Татьяна Луганцева.

Девочка на шару

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Да? Никогда не замечал… Для меня плохая примета, когда ты появляешься у меня в кабинете, – сказал следователь.

– Не надо так говорить, я же знаю, что ты мягкий и пушистый… – снова покачнулась Яна.

– Слушай, как же ты поедешь в таком состоянии? – ужаснулся Виталий Владимирович.

– Не волнуйся, доберусь, все нормально, – козырнула ему Яна и, взяв пропуск, подписанный следователем, и свою сумку, все так же пошатываясь, вышла из кабинета.

Оказавшись на оживленной улице перед следственным управлением, Яна попросила первого же остановившегося частника довести ее на нужный участок Ленинградского шоссе. Водитель как-то странно посмотрел на пассажирку и задумался, но предложенная ею сумма возымела свое действие, и он согласился. Полчаса Яна, сопя и отдуваясь, искала в своей вместительной сумке помаду, потом зеркало, а затем попыталась подправить себе макияж прямо в машине и в результате чуть ли не всю помаду размазала по лицу.

– И много вы берете? – подал голос шофер.

– Чего? – не поняла Яна.

– Ну, я просто интересуюсь… Никогда не сталкивался и не пользовался услугами, поэтому не знаю расценок. Дорого стоит это…

– Что?

– Любовь. – Водитель закашлялся.

Яна так и замерла с зеркалом в руке.

– А я откуда знаю? – наконец очнулась она.

– А разве вы не одна из них? Ну, из проституток? – еще больше стушевался водитель.

– Да вы что?! Как вы посмели подумать?!

– А что вам еще делать на этом километре? – удивился водитель.

– Да мало ли у меня какие дела!

– А какие там еще могут быть дела? – не унимался водитель.

– Вы на дорогу лучше смотрите, а не на меня. Впрочем, думайте, что хотите, – махнула рукой Яна и стала поправлять сетчатые колготки.

Водитель высадил ее там, где она потребовала, и пожелал удачной охоты.

Яна рассерженно отвернулась. Вот и не думала, что кто-либо может рассматривать ее в таком ракурсе – и с тоской осмотрелась. Она стояла на обочине шоссе, а мимо проносились машины, некоторые из них сигналили и мигали фарами. В своей короткой юбке, туфлях на платформе и кожаной курточке Яна почувствовала себя очень неуютно. И ей сразу стало холодно – температура воздуха за городом сейчас явно была на несколько градусов ниже, чем в Москве.

«И зачем я сюда приехала? – с тоской подумала она. – Да еще и без машины, да еще и… пьяная…»

Она побрела в сторону области, зябко передергивая плечами и утопая в придорожной, еще не замерзшей грязи. Немного впереди она заметила трех молоденьких девушек в коротких юбках. Яна с радостью заковыляла к ним, всматриваясь в лица и пытаясь узнать Веру. «Девушка могла изменить прическу, цвет волос и иметь более улыбчивый взгляд, чем перед милицейской фотокамерой», – напоминала себе мысленно Яна.

Девушки оказались как бы все на одно лицо. И выражение безразличия и отрешенности на их лицах тоже было одинаковым. Возможно, виной тому большое количество косметики на лице.

– Эта точка занята! – сразу же заявила подошедшей Яне одна из девиц с коротко стриженными рыжими волосами.

– Шли бы вы, мамаша, греметь костями в другом месте, – нелюбезно восприняла ее кудрявая блондинка, явно в парике.

– А то сейчас Жорик придет, и тебе не поздоровится, – подтвердила третья, самая невзрачная из них.

Яна не успела ничего ответить – рядом с ними остановилась машина, и из нее выглянули двое мужчин.

– Сколько?

– Полтинник! – ответила рыжая, принимая позу.

Мужики оглядели женщин, и один из них указал на Яну.

– Эту берем.

– Она не работает! – завизжала рыжая, с ненавистью глядя на непрошеную конкурентку. – Мы здесь второй час мерзнем!

– Она же старая! – выкрикнула блондинка.

– Зато с лоском, – возразили мужики. – Вид у нее ухоженный, а вы как лахудры.

– Уходи отсюда! – прошипела рыжая.

– Тогда эту! – указал мужик на блондинку, и она быстро нырнула в машину.

Взвизгнули колеса, и машина унеслась на большой скорости.

– Как она не боится… – глубокомысленно заметила Яна, провожая ее взглядом.

К ним спешила группа еще из трех девушек.

– Ты что, с луны упала? – опасно надвинулась на Яну рыжая. – Вот мы сейчас с девчонками весь лоск-то твой скинем…

– Нам конкурентки не нужны! – подтвердила невзрачная и приготовилась вместе с подругой кинуться на Яну. Было понятно, что она самая злая, так как меньше всего пользовалась спросом.

Но расправа не состоялась. С двух сторон появились машины полицейские, и раздался пронзительный женский крик:

– Тикайте! Облава!

Девушки мгновенно исчезли, как будто их и не было. И только Яна, тупо моргая и ничего не понимая, осталась стоять на обочине.

Глава 4

Агриппина Павловна наконец-то вздохнула спокойно, когда увидела Яну на ногах. Она отправила Бориса Ефимовича в соседний магазин со списком нужных продуктов, а сама приступила к домашним делам. Ребенка сейчас не было, и ничто не мешало активной уборке квартиры. Яна давно предлагала взять помощницу престарелой даме, но та наотрез отказалась.

– Я никого не потерплю в своем доме, мне все будет не нравиться, что сделано не моей рукой, – категорично заявила она. Несмотря на возраст, здоровье у Агриппины Павловны было хорошее, только иногда шалило давление.

Сейчас она заложила грязное белье в стиральную машину, вытерла пыль со всех полочек, начистила сантехнику, приняла продукты от пришедшего из магазина супруга и усадила его за телевизор, заботливо укрыв пледом. У Бориса Ефимовича сильно болели суставы, и долго находиться на ногах он не мог. Затем она включила «адскую машину», как она называла профессиональный чистящий пылесос, и приступила к влажной уборке пола, ковров и мягкой мебели.

Пылесос так гудел, что она не сразу услышала, что кто-то настойчиво звонит в дверь. Агриппина Павловна смело направилась открывать, даже не спрашивая, кто пришел. Дело в том, что в их доме с огороженной территорией круглосуточно дежурил охранник, и он строго «фильтровал» всю публику. Если кто-то хотел пройти в ту или иную квартиру, посетитель предварительно звонил по телефону и спрашивал разрешения у хозяев. Яна отнесла в дежурку список тех людей, кого надо было пропускать к ним в любое время года и в любое время суток. Ричард, конечно, был в этом списке, но человек, стоящий на пороге, не был Ричардом, хотя он тоже был занесен в этот важный список.

На пороге Яниной московской квартиры стоял Карл Штольберг собственной персоной. Агриппина Павловна невольно залюбовалась им, так как иначе смотреть на такого мужчину было просто невозможно – высокого роста, с потрясающей фигурой и широкими плечами, красивым лицом с правильными чертами, умными темными глазами, слегка смуглой кожей и вьющимися светлыми волосами. Карл, одетый в черные джинсы и черную куртку, стоял с клетчатой дорожной сумкой и выглядел несколько растерянно и встревоженно. Агриппина Павловна методично на протяжении уже нескольких лет пыталась найти в этом человеке хоть один изъян, чтобы раздуть его до размеров атомной бомбы (она ничего не могла с собой поделать, считая его разлучником Яны и ее любимого Ричарда), но ни единого изъяна в Карле Штольберге ее пытливый ум не обнаружил, что разозлило женщину еще больше. Она даже пыталась хамить ему, конечно, в отсутствие Яны, но и это не срабатывало. Поведение Карла было безукоризненным – всегда предусмотрителен, вежлив, уважителен и учтив. Самым интересным фактом являлось то, что даже Ричард не испытывал к нему никаких отрицательных чувств. Он прекрасно знал свою жену и понимал, что многое, если не все, зависело именно от нее. То, что не влюбиться в Карла фактически нереально, он тоже понимал. Одна Агриппина Павловна не сдавала своих боевых позиций и держала оборону от «заморского проходимца».

– Здравствуйте, Агриппина Павловна, – произнес Штольберг приятным баритоном с едва уловимым акцентом. Он и так хорошо говорил по-русски, а после встречи с Яной усиленно занимался с педагогом, чтобы в совершенстве знать язык, на котором говорит любимая.

– Ну, здравствуйте, ваше величество, коли не шутите, – ответила Агриппина Павловна, вытирая руки о передник и протягивая правую Карлу, зная, что тот все равно не отстанет, пока не поцелует ей руку.

«Надо же, ведь и не брезгует рабочим классом», – всегда думала она, страшно смущаясь, так как все никак не могла привыкнуть к такому обхождению.

– Чего приехали? – в лоб спросила она неожиданного гостя.

– Я беспокоюсь за Яну. Мне позвонил Ричард и сообщил, что она себя плохо чувствует, вот я и вылетел первым же самолетом.

– Да зачем так было спешить? – поморщилась Агриппина Павловна. – Ей уже значительно лучше.

– Я могу ее увидеть? – улыбнулся Карл, который, конечно же, не мог не замечать настроенность домоправительницы Яны против его персоны. Но отступать он тоже намерен не был, слишком долго он завоевывал любимую женщину, чтобы обращать внимание на такие мелочи.

– А она ушла! – подбоченилась домоправительница.

– Я могу подождать ее? Я не успел устроиться в гостинице, – сказал Карл Штольберг.

– Проходите… – вздохнула Агриппина Павловна, отступая внутрь квартиры и сдавая оборонные позиции. Она прекрасно понимала, что есть грань, переходить за которую у нее нет права. Она не была дурой и осознавала, что при всей своей личной неприязни к князю, если его не впустить, скандала с Яной не избежать.

– Ботинки снимайте, я полы помыла, – предупредила она его.

– С превеликим удовольствием, – ответил Карл, снимая также куртку и ставя сумку в прихожей.

– Приветствую вас! – показался из комнаты Борис Ефимович, который в отличие от супруги к Карлу относился хорошо.

– Здравствуйте, Борис Ефимович, – поздоровался с ним князь.

– А вы надолго к нам? – спросила Агриппина Павловна, испепеляя мужа взглядом.

– Как решит Яна. Кстати, что с ней случилось? – поинтересовался Карл, стоя в прихожей.

– Депрессия! – с вызовом в голосе ответила пожилая дама. – Довели вы все Яну! Жила тихой семейной жизнью, и тут ее захватили любовные страсти…

– Ну, тихой жизнью она никогда не жила, – заступился за князя Борис Ефимович.

Карл решил промолчать, лишь улыбнулся.

– А ты иди в комнату, умник! – рявкнула на мужа Агриппина Павловна. – И вы, ваше высочество, тоже.

– Просто Карл, – слегка поклонился гость.

– Просто может быть только Мария, а вы – ваше высочество! – надулась Агриппина Павловна.

– Идемте, – потянул Карла за рукав тонкого джемпера Борис Ефимович, шепча на ухо: – Невозможный характер стал, просто ужас!

Карл прошел в просторную гостиную Яны, где обычно спал Вова, когда жил в доме. Большие, мягкие диваны стояли буквой «п» вокруг современного плазменного телевизора. Уголок ребенка был огорожен специальной ширмой. На полках стояло множество забавных сувениров, которые Яна привозила из разных стран. Карл разместился с Борисом Ефимовичем на удобном диване перед телевизором. Перед ними располагался большой квадратный журнальный столик.

– Будете что-нибудь есть с дороги? – поинтересовалась Агриппина Павловна, которая не могла не предложить поесть даже врагу. – Правда, я еще ничего не приготовила. Последние пироги отдала с собой Яне, а оставшиеся котлеты хотела отнести дворовым собакам, но могу разогреть вам…

– Нет, спасибо, – пряча улыбку, ответил Карл, – мне бы только кофе.

– Сейчас сделаю. – С гордым видом домоправительница удалилась.

– Ужасный характер! – подтвердил недавние свои слова Борис Ефимович и включил телевизор, чтобы хоть как-то развлечь гостя.

На экране появились какие-то наши современные актеры без налета интеллигентности на лицах, но обряженные в костюмы дворян, которые сидели на них, словно седло на корове.

– Сериал, – пояснил Борис Ефимович. – Смотрите?

– Если честно, то не любитель. Мне некогда, – ответил Карл.

Борис Ефимович щелкнул пультом, засветилась заставка криминальной сводки.

– Сегодня оперативники провели задержание проституток, промышляющих на Ленинградском шоссе, – четко произнесла диктор.

– Посмотрим? – спросил Борис Ефимович, отложив пульт в сторону.

– Всех девушек привезли в отделение милиции и зарегистрировали. Им грозит штраф… – продолжала рассказывать диктор.

На экране появились серые стены, по всей видимости, отделения милиции и молодые девушки с распущенными волосами и ярким макияжем, в коротких юбках. Многие из них пытались закрыть лицо руками, одеждой или волосами. Тут камера крупным планом взяла… Яну Цветкову, сидящую на стуле, закинув ногу на ногу, и возмущенно что-то говорящую.

– Некоторые девушки находились под действием алкоголя и попались в первый раз, – прокомментировала эту картинку диктор.

Камера снова и снова показывала Яну – видимо, она приглянулась оператору, тем более что эта задержанная не закрывала лица. В гостиной повисла напряженная тишина. С чашкой кофе и пачкой печенья на подносе вошла Агриппина Павловна.

– Я плохо вижу, выжил из ума – или там и правда… Яночка? – забормотал Борис Ефимович, шуря подслеповатые глаза.

Чашка кофе соскользнула с подноса и разбилась вдребезги, на светлом ковре появились темные-коричневые пятна. Агриппина Павловна схватилась за сердце.

– Это Яна, – дрогнувшим голосом подтвердил заморский друг, заметно стушевавшись.

– «Итак, – снова заговорил диктор, – сегодня в номере вы видели: задержана на подступах к Москве партия героина из Таджикистана; пойман вор-рецидивист, два года находившийся в розыске; успешно прошла операция Химкинского отделения милиции по задержанию проституток, стоящих на Ленинградском шоссе». – И в заключение снова замелькали кадры хроники, в основном – крупные планы Яны с криво намазанным ртом, недоуменно смотрящей в камеру. Затем пошла красочная и глупая реклама про детское питание.

Борис Ефимович метнулся к пульту и выключил телевизор, словно боясь того, что он еще может показать, и виновато посмотрел на бледного Карла. Агриппина Павловна наконец-таки оторвалась от косяка и, приблизившись к ним, села на диван, прикрыв колени пустым подносом.

– Какой ужас! Из дома она выходила вполне нормальная. Правда, не сказала, куда собралась… Да уж, неплохой метод лечения депрессии… Она что, с ума сошла? Главное, чтобы Вовочка не увидел свою маму и Ричард не расстроился бы.

Карл сидел как каменное изваяние, на нем, можно сказать, не было лица.

– Что ты такое говоришь? – зашипел на жену Борис Ефимович. – Только и думаешь о своем Ричарде! Посмотри на человека – он белый как мел! Коньячку?

– Грамм сто, пожалуйста, – выдавил Карл.

Борис Ефимович с большой для него скоростью, прихрамывая, побежал к себе в комнату и вернулся с уже початой бутылкой коньяка и тремя рюмками.

– Давайте выпьем! А то нас сейчас удар хватит! – быстро разлив коньяк по рюмкам, произнес он, и все трое, не чокаясь, опрокинули горячительный напиток внутрь своего организма.

Агриппина Павловна закашлялась, а потом вдруг зарыдала, кинувшись на плечо Карлу.

– Что же такое происходит? Что еще за позор на нашу голову?

Карл обнял Агриппину Павловну за плечи и произнес спокойным голосом:

– Не нервничайте. Я уверен, что всему есть разумное объяснение. Сейчас я поеду в то отделение милиции и проясню обстановку.

– Точно! Тут какое-то недоразумение! – ухватился за эту мысль Борис Ефимович, как за соломинку. – Яночка уже столько раз попадала в нелепые ситуации! Наверное, произошла очередная глупая история.

Агриппина Павловна оторвалась от приятно пахнущего плеча князя и хлопнула себя по лбу со страшным звоном.

– Вот я идиотка! Как же сразу-то не догадалась? Я просто растерялась, увидев Яну в такой компании! Ей же недавно звонила Люся, а я случайно стала свидетельницей их разговора! – выпалила домоправительница, переводя дух.

Мужчины все обратились в слух, уж очень им хотелось найти уважительную причину странной ситуации, в которой оказалась Яна. Они даже не обратили внимания на интересный факт: как это можно случайно стать свидетелем чужого телефонного разговора?

– Ну так вот! Ее мать просила найти какую-то проститутку и помочь ей. Вроде как она дочка ее давнишней подруги! – выпалила Агриппина Павловна, обмахиваясь подносом, как веером.

– Так это все и объясняет! – облегченно вздохнул Борис Ефимович. – Яна поехала ее искать и попала вместе с девицами в милицию.

Нормальный цвет лица постепенно начал возвращаться к Карлу. Агриппина Павловна с долей жалости посмотрела на него.

– Хорошо, что выпили, профилактика инсульта проведена… Я вот только одного не понимаю: где она успела так напиться? Из дома выходила совершенно трезвой, фактически сутки ничего не ела. А тут глаза сфокусировать не может…

– Да мало ли где! – замахал руками Борис Ефимович.

– Прости, господи, проститутки ей, что ли, налили? – продолжала гнуть свою линию домоправительница, но, заметив, что князь снова начинает бледнеть, спохватилась: – Ладно, пойду сделаю вам мой фирменный воздушный омлет с беконом, помидорами и тертым сыром. А как вы хотели? Русские женщины, они такие! Очень душевные и отзывчивые! И в огонь, и в воду пойдут за другого человека! Вот и Яна наша снова пострадала. А если хотите жить спокойно, оставьте Яну в покое и женитесь на какой-нибудь принцессе! А уж мой мальчик Ричард, человек русской закалки, как-нибудь выдержит ее несносный характер.

Агриппина Павловна выдала все это и удалилась на кухню с гордо поднятой головой, бормоча себе под нос:

– Интересно, передачу еще будут повторять ночью или в сводке за неделю? Что бы мне такое придумать, если ее увидит кто-нибудь из моих подруг-сплетниц?

Словно в подтверждение ее слов, раздался телефонный звонок.

– Алло? – взяла трубку Агриппина Павловна. – Это ты, Маруся… – Лицо домоправительницы скривилось в недовольной гримасе. – Новости? Нет, не смотрела… Что ты говоришь? Яна? Ну что ж, не удивительно… – Голос ее звучал почти безразлично. – Она сейчас снова подрабатывает в детективном агентстве… Да, и была внедрена в ряды этих… ну, проституток… Нет, вовсе она не оригинально переживает развод, а была на задании. Не веришь? А зачем тогда звонишь?! – Дама в сердцах швырнула трубку. – Чертовка! Яна Цветкова на панели, сенсация квартала… Дура! Ох, Карл, не смотрите так на меня! Вы приехали очень некстати. Вернее сказать, принесла вас нелегкая.

Снова зазвонил телефон, и Агриппина Павловна нещадно выдрала телефонный шнур из розетки.

– Все! Нет нас! А ездить вам позориться никуда не надо. Тоже мне, продолжение фильма «Красотка»… Если наши догадки верны, милиционеры во всем разберутся и отпустят нашу красавицу!

Агриппина Павловна пошла на кухню греметь кастрюлями и противнями, а Борис Ефимович, уже боясь включать телевизор, предложил Карлу сыграть в подкидного дурака. Князь, заинтересованный доселе неизвестной ему игрой, согласился.


Яна открыла дверь своим ключом и тихо прошла в квартиру, скинув обувь в коридоре. В комнате она оказалась как раз в тот момент, когда Борис Ефимович радостно кричал: «Четвертый раз дурак!» и отвешивал чешскому князю щелбан.

– Вы что тут, совсем с ума посходили? – оторопела Яна, не сразу заметив, что мужчины просто играют в карты. Хмель из нее уже выветрился.

Карл встал и пошел к ней навстречу, раскрывая объятия.

– Добрый вечер, котенок!

– Здравствуй, дорогой! – Яна нырнула в его широкие объятия, и они поцеловались.

– Я очень скучал. Мы не виделись уже давно, – сказал Карл, потирая красный лоб. Видимо, Борис Ефимович хорошо играл в дурака на щелбаны.

– Всего три недели, всего три недели! – ответила Яна.

– И ты говоришь «всего»? Я каждый день скучал, и для меня эти дни тянулись ужасно долго.

Яна плюхнулась на диван, вытянув длинные ноги.

– Как я устала!

Агриппина Павловна заглянула в комнату.

– Здравствуй, дитя мое! Надеюсь, ты объяснишь всем нам, что означает твой дебют в теленовостях?

– В каких новостях? – не поняла Яна и воскликнула: – Так это безобразие снимало телевидение?! А я-то думала, что местное отделение милиции съемку ведет для себя. А что, уже показывали? Я хорошо в ыгляд ела? – засуетилась Яна.

– Ты в своем уме? – всплеснула руками Агриппина Павловна. – Ты ведь не в сериале про любовь снялась. Когда показывали твое пьяное лицо на весь экран, говорили, что поймана шайка проституток с Ленинградского шоссе.

– Ну да, там нас и взяли! – радостно закивала головой Яна и, спохватившись, добавила: – То есть как «шайка проституток»? И при этом показывали меня?! Какой кошмар!

– Вот и мы так же решили, – вздохнула Агриппина Павловна.

– Вы все видели? Карл, ну ты же не подумал… – взяла его за руку Яна.

– Сначала я сам не знал, что думать, – честно ответил Карл, – я так до конца и не привык к твоим шуткам. А потом решил, что всему есть разумное объяснение.

– Нет, ваше высочество, вы были здорово напуганы! – хохотнула Агриппина Павловна. – Вы бы явно не взяли в жены проститутку.

– Хорошо, я признаюсь: я испугался. Я бы не смог бросить Яну, даже если бы увиденное в новостях оказалось правдой, а вот мама моя бы мне этого не простила.

– Как ты мог подумать! – воскликнула Яна и заискивающе посмотрела на домоправительницу. – Нет ничего поесть? Я что-то проголодалась.

– Есть омлет, но он обещан нашему дорогому гостю.

– Я уступлю! Я не голоден, – живо откликнулся Карл.

– Он из восьми яиц, – предостерегла Агриппина Павловна.

– Я съем все! У меня проснулся волчий аппетит! – Яна схватила со стола салфетку и засунула ее себе за ворот в предвкушении еды.

Агриппина Павловна принесла омлет прямо на сковороде, поставила на подставку перед Яной, и та накинулась на еду.

– Какая плохая жизнь у этих девушек… – с набитым ртом проговорила она. – Стоят на трассе в холод, в коротеньких юбочках, дышат выхлопными газами… Клиенты все ненормальные, прямо какие-то хоббиты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное