Татьяна Луганцева.

Блондинка в футляре

(страница 1 из 17)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

Сказка о «принце на белом коне» в жизни Варвары Викторовны Ландышевой, тридцати четырех лет, довольно быстро превратилась в сказку о «нагруженном ослике», вернее «ослице», вынужденной работать день и ночь во благо семьи.

Варя росла очень красивой девочкой, этакой куклой с длинными ресницами, огромными светлыми глазами, ямочками на румяных щечках и к тому же еще обладала ангельским характером. Девочка с детства не доставляла никому никаких проблем, что называется, была и умницей, и красавицей, очень послушной дома и хорошей ученицей в школе. Отец души не чаял в своей дочке, она была для него принцессой. В детстве, как Варя помнила, она все свободное время проводила с отцом. Они играли вместе, что-то мастерили, гуляли, развешивали скворечники в парке, катались на велосипедах и ходили в туристические походы. Так уж сложилось, что Варвара была ближе к отцу, рассказывая ему иногда то, что не могла поведать даже матери. Мама Вари Любовь Александровна Ландышева являлась инвалидом по состоянию здоровья, очень часто лечилась в больницах, никогда не работала, получая пенсию по инвалидности. И сколько себя помнила Варя, мама почти всегда лежала в постели, глотала горстями таблетки или выезжала на все лето в санаторий. Но она с удовольствием читала своей дочке разные книжки, они вместе вечерами слушали классическую музыку и беседовали о жизни. Она всегда говорила, что если других детей приносили аисты, то ее, Варю, принесли ангелы. Хорошие оценки, ни одного замечания и полное послушание…

Варя очень переживала, когда умер ее горячо любимый отец, но она быстро взяла себя в руки, поняв, что сейчас она будет как никогда нужна маме. Так для Варвары закончилось ее беззаботное детство.

Варвара окончила педагогический институт, но после его окончания стала работать не в обычной школе, а в школе для детей с отклонениями в умственном развитии. Ее подруга, очень близкий и очень важный для Вари человек, по этому поводу всегда высказывалась в одном ключе:

– Ты с ума сошла! Это при твоем-то таланте, при твоем знании иностранных языков, да ты могла бы быть переводчиком при посольстве! Да тебя с твоим красным дипломом с распростертыми объятиями возьмет любая элитная, частная школа. Там ты спокойно получала бы тысячи три долларов зарплаты плюс дорогущие частные уроки. Ты бы теперь была вся в шоколаде. А что я сейчас вижу? Педагог-дефектолог. Я с ума сойду! Да ты сама станешь дефективной в этой школе! Помещение убогое, дети брошенные, на них родители махнули рукой, государство махнуло рукой, а вот тебе они очень нужны!

– Кому-то ведь они должны быть нужны, – возражала Варвара.

– Конечно же – тебе! Больше некому! Ты же у нас мать Тереза! Варя, ты, честное слово, словно не от мира сего. Не в наше время ты должна была родиться.

– Время всегда одно, – снова возражала Варвара.

– Нет! Сейчас все только за себя, где бы урвать, где бы получше устроиться, побольше заработать.

Вот обрати внимание на меня. Я – яркий пример современной женщины, хотя мне повезло, у меня уже был стартовый капитал.

Арина Анатольевна Резник, подруга Вари, имела в виду, что ее родители занимались бизнесом, и как только дочь закончила обучение в университете, оплатили ей полугодовые курсы повышения квалификации и языковой тренинг в Оксфорде, а затем открыли частную школу для детей богатых родителей, где Арина Анатольевна и стала благополучно директором.

Надо отметить, что деловая хватка у Арины действительно была в крови, «бизнес-вумен» из нее получилась отменная. Она была яркой личностью, умной, самодостаточной, с чутьем на большие деньги. Она умела заводить нужные знакомства, всегда участвовала во всех мероприятиях, во всех выставках, презентациях, посвященных частному образованию в России. Она развернула очень умелую рекламную кампанию, исключительно в богатых кругах, потому что сразу поставила для себя цель – в ее школе будут учиться только дети обеспеченных родителей. Она предлагала полный пакет отличных услуг, и родители за это были готовы платить. Уже через год-два ее бизнес стал приносить доход. Укомплектованность педагогическим составом у нее была полная. Арина чутьем вычислила нужных педагогов и проявила организаторский талант: в смутное время перестройки смогла уговорить уважаемых людей бросить стабильное место работы и прийти к ней. Причем конкретно пообещать что-то Арина не могла, так как сама не знала, получится у нее или нет, но она знала одно: что расшибется в доску, чтобы получилось. Народ поверил, а Арина, почувствовав ответственность еще и за других, полгода платила людям из своего кармана и, стиснув зубы, терпела.

Сейчас ее частная школа «Вундеркинд» была процветающим предприятием вот уже тринадцать лет, дающим достойное образование детям. Правда, как она и планировала изначально, учиться в «Вундеркинде» могли только дети очень состоятельных родителей, так как за учебу следовало выложить крупную сумму денег.

Сама Арина была видной женщиной, высокого роста, с большим бюстом и стройными ногами, с серо-зелеными кошачьими глазами и короткими темными волосами, которые она красила в радикально черный цвет. Речь у нее была твердая, взгляд тяжелый, походка решительная. В общем, ее имидж был рассчитан на то, чтобы отпугивать всех особей мужского пола; так она и жила вплоть до тридцатилетнего возраста. Затем судьба свела ее с неким Федором Маховым, который в отличие от Арины абсолютно ничего не смыслил в бизнесе, да и ни в чем другом. В очень узких кругах он слыл художником и скульптором, но которому до конца не дали раскрыться и загубили, так сказать, талант на корню. Помешали Федору быт, жена-деспот, людское непонимание в целом и алкогольная зависимость в частности. Сколько его знала Варя, а в законном браке с ее подругой Федя состоял уже четыре года, он все время был в хорошем настроении, совершенно без забот и всегда слегка пьян. Жили они с Ариной как кошка с собакой, но все равно жили. Варваре казалось, что только мягкий характер Феди и способен был выдержать несносный характер ее подруги. Как она его только ни называла: «несчастье мое», «мой крест», «мое недоразумение», «подкаблучник в квадрате», «чудо в перьях», «тряпка», «дармоед», «хреновый домохозяин» и «бездарный художник».

Федя все это терпел, словно был бесхребетным существом и действительно выполнял всю домашнюю работу, ходил в магазин, мыл посуду, убирал большой коттедж Арины, несмотря на штат помощниц по хозяйству. Это был вполне симпатичный мужчина с веселыми, синими глазами, темными кудрявыми волосами, высокого роста и худой комплекции, что делало его сутуловатым. В перерывах между занятостью по дому он иногда творил что-то в своей мастерской, оборудованной для него вечно недовольной женой.

Варя даже подозревала, что Арина любит своего мужа, хоть и жаловалась на него постоянно. Так что слово «подкаблучник» для Феди было самым подходящим, но он на него не обижался. Он знал, что в душе Арина мягкая и пушистая, только это было так глубоко запрятано, что допускались до этого «пуха и мягкости» буквально единицы. Свою лучшую подругу Варвару Арина любила, и больше всего хотела ей помочь финансово, поэтому уже очень давно и очень настойчиво она приглашала подругу к себе в школу в качестве завуча, историка, учителя иностранных языков, психолога и кого только она пожелает. Но Варвара не могла бросить бедных и больных детей, прекрасно отдавая себе отчет, что они никому не нужны и на ее место, может, никто и не придет. Дети очень любили свою учительницу и очень бы расстроились, если бы она ушла. Поэтому такая покладистая, добрая и порядочная Варя, которая никому не могла отказать в вопросах помощи, твердо держала оборону в том, что касалось ее подопечных детей.

– Какая же ты мне подруга? – возмущалась Арина. – Мне-то ведь тоже помощь нужна! Такой педагог, как ты, очень бы поднял рейтинг моего заведения! – шла она на любые ухищрения.

– Ничего… найдешь себе других специалистов, – смеялась в ответ подруга.

Арина постоянно следила за всеми новинками в области образования и часто пользовалась опытом и инновациями зарубежных коллег. Вот тут-то Варя и подрабатывала у Арины, переводя статьи с трех языков. И все равно достаток у Варвары был более чем скромный, но ей хватало. Жила Варвара с матерью-инвалидом и своим бывшим мужем Дмитрием Лаврентьевым, красивым парнем, ее ровесником, риелтором по специальности, с которым Варя прожила в законном браке восемь лет. Когда-то они были очень красивой, видной парой, свадьбу отметили с размахом, но еще на свадьбе Арина безапелляционно заявила, что это не ее, Варин, человек.

– Почему, Арина? Я люблю его, – неприятно удивилась тогда невеста.

– Люблю! Детский сад! Сейчас люблю, потом разлюблю, а человек это не твой! Ты же у нас – наивный ангел, а это… эх, подруга! Узнаешь потом сама! – не стала сразу расстраивать Варвару Арина.

Не прошло и пяти лет, как Варя почувствовала, что Арина, как более проницательная женщина, имела в виду. Дима оказался очень нудным, рациональным типом, коллекционирующим бабочек и женщин. Он оказался бабником, коллекционирующим женщин, словно бабочек. Варя, как наивное дитя, поздно поняла, что попалась ему в сачок. Три последних года они жили уже очень плохо, а потом разошлись. Арина вздохнула с облегчением.

– Наконец-таки ты избавилась от этого озабоченного кота!

Но потом ее чуть удар не хватил, когда узнала, что Дима продолжает жить в квартире Вари.

– Что этот упырь делает в вашей малогабаритной трехкомнатной квартире? – кричала она.

– Ты же знаешь, что он приезжий… ему некуда идти… куда же я его выгоню? Он же не собака, чтобы жить на улице! – оправдывалась Варвара.

– Ты в своем уме?! Он – твой бывший муж! Читай по слогам: быв-ший!

– Вот именно… не чужой же человек… – по-своему разъяснила ситуацию Варя.

– Ты блаженная, честное слово! Я с тобой с ума сойду! – в сердцах возмутилась Арина. – Не чужой человек! Да он изменял тебе с каждой юбкой! Приезжий! Вот и нашел такую дурочку, как ты! Он же работает? Работает! Зарабатывает больше, чем ты, пусть квартиру себе снимет. Там денежку платить надо, а зачем это делать, если можно жить бесплатно?! Ты должна выгнать его и устраивать свою личную жизнь. Или все уже? В тридцать четыре года сложила крылышки? Не рановато ли?

– У меня голова не тем занята, – ответила ей Варвара.

– Дети, дети и еще раз дети… А нужно о себе думать… Какой же мужчина к тебе пристанет, если ты не смотришь ни на кого, а в твоей квартире живет твой бывший муж?

– Пусть живет… – отвечала добрая Варя.

Когда же Дмитрий привел к себе новую пассию, совсем молоденькую девочку лет восемнадцати и поселил ее в квартире Варвары, терпению Арины пришел конец. Она даже целую неделю не разговаривала с подругой, но потом поняла, что по-другому та все равно не может. Она сразу представила себе большие, несколько наивные глаза Варвары, честно глядящие на мир.

– В этом нет ничего странного. Мы в разводе, Дима – совершенно свободный человек, и ему необходима личная жизнь.

– Ага! А еще кролики любят размножаться, только не обязательно это делать у тебя в квартире. Хотя… что я на тебя накинулась? У самой личная жизнь не очень устроена, чтобы других учить, – смирилась Арина, снова намекая на своего мужа-домохозяина.

– Юля – очень хорошая девочка, – твердо ответила Варя, имея в виду молоденькую пассию Дмитрия.

– Я не сомневаюсь! – воскликнула Арина, покрываясь пятнами, сразу сворачивая разговор, чтобы не рассвирепеть и не наброситься на подругу с новой силой.

Варвара так и проживала в обычном панельном доме, в трехкомнатной квартире на первом этаже, окнами на безлюдную серую трассу, где машины проносились с бешеной скоростью. Окна, сколько их ни мой, покрывались слоем пыли и гари от автомобилей, и все были забраны чугунными решетками, как это часто делают на первом этаже. В самой маленькой комнате жила мама Вари, в гостиной, которая выполняла еще и функции спальни, проживала она сама, а в дальней комнате жил Дима с Юлей.

Иногда Варю одолевали невеселые мысли, когда она сидела за письменным столом и смотрела в окно за решеткой, ощущая себя заложницей своего характера и своего жизненного выбора, чувствуя себя словно в тюрьме, причем с пожизненным сроком. И никто не обратит на нее внимания, никто не придет на помощь, как и эти бездушные агрегаты, на бешеной скорости проносящиеся мимо ее больших, тоскующих глаз…

Глава 2

Молодой мужчина с темными взъерошенными волосами, смуглый, с мускулистым торсом, в черных плавках спустил босые ноги с кровати и с большим трудом открыл глаза.

Звали его Леонид. Он много работал и в свои тридцать два года был уже очень богатым человеком. Он относился к той породе умных людей, которые умели делать деньги, и деньги любили его. Зарабатывал он их легко, при этом обладал чувством юмора и способностью радоваться жизни.

Отдыхал Леня тоже на полную катушку, вчера, видимо, и был один из таких дней. Он не мог даже сразу вспомнить, где, с кем и по какому поводу. Радовало только то, что по очертаниям комнаты и обстановке в ней он узнал снимаемый им люкс в одном из элитных отелей Москвы. Друзья не понимали его расточительности.

– Зачем оплачивать такой номер в этом отеле уже на протяжении трех лет? Да на эти деньги можно было уже второй Эрмитаж построить.

– А вы не считайте мои деньги, мне так комфортно… – отмахивался Леонид.

У него была и квартира, которая больше напоминала офис из-за того, что он в ней не жил. Имелся дом в Подмосковье, который внутри еще не был до конца отделан. Леонид все это забросил потому, что удобно и комфортно ему было жить в отеле. Огромного трехкомнатного номера для него одного вполне хватало. Климат-контроль, джакузи, все кабельные каналы, каждодневная уборка и смена белья, завтрак «шведский стол» и высококачественное ресторанное меню. Что еще для счастья холостяцкой жизни надо?

Человек он был легкий, веселый, что называется – «чертовски обаятельный» и очень полюбился персоналу отеля. Его знали все – от директора до горничных и работниц химчистки. Его любили как клиента, как мужчину и как человека, оставляющего щедрые чаевые. Но и номер содержался в идеальном порядке. И все его просьбы исполнялись мгновенно.

Этот номер он сейчас с большим трудом и опознал. Те же портьеры, мебель, ненавязчивая подсветка на стенах, картины и африканские маски, привезенные им из путешествия.

– Слава богу, я дома! – проговорил он вслух, потянулся и тут же наткнулся на что-то мягкое, теплое. Леня услышал стон и вздрогнул. Он обернулся и увидел молодую красивую девушку, лежавшую на его широкой, удобной кровати. Ее светлые, слегка волнистые волосы разметались по подушке, личико было очень милым, но совершенно незнакомым. Леня почесал затылок, этот факт, разумеется, его не испугал, такие случаи в его практике были часты. Главное, что она была не «крокодил», а весьма даже ничего.

Леня зевнул и босыми ногами зашлепал в ванную комнату. Завтракать Леонид не хотел, а вот от бутылки минеральной воды не отказался бы. Ее и достал из бара. Живительная, холодная вода разлилась по его воспаленным внутренностям успокоительным бальзамом. Леня посмотрел на часы как раз в тот момент, когда из спальни выскочила обнаженная девушка и сразу же кинулась ему на шею.

– Дорогой Леня, ну, в чем дело? Почему мой пупсик не в кроватке?

– Пупсику пора на работу, – ответил Леня, целуя девушку в щечку и несколько отстраняясь.

– Какая работа, Лелик? – капризно надула губки девушка. – Ты же обещал мне провести весь день со мной!

– Когда это я обещал? – сдвинул брови Леонид, испытывая некоторую неловкость из-за того, что не может назвать эту девушку по имени, так как попросту не знает его, или они сразу «проехали в нумера»?

– Вчера в «Бегемоте», – ответила девушка, у которой оказались чудные голубые глаза и крепкие объятия.

Леонид вздохнул с облегчением, так не раз уже бывало. Хорошо, что он нажрался до бесчувственного состояния в своем собственном клубе «Бегемот», да и девушку взял оттуда же, что тоже было неплохо, туда проникали только красивые девушки из «золотой молодежи».

– И очень круто! – закатила глаза девушка. – Было сногсшибательно! Мартини, шампанское лилось рекой. А как мы все весело купались в твоем аквапарке! Это было сногсшибательно! Ты, кстати, плавал прямо в одежде!

– Я, видимо, совсем ничего не соображал…

– Ага! А из всех девушек в бикини ты выбрал меня! – похвасталась девушка, запуская свою руку в его густую шевелюру.

– Ты, наверное, победила в конкурсе «Мисс бикини»? – усмехнулся Леонид, целуя ее в лоб.

– Я могла бы солгать… все равно ты ничего не помнишь, – прикусила губу девушка, – но я даже не участвовала в конкурсе… я подрабатываю моделью…

– Это видно… – оценивающе скользнул взглядом по ее фигуре Леонид.

– Спасибо! – хихикнула девушка. – Мы оказались в «Бегемоте» по твоему приглашению.

– Кто – мы?

– Девушки из модельного агентства.

– Я пригласил вас? – спросил Леонид.

– Ну ты же босс?

– Это точно, – кивнул он, – это я еще помню.

– Вот и славненько! Я подцепила самого главного! – захлопала в ладоши и запрыгала девушка. Леня на какое-то мгновение испугался, поняв, что она очень юна…

– Слышишь? А… Это… доченька, сколько тебе лет?

– Тоже мне – «папик»! Ты такое вытворял ночью… Это были недетские забавы!

– Тебе хоть есть восемнадцать?! – ужаснулся Леня.

– Не дрейфь! Я уже взрослая девочка, мне девятнадцать лет! – показала она ему язык.

Леонид вздохнул.

– Слава тебе…

Он повернулся и пошел в гардеробную.

– Я даже живу со взрослым мужчиной, – похвасталась девушка, – он обещал мне помочь стать моделью и помог… Мы познакомились с ним на улице, он взял меня к себе… Но больше он мне ничем не помогает, он не очень богат… – последовала за ним девушка.

– Знаешь… я не готов брать на себя ответственность по содержанию кого-либо, – ответил Леонид.

– Обманываете девушку?

– Без обид! Я же не насиловал тебя!

– К сожалению, нет, – вздохнула девушка, – а то я бы заставила тебя жениться на мне.

– Я бы не загадывал так далеко… – пробубнил Леонид, рукой перебирая многочисленные пиджаки у себя в гардеробной. – Что бы мне выбрать сейчас? Не люблю я эти костюмы… пиджаки… предпочитаю, детка моя, джинсы. Но сегодня – случай особый… Я должен быть при полном параде…

– Опять вечеринка? – оживилась девушка.

– Нет, сегодня все серьезно, – повернулся к ней Леонид. – Э… киска, вон на том столике телефон, видишь?

– Угу.

– Набираешь своим аккуратненьким пальчиком «один-один-четыре», и тебе самым приятным голосом на свете ответят: «Обслуживание номеров». Тогда ты сможешь заказать поесть и выпить все, что твоей душе угодно. И рябчиков, и ананасы, и мидий, и королевских креветок. Оплату попросишь записать на счет номера сто тринадцать.

– Я могу здесь остаться? – обрадовалась девушка.

– До вечера, малышка, только до вечера. Я возвращаюсь поздно и надеюсь, что к моему приходу тебя тут не будет. Без обид, ладно? Ведь если я приду с кем-то, то тебе будет неприятно.

Девушка обиженно надула губы.

– Не сердись, крошка… спасибо за развлечение, но не более того. Надеюсь, понимаешь все, раз ты девочка уже такая большая. Развлекайся! Смотри кабельное, а здесь полно дисков. Можешь посетить тренажерный зал, бассейн, сауну, косметический салон – все при отеле. А вот в той шкатулочке из перламутра на столике лежат одинаковые кольца с брильянтами. Возьмешь одно на память о нашей встрече.

Леонид принял душ, оделся и вышел из номера, послав на прощание юной модели воздушный поцелуй.

Девушка, накинувшая на свое обнаженное тело одну из рубашек Лени от «Пьера Кардена», вышла проводить его с кривой улыбкой на своих красивых, пухлых губах.

«Детка, киска, крошка, дорогуша, малышка… Я заставлю тебя запомнить мое имя. Ты у меня еще попляшешь… ты мне все отдашь, не только одно колечко. Я тебе не дешевая шлюха! Я долго шла к этой цели и тебя с крючка не спущу, „золотая рыбка“. Ты выполнишь три желания, а потом еще три и еще… И так всю жизнь…» – вела внутренний диалог, сжигаемая ненавистью, эта юная фея, но Леонид этого не слышал. Фактически, он уже забыл о ее существовании. «Эх, безобразно-безответственный образ жизни вела нынешняя молодежь…» – подумала бы старая вахтерша, но и ее не было в этом элитном отеле.

Глава 3

Представительского класса «БМВ» с Леонидом за рулем подъехал к парковке у одного из продуктовых рынков Москвы. Рынок считался дорогим, хорошим, к тому же находился на пути следования Леонида Владленовича, что при его занятости было немаловажным. Он настолько редко бывал в магазинах, что забыл, когда это делал в последний раз. Но где-то подсознательно овощи и фрукты на этом рынке ему запомнились как более красивые, сочные и свежие, и закупить их он решил много, и еще он хотел купить семьдесят роз, столько, сколько исполнилось его самому любимому и важному человеку в жизни – Соколовской Софье Петровне.

Леня рос в очень неблагополучной семье алкоголиков. Когда ему исполнилось одиннадцать лет, его родители были лишены родительских прав, а мир получил маленького озлобившегося человечка. В интернате Леня прослыл очень трудным, неуправляемым подростком. За систематические побеги, нарушение дисциплины, грубость и, в конце концов, за нанесение тяжких телесных повреждений двум подросткам он был отправлен в колонию для несовершеннолетних. После выхода из исправительного учреждения Леня с приятелями ограбил продуктовый ларек и уже попал в колонию общего режима для взрослых фактически как рецидивист. Как он – девятнадцатилетний пацан – не сломался там? Наверное, потому что привык уже к отсутствию любви, не нуждался в ней и не особо страдал по этому поводу. К тому же у него был железный характер, закаленный улицей, побоями и черствыми людьми, встреченными им в интернате. А еще Леонид был физически развит, очень неплохо играл в волейбол, футбол и любил все выяснять на кулаках.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное