мое? – Лицо директора реабилитационного центра приняло самое внимательное, самое сочувственное выражение. – Нет, ничего не говорите, я помогу вам! Ваш супруг стал вести себя в последнее время, мягко говоря, неадекватно. Он пил, он бил вас, он глумился над вами, при этом каждый раз обещая, что больше этого делать не будет. И вы устали, вы думаете о психическом здоровье своего ребенка, вы решили развестись с человеком, который уже мало чем напоминает того любящего мужчину, с которым вы когда-то собирались прожить всю жизнь.

– Вы просто ясновидящая, – усмехнулась Алиса.

– К сожалению, дорогая моя, к сожалению. Все любовные истории начинаются по-разному, а заканчиваются одинаково. Ваш муж завел себе любовницу? Хотя не отвечайте! Если вы приехали к нам в центр, значит, вам нужна помощь! И я вам помогу! Мы помогаем всем женщинам, обратившимся к нам. Вам нужна медицинская помощь, лечить переломы, ушибы, ссадины? Алиса, мы здесь с вами должны общаться как на духу, иначе я не смогу вам реально помочь. Итак, Алиса, вам нужна медицинская помощь?

– Наверное, уже нет… Я пару недель лежала в больнице, синяки рассосались, кости срослись… вот если только пластическую операцию сделать?.. Он мне нос слегка свернул набок.

Лолита Игоревна достала толстую папку, открыла ее где-то посередине и принялась записывать данные Алисы. В графе «медицинская помощь» она поставила прочерк, а в графе «прочее» написала – пластическая операция, сломан нос.

– Вам не нужен нарколог? – уточнила директор центра. – Многие обратившиеся к нам женщины имеют проблемы со спиртным. Одни пьют вместе со своими спивающимися мужьями, другие – от несчастливой жизни, чтобы хоть на короткое время забыться.

– Нет, у меня с этим проблем нет, честное слово, – заверила ее Алиса.

– Хорошо. Вам нужна юридическая помощь? Любая документация на развод, оформление опекунства, лишение отца родительских прав, оформление алиментов. Может быть, хотите засадить вашего тирана в тюрьму за нанесение телесных повреждений или взыскать деньги за моральный ущерб. Мы можем сделать так, что он понесет уголовную ответственность.

– Нет, спасибо… Во-первых, я уже развелась с ним, во-вторых, я не мстительна.

– В этом ошибка многих женщин – жертв насилия, мы не умеем добивать своего врага, опускать его по полной программе, так же, как они издеваются над нами! – Темные глаза Лолиты Игоревны сверкнули гневом, губы плотно сжались, и нижняя челюсть приняла квадратную форму.

Алиса поежилась, в словах Лолиты Игоревны было столько ненависти. Директриса перевела дух и сказала уже более мягким тоном:

– Ладно, это я о своем, о наболевшем… Работа такая. Сколько раз на вашем месте сидели женщины с обезображенными лицами и душами, это страшно, так что я своими руками готова душить этих негодяев! А вы молодец, хрупкая внешность, а характер железный! Многие наши клиентки так и не решаются сами на развод, а только с нашей помощью. А вы сами развелись. У вас есть дети? – уточнила директор заведения.

– Дочь девяти лет.

– Мерзавец… Опять я отвлеклась! Надеюсь, вы отсудили у вашего мужа приличные алименты?

– Нет, я осталась без алиментов, но я ничего от него не хочу! Я заработаю сама.

– Стоп! – громко закричала Лолита Игоревна, чуть не оглушив Алису. – Самая распространенная вторая ошибка – «пусть убирается, мне от него ничего не надо, я сама справлюсь». Справитесь вы или не справитесь, это еще бабка надвое сказала. Семью создавали вместе, и материальную ответственность за ее обломки должны нести вместе! Мы могли бы организовать протест в суд.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное