Татьяна Луганцева.

Хозяйка бешеных кактусов

(страница 1 из 20)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

Карл Штольберг понимал, что судьба за что-то очень сильно отомстила ему. И, наверное, было за что. Красивый, умный и богатый, получивший образование в Европе, он не раз пускался во все тяжкие… Забывал, что является потомком знатного рода и должен вести себя подобающим образом. Лет до тридцати Карл вел весьма беспорядочную жизнь. Каких только женщин не перебывало у молодого князя! Актрисы, модели, дорогие проститутки, обычные горничные… Карл Штольберг не вникал в их индивидуальности, не запоминал подружек ни внешне, ни по именам, пока одна яркая индивидуальность под названием Яна Карловна Цветкова не накрыла его, как цунами, с головой.

Карл так и не понял, как это произошло. То ли он настолько расслабился, решив, что ни одна женщина больше не сможет его заполучить в качестве мужа, то ли Яна была не похожа на остальных. Она не старалась ему угодить, не строила глазок, не соблазняла его, не жеманничала и ни в чем не притворялась. Наоборот: сразу же заявила, что с ней у него ничего не выйдет, что она замужем и что она – сама порядочность и целомудрие. Кстати, Карл в тот момент ни о чем таком и не думал, все мысли были только об одном – как бы унести ноги и остаться живым, поскольку даже находиться рядом с госпожой Цветковой оказалось опасно: едва она появилась на его горизонте, как сразу же посыпались, как из рога изобилия, всякие неприятности – трупы, преступления, и так далее, и тому подобное. Затем их отношения затянулись на годы в виде какой-то странной дружбы. Вернее, со стороны Яны было именно нечто вроде дружбы, а он-то уже давно с ужасом понял, что не может жить без нее. Да-да, Карл Штольберг понял, что он мог влюбиться в одну из тысяч свободных женщин, вешавшихся ему на шею, и быть счастливым человеком, но вместо этого, словно одержимый, пошел самой сложной дорогой, продолжая добиваться этой непонятной русской женщины – Яны Цветковой. Причем она же сама убеждала его бросить ее:

– Ну, какая я тебе пара? Ты же – князь! Один из самых завидных женихов Европы! Мне-то за что такая напасть, тьфу, то есть счастье? Ты должен жениться на какой-нибудь принцессе, девушке твоих голубых кровей. Понимаешь?

– Кровь у меня, как и у всех, красного цвета, в чем ты могла лично убедиться, не раз спасая меня из разных передряг, – отвечал Карл.

– Это я вечно влезаю во что не надо, а ты вынужден за меня заступаться, вот и попадаешь под раздачу. Оставишь меня, закончатся и твои неприятности. Ну, какая из меня княгиня? Мне уже за тридцать, воспитывать меня поздно, этикета я не знаю, рублю правду-матку в лицо. Да на каком-нибудь очередном торжественном приеме ты просто со стыда из-за меня сгоришь!

– В чем ты пытаешься убедить меня? Что я должен разлюбить тебя? Прости, но это невозможно, – отвечал Карл.

– Ты такой же упрямый, как и я, – вздыхала Яна. И тут же добавляла: – У меня плохая репутация, я четыре раза была замужем, причем дважды за одним и тем же человеком.

– Бог любит пять, – быстро отреагировал князь.

– Эх, Карл, как бог любит, я давно должна была остановиться, – вздохнув, ответила Яна.

Мадам Цветкова была высокая и очень худая женщина, прямо скажем – совсем без тела, на котором одежда висела как на вешалке.

Что можно сказать об ее внешности? Открытый взгляд больших голубых глаз, вздернутый носик, упрямо сжатые губы, острый подбородок, узкое лицо. Ах да, еще одна запоминающаяся черта – высветленные до абсолютно белого цвета волосы до пояса. Одевалась Яна тоже странно – очень ярко и вычурно, совсем не по возрасту, предпочитая короткие и облегающие вещи кричащей расцветки и килограммы украшений. Яна частенько выглядела как нечто среднее между цыганской принцессой и новогодней елкой в богатом, но безвкусном доме. Ее можно было или любить, или ненавидеть. Она всегда говорила правду, не скрывая своих чувств, была проницательна и умна и не отказала в помощи ни одному человеку, просящему о помощи. Деньги – а Яна была небедной женщиной – совершенно не испортили ее. Не прельщала ее и власть, иначе она бы уже давно выскочила замуж за миллионера Карла, красавца с титулом, и жила припеваючи. Она была доброй, отзывчивой и честной. Яна Цветкова руководила стоматологической клиникой «Белоснежка» и пользовалась большой любовью своих сотрудников. Они знали, что с любой проблемой и горем могут обратиться к начальнице и та в лепешку расшибется, но поможет, чем сможет.

От брака, заключенного по любви (как, впрочем, и все предыдущие) с бизнесменом Ричардом Тимуровичем Алисовым, у Яны имелся сын Вова, в котором она души не чаяла, но все время себя корила, что занята черт знает чем, только не ребенком. Помогала ей в воспитании ребенка домоправительница Агриппина Павловна со своим гражданским мужем Борисом Ефимовичем, которых Яна «украла» у бывшего мужа (то есть переманила) при разводе с Ричардом. Агриппина Павловна, высокая и полная женщина со сложным характером, безумно любящая Ричарда, вовремя поняла, что Яне с маленьким ребенком она нужнее, чем «мальчику» в возрасте уже за сорок, потому и ушла с ними в трехкомнатную квартиру Яны. Карла домоправительница недолюбливала, хотя тот был по отношению к ней – сама галантность.

Иногда Яне казалось, что князь говорит на более правильном русском языке, чем она сама. Ну да, он же был аристократом до мозга костей! Штольберг знал пять языков, в том числе и русский. Но когда он понял, что влюблен в русскую женщину, то взял себе репетитора по русскому языку, профессора из чешского университета, и постарался освоить этот язык в совершенстве, чтобы между ним и Яной не было не только языкового барьера, но даже порожка миллиметровой высоты. Когда Яна все же из-за него, в результате некой летней атаки со стороны князя, рассталась с мужем (вернее, пришла к выводу, что любит Карла), ему бы брать ее тепленькой и, что называется, радоваться жизни. Но не тут-то было! Она наотрез отказалась снова выходить замуж и становиться княгиней под следующим благовидным предлогом: мол, она ему не пара, что так будет лучше, и Карл сам скажет ей потом спасибо. Чего только Карл не предпринимал! Он даже пробовал бросить Яну и жениться на другой женщине. Но стоило ей появиться рядом и посмотреть на него своими искренними голубыми глазами, как он понимал, что пропал, что вообще не может состояться ни одна свадьба в его жизни, как только с Яной Цветковой. Это было проклятие, это было наваждение. И Карл не мог от него освободиться. Да и не хотел, если честно. Такие безумные чувства давали ему энергию, желание жить, творить, строить планы и любить. Только с Яной он узнал, что такое ревность. Причем Яна не вызывала ее специально. Нет, она всегда была честна в своих отношениях с партнерами. Она не могла бы одновременно встречаться с несколькими мужчинами (разве если бы только предупредила их всех до одного). Дело в том, что Карл видел: мужчины влюбляются в Яну так же сильно, как и он сам когда-то, причем без каких бы то ни было ухищрений со стороны Яны. Влюбляются не с первого взгляда, а в процессе общения с нею. И ее холодность и непосредственность только подогревают их интерес.

– Прекрати меня ревновать, я уже не молода! – кричала Яна.

– Ты – глупа, если так говоришь! И к тому же лукава, так как знаешь, что больше двадцати шести тебе никто не даст. А такой неординарной женщины больше в мире просто нет! – кричал Карл.

– Ревнивый осел! – заключала она.

– Хорошо, что хоть осел, у него рогов нет, – улыбался Карл и заключал ее в объятия.

Князь Штольберг был высокого роста и атлетического телосложения, весил за сто килограммов. Черты его лица были словно расчерчены самим Микеланджело для работы над статуей Бога. Темные умные глаза, смуглая кожа и светло-каштановые вьющиеся волосы, выгоравшие за лето на солнце до блондинистого состояния, – вот таков был Карл Штольберг. И еще в нем сразу чувствовались порода и аристократизм. Наверное, Яна тоже почувствовала, что этот человек не способен на подлость, как и она, поэтому и потянулась к нему.

Замок Штольбергов располагался в красивом месте в Чехии, и он являлся историческим памятником. У Карла осталась в живых только мать княгиня Мария Элеонора Штольберг, кстати, вопреки здравому смыслу, очень даже неплохо относящаяся к Яне Цветковой. Несмотря на внешне вызывающее поведение и бесцеремонность, Мария Элеонора разглядела в избраннице сына добрую душу и отважное, чуткое сердце. Карл мог делать что угодно: сердиться, ругаться, пытаться уйти от Яны, взывать к ее совести и чести, на все он получал один и тот же ответ:

– Я тебя люблю, но подчиняться не собираюсь. Если тебя что-то не устраивает, можешь быть свободен.

– Но это не любовь! Если бы ты меня любила, ты бы поехала со мной на край света!

– Если бы ты был декабристом, то я бы поехала куда угодно.

– Опаньки! Вот так новость! Значит, мне не повезло, что я богат и меня не сослали в Сибирь? Я уже подумываю о том, чтобы отказаться от своего титула. Может, тогда ты будешь со мной?

– Ты эти «опаньки» лучше оставь, тебе не идет! А от титула ты не откажешься. Да мне твоя мать, которую я уважаю, не простила бы этого! Ты – единственный потомок Штольбергов, и ты не предашь память своего отца.

– Тогда выходи за меня замуж.

– Это шантаж.

– Вот, вот, ты сделала из меня мелкого шантажиста. А женщина должна двигать мужчину на что-то высокое и светлое, – жаловался Карл.

– Я как женщина уже давно никому ничего не должна! Тем более не должна двигать, это слишком тяжело для моих хрупких плечей, – отвечала Яна.

В общем, все их разговоры на данную тему заканчивались ссорами и скандалами. И Карл Штольберг решился… По русской пословице: «Если гора не идет к Магомету, значит, Магомет должен отправиться к горе».

Глава 2

Карл Штольберг решил развить свой бизнес и в России, чтобы как можно чаще бывать в этой стране и видеть свою избранницу, раз она никак не желает переехать к нему в замок. Уже перед самим отправлением в Россию на голову Карла свалилась его бывшая подружка Регина Грубер в компании со своим нынешним бойфрендом.

Карл уже и забыл о том времени, когда они были близки, и появление Регины стало не совсем приятным сюрпризом.

– Никак мой князь не рад видеть свою подопечную? – улыбнулась во все свои тридцать два фарфоровых зуба Регина.

Она была очень красивой женщиной, бывшей моделью и актрисой, которая к тридцати годам сохранила все свои аппетитные формы и осиную талию. Когда-то она снималась для мужских (эротических) журналов и страшно этим гордилась. Выбеленные волосы лежали игривыми локонами вокруг ярко накрашенного лица.

– Ты мне не подопечная. И я рад видеть тебя всегда, – сухо, но вежливо ответил Карл.

– А это мой жених, Сержио Депре, – представила Регина своего сопровождающего, высокого парня тоже модельной внешности, с холодным взглядом темно-синих глаз.

– Очень рад за вас. – Карл все еще не понимал, что конкретно Регина хочет от него.

– У меня большие проблемы, Карл, и я пришла просить у тебя помощи, по старой памяти и дружбе.

На красивые зеленые глаза бывшей подруги навернулись слезы, а этого Карл не любил. Впрочем, она не могла этого не знать, тем и воспользовалась.

– По-моему, у тебя теперь есть жених, который и должен решать все твои проблемы, – покосился Карл на безмолвно стоящую статую весьма внушительного вида.

Большая грудь Регины под облегающим топом в золотые сердечки затрепетала.

– Так в том-то все и дело, что проблемы у моего жениха! Пойми мальчика!

– Какого мальчика? – не понял князь.

– Ну, Сержио, – топнула ножкой Регина.

– А сколько, прости, мальчику лет?

– Двадцать восемь, но это не важно. Он связался с одной девушкой: ну, ты же знаешь, как бывает! – игриво стукнула его кулачком в грудь Регина. – Ты же еще помнишь, что такое любовь?

– Обижаешь, Регина. Я только в последнее время и почувствовал, что она такое.

– Тонкий намек, что со мной ты не понимал, что такое любовь? – искривилось лицо Регины.

– Намек достаточно жирный, – сухо произнес Карл.

– Почему ты стал такой злой, чужой и грубый? Фи! Тебе не идет! Но что-то ты не похож на счастливого мужчину: истрепала тебе нервы твоя белобрысая выскочка?

– В таком тоне я разговаривать вообще не намерен!

– Хорошо, прости. Просто я наслышана о твоей пассии из России и, поверь, ничего хорошего не слышала.

– Слухи и сплетни меня не интересуют, – ответил Карл.

– Ты слушаешь свое сердце? – улыбнулась Регина.

– Да, только его, – подтвердил князь.

– Хотелось бы мне познакомиться с твоей Цветковой.

– По-моему, не очень хорошая идея. Вы очень разные и вряд ли понравитесь друг другу.

– Хм, ревность не лучшее качество, то есть чувство, на нем вряд ли можно построить дружбу, – вздохнула Регина и призывно посмотрела на Карла из-под длинных, густо накрашенных ресниц изогнутой формы.

Князь знал этот ее фирменный взгляд, но сейчас он его совсем не трогал. Более того – Карл Штольберг удивлялся сам себе: перед ним стояла красивая и когда-то бывшая его женщина, но все ее ужимки абсолютно не волновали его. «Наверное, это настоящая любовь», – вспомнил он о Яне, и лицо его посветлело.

– Тебя не узнать… А помнишь наши оргии, вечеринки, шумные компании? – спросила Регина. – Сейчас ты просто благочестивая Марта в мужском исполнении.

– Ничего, что твой мальчик слышит о наших оргиях? – слегка улыбнулся Карл Штольберг.

Регина не отрывала взгляда от линии его подбородка, от сильной шеи с пульсирующей жилкой под смуглой кожей, перевела глаза на мощную грудь и почувствовала, как по ее собственной коже бежит целая стая мурашек. «Все бы отдала, чтобы снова быть с ним… Чертов князь!» – поймала она себя на крамольной мысли.

– Очнись, Регина! – окрикнул он ее.

– Что? А? А… Нет, знаешь, Сержио не понимает, о чем мы говорим. Он не знает чешского языка.

– Он итальянец?

– Он русский, – вздохнула Регина, – и зовут его Сережа, просто Сержио красивее… Его мама вывезла сына в Австрию в возрасте пятнадцати лет, где они и жили до сих пор.

– Может, будет честнее перейти на русский или английский? Или на немецкий язык, чтобы твой друг понимал, о чем идет речь? – предложил Штольберг. – А то мне как-то не по себе… Стоит, как конь на ярмарке…

Регина рассмеялась, но продолжила говорить на чешском:

– Главным, вернее, основным достоинством Сержио является его кошелек и любвеобильность, а интеллект – не его стихия, ты точно подметил.

– Браво! Ты нашла все то, что тебя интересовало.

– Обижаешь… Я ценила твой ум, твое чувство юмора…

– И мой титул, – добавил Карл.

– А что, он тоже не лишний. – Регина дотронулась до его джемпера изящным пальчиком с наращенным до устрашающего размера ногтем и поинтересовалась: – И как тебя не ревнует твоя подружка?

– Яна вообще не ревнивая.

– Совсем?

– Совсем.

– Она что, глупая?

– Она очень умная и необычная, – снова предался блаженным воспоминаниям Карл.

Регина кинула на него весьма недовольный взгляд.

– Так что там с твоим мальчиком? – встрепенулся Карл. Затем он перешел на русский язык, обращаясь к Сержио Депре, у которого, по всей видимости, было изменено не только имя, но и фамилия: – Так что у вас случилось?

Парень вздрогнул, словно получил удар, явно не ожидая услышать от Карла такую чистую русскую речь.

– Я это… я… – завращал он синими глазами.

– Говори все как есть, если не хочешь кормить червяков на кладбище, – фыркнула на него Регина, явно главенствующая и подавляющая сторона в этой паре.

– Я дружил с одной девушкой… русской. Ну, я живу в Австрии, а она приезжала учиться.

– Понятно.

– А потом встретил Регину, и это…

– Тебя поразили стрелы Амура? – подсказал мнущемуся парню Карл.

– Именно! Вот я и бросил ту девушку, ну и все…

– Что все? – взорвалась Регина. – Теперь родители этой Светы грозятся убить его, а сама Света убить меня, то есть свою соперницу. Видишь, к чему приводит ревность? Хорошо, что Яна у тебя не ревнивая, ты всегда сможешь гульнуть на стороне и остаться целым и невредимым.

– А кто у нее родители? – уточнил Штольберг.

– Какие-то шишки. В общем, слов на ветер бросать не привыкли. Русская мафия! – визгливо воскликнула Регина, и Карл понял, что она серьезно напугана.

– Успокойся. За что же убивать парня? Ну, дружил. А теперь не дружит…

– Ты не понимаешь! Он обещал жениться на Свете. Там все завязано на больших деньгах. Родители Светы сделали большое финансовое вливание в бизнес семьи Сержио, вернее – его матушки, так как отца у него нет, и тем самым спасли их бизнес. Света осталась беременной и брошенной. Думаешь, его за это погладят по головке? – Даже сквозь толстый слой тонального крема на красивом лице Регины проступили нервные красные пятна.

Карл, совершенно ошеломленный, перевел взгляд на Сержио.

– Может, не стоило бросать беременную девушку и к тому же подставлять мать?

– У него любовь ко мне! Не понимаешь, что ли? – выпятила вперед угрожающего размера бюст Регина. – Ты же влюбился без памяти в свою Яну! Думаешь, ты один способен на такие чувства? Вот и Сержио такой же! Или, думаешь, в меня влюбиться нельзя?

– Очень даже можно, – успокоил разбушевавшуюся Регину Карл. – В полицию не обращались?

– Забудь!

– А нельзя решить вопрос мирно? Признать ребенка?

– Только пуля в лоб, – поджала ярко-розовые пухлые губы Регина.

– Ну, хорошо, уговорила. Вижу, вам действительно «светит» реальная угроза. Что вы хотите от меня?

– Ты не понимаешь? Мы в бегах! В Европе нам быть опасно, у русской мафии длинные руки. Нас надо где-то укрыть… – умоляюще посмотрела на него Регина. – Ну же, Карл! Ты такой известный человек! У тебя такие связи!

– Ты не совсем понимаешь, о чем говоришь. Я не всесилен. Я могу укрыть вас у себя в замке, но это не крепость. Могу попросить защиты у полиции, но ее вы сразу же отмели. Я не могу попросить укрыть вас у своих друзей, так как не хочу подвергать их опасности, если угроза реальна. Что я еще могу?

– Карл, умоляю! Придумай что-нибудь! – Регина вцепилась ему в свитер на груди.

– Господи, Регина! Я завтра улетаю в Россию по делам. Меня уже ждут, и я не могу подводить людей, – ответил ей честно Штольберг.

– Вот, дорогой, то есть Карл! Возьми меня и Сержио с собой!

– Зачем? – не понял Карл.

Регина настолько приблизила свое лицо к нему и так проникновенно посмотрела на него, что он чуть не утонул в ее огромных зеленых глазах. Она внезапно перешла на чешский язык, чтобы Сержио не понял, о чем она говорит:

– Карлуша! Пойми меня правильно! Ты был единственным мужчиной в моей жизни, с кем я себя чувствовала как за каменной стеной. Сержио расти еще до твоего уровня и расти… В эти трудные дни я хочу быть рядом с тобой! Я понимаю, что у тебя другая, но я ни на что не претендую, я просто хочу быть рядом. А вдруг семья Морозовых не шутит и это будут мои последние дни? Твое благородство не позволит отказать мне в моей последней просьбе!

– Регина, не надо так грустно, все обойдется, вот увидишь, – смягчился Карл, сам не подозревая, что совершает поступок в стиле Яны Цветковой. Та никогда бы не смогла отказать в помощи страждущему.

– Возьми нас с собой! – снова попросила Регина и подпихнула локтем своего жениха.

– Да… Карл, помогите нам. Я готов заплатить или отработать, – не очень уверенно промямлил Сержио, нервно глядя на свою пассию.

– Я, конечно, не могу отказать… Ради бога, поехали со мной, но я предупреждаю: не думаю, что это хорошая затея.

– Не важно! Главное, что мы с тобой! – воскликнула Регина, прижимаясь к Карлу всем телом, чем ввергла его в раздумья, была ли она искренней, когда говорила о том, что не хочет ничего вернуть назад.

– Ну, что ж… – задумался Карл. – Прятаться от русской мафии в России – это прикольно… то есть оригинально…

– Да?! – распахнула глаза Регина.

– Летим завтра моим самолетом в семь часов вечера, – ответил Карл, уворачиваясь от слишком крепких и совсем не нужных ему объятий.


Стюардесса украдкой бросала взгляды на идеальное лицо Карла Штольберга с правильными чертами и вздыхала. Она давно и безответно была влюблена в него, но даже не смела и думать о нем, даже втайне. Кудрявые волосы князя лежали на вороте темно-синего джемпера из шелка, красиво облегающего торс. Штольберг был погружен в свою бухгалтерию, то есть устремил взор в экран ноутбука, который взял с собой. Он сидел в удобнейшем кресле, вытянув вперед длинные ноги в темно-синих джинсах. Сержио с Региной летели вместе с ним и сидели недалеко от него, постоянно целуясь и обнимаясь. Причем Карл постоянно ощущал на себе призывный взгляд Регины, но не обращал на него внимания.

– Хорошо иметь личный самолет, князь? – спросила Регина, не выдержав того, что он даже ни разу не посмотрел в ее сторону.

– Угу, – буркнул Карл, не поднимая глаз.

– Тебе он необходим для работы? – привязалась Регина. Сегодня она вырядилась в умопомрачительное розовое мини-платье, не прикрывавшее и трети ее фигуры.

– Мне самолет был не нужен, мне хватало и бизнес-класса обычного пассажирского самолета. Личный я приобрел ради Яны. Она очень боится авиаперелетов. Я надеялся, что обстановка в самолете, максимально приближенная к домашней, все время одни и те же приветливые, знакомые лица обслуживающего персонала помогут ей преодолеть страх.

– И что? Помогло? – заинтересовалась Регина.

– Не совсем… – ответил Карл.

– Поэтому здесь есть кровать? – хохотнул Сержио. – Я слышал, что страх перед полетом можно унять только сексом, то есть более сильными эмоциями.

– Сержио, ты бестактен! – одернула «мальчика» Регина, которую совсем даже не порадовали эти наблюдения ее бойфренда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное