Татьяна Луганцева.

Бермудский любовный треугольник

(страница 4 из 18)

скачать книгу бесплатно

   – Что?! Хам!! Мы действительно поедем к врачу, чтобы тебя вылечили, и я тогда смогу с чистой совестью вмазать тебе по физиономии! – Зинаида направилась к шкафу с одеждой, чтобы надеть розовую водолазку.
   – Ладно, не кипятись! Прости, если обидел. Я не умею общаться с женщинами, все как-то больше в постели…
   – Это я успела заметить. Когда же ты уже уйдешь из моей жизни? За что мне все это?
   – Ты спасла меня! Если бы у тебя не было стеклянной крыши, меня бы просто размазало по черепице или по листовому железу.
   Зинаида надела водолазку и вытащила из-под нее волосы. Странно, но под взглядом этого незнакомца Зинаида даже в одежде чувствовала себя раздетой.
   – Ладно, если честно, ты тоже спас меня. Если бы ты не свалился в мою квартиру, то я бы умерла от жажды и голода, прикованная к кровати. Так что мы квиты, – сказала она, – твоя смерть считалась бы нелепой, а моя – позорной, и неизвестно, что хуже.
   В это время раздался звонок в дверь, и к ней в квартиру вошел круглый и розовощекий мужчина со светлыми волосами ежиком. По его голосу Зина сразу поняла, что это Михаил, вместе с ним явились еще несколько молодых людей и девушек. Все они кинулись к Артуру, перекрикивая друг друга.
   – Артур! Привет! Ну, ты даешь! А что это?! Парашют! Девочки, смотрите, парашют! Ужас! Ты с ума сошел! Мы думали, что ты шутишь! Зачем в свой день рождения?!
   Зинаида молча наблюдала за этой сценой, пока от толпы не отделился Михаил и не подошел к ней. Он поцеловал ей руку и стал рассматривать ее поцарапанное лицо.
   – Полагаю, я с вами разговаривал по телефону? Только не говорите, что не знакомы с Артуром! Он не мог пройти мимо такой красивой женщины!
   – Видимо, я показалась ему слишком красивой, вот он и решил немного попортить мне личико, – ухмыльнулась Зина.
   – Насколько я вижу, ничего с вашим личиком серьезного не произошло. Но все-таки небольшая операция понадобится, – сказал Миша.
   – А вы вообще кто? Какой врач? – спросила Зинаида, наблюдая, как все девицы облепили Артура, хлопоча вокруг него.
   – Я известный пластических хирург, – блеснул глазами Михаил, – Михаил Головко. Звезды шоу-бизнеса, актеры, политики и так далее. Можешь обращаться, – снова стрельнул глазами Михаил.
   Зина отвернулась.
   – Не знаю, можно ли вам доверять? По-моему, вы пьяны.
   – Совсем чуть-чуть, а мастерство и двенадцать лет практики так просто не пропьешь, уж поверь мне, детка.
   – У детки есть имя – Зинаида.
   – Я так и думал! У тебя должно было быть такое имя…
   – Какое?
   – Как танк! Не Арина, не Эвелина, а Зинаида! Все! Баста! Шутки закончились! Ну, ничего, общение с Артуром пойдет тебе на пользу.
   – О каком общении речь? – фыркнула Зина. – Мне бы побыстрее этот ночной кошмар забыть!
   Друзья Артура приехали на иномарках с трезвыми шоферами.
А Артура и ее, как вторую пострадавшую, запихнули в длиннющий «Кадиллак». Михаил поехал с ними.
   Зинаида ахнула, залезая в салон, обитый красным бархатом с хрустальными пепельницами, мини-баром, кондиционером, ароматическими свечами, музыкальной стереосистемой, плазменным телевизором и мягкими яркими подушками с шелковыми кисточками. Артур полуразвалился на диване спиной кверху. Зинаида с Михаилом разместились напротив. «Кадиллак» медленно тронулся с места.
   – Никогда не ездила на таких машинах, никогда не понимала, как они разворачиваются во дворах? Зачем они? – огляделась Зина.
   – А это ты его спроси, – кивнул на Артура Михаил, – его «Кадиллак».
   – Я редко на нем езжу, просто он удобный внутри, а шофер у меня высококлассный специалист, он развернется на узенькой тропинке, – ответил Артур.
   Зинаида с любопытством уставилась в окно, она впервые ехала на такой машине и с интересом ловила людские взгляды.
   – Наверное, думают, что какая-то звезда едет. Кстати, Артур, а чем ты занимаешься? – обратилась она к нему. – Куда мне высылать счет за ремонт моей квартиры.
   – Не беспокойся, все оплачу, – ответил он, откидывая волосы со лба, не открывая глаз.
   – Береги силы, ты совсем ослаб, – серьезно сказал Михаил.
   «Кадиллак» остановился у современного высокого здания с огороженной парковкой для машин. Высококлассный шофер Артура и здесь нашел место для машины и занял сразу два парковочных места. Михаил связался со своими сотрудниками по телефону, и их уже ждали с носилками. Над одним из подъездов дома красовалась подсвеченная надпись «Клиника Головко. Весь объем медицинской помощи». Артур от носилок отказался, и сразу же их провели в операционную, весь персонал был на местах.
   – Привет, шеф! – поздоровались сотрудники с Михаилом.
   – Я сам осмотрю обоих, приготовьте одежду.
   После этого Зина испытала все прелести современной частной медицины. Ее обслуживали так, словно она была женой президента, правда, сыграло роль и то, что привез ее и Артура сам директор. Палата, что предоставили Зине на время обследования, больше напоминала номер в пятизвездочной гостинице – диван, кресло, журнальный столик, шкаф для одежды, холодильник, телевизор, прикроватная тумбочка. Два окна, сейчас закрытые жалюзи, днем наполняли палату светом. Белье было настолько чистым и накрахмаленным, что хрустело и очень приятно пахло свежестью.
   Зине дали принять душ, принесли махровые полотенца и халат. Затем проводили на рентген грудной клетки, взяли кровь из пальца и из вены, сделали ультразвуковое исследование и проводили в операционную. Михаила, в медицинской темно-зеленой одежде и шапочке, можно было узнать только по круглым очертаниям фигуры.
   – Зина? Как ты?
   – Все хорошо. Вы осмотрели Артура? – почему-то сразу спросила она.
   Михаил усмехнулся.
   – Интересные вы ребята. Оба упрямо настаиваете, что не знакомы, но задаете один и тот же вопрос, беспокоясь друг о друге. Не смотри на меня так. Я осмотрел Артура, он сам виноват во всем, что произошло. Между прочим, когда он понял, что может упасть прямо на женщину, он выпустил дополнительный парашют специально, чтобы стропы перепутались, и его откинуло. Он хотел вас спасти, из-за этого вывернул себе плечо, сломал ребро, ну а спину ты видела. Внутренних повреждений, слава богу, нет. Спину я ему подлатал, плечо вправил, перебинтовал, ну а ребрам нужен покой. С тобой, Зина, тоже все будет хорошо. Снимай халат и ложись под свет, я осмотрю порезы. Зина! Я – доктор! – прикрикнул он, заметив ее замешательство.
   Зинаида вздохнула и подчинилась, в конце концов, хотелось знать, что будет у нее с лицом.
   – Зиночка, сколько вам лет?
   – Тридцать один.
   – Прекрасно, у тебя отличная форма, грудь он тебе прикрыл, осколков под кожей нет, пару порезов на плечах я зашью. Не волнуйся, я все обезболю! Порезы все антисептически обработаем, на лице кое-где склеим специальным клеем и пластическим пластырем. Шрамов на лице не будет!
   – Вы вернули меня к жизни!
   – Анализы у тебя тоже хорошие, только трещина в верхнем ребре слева, покой и покой, витамины и хорошее настроение! Ну что ж… приступим!
   Зинаида поймала себя на мысли, что ей очень понравилось болеть в таких комфортабельных условиях. Ее отвели в палату, уложили в постель, сделали успокаивающий и снотворный уколы, заботливо укрыли мягким одеялом и притушили свет. Неудивительно, что Зина тут же погрузилась в приятную дремоту. Странно, но мысль о своем жилище без крыши даже не пришла ей в голову.
   Утром ее разбудила улыбчивая медсестра, раздвинувшая жалюзи и пустившая в палату много солнечного света.
   – Как спалось? Доброе утро.
   – Замечательно, даже голова не болит, – ответила Зина.
   – Измерьте температуру, и, если она нормальная, Михаил Борисович вас ждет у себя в кабинете, – сказала медсестра, оставила электронный градусник и вышла. Одежда Зины лежала рядом на стуле, аккуратно сложенная и чистая.
   «Вот это сервис!» – подумала Зинаида, откладывая в сторону пищащий градусник с цифрами тридцать шесть и шесть. Она быстро переоделась, взяла свою сумку и прошла в кабинет к доктору. Выглядел Михаил ужасно, пару раз Зина видела в таком состоянии Леру и фактически всю жизнь отца и мачеху. Это состояние называлось похмелье.
   – Ой, – простонал Миша, поднимая руку в знак приветствия.
   – Тяжелое похмелье, – констатировала Зинаида.
   – Ой, – снова выдавил из себя Миша.
   Лицо его было опухшим, взгляд горящим, а руки дрожали.
   Зинаида вспомнила, что впопыхах прихватила из дома початую бутылку коньяка и, вытащив из сумки, поставила ее перед Мишей.
   – Лекарство, – пояснила она.
   – Фея! – выдохнул он и полечился на все сто.
   – Это ты в таком состоянии вчера нас лечил? – удивилась она, присаживаясь на стул и скрещивая ноги.
   – Нет, что ты. Это я уже после нагрузился, все день рождения отмечали. Чертов Артур! Не мог ему отказать, он же мне много лет назад жизнь спас!
   – Как это? – заинтересовалась Зинаида.
   – Долгая история, служили вместе, на мине подорвался вместо меня. Он очень отважный человек – настоящий друг.
   – А кто он?
   – На этот вопрос даже Артур тебе не ответит, – изобразил некое подобие улыбки Михаил. – Познакомились мы еще в институте, вместе учились.
   – Так он врач? – удивилась Зинаида.
   – Почти. Артур ушел с четвертого курса, он прекрасно учился и хотел стать хирургом, но очень серьезно повредил себе руку, и ему сказали, что хирургом он уже быть не сможет. Он мог стать терапевтом, невропатологом, окулистом, кем угодно, только не оперирующим специалистом, но он не захотел и ушел из института, – ответил Михаил, – а потом он получил какое-то другое образование. Я так толком и не знаю, чем он занимается. Часто подолгу где-то пропадает, но денег у него «куры не клюют». Он, кстати, оставил тебе свой телефон и адрес, так что советую продолжить с ним знакомство. Это очень легкий, но порядочный человек. – Михаил протянул ей записку.
   – А мне как раз не хочется легких отношений, – сказала Зинаида, но записку взяла, приняв безразличный вид.
   – Тогда мой тебе совет, порви эту записку на мелкие клочки. Серьезные и долгие отношения не для Артура. – Михаил потрогал себе лоб. Он немного пришел в себя. – Хотя, может быть, он изменился, я его долго не видел…
   – А он больницу уже покинул? – удивилась Зинаида, которая, если честно, хотела зайти и попрощаться с ним.
   – Еще ночью, – махнул рукой Миша, – разве его удержишь? Поехал в ночной клуб допраздновать свой день рождения. Думаешь, где я так нагрузился? Мы и к тебе заходили, но ты спала, словно мертвая.
   – Сами мне что-то вкололи.
   – Самое интересное, что мы и Артура укололи тем же, но на него не действует, – пожал плечами Михаил, подходя к раковине и кладя мокрое вафельное полотенце себе на голову.
   – Сколько я вам должна за услуги? – решила расплатиться Зина.
   – Обижаешь…
   – Я не бедная, я вполне могу…
   – Зинаида, угомонись! Друзья Артура – мои друзья, а потом это я ему должен. Если бы не он, не было бы ни меня, ни моей клиники. Иди с миром, Зина, и если что, обращайся.
   Зинаида с какой-то непонятной грустью покинула больницу Михаила, возможно, оттого, что не увидела больше Артура…
   «Зина, признай, что он безумно тебе нравится. Как он может нравиться?! Ты видела его один раз! Это просто шок! Придумала себе… глаза, плечи… Зина, твой типаж – это Рафик. Мозги, порядочность, а это непонятно что! Даже посторонние люди предупреждают, что он ненадежен. Эх, Зина, почему тогда все время думаешь о нем? Забудь все, что произошло, как страшный сон, и Артура тоже. Он – плохой мальчик. Его появление в твоей жизни было странным и совпало с эротическим настроем, и ты подсознательно восприняла это как знак», – думала Зина, выходя из больницы и щурясь на солнце.
   – Зинаида! – окликнул ее какой-то мужчина.
   Она остановилась и с удивлением посмотрела на мужчину, она его видела первый раз.
   – Вы меня не могли вчера заметить, я не выходил из машины. Это я вчера вас подвез, я шофер Артура, – представился мужчина, показывая на «Кадиллак».
   – Здравствуйте, – поздоровалась Зина.
   – Господин Богданов попросил меня отвезти вас домой.
   – Кто?
   – Артур Юрьевич Богданов.
   – А… ну, конечно. Только я могу добраться сама.
   – Пожалуйста, Зинаида, уважьте. Иначе Артур будет меня ругать, что не настоял, – развел руками шофер, и Зине ничего не оставалось, как согласиться. – Вас надо будет еще куда-нибудь отвезти? – спросил водитель, когда они приехали.
   – Нет-нет, большое спасибо за все, и привет Артуру! – зачем-то сказала она.
   – Передам, – усмехнулся водитель, вышел из автомобиля и открыл Зине дверь.
   Она словно королева вышла из машины и направилась к подъезду, грациозно покачивая бедрами. Почему-то в душе Зинаиды проснулись доселе не известные ей стервозные нотки, ей до жути захотелось, чтобы ее, выходящую из роскошной машины, увидел весь двор, несмотря на то, что с хозяином авто ее ничто не связывало. Ей повезло, ее заметила одна ушлая дама, живущая у них в подъезде и все время задающая Зине вопросы:
   «Ну, как дела, Зинаида? Когда замуж? Ты подумай, ведь не девочка, а детей когда рожать будешь?! Все одна и одна! Когда же мужиков водить начнешь? Когда кого найдешь? Все миллионера красивого ждешь? Не дождешься!» – желала ей «добрая» знакомая Алла.
   В данный момент лицо Аллы представляло мечту стоматолога, рот был максимально открыт, и легко можно было бы добраться до любого зуба. Глаза при этом словно остекленели.
   – Здравствуйте, – сглотнула Алла, почему-то впервые обратившись к Зинаиде на «вы», – и – ты это откуда? Почему на такой машинище? – немного пришла в себя соседка.
   – Вот теперь всегда буду на такой ездить, соседям придется потесниться. Нашла миллионера! – ответила ей Зина, внутренне ликуя.
   – Да ты что? Не врешь?
   – Обижаешь! Ты же сама мне все время пророчила.
   – Понятно, а кто он? Молодой? Красивый? – забросала ее вопросами Алла.
   – Ты же сама и отвечаешь на свои вопросы.
   – Свободный? – задала еще один провокационный вопрос соседка, округляя глаза.
   – Представляешь, да.
   – Ой, не верь им, Зина. Что называется, поматросит и бросит!
   – А мне все равно, главное, чтобы поматросил, – ответила Зинаида, провожая глазами «Кадиллак» и понимая, что больше никогда не увидит ни его, ни его владельца… Она-то себя хорошо знала и понимала, что никогда не позвонит ему первая. Зачем? Да и что она ему может сказать? Зина себе не хотела признаться, что Артур ей понравился, а уж самой позвонить ему было равноценно признанию в любви.
   – Ну, ты даешь, – снова протянула Алла, – а друга у него нет? Для меня?
   – Узнаем.
   – Он что, уже и ремонт тебе делает? – спросила Алла. – Всю ночь что-то у тебя делали. Люди хотели жаловаться, но работники ЖЭКа их быстренько успокоили.
   Зинаида распрощалась с Аллой и побежала скорее к себе домой. Она думала, что встретит хаос, битое стекло, продуваемую всеми ветрами квартиру. Вместо этого ее глазам предстали идеальный порядок и чистота, совершенно новая стеклянная крыша. Если бы не боль в ребрах и огромная корзина с розами в центре комнаты, то Зинаида могла бы подумать, что случившееся ночью ей просто привиделось.
   Она подошла к благоухающим розам и вытащила оттуда конверт с запиской, которая гласила:
   «Еще раз прости меня за причиненное беспокойство. По вопросам моральной компенсации и лечения звони моему секретарю Насте, пишу ее телефон».
   Подпись в конце послания гласила: «Карлсон, внезапно рухнувший с крыши».
   Зинаида несколько раз перечитала записку. Почему-то она почувствовала даже не легкое разочарование, а просто катастрофу, так как в записке не было и намека на то, что Артур хотел бы с ней снова встретиться.
   «Еще влюбись, дурочка! С какой радости он должен встречаться со мной? От недостатка женского внимания Артур явно не страдает. Зачем ему немолодая уже тетка, закоренелая холостячка с испорченным характером? Не думала, что я стану такой пессимисткой», – размышляла Зина, уныло осматривая свои апартаменты, не сохранившие и следа странного присутствия Артура. Конечно, она твердо могла быть уверена только в одном, что она никогда не опустится до звонка секретарю Насте, чтобы снять с него еще какие-то деньги. Произошел несчастный случай, ей оказали помощь и восстановили крышу, и бог с ним. Зина бросила свою сумку на кровать и подошла к холодильнику, у которого передняя панель была зеркальная. Взглянув на себя, она поняла, что в эту ночь в чем-то очень изменилась. С ней произошло что-то неожиданное, пусть и не слишком хорошее, но все-таки хоть какой-то сюрприз в серой жизни. Это как сказочное мгновение, промелькнуло, но запомнится надолго.
   Вторым сюрпризом был Рафик Олегович, явившийся вслед за ней в помятом, криво застегнутом пиджаке и коротких, как всегда, брюках.
   – Зина, что-то мне нехорошо, – выпалил он с порога.
   «Только этого мне еще не хватало», – мелькнула мысль у Зинаиды.
   – Что случилось?
   – Я чувствую, что делаю что-то не то, что я тебя теряю. Какая-то суматошная ночь… Приехал извиниться, а получилось еще хуже! Зина, я не хочу тебя ни в чем подозревать, я не имею на это права, но я боюсь, что ты от меня ускользнешь. Можно войти?
   – Не валяй дурака, Рафик. Ты же знаешь, что можешь войти ко мне и днем, и ночью. Ты мне друг! – махнула рукой Зинаида и потащилась снова к холодильнику.
   – Я даже не стал волноваться за твое здоровье.
   – Все забыто! Рафик, мне сейчас надо ехать в аэропорт, встретить одного господина и произвести на него впечатление. Вот скажи мне, пожалуйста, о каком впечатлении может идти речь, если у меня все лицо иссечено осколками?
   Рафик рассмотрел ее лицо с интересом ученого-археолога, нашедшего раритет.
   – Ты вполне можешь сказать, что ты из индейского племени сиу и тебе нанесли эти рубцы в детстве, – как всегда честно ответил Рафик, чем окончательно добил Зину.
   – Ну, спасибо на добром слове, – отозвалась она, – так я ему и скажу. Ух, навязала мне Лера этого иностранца, зная, что я владею немецким и английским, а от самой, ты посмотри, ни слуху ни духу. Девочка отрывается! – Наскоро проглотив пару тостов с сыром и от нервного расстройства чуть ли не коробку шоколадных конфет, Зинаида понеслась в Шереметьево.


   Зина была обладательницей красного автомобиля корейского производства. Лихачить за рулем Зинаида себе не позволяла. Ездила она очень правильно, ни на что не отвлекаясь, словно за ней всегда наблюдала скрытая камера. У Зинаиды всегда все было в порядке: и документы, и права, и аптечка, а также все мысли в голове. Поэтому, когда ее остановил работник дорожной службы, она спокойно протянула ему права, даже не глядя в его сторону.
   – Лейтенант Попугаев, – представился он.
   – Я в этом не виновата, – рассеянно ответила Зинаида.
   – Не хамите, Жалейко, тоже не фонтан фамилия! – насупился лейтенант.
   – Вы остановили меня, чтобы оскорблять? – поинтересовалась Зинаида.
   – Я остановил вас, потому что вы проехали на красный свет, – спокойно ответил Попугаев.
   – Я?! На красный свет?! – Удивлению Зины не было предела. – Вы не шутите?
   – Какие уж тут шутки! Вы спровоцировали на дороге очень опасную ситуацию.
   – И что вы будете делать? – затаив дыхание, спросила Зинаида.
   – Выпишу штраф, – пожал плечами лейтенант.
   – Это долго? – спросила Зина.
   – А вам никогда не выписывали штрафы? – усмехнулся Попугаев.
   – Никогда! – настолько четко и честно сказала Зина, что он ей почему-то сразу поверил.
   – Ну, надо же, обычно женщины за рулем получают очень много замечаний. – Лейтенант приподнял фуражку и заглянул к ней в машину.
   – Со мной это впервые, я в шоке, но я не возражаю, просто спешу, мне надо встретить одного иностранного гостя. Так что выписывайте штраф, или как это у вас там принято? – Зина посмотрела на него.
   – Что у вас с лицом? – вместо ответа спросил Попугаев.
   – Это долгая история, но все уже разрешилось, я была у врача, честное слово, – сказала Зина.
   Лейтенант Попугаев принял не простое для себя решение.
   – Знаете, что… Жалейко, езжайте-ка вы… домой! Похоже, что вам действительно досталось. Не надо пугать иностранных гостей.
   – Спасибо за комплимент, – сдвинула тонкие брови Зинаида, – а как же штраф?
   – На первый раз прощаю, – выдал Попугаев.
   – Спасибо, – поблагодарила Зина, взяла права и нажала на педаль газа. У нее в голове не укладывалось, что она нарушила правила дорожного движения.
   «Надо брать себя в руки, что это я так расклеилась? Так и погибнуть можно! Надеюсь, что Михаил Головко не пропустил у меня сотрясение мозга»?
   Она благополучно доехала до Шереметьево, оставила машину на платной стоянке и прошла в зал ожидания, стуча каблуками, гордо подняв голову и стараясь не обращать внимания на взгляды, которые бросали на нее люди, успевшие рассмотреть ссадины на лице.
   Она порылась в своей сумке и достала очки для дали. Табло аэропорта сообщало, что самолет, который ей был нужен, уже совершил посадку.
   «Успела!» – подумала с удовлетворением Зинаида и поспешила вместе с толпой встречающих в зал.
   «Как я его узнаю?! – вдруг подумала она, – он известный актер в Германии, но я не смотрю немецкий кабельный канал, да и вообще далека от мира искусства, особенно немецкого».
   Зина увидела людей с табличками, на которых было написано, кого встречают.
   «Даже удивительно, что я не подумала об этом, обычно я предусматриваю все», – сказала Зинаида сама себе, увидев пассажиров, прилетевших из Германии.
   Зинаида почувствовала себя еще более глупой, когда ей пришлось каждые двадцать секунд выкрикивать «Тони Лимбман». Некоторые иностранцы даже шарахались от ее диких возгласов.
   Импозантного высокого мужчину с густой шевелюрой, вальяжной походкой человека, любившего жизнь и знавшего в ней толк, Зинаида выхватила взглядом сразу. То, что это Тони Лимбман, Зина почему-то поняла моментально. Она отделилась от толпы и пошла ему навстречу, натянуто улыбаясь.
   – Я рада приветствовать вас на российской земле, – сказала она ему по-немецки, обрадовавшись уже тому, что хотя бы язык она не позабыла после перенесенного стресса. Мужчина большими глазами с прищуром ощупал ее стройную высокую фигуру в узких джинсах, туфлях на каблуках и розовой водолазке, немного не доходящей до талии, что выглядело очень сексуально. Его полные губы моментально расплылись в довольной улыбке.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное