Татьяна Луганцева.

Блондинка в футляре

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

Глава 7

Варвара вышла из следственного управления тогда, когда дежурный в бюро пропусков стал косо на нее смотреть.

Задерживать ее он не имел права, так как у нее был пропуск, подписанный следователем, и ничего плохого не делала, просто сидела в тепле. Она уже видела адвоката, который приехал по звонку Леонида. Это был очень высокий и худой мужчина с длинным носом и близоруко щурящимися глазами даже в очках. Он был в кашемировом пальто цвета кофе с молоком, в черном костюме, светло-бежевой рубашке с ярким галстуком и дорогих ботинках. Он мог бы и не представляться. Ежу было понятно, что это адвокат, причем не из дешевых. Но он подошел к бюро пропусков широким, размашистым шагом и представился:

– Здравствуйте. Я – адвокат Прохор Витальевич…

– Шаляпин? – дежурный «гоготнул», по всей видимости, он не любил адвокатов.

– Шляпин, – поправил его высокий лысеющий брюнет. – Меня вызвал мой клиент Леонид…

– Да знаю я, – прервал его дежурный, – проходите! Комната 224.

Мужчина с кожаным портфелем рванул по коридору.

Варвара вышла на улицу и поежилась. Она все еще была в грязи, в засохшей крови Леонида; вся в синяках, в разорванной одежде. Из теплых вещей на ней был только свитер Леонида. К ногам Варвары словно подвязали гири, уходить она не хотела, как будто этим она могла предать того, с кем вошла в это здание.

«Какую-то я чушь несу… Почему я должна его ждать? Я его совершенно не знаю и ничем не обязана… А вдруг Леонид виновен? Мало ли что мне кажется… Я замерзну, к чертовой матери! А уйти все равно не могу… Нет, придется дождаться адвоката».

Варвара присела на ступеньку здания напротив и, сжавшись в комок, приготовилась ждать. Мимо проходили люди в пуховиках, шапках, вечно спешащие куда-то. Худая симпатичная женщина в грязной одежде вызывала у некоторых только слегка рассеянный взгляд и ощущение того, что кому-то еще хуже, чем ему. Из задумчивости Варвару вывел звон монеток, которые ей под ноги кинул один парень. Сначала она захотела крикнуть: «Молодой человек, вы обронили!» Но затем слова застряли у нее в горле, так как Варвара поняла, что ей подают милостыню. От ощущения позора ее бросило в жар, она растерянно подобрала мелочь.

«Дождалась! Какой ужас! Приняли за бомжа!»

– Не знал, что этим промышляете, – услышала она насмешливый голос у себя над головой.

Варя вздрогнула и подняла глаза. Перед ней стоял следователь и, прищурив глаза, рассматривал ее с легким оттенком интереса.

– А говорите, что учительница… Как там? Де… дефек… фектолог? Так это дети с дефектом или вы сами?

– Сами вы с дефектом! – огрызнулась Варвара.

– Ладно, не обижайтесь! Что вы тут высиживаете? У вас уже губы синие. Я же вам велел обратиться в больницу!

– Я жду… – ответила она, осознавая, что следователь прав.

– Не выйдет ваш принц сегодня, – ответил следователь, отводя глаза и шаря по карманам своей куртки, явно в поисках сигарет.

– Как? А что? Кстати, к вам же пошел адвокат! – воскликнула Варя.

Следователь наконец достал что искал, и этим предметом оказался ингалятор.

Он сделал два шумных вдоха с лекарством и продолжил:

– Извините, астма. Обостряется, собака, в такую ветреную погоду. Адвокат пришел не ко мне, мне адвокат не нужен. Они сейчас общаются, Леонид ни в чем не сознается, но его это не спасет. Все улики против него… даже адвокат его не вытащит под залог, это я вам говорю. Можете идти… хотя куда же вы в таком состоянии? Жалко, но у нас в органах не предусмотрена услуга доставки свидетелей и пострадавших по домам. Дать вам на такси? – Сжалился следователь.

– Не надо… – клацая зубами, ответила Варвара.

– Я вообще шел на обед… здесь дешевые и сытные бизнес-ланчи, – сказал следователь, а с работников следственных органов берут еще меньше. Пойдемте со мной, поедите и согретесь.

– Неудобно… – жалобно ответила Варя, внезапно ощущая острый приступ голода.

– Восемьдесят рублей я могу себе позволить потратить на голодную и холодную девушку, – не стал ее больше уговаривать Артем Иванович и поднял за локоть со ступенек того самого заведения, в какое и повел.

Это оказалось небольшое кафе. Артем присел за крайний свободный столик у окна, Варя расположилась напротив. Она заметила, что Артем Иванович поздоровался с присутствующими в кафе мужчинами. Видимо, все их следственное управление питалось здесь бизнес-ланчем со скидкой за восемьдесят рублей. Подошедшая к ним официантка тоже поздоровалась с ним и вопросительно посмотрела на Варю.

– Это со мной, – пояснил следователь, сразу пресекая все недоуменные вопросы. – Наш агент, была на задании, поэтому немного не в форме.

– Так, может, сто грамм? – предложила сразу вошедшая в положение напрочь замерзшего «агента» официантка.

Варвара попыталась было отказаться, но официантка добавила интимным шепотом:

– За счет заведения.

– Тебе это необходимо! – возликовал следователь, подмигивая Варе. Варвара была сообразительной девушкой и сразу поняла, что на сто грамм для согрева «агента» покушается сам следователь, и она согласилась.

– А так два бизнес-ланча, – добавил Артем Иванович, – все как обычно, Зоечка.

– Одну минуту! – девушка отчего-то раскраснелась и упорхнула за коричневую дверь, ведущую на кухню.

Варя наконец рассмотрела следователя. В кабинете он вызывал исключительно негативные эмоции, сейчас же показался ей вполне симпатичным мужчиной. Темно-русые волосы, неправильные черты лица и красивые синие глаза совсем не злого человека.

Официантка быстро принесла два салатика из свежей моркови и капусты с растительным маслом, два борща со сметаной и жареную капусту с котлетой. Варе почему-то сразу представилось, что ночью хозяева этого кафе грабанули овощной склад и нарвались на капусту, так как именно она присутствовала во всех трех блюдах предлагаемого на сегодня меню.

Порции были небольшие, но еда была вкусной, как домашняя. Варвара с большим аппетитом принялась за пищу. Артем Иванович опрокинул половину содержимого граненого стаканчика внутрь себя и захрустел салатом.

– Тебе что, жалко этого красавчика?

– А вам нет? Вдруг он невиновен? – вопросом на вопрос ответила она.

– Работа у меня такая, гражданочка Варвара.

– Странно звучит – гражданочка Варвара.

– Это я так… В нашей работе не может быть жалко – не жалко, вдруг – не вдруг… Только факты, голые факты, а они против Тихонова. Есть заявление гражданочки, есть зафиксированные побои и следы насилия. Взяли на анализ сперму. У девушки есть свидетель, который видел, как Леонид грубо запихивал ее в свою машину. И если анализ даст положительный результат, а я почему-то думаю, что так оно и будет, не стала бы проходить все это девушка за просто так, то твоему рыночному спасителю – крышка! – Следователь отставил пустую салатницу и приступил к поеданию борща. – Не пойму, почему тебя это так волнует? С ваших слов, вы всего лишь несколько часов как знакомы.

– Сама не знаю… Это были не самые легкие часы… Он зарекомендовал себя явно не как насильник.

– Мало ли что! Может, ты не в его вкусе. Ты себя в зеркале-то видела? Не хочу расстраивать, но вряд ли ты сейчас станешь объектом сексуального преследования.

– Спасибо на добром слове.

– Пожалуйста! – Артем Иванович легко махнул вторую порцию водки и достал сигареты.

– А ничего, что вы пьете в обеденный перерыв? – заметила Варвара.

– Я сам себе хозяин, а сегодня выпивка досталась мне просто так.

– На халяву?

– Можно и так сказать. Кроме того, я себя несколько неуютно чувствую, то есть заболеваю, меня продуло, – нашелся следователь.

– Что будете пить? – подошла к ним официантка Зоя.

– Мне чай, а даме?…

– Кофе, – ответила Варвара.

В этот момент в кафе вошел господин, которого Варя видела ранее, то был адвокат Прохор Витальевич Шляпин. Вид у него был несколько растерянным и удрученным. Официантка бросила на него пытливый взгляд.

– Что угодно?

– Мне бы кофе…

– Сожалею, столики все заняты, но можете присесть за барную стойку.

Прохор Витальевич посмотрел на высокие, неудобные табуреты у барной стойки, сплошь уставленной пивными колонками с различными марками пива. Чувствовалось, что его эта перспектива не впечатляла. Следователь привстал с места и привлек его внимание.

– Присаживайтесь к нам!

– Здравствуйте, – откликнулся адвокат, присоединяясь к ним и представляясь Варваре. Следователь уже приступил к последнему блюду. После непродолжительной паузы он спросил:

– Дождались результатов экспертизы?

– Да.

– Судя по вашему виду, господин адвокат, вам нечем крыть…

– Сперма моего клиента, но это еще ни о чем не говорит. Леонид и не отрицает, что имел половой контакт, но он никого не насиловал.

– Кто же признается в таком злодеянии? Ему туго придется в камере предварительного задержания… Все! Друзья мои, мне пора! А вы можете еще пообщаться. Кстати, это та самая женщина, из-за которой вашего клиента чуть не убили. Над этим покушением мы тоже работаем, но это не снимает с него ответственности за изнасилование.

Следователь выложил на стол деньги за два обеда и посмотрел на адвоката.

– Мне нечего расследовать, других подозреваемых нет.

– Я понимаю, возможно, я обращусь к услугам частного детектива.

– Ваше право, – пожал плечами следователь.

– Что я могу сделать, чтобы моего клиента выпустили под залог? Леонид очень богат, и сумма выкупа может быть очень большой.

– Если бы имелась хоть какая-то зацепка, что он не единственный, кто мог это сделать… – сказал следователь.

Адвокат и Варвара остались одни. Мужчина растерянно крутил чашечку кофе в руках, периодически кофе выплескивался, обжигая пальцы, но он этого, казалось, не замечал.

– Вы так расстроены… – осторожно начала разговор Варя, которой тоже было невесело.

Адвокат вздрогнул, отвлекся от своих каких-то мыслей и посмотрел на нее.

– Я в шоке, если честно… Это такая нелепица, такая гнусная история, такая неправда, – сказал он с ударением на последнем слове. – И не думайте, что я говорю так, потому что являюсь адвокатом и призван защищать даже самых отпетых мошенников и преступников. Я это говорю, потому что являюсь другом Лени Тихонова и знаю этого человека много-много лет. Он не то чтобы на такое не способен, об этом даже речи не может быть!

– Вы в этом очень уверены, – констатировала Варвара.

– Более чем. Он мухи не обидит, а уж от женщин отбоя не было, чтобы применять к кому-то силу! Бред! Он всю жизнь только и делает, что помогает другим.

– Чем вы можете ему помочь?

– С теми уликами, что сейчас против него… ничем. Я могу поговорить с этой девушкой и предложить забрать заявление за любые деньги. Надеюсь, что именно это ей и надо, ради этого и затевался весь этот цирк, другого объяснения я не нахожу.

– Так встретьтесь с ней!

– Какая вы быстрая… она вправе отказаться разговаривать со мной. По всей видимости, она – страшный человек, раз пошла на такое! – Прохор Витальевич говорил с той позиции, что Леонид абсолютно ни в чем не виноват.

– А может, она ждет этого… Ну, денег? Вы же сами говорили, – подбодрила его Варвара.

– Для начала у нее наверняка есть сообщники, хотя бы один. Тот, кто ее избил, потому что следы побоев, что называется, налицо… – Прохор задумался и, поймав вопросительный взгляд Вари, пояснил: – Вы не представляете, что значит оказаться среди уголовников по такому обвинению даже на одни сутки.

– Наслышана.

– Но не представляете реалии! – адвокат выпил уже остывший кофе. – А если еще на него поступит заказ… опустить или издеваться до потери сознания… Да Леонид будет готов отдать все свое состояние, нажитое честным трудом, этой проходимке. Так что, думаю, сейчас она на контакт не пойдет, сейчас она выжидает и играет роль жертвы.

– А кто она? – заинтересовалась Варя.

– Пока не знаю! А уж свидетель, который якобы видел, как Леонид тащил ее в машину, в интересах следствия вообще засекречен! Конечно, по своим каналам я все могу узнать, но этим можно навредить Лене, если они ему еще впаяют давление на свидетеля. А так сидеть тоже нельзя, сердце обливается кровью. Нет, решено! Сейчас я поеду и попытаюсь хоть что-нибудь предпринять, хоть что-то сделать. Я не могу так сидеть, когда его там уничтожают. Думаю, даже то, что он серьезно занимался боксом, вряд ли ему сейчас поможет.

– Ничего не могу сказать… – пожала плечами Варя, – как хоть звали девушку? Может, Леонид обидел ее чем? Почему она решила так поступить?

Адвокат поправил сползшие на нос очки и несколько смутился.

– Леонид расслабился в ночном клубе… девушку не помнит, то есть проснулся утром… она рядом, счастливая, довольная и без синяков.

– Имени он не помнит? – поняла Варя.

– Ну… – развел руками Прохор.

– И вы считаете, что Леонид ничем не обидел девушку? Провел с ней ночь, а утром не вспомнил ее имени?

– Я понимаю и принимаю вашу иронию, но это не повод, чтобы засадить человека в тюрьму лет на семь-восемь. Девочка тоже была пьяна и поехала в гостиницу не в шашки играть. Не святая, понимаете? А аморальные поступки не подлежат у нас в стране уголовному преследованию.

– Понимаю… Да я не против, чтобы ваш Леонид оказался не виноват, просто я-то вообще помочь ничем не могу. Меня он не домогался, не трогал и не обнимал… почти, это я следователю и сказала.

– А ведь вы можете помочь! – воскликнул адвокат, со стуком ставя чашку на блюдце.

– Я?! Чем? – испугалась Варвара.

– У Леонида же сегодня особенный день. Он ехал на день рождения к своему самому главному человеку в жизни, к матери.

– Да, он что-то говорил о цветах…

– Вот-вот! Она же будет ждать! Я сейчас рвану по делам, а Леня просил что-то наплести его матери, успокоить ее и поздравить от его имени. Могу я попросить вас об этом?

– Меня?! Ну, я не знаю… Как я могу? Я ее не знаю, я и Леониду-то никто. Что я скажу?

– Пожалуйста, помогите! Это очень важно для него! Скажите, что Леонид был вынужден уехать за границу срочно… Волноваться ей нельзя, человек в возрасте. Я вас умоляю, сделайте это для нас! Я дам адрес и деньги на такси! А я, может, хоть чем-то смогу ему помочь в это время!

Варвара вздохнула, в таких случаях твердость характера она проявлять не могла и не умела.

Глава 8

Соколовская Софья Петровна поняла, что ее семидесятилетие не принесет ей покоя и умиротворения. Поняла это Софья Петровна тогда, когда так и не дождалась приезда Леонида Тихонова, своего сына. Уже на протяжении многих лет в этот день этот красивый парень, юноша, а затем и молодой мужчина появлялся с утра с букетом роз, с продуктами и неизменным ювелирным украшением. Софья Петровна терпеть этого не могла и всегда сильно возмущалась.

– Господи, Леня! Ну зачем ты покупаешь мне эти брильянты? Мне ими что, гроб потом украшать?

– Ты сама, как брильянт.

– Скажешь тоже… Мне уже столько лет и мне абсолютно ни к чему все эти побрякушки.

– А я хочу, чтобы они у тебя были и чтобы ты всегда чувствовала себя женщиной.

– Камни не греют, уж поверь мне.

– Верю, но я в них вкладываю свою любовь, – упрямился Леонид.

– Леня, дари ты все эти украшения своей девушке.

– Девушкам, – поправил ее Леонид, – и так дарю.

– Да я и не сомневаюсь, что даришь, – улыбалась ему Софья Петровна, – ты – щедрый и добрый мальчик. Когда же ты уже остепенишься? Когда же у тебя появится одна– единственная?

Леонид смеялся.

– Я не знаю… Меня все устраивает.

– Конечно, устраивает! Чего уж тут! Это раньше мужик не мог жить один, стремился к семейной жизни, чтобы женщина была под боком, чтобы его обстирывали, кормили… А сейчас? Женщины у тебя всегда под боком, да все разные, да красивые, да, наверное, стараются, ублажают в постели, чтобы заполучить такого красавца и богача в единоличное пользование. Что смеешься? Даже не краснеешь, вот ведь нахальная молодежь сейчас.

– Хочу отметить, что и девочки целомудрием не отличаются, – хохотнул Леня.

– Вот только не говори, что не на ком жениться! По Станиславскому «не верю»! Просто ты не хочешь и не особо стараешься, чтобы найти.

– Некогда мне, – отметил Леонид, – да и незачем.

– Вот с этого и начинай. Квартиру, вернее, номер в гостинице, тебе уберут, обедаешь ты в ресторане… А ведь если вдуматься, то, что происходит – просто ужас! Жить в отеле одиноким волком, и это – предел мечтаний… Леня, а как же дети? Они из воздуха не делаются! Леня, их не принесут работники сервисслужбы.

– Будут у меня дети, мама, будут, мальчик и девочка, устроит?

– Когда, балбес?

– Еще не готов…

– Тьфу! Увлеклась я твоим физическим и умственным развитием и чего-то тебе недоложила в душу.

– Да все ты мне заложила. Время сейчас другое.

– Время всегда одно! Ущербный ты человек, Леня, если не способен любить! – продолжала агитировать за семейную жизнь своего сына заслуженная учительница, которая сама, кстати, прожила всю жизнь одна, объясняя это тем, что она всецело посвятила себя своему делу.

– А в конце жизни я очень пожалела, что не притулилась под крылом у какого-нибудь мужчины, – сразу же добавила Софья Петровна, чтобы Леонид не ссылался на ее опыт жизни.

Софья Петровна не любила праздники, особенно дни рождения, напоминающие о том, что еще один год жизни завершен. Так же она не любила шумиху вокруг своей персоны и по возможности отклоняла приглашения куда-либо. А уж куда ее только не приглашали! У этой уникальной женщины ее ученики, которым она в свое время помогла в жизни, были в любых отраслях науки, техники, в любой сфере деятельности. Многие жили за границей и настойчиво звали эту женщину к себе в гости. Но Софья Петровна не хотела никого стеснять и постоянно отказывалась, ссылаясь на свой почтенный возраст.

– Я свои километры уже отходила, – говорила она своим ученикам, всем, которых считала своими родными и близкими людьми.

– А ведь ты упрямая, как не знаю кто! Еще меня обвиняешь! – возмущался Леонид, которого больше всего угнетало, что Софья не переезжает к нему жить. – Ради тебя я бы съехал из отеля в дом!

– Лучше бы ты съехал с этой холостяцкой стези из-за какой-нибудь девушки, а не из-за меня! – парировала Софья Петровна.

Все-таки Леонид был у нее на особом положении, он не подчинялся ее требованиям и каждый год превращал ее день рождения в настоящий праздник.

– Несносный мальчишка, – только и бурчала она, пряча довольную улыбку.

И вот впервые за долгое время в ее день рождения не раздался телефонный звонок, не вкатили в квартиру огромный многоярусный торт… Не было ничего, ничего не происходило! Самое главное, что Софья Петровна не видела лучезарной улыбки Леонида, его красивых, искрящихся глаз, не слышала его смеха. С утра ее начали мучить плохие предчувствия. Она пыталась взять себя в руки и ругала на чем свет стоит.

– Дура старая! Еще накликаю на него беду! Как я могу предполагать плохое? – А другой голос противно подвывал: – Он человек большого бизнеса, а в этой среде всегда существует конкуренция и криминал.

Софья Петровна ощущала, как тревожно билось ее сердце, как немели и холодели руки и как предательски тек пот по ее спине. Софья Петровна медленно сходила с ума, а сотовый телефон Леонида находился вне зоны действия. Она не могла есть, прерывала все телефонные разговоры в надежде, что освободится линия и позвонит Леня. Она ловила ухом все шумы, доносящиеся из-за двери. Поэтому, когда Софья Петровна услышала шаги на лестничной клетке, она моментально преодолела расстояние до прихожей и распахнула дверь нараспашку. Ее удивлению не было предела, когда она увидела высокую худую девушку в какой-то грязной, а местами и рваной одежде, со спутанными волосами и растерянным взглядом. Почему-то бывшая учительница сразу поняла, что эта девушка пришла к ней, и судя по ее виду, все самые худшие опасения о том, что что-то случилось, вполне оправдались.

– Вы ко мне? – проглотила ком в горле Софья Петровна.

– Софья Петровна Соколовская? – спросила девушка вежливо, от чего пожилой учительнице стало совсем плохо.

– Это я, но учтите, что мне сегодня исполнилось семьдесят лет.

– Я учту… – переминалась с ноги на ногу девушка.

– А я смотрю, что эта информация для вас – пустой звук! Я на грани нервного срыва, не понимаете? Немедленно говорите, что случилось с Леней! – почти истерично воскликнула бывшый педагог.

– С Леней? Леонидом Тихоновым?

– Да! С ним!

– Ничего… – отвела глаза девушка.

– А я вот точно вижу, что вы девушка – не актриса.

– Я – учительница, – ответила Варвара.

– В других условиях я сказала бы, что мне очень приятно. Мы – коллеги. А сейчас я должна заметить, что ты ни хрена не умеешь притворяться, поэтому говори, что с моим Леней?

– Он был вынужден уехать… за границу. Мне было велено прийти и сообщить вам это…

– Зайди-ка в квартиру! – нервно выкрикнула Софья Петровна, отступая в прихожую.

Варвара очутилась в небольшой, но очень симпатичной и чистой квартире одинокой пенсионерки. Ей не нравилась ее миссия изначально, а уж теперь, когда она увидела тревожные глаза этой пожилой женщины, ей стало совсем тошно.

– Он жив? – спросила Софья Петровна, – говори как коллеге честно!

– Да.

– Уже хорошо, а теперь рассказывай, где он и что с ним? И учти, детка, я жизнь прожила, и мне не надо даже детектора лжи, чтобы понять, лжешь ты или нет, – серьезно проговорила Софья Петровна, облаченная по случаю своего дня рождения в платье благородного жемчужно-серого цвета с белым кружевным воротничком.

– Он в тюрьме… – вздохнула Варя, проклиная себя за слабохарактерность.

– Выпьешь за мое здоровье? – внезапно спросила Соколовская после минутного замешательства.

– Я сыта…

– А я предлагаю не есть, а выпить.

– Пожалуй, только совсем чуть-чуть…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное