Татьяна Луганцева.

Жена №5

(страница 3 из 20)

скачать книгу бесплатно

– Да… весь вечер на арене, – слабо кивнул Василий Николаевич, жалея, что вовремя не ушел из органов по состоянию здоровья, а то ведь нервишки у него после знакомства с Цветковой давно требовали всестороннего лечения.

– Боюсь, дорогой мой человек, вечера вам не хватит. Дело очень запутанное, – нахмурилась Яна, напуская на себя самый сосредоточенный вид.

– Правда? – переспросил следователь. – Яна Карловна…

– Да просто Яна! Что вы просто как не родной! – звякнула она золотыми браслетами.

Следователь прокашлялся, чтобы скрыть улыбку и нервный тик.

– Ну, родства между нами, слава богу, еще никто не устанавливал. И все же… Яна, вы разрешите мне задать несколько вопросов, все-таки я на работе… И я бы хотел, чтобы между нами не было особой фамильярности, чтобы меня не смогли уличить в предвзятости к кому-либо.

– Это ко мне, что ли?! – возмутилась Яна. – Какие глупости! Конечно, Василек, валяй!

Следователь прокуратуры покраснел, столкнувшись взглядом с красивым и весьма насмешливым мужчиной, поглядевшим на него оценивающе. У мужчины было перебинтовано плечо. Другие – пожилой дядька с устрашающей своим цветом шишкой на лбу и молоденькая, миленькая блондинка, казалось, никак не реагировали, они были слишком напуганы и, похоже, уже поняли, что из себя представляет Яна.


Несколько часов в элитном доме в центре Москвы царили хаос и вакханалия. Горели разлитый бензин и машины. Пожару была присвоена высокая степень сложности, но, как ни странно, потушить удалось быстро, и этому было свое объяснение. Во-первых, пожарные приехали очень быстро, так как их расчет находился недалеко от места возгорания. Во-вторых, к дому был хороший подъезд и даже своя огороженная территория, что является редкостью даже для элитных домов в центре Москвы ввиду малого места для застройки. В-третьих, огонь изначально был изолирован бетонным мешком и грудами металла, то есть машинами, не деревом и не тканями, по которым он мог бы распространиться по всему дому. Фактически горел только бензин в изолированном месте. Что сделали профессионалы? По черному ходу, расположенному далеко от главного входа и въезда в гараж, были эвакуированы все жильцы, находящиеся в доме. Для них не было опасности быть сожженными заживо, но существовала реальная угроза задохнуться от едкого дыма, который распространялся по системе вентиляции. Здесь пожарным и спасателям не пришлось много трудиться. В доме было всего 4 этажа с высоченными потолками плюс мансарда. Отсчет квартир с первого высокого этажа начинался с квартиры номер пять, по четыре квартиры разной индивидуальной планировки располагалось на этаже. Многодетных и многочисленных семей в этом доме, где квадратный сантиметр площади шел на вес золота, не было. Две квартиры вообще пустовали, так как еще не нашли своих владельцев, некоторые хозяева отсутствовали, поскольку жили за городом в коттеджах, а в московских квартирах появлялись лишь наездами. Основные жильцы чуть не угорели в подземном гараже, а когда выбрались из пекла, эвакуировались сами.

Пожарные подцепили бензовоз, искореженный взрывом, и оттащили его от въезда в гараж. И сразу же, чтобы не дать огню притока кислорода, залили подвал специальной пеной, гасящей горюче-смазочные материалы. Пена быстро сделала свое дело, и бедствие было прекращено. Когда дым рассеялся, жильцам было разрешено вернуться в квартиры. Естественно, что от противного запаха их быстро избавить никто не обещал.

К работе приступили следственная бригада и страховые агенты, так как сам дом и все имущество в нем было застраховано. Несмотря на то что сильного ущерба огонь не причинил, все равно подземный гараж выглядел очень плачевно. Черные закопченные стены, потолок и пол, сгоревшая электропроводка и дорогие машины, которых здесь в каждой семье было по нескольку, превращенные в груду металлолома, причем сожженного. Сама же химическая пена уничтожила все живое вокруг дома в радиусе, намного превышающем даже территорию двора. От химии пожухла зеленая трава на газонах и любовно посаженные оформителем ландшафтов, нанятым самими жильцами, клумбы с цветами. Тяжелый запах гари распространялся по всему дому до мансарды, и было понятно, что этот запах будет преследовать жильцов еще длительное время, так как был очень въедливым и стойким. Приехавшие медики оказали медицинскую помощь нуждающимся прямо на месте. Одной женщине стало плохо на нервной почве, и ей сделали успокаивающий укол. Один пожарный получил легкий ожог кисти. Слегка вывихнутое и поцарапанное плечо Максима обработали зеленкой и туго перевязали, порекомендовав покой. А увидев рог Семена (по-другому эту шишку было не назвать), сразу сказали, чтобы он сделал рентген черепа, и, кстати, тоже порекомендовали покой. Медики не знали, что по соседству с Яной Цветковой покой может только сниться.

В какое-то мгновение Яна подняла голову и посмотрела на дом, прищурившись, словно проверяя, не наклонился ли он в результате пожара набок, словно Пизанская башня. Ее глаза уловили в одном из окон едва заметное движение. Ей показалось, что в окне мелькнул силуэт мужчины, наблюдающего за ними из окна квартиры. Она было удивилась, так как пожарные сообщали несколькими минутами ранее, что эвакуировали всех поголовно жильцов. Яна моргнула, и темный силуэт исчез. А после она забыла об этом инциденте.

Следователь решил поговорить сначала с людьми, которые, если бы не мощное плечо Максима, погибли бы в гараже. Они собрались в холле на втором этаже перед полностью стеклянной витражной стеной, расселись в мягких темно-бордовых бархатных креслах, стоявших в окружении больших живых цветов в горшках. Не хватало водопада или на крайний случай фонтанчика и неких райских поющих птиц. Все коридоры были выстланы красными ковровыми дорожками, которые пылесосили каждый день, стены были светлыми, потолки высокими с современным потайным светом, который сейчас не работал, отчего свет проникал только через большие окна во всю стену.

– Вы заметили что-нибудь подозрительное? – спросил Василий Николаевич, обращаясь ко всем сразу.

– И какой вы сейчас хотите услышать ответ? – за всех ответила Яна, мрачно глядя на следователя. – Нет, знаете, ничего подозрительного не было. Все как всегда! Подъехала цистерна, перекрыла выход, вылила бензин и подожгла его. Самое обычное дело! Так сказать, все как всегда! И заметьте, все это происходило у нас на глазах.

– Не язви, Цветкова…

– А я совершенно серьезно! И хватит меня называть язвой! Мне надоело! В конце концов, язвенная болезнь имеет тенденцию периодически обостряться.

– Сначала вы скажите, что вы имеете в виду? – задал совершенно правильный вопрос Максим, обращаясь к сотруднику правоохранительных органов.

– Вот! Сразу чувствуется, что мужчина зрит в корень, – почесал затылок следователь, бросая камень в огород Яны. – Дело в том, друзья мои, что это был поджог или покушение на убийство кого-то из вас.

Воцарилась неприятная пауза, во время которой Яна хмыкнула, Нелли всхлипнула, а Семен перекрестился не той рукой и не с той стороны, да еще и излишне осторожно и медленно, дабы не зацепить пылающий рог.

Следователь выдержал театральную паузу и пояснил:

– Цистерна с бензином была угнана, бензин выливался из нее преднамеренно, вам выход перекрыли тоже преднамеренно, а за то, что вы все остались живы, скажите спасибо господину Ведьмакину. В пылу вы не заметили, что и запасной выход был закрыт железным мощным болтом, который Максим Юрьевич просто согнул и выбил своим плечом, что удивительно… Не должны вы были выйти оттуда, мышки мои: я имею в виду здоровыми и живыми.

– Ага, мы должны были стать мертвыми и обуглившимися, – вторила ему Яна, – как не стыдно, Лебедев, здесь же находятся слабые женщины и больные люди, которые и так психически пострадали в огне.

– А вот что касается тебя, Цветкова, я бы сильно не расстроился, если бы узнал, что ты сгорела, – зачем-то так невежливо сказал Лебедев.

– Не дождетесь, – откликнулась Яна, совершенно не обижаясь, зная, что на самом деле следователь никому зла не желает, и думая: «И еще кто-то говорил о фамильярности… мышки… не должны были выйти… совсем распоясался…»

– Эксперты уже предположили, что это все было сделано преднамеренно и направлено против кого-то из вас. У вас есть другие объяснения?

– Это все – она! – вдруг неожиданным фальцетом закричал Семен, указывая на Яну. – Всегда все нормально было, а как только она здесь появилась, то сразу же за ней и приехала эта адская машина! Она… она… она… навела ее на наш дом! Спалить хотели эту выскочку, точно вам говорю! – заорал он таким голосом, что Яна всерьез испугалась за голосовые связки Семена.

– Расслабьтесь, Сеня, – удивленно посмотрела на покрасневшего охранника Яна: вот и доверяй этим охранникам! Она-то уже думала, что конфликт позади.

Василий Николаевич рассмеялся.

– Конечно, госпожа Цветкова – заметная личность, но то, что она не убийца, я могу гарантировать. Ее проверяли много раз, да и в ловушке она оказалась вместе с вами.

– Тогда ее хотят убить! – не сдавался Семен.

– Вот в это я охотнее поверю, только все, кто не отказался бы ее убить, сидят в тюрьме, – продолжал глумиться следователь.

– Да это тебя хотели убить! – взорвалась Яна, набрасываясь на Семена. – Так же довел какого-нибудь человека своей неуступчивостью, вот тебя и решили подпалить!

– Успокойтесь, не кричите так, я сейчас оглохну. Эксперты работают, – похоже, пытался успокоить сам себя Василий Николаевич. – Мы здесь и собрались, чтобы рассмотреть все существующие версии. Были еще люди вместе с вами?!

– Нет, нас было четверо, – ответил самый здравомыслящий из всех Максим.

– У вас есть враги? – обратился к нему следователь.

– Таких открытых нет, да и таких, которые хотели бы меня сжечь заживо, тоже, – не задумываясь, ответил Максим.

– Извините, а чем вы занимаетесь? Ваши конкуренты по бизнесу? – задавал очень важные вопросы Василий Николаевич.

– Мои конкуренты по бизнесу – милые женщины, обычно зрелого возраста, со скромной внешностью и часто несложившейся личной жизнью, – улыбаясь, ответил Максим, и Яна уже чуть было не сломала голову, думая о том, кем бы он мог работать. К ее стыду, ничего не шло в голову.

– Я с недавних пор писатель женских любовных романов, – ответил Максим, видя ее замешательство.

– Точно! – заорала она не своим голосом. – Максим Ведьмакин! Я вас и по телевизору видела, и книги ваши везде стоят. Вы же известный писатель!

– Да? – поднял бровь следователь, с удивлением глядя на Максима. Видимо, он не очень разбирался в любовной прозе, но на слово Цветковой поверил.

– У Макса огромные тиражи и соответствующие гонорары, – фыркнула Нелли, – а еще он пишет сценарии к фильмам. В этом доме могут жить только состоятельные люди!

– Я это уже понял, – кивнул следователь, – вас-то я знаю, то есть видел… У вас точно есть злопыхатели.

– Кто? – широко открыла глаза Нелли под смешок Яны.

– Люди, желающие вам зла, – пояснил Василий Николаевич.

– А… – глаза Нелли все еще ничего не выражали, а следователь решил схитрить: – Вы такая молодая, талантливая и красивая, и наверняка есть много женщин, ревнующих и завидующих вам?

– Да! Таких много! – попалась на крючок Нелли.

– Кто? Имена, адреса, место работы, – оживился следователь.

– Берите телефонную книгу да смотрите, – пожала плечами актриса.

– В смысле? – не понял Василий Николаевич.

– Мне завидуют все, и все жены ревнуют к своим мужьям, – пояснила Нелли, поправляя вырез на аппетитной груди. – Особенно из-за эротических сцен, когда мужское внимание полностью переключается на меня.

– А конкретнее никого не назовете? – расстроился следователь.

– Все! – упрямо выпятила нижнюю губу актриса.

– Поверим на слово и проверим, – пообещал Василий Николаевич, – а с домом вам повезло. Эксперты сказали, что не нарушился ни фундамент, ни несущие стены, так что проживать в нем вполне можно.

– А то бы что? – испугалась Нелли.

– А то бы выселили бы вас всех в гостиницу или другое место, а судьбу дома решали бы специальной комиссией, подлежит он сносу или восстановлению. Думаю, что вы можете быть свободны… пока. Но по вашим врагам и коллегам по работе все равно пройдет проработка, предупреждаю вас всех, кроме госпожи Цветковой.

– Почему меня выделили? – обиделась Яна. – Пусть моих врагов тоже проверяют.

– Боюсь, Цветкова, чтобы проверить всех ваших врагов и недоброжелателей, не хватит и нескольких лет. Гиблое это дело, Цветкова! Висяк! – вконец распоясался следователь, позволяя себе даже весьма наглую ухмылочку.


Яна наконец-то очутилась рядом с квартирой Изольды Игоревны, на втором этаже, под номером 12. Она открыла дверь ключами с брелком в виде зеленой лягушки, крепко держащей стрелу, видимо, выпущенную Иван-царевичем. Квартира Изольды Игоревны выглядела очень стильно и красиво. Максимум открытого пространства, современные экологические материалы в отделке, современная система освещения на фотоэлементах – и едкий запах сгоревшего топлива, пропитавший все вокруг. Яна простучала каблуками по ламинированным полам, отделанным под простую доску, прошла в большую гостиную с огромным столом по центру, классическими стульями и красивой круглой люстрой, висящей над центром стола, и подошла к большому окну нестандартной арочной формы. Вскоре все окна в квартире были открыты настежь для проветривания. Яна прошла в одну из двух туалетных комнат в этой квартире и испугалась, заметив незнакомого человека.

«Кто это? Что он тут делает? Меня никто не предупреждал, что в квартире живет негр», – за сотую долю секунды пронеслось в голове Яны, пока она не поняла, что видит собственное изображение в овальном обширном зеркале.

– Черт побери! – в голос протянула она. – Что ж мне никто не сказал, что я так паршиво выгляжу? Еще Василий Николаевич меня узнал! Совесть бы поимел, как в этом чудище с растрепанными волосами и грязным лицом можно было бы узнать меня?

Яна ощупала свои щеки, словно они ей не принадлежали, и сразу же полезла под душ, скинув одежду. Настоящая мраморная ванная темно-изумрудного цвета и роскошная итальянская сантехника с душем-массажером. Ей понравилось все, а мягкое большое полотенце тоже темно-зеленого цвета – еще больше. Яна щедро полила свои длинные волосы вкусно пахнущим гигиеническим составом и вышла из ванной. Теперь уже Яна спокойно смогла оценить обстановку в квартире подруги матери. В гостиной по стенам висели красивые картины, написанные акварелью и маслом, а в спальне хозяйки – фотографии ее самой в молодости и на театральных подмостках. В спальне была организована гардеробная для вещей, а еще у Изольды Игоревны был кабинет с рабочим столом и шкафом для книг. Две туалетные комнаты, кухня со стандартным набором функциональной мебели и дорогой техникой, кладовка с сухими, непортящимися продуктами и большим профессиональным холодильником. Лестница с кухни вела наверх на какой-то большой балкон с зимним садом. На открытом воздухе Яна быстро замерзла и спустилась вниз. Решив, что уже поздно, она преспокойненько направилась в спальню и рухнула плашмя на мягкую кровать.

«Отдых, только полноценный отдых сможет восстановить мои силы», – решила Яна, закрывая глаза. Как ни странно, но после перенесенного стресса заснула она очень быстро, и ей даже снился какой-то беспокойный и яркий сон. В конце ее сновидений она упала прямо в сугроб, и все бы было ничего, если бы не холод, разрывающий ее тело. Ресницы Яны дрогнули, и она поняла, что проснулась. То, что она увидела, ей явно не понравилось. Прямо над ней нависла тень мужчины с каким-то предметом в руках. Мужчина склонился над ней и явно хотел причинить ей вред. Яна отреагировала мгновенно. Она скатилась с кровати и, схватив с журнального столика декоративную вазу в виде статуи вождя африканского племени, что есть силы стукнула ею по голове незнакомца, издав при этом победный клич. Мужчина вскрикнул и упал на кровать. Яна метнулась по комнате и включила свет. На кровати лежал, корчась от боли и держась за голову, Максим собственной персоной.

– Ты?! – удивилась Яна. – Что ты здесь делаешь?! Какого черта?! – горячилась она, совсем позабыв, что стоит перед ним в одном белье. Но, похоже, Максиму тоже было не до рассматривания ее прелестей.

– Ты всех своих гостей так встречаешь? – сел на кровати Максим, рассматривая свою ладонь – она была в крови.

– Так то гостей! А ты тут что делаешь?! По-моему, я тебя не приглашала! Ночь на дворе! Напугал до смерти! – ругалась Яна, уже несколько переживая за Максима. – Больно?

– Приятно, – передразнил он ее.

– Пойдем в ванную, я посмотрю, – побежала Яна в ванную включить горячую воду, затем передумала и перевела кран в холодное положение. Максим плелся за ней, держась за голову. На его лбу на глазах надувалась красная шишка.

– Давай под холодную воду, – суетилась Яна, намачивая край махрового полотенца и прикладывая к его голове.

– Ты бы хоть оделась, – буркнул Максим.

– А ты не разглядывай меня! – фыркнула она в ответ, но завернулась в самое большое полотенце, добавив: – Не я к тебе ворвалась, и ночью покоя нет. Ну спасибо Изольде Игоревне, подсуропила! Как только сюда попала, так и началось! Неприветливо встретил меня этот домик, плохая у него аура.

– Что же твоя подруга ауру не почистит, раз уж прикидывается магом?

– А это ты у нее и спрашивай, а меня в покое оставь, – быстро отреагировала Яна.

– Со слов следователя я понял, что у тебя и раньше все время что-то начиналось, раз тебя уже знают.

– Больно умный! Вот я тебе мозги-то немного и укоротила.

– Спасибо большое, дорогая.

– А где твой нож? Или что ты там нес, чтобы меня убить или покалечить? – спросила Яна у Максима в лоб.

– Какой нож?! Ты с ума сошла? Я шел с фонариком. Хотел тебе позвонить или постучать, а у тебя дверь открыта нараспашку, я даже немного за тебя испугался в свете последних событий. Зашел, везде сквозняк и темень. Ты спишь, наклонился, чтобы проверить, все ли в порядке? А потом – искры из глаз!

– Да, это означало, что со мной все в порядке, – самодовольно заявила Яна.

– Кто-то говорил о любви к животным, – оторвал полотенце ото лба Максим.

– Кто? – спросила Яна, честно глядя на него.

Максим выдержал паузу.

– Я? – догадалась Яна. – Я не помню, когда я тебе успела сообщить о своей любви к животным, но отрицать не буду… Я люблю животных: лошадей, коров, собак… – Яна замерла, почувствовав какой-то легкий дискомфорт, который увеличивался у нее в душе как снежный ком.

– Вот и я о том же, – вздохнул Максим. – Вышел вечером на балкон покурить, слышу, кто-то плачет. Прислушался, не плачет, а скулит… Бедная собачка Томми на мансарде… Вот я и подумал, что это ты над ним издеваешься? Вроде въехала сюда с одной лишь благородной целью ухаживать за псиной, а сама почему-то закрыла его на мансарде.

За время его речи вся кровь, что содержалась в организме Яны, хлынула ей в голову. Она с ужасом поняла, что ни разу за весь вечер даже не вспомнила о Томми, а была занята мыслями исключительно о своей персоне, и даже катаклизм ее не оправдывает.

– Что? – поинтересовался Максим, заметив перемены в ее лице. – Не вспомнила даже?

Яна вместо ответа рванула из ванной на кухню и вверх по лестнице, ведущей на мансарду. Она перепрыгивала сразу через две ступеньки, а щеколду с двери чуть не сорвала. Чуть ли не голая, в одном полотенце и белье Яна вылетела под стеклянную крышу мансарды. Несмотря на то что был конец мая, ночью на улице было очень даже прохладно. В народе в таких случаях говорили, что-то там цветет – не то сирень, не то черемуха, но какое это могло иметь отношение к городу Москве, где уже давно ничего не цветет?

– Томми! Томми! Хорошая собачка! Ты где? Мама вернулась! Иди сюда! – засуетилась Яна, свистя и осматривая все вокруг. От ее взгляда не ускользнуло, что здесь было очень красиво. Такой интересной планировки последнего этажа Яна еще не видела. Потолок и стены были сплошь из стеклопакетов под дерево. Создавалось впечатление полного открытого пространства, и ночной вид центра Москвы стоил того, чтобы его увидеть. Светящиеся огнями дома выглядели инопланетными кораблями, а улицы с оживленным даже ночью движением напоминали волшебные реки, перетекающие одна в другую. При этом на мансарде была хорошая звукоизоляция и сохранялась тишина. Чтобы большая площадь не создавала ощущения пустоты, по всему периметру стеклянных стен стояли живые зеленые растения в горшках. Посередине крыши располагался бассейн с прозрачно-чистой изумрудной водой, а вокруг него стояли белые пластмассовые шезлонги и скамейки, словно на средиземноморском курорте.

– Красота! – невольно вырвалось у Яны.

– Это наше место отдыха, – пояснил пришедший за ней Максим.

– Что значит – наше? – спросила Яна.

– Всех жильцов дома. Кто живет сразу под мансардой, имеет свой собственный вход, а остальные – общий.

– Здорово, – как завороженная смотрела Яна на бассейн. Она плохо плавала и не очень любила моря и океаны, но зато имела какую-то необъяснимую тягу к бассейнам различной конфигурации.

– Эту площадь хотели разбить еще на квартиры и продать их, а мы – все жильцы – на равных долях выкупили этот кусочек неба и сделали себе здесь такую общую зону отдыха. Теперь платим зарплату специальному человеку, чистящему и следящему за бассейном, – с гордостью пояснял Максим.

– Да, бассейн на крыше в центре Москвы – это круто! – согласилась Яна, встрепенувшись. – Ну, вот! Мы опять отвлеклись! Где же Томми?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное