Татьяна Луганцева.

Бермудский любовный треугольник

(страница 3 из 18)

скачать книгу бесплатно

   – Фамилию-то ты сменишь! – заверила та Зину.
   – Когда? – не поняла Зинаида, хлопая ресницами.
   – Когда Рафик возьмет тебя замуж. Вот я и пришла оценить будущую невестку. Рафик-то застеснялся. Что он мне только о тебе не рассказывал! Что ты самая добрая, что ты самая умная и самая красивая. Вот уж не знаю… – скептически окинула ее глупое выражение лица хитрыми глазами Руфь Рамзесовна.
   В голове Зины зазвучал похоронный марш.
   – Твоя квартира? – Окинула взглядом ее просторную квартиру будущая свекровь.
   – Моя… – сглотнула Зинаида.
   – Глупее я ничего не видела… Это как хрустальный гроб, который кто-то должен разбить. С ума сойти! Темные стены без окон и стеклянный потолок! Ну, ничего, мы с Рафиком наведем здесь порядок, – заверила ее Руфь Рамзесовна.
   Этого уже подраненное сознание Зинаиды вынести не могло. Она представила в своей квартире эту мегеру в командирской позе, руководящей процессом, Рафика с карандашом и чертежной бумагой, рассчитывающего, где возвести какие перегородки, и ее саму, ползающую с тряпкой по полу под неодобрительные окрики свекрови.
   Зинаида очнулась и тут же сказала, что она вовсе не собирается замуж.
   – Ты не любишь моего Рафика?! – ахнула Руфь, и Зина удивилась, как это небеса не разверзлись над ее грешной головой.
   – Ваш Рафик – чудный, и мы очень хорошие друзья, но замуж я вообще не собираюсь, – попыталась оправдаться Зинаида.
   – Это немыслимо, – поджала губы Руфь Рамзесовна. – Мы же готовы взять тебя в нашу семью и облагородить быт… А сына назовем… Акакий. Как вам?
   – Я бесплодна, – быстро среагировала Зинаида.
   – Это нам не подходит, – согласилась с ней несостоявшаяся свекровь, – нам нужны крепкие, умные потомки. Ну что ж… жаль, очень жаль, – засобиралась она домой.
   Зине показалось, что в душе Руфь рада, что Зинаида Жалейко не состоялась как ее будущая невестка. В синих больших глазах Зины она прочла большое непослушание и упрямство.
   С тех пор прошло два года. Зина набралась смелости и поговорила с Рафиком об этих странных притязаниях его матери. Рафик страшно смутился и долго просил у Зины прощения, все-таки признавшись, что действительно испытывает к своей коллеге нежные чувства. Рафик слезно умолял простить его и Руфь. Зинаида, конечно же, простила, но при этом ощущала какую-то ответственность и неловкость за то, что вызвала такие чувства у Рафика, хотя, честно говоря, этого не хотела. Это был высокий, худой и нескладный мужчина в круглых очках и с уже начинающейся лысиной на голове. Брюки его были вечно коротки, манжеты на рукавах обтрепанные, но голова этого человека стоила ста компьютеров, и все очень любили Рафика за доброту и безотказность. У Зины к нему проявлялись какие-то исключительно материнские чувства.
И вот сейчас этот чудо-человек звонил ей, чтобы поделиться своей радостью.
   – Помнишь, Зина, этот балбес две недели мучил меня своими уравнениями? Мы просматривали все решения сто раз и никак не могли найти несоответствие. Ошибка затерялась в глубинах расчетов. И вот я ее нашел. Не поверишь, расхождение в одну сотую, которое дала машина, обобщая результат, привело к катастрофическим последствиям! Этот идиот считал на калькуляторе, представляешь?! – кричал Рафик.
   Зина молча выслушала его и вдруг вспомнила, что Рафик ходил у нее в женихах. Видимо, в тот вечер у нее все мысли были об одном.
   – Рафик, а ты в чем сейчас?
   – В смысле? Я за столом с работой этого…
   – Не где, а в чем? Ты обнажен? – допытывалась Зинаида, выводя пальцем по поверхности стола причудливые фигуры.
   – А это… ну, я это… в тренировочных и майке… – Казалось, он только сейчас обратил внимание, во что был одет.
   – Как это сексуально! Обтягивающие трико и белоснежная майка, как у Димы Билана на конкурсе Евровидениа, – закрыла глаза Зинаида, – больше ничего и не надо.
   – Ты не заболела? – встревожился Рафик. – Тянучки у меня далеко не в облипку, майка совсем не белоснежная, и я не Дима Билан, ты же меня знаешь…
   – Вот что у тебя за манера, все испортить? – нахмурилась Зина, хлопнув ладошкой по столу.
   – Я сказал правду.
   – Кому она нужна, твоя правда? Иногда хочется немного пофантазировать… Полет мысли, понимаешь? Женщина хочет сказки… Ну же, Рафик! Будь изобретательным. На мне сейчас три маленьких черных треугольничка, соединенных тоненькими ниточками, как тебе? – промурлыкала Зинаида.
   – А у меня в руках большая скалка, и сейчас я этой скалкой всыплю всем и разобью телефон! – раздался до жути неприятный, визгливый женский голос. То кричала Руфь Рамзесовна, которая, по всей видимости, успела отобрать телефон у сына, и последние подробности про треугольнички Зина сообщила уже ей. – Я сейчас тебе, шалава, покажу черные треугольники, синие круги под глазами и другие геометрические фигуры. А ты совсем с ума сошел? Еще по ночам в секс по телефону будешь звонить?! Слышите, вы?! Не смейте нам присылать счет, иначе я сама буду с вами разбираться! Мой сын занимается научной деятельностью, а за это платят очень мало!
   Зинаида в ужасе кинула телефонную трубку, словно ее ужалила змея, и сразу почувствовала, что успокоительное действие коньяка закончилось. Она тут же плеснула коричневатой жидкости себе в бокал и направилась к кровати. Зинаида выпила коньяк и начала смеяться как сумасшедшая. Еще бы! Принять разговор ее и Рафика за секс по телефону!
   «Хорошо, видимо, я говорила про свои треугольнички… совсем с ума сошла! Бедный Рафик в тренировочных с вытянутыми коленками, что он сейчас обо мне подумает?! Да еще от мамы достанется! Вот уж позвонил не в добрый час! А всего-то хотел поделиться математической победой!» – думала Зина, смеясь.
   Ее смех внезапно сменили слезы, брызнувшие из глаз. Зине по-настоящему стало страшно от того, что она не знает, что такое страсть и любовь…
   «Как бы я хотела оказаться в объятиях сильного мужчины! Но чтобы при физическом совершенстве мужчина был еще и умен», – подумала Зина и, нащупав в руке мягкое кольцо, машинально пристегнула свою руку к спинке кровати.
   Вот тут-то все и началось. Из всего последующего можно было сделать один вывод: сорокаградусный алкоголь в приличном количестве способен выключить даже аналитический ум. Первое, что осознала Зина, было то, что силой своих мышц она освободиться не может, что нужен ключ, который остался в подарочной коробке далеко от ее кровати.
   Вторым неприятным открытием Зинаиды стало то, что спасительный телефон остался лежать на поверхности барной стойки, также далеко от нее. К тому же Зина не могла добраться и до своей разбросанной по всей квартире одежды. Она судорожно билась в наручнике, покрываясь липким потом от ужаса. Сдвинуть кровать она тоже не могла, так как та была намертво прикручена к полу. В голову лезли мысли одна страшнее другой.
   «Что же мне делать? Вот дура! Расслабилась, ничего не скажешь! Что делать?! Какой позор! Как мне позвать на помощь?! Мне если позвонят, я не отвечу, решат, что меня нет… Лера не придет, она сейчас занята, да и как она ворвется, если я и дверь не смогу открыть! Помогите! Боже, я попала в ловушку! Вскроют квартиру только тогда, когда пойдет запах… В каком виде меня обнаружат? Что подумают?» – Зина в панике дергала железный наручник, обдирая кожу в кровь, понимая, что можно на самом деле погибнуть. Главное, что все это она сделала исключительно своими собственными руками.
   «Вот уж старая нимфоманка! Эротики мне захотелось внести в жизнь, вот и докатилась!»
   От безысходности Зинаида была готова отрубить себе руку, но ни топора, ни пилы поблизости тоже не имелось. Кричать было бесполезно, по бокам от нее соседей не было, а под ней мужчина с семьей на полгода по работе уехал за границу. К тому же Зинаида, при ремонте своей квартиры, позаботилась о полной звукоизоляции, зная, что любит слушать громкую музыку, а иногда и устраивать шумные вечеринки с безбашенными друзьями Валерии. Ситуация была безнадежная. Зинаида, выбившаяся из сил, легла на кровати, вытянувшись в струнку и сложив одну руку на груди. Почему-то пришла на ум наиглупейшая фраза: «Не надо паниковать и дергаться, надо экономить силы, кислород… лежать и ждать помощи, надеяться на один маленький процент везения», словно она находилась в подводной лодке.
   Она открыла глаза и уставилась в темное звездное небо у нее над головой. Ночь. Тишина. Звезды и покой, так было задумано по проекту. Сейчас присутствовало все, кроме покоя. А о нелепейшей смерти, что ей предстояла, Зинаида даже думать не могла. Почему-то ей не было все равно, в каком виде ее обнаружат люди после… Она понимала, что алкоголь и нервное перенапряжение сделали свое дело, так как у нее начались явные галлюцинации.
   «Это свидетельствует о психическом нарушении, странно, что я так спокойно об этом думаю», – безучастно подумала Зина, не отрываясь глядя вверх. Прямо на нее летело какое-то чудовище, она даже предположила, что это огнедышащий дракон. Ей казалось, что она видит огонь, пламя, вырывающееся из пасти дракона… Он был огромен и ужасен и приближался с бешеной скоростью, но Зину это не пугало, так как быстрая смерть спасла бы ее от долгой и мучительной кончины. Тем временем чудище с успехом и с легкостью строительного крана проломило стеклянную крышу ее жилища.
   Зина с интересом наблюдала, как ее особо прочные стекла разлетелись брызгами вокруг нее и, что скрывать, прямо на нее. Но эти мелкие осколочные удары были ничто по сравнению с мощным ударом самого летающего объекта с оранжевыми крыльями. Он буквально впечатал бедную Зинаиду в матрас. Она даже что-то сказала инопланетному существу, но это не было радостное приветствие землян. Последним удивительным открытием Зины, перед тем как отключиться, было то, что драконы говорят человеческим голосом, причем сплошь нецензурной лексикой.


   Зина очнулась. Она чувствовала боль во всем теле, особенно в грудной клетке. Человек не может не дышать, и это Зине было известно, поэтому ей приходилось дышать и терпеть эту боль. К тому же на ее лицо откуда-то лилась вода в большом количестве. Похоже, мозг – единственное, что не пострадало у Зинаиды, так как она помнила, что с собой сделала и что на нее что-то упало, чуть не убив. Отсюда Зина сделала вывод, что крыша разбита вдребезги и пошел дождь, то есть ливень. Зина открыла глаза и сразу поняла, что сюрпризы на сегодня не закончены. Прямо над ней склонился какой-то голый мужчина с горящими глазами и развевающимися волосами. Зина от ужаса даже не могла закричать, а так и смотрела на него во все глаза.
   – Наконец, очнулась, – хриплым голосом сказал мужчина и откинул волосы со лба. Лицо у него было очень своеобразным, с широкими скулами и с красивыми провалами щек. Прямой нос, четко очерченные губы, черные брови, одна из которых пересекалась шрамом, и выразительные, слегка раскосые черные глаза, в которых выражение тревоги сменилось на пренебрежительно-насмешливое.
   – Почему не спрашиваете, кто я? – хмыкнул он.
   – Что спрашивать очевидное, – промямлила Зина, не узнав своего голоса.
   – И кто же я? Карлсон? Отшибло голову и память? Я же твой брат – Джек. Шучу! И кто же я?
   – Маньяк, кто же еще? – скользнула взглядом по его голому торсу Зинаида, внутренне содрогаясь. – Вы оставите мне жизнь? Может быть, я могу откупиться деньгами? Я не очень молода и паршиво себя чувствую, сексуального марафона у нас не получится.
   Странный мужчина рассмеялся. Улыбка у него была очень доброй и располагающей.
   – Выдаешь желаемое за действительное? К сожалению, мне сейчас не до маньячества, хотя… все, что я вижу, мне нравится. – Он оценивающе оглядел ее тело.
   Зинаида только сейчас вспомнила, что фактически раздета.
   – Не смотри на меня! Я буду защищаться! – Она резко дернула ногами, заехав ему в пах. Мужчина сразу же согнулся пополам. Через несколько минут из-под кровати появилось его красное лицо с выступившими слезами на глазах.
   – Ну, ты даешь… Давно ли стала такой скромницей? Скромницы такое белье не носят.
   – Надела первый раз! – огрызнулась Зина, готовая защищать свою честь до конца.
   – Ага… и наручники пристегнула первый раз!
   – Именно!
   – Я все думал, когда же твой Газик или Рафик выйдет из ванной и накостыляет мне шею? – Мужчина наконец-то разогнулся.
   – Какой Газик? – покраснела Зинаида, пытаясь принять непринужденную позу, что было сделать очень трудно из-за боли и скованности движений.
   – Когда я приземлился на тебя, надо отметить, не очень удачно, ты сказала мне что-то вроде: «Ну, нельзя же так, Рафик… Я говорила о проявлении фантазии, но не до такой же степени». Не берусь отвечать за дословность, но смысл явно был таким. Меня еще так ни разу не встречали. Слышь, спящая царевна, а Рафик-то твой сбежал! Приковал к кровати и смылся, негодяй! Я бы такую куколку не оставил…
   – Заткнитесь! И хватит на меня пялиться! Дайте одежду! – крикнула Зина.
   – Пожалуйста, – пожал плечами мужчина и, подняв с пола джинсы со стразами, подал ей. Она мгновенно укрылась ими, как простыней, только сейчас заметив, что он не голый, а в джинсах, еще какие-то желтые ремни, напоминавшие подтяжки, болтались у него сзади.
   – Кто вы такой? – спросила Зина со злостью от своего бессилия. – Почему вы хозяйничаете у меня в доме?
   – Вот! Теперь вижу, что все в порядке! Я ждал этого вопроса с самого начала. Хорошо, что не пришлось объясняться с твоим горячим джигитом. Он, ослепленный ревностью, вряд ли внял бы здравому смыслу.
   – Не было здесь никого! Я была одна! – вспыхнула Зинаида.
   – Меня зовут Артур, и здесь я совершенно случайно.
   – Да что ты? Я тебя не приглашала в гости, – почувствовала себя увереннее под джинсами Зина.
   – Виноват ветер, честное слово! Последнее время я увлекся прыжками с парашютом с крыш высотных зданий. Это первый раз, когда я прыгнул так неудачно, порыв ветра, с которым я не смог справиться, и все. Я видел, что лечу на этот дом, на эту странную квартиру со стеклянным потолком. Кстати, с высоты твоя квартира выглядела таким хрустальным гробиком.
   – Который ты благополучно разбил.
   – Так получилось. А внутри лежала спящая царевна. Знаешь, я очень виноват перед тобой, я отремонтирую твою квартиру и тебя.
   – Что значит меня?
   – Твоя внешность тоже немного подпорчена, но я сейчас отвезу тебя к одному доктору, творящему чудеса, и все будет хорошо.
   – Что со мной? – снова испугалась Зинаида. – Отстегни меня, наконец, от кровати! Ключ вон в той коробке.
   – Я точно должен это сделать? – Артур задумался. – Я же не знаю, кто ты? Может, ты опасная преступница, и хозяин квартиры приковал тебя к кровати, а сам поспешил за помощью? Может, ты воровка-клофелинщица?
   – Что ты несешь?! Это моя квартира! Я здесь живу! Вон там на стуле моя сумка, в ней паспорт с пропиской! Врывается ко мне таким зверским способом, еще меня и подозревает! Прыгает он с парашютом! Ты мог убить меня!
   Артур повернулся к ней спиной и подошел к сумке. Ее жутко раздражал этот тип, который бесцеремонно рылся в ее сумке, но она не могла не присвистнуть, увидев его спину. Она была абсолютно красной от крови, к тому же в ней торчало несколько осколков.
   – Э, Артур, – позвала она его, – у тебя это… спина, тебе самому бы к врачу.
   – Ага, вместе и поедем, – кивнул он ей, – Зинаида Жалейко… как нелепо. Зина – корзина! Пожалей меня, Жалейкина-Лейкина.
   – Последний мальчик, который так меня назвал, очень плохо кончил, – отозвалась Зина, удивляясь его ребячеству.
   – Да, похоже, эта квартира твоя, я имею в виду, такая же несуразная. Ты не замужем, детей нет, значит, вполне имеешь право заниматься чем хочешь.
   – Хватит рыться у меня в документах! Я сейчас милицию вызову! Немедленно освободи меня! – закричала Зина.
   Артур подчинился и отстегнул ее от кровати со словами:
   – Учти, маньяки так просто не освобождают свои жертвы без предварительного сексуального насилия. Сейчас мы позвоним Мише, – Артур назвал телефон, – и все будет хорошо…
   С этими словами Артур опять повалился на Зину, на сей раз потеряв сознание то ли от боли, то ли от потери крови.
   – Вот черт! – выругалась Зина, у которой снова потемнело в глазах. – Сколько же он весит?!
   Она вылезла из-под тела этого странного мужчины и еле раздышалась. Голые ноги ее дрожали, руки затекли, и на запястье красовался сине-красный след. Она еле-еле попала ногами в брючины и провела рукой по лбу. Ее ладонь окрасилась в красный цвет. Все происходящее казалось ей нереальным, и в довершение всего во входную дверь настойчиво позвонили.
   Зинаида распахнула дверь и столкнулась лицом к лицу с бледным Рафиком и надутой Руфью Рамзесовной. В три часа ночи встретиться с этим ненормальным семейством для Зины было явным перебором.
   – Зина, я понял, что с тобой что-то не так, и сразу же приехал! Моя мама наговорила тебе гадостей, и я заставил ее поехать со мной, извиниться! – горячо выпалил Рафик в запотевших очках.
   Руфь Рамзесовна злобно смотрела на нее.
   – Я первый раз поссорилась с сыном, – сказала она неприятным голосом, сразу давая понять Зине, что та нажила себе в ее лице смертельного врага.
   Внезапно толстые губы Руфи Рамзесовны расплылись в улыбке, ее маленькие глазки ощупывали каждый сантиметр тела Зинаиды.
   – Дорогой мой сынок, а почему твоя благочестивая Зина в таком виде? Ты протри очки-то, развратный лифчик, пьяная, в крови… Что вообще здесь происходит? Тебе у матери следует попросить прощения. Сердце матери не обманешь, мать всегда права, я тебя предупреждала!
   Рафик вконец растерялся, обратив внимание на внешний вид Зинаиды.
   – Зина, что с тобой?! Тебе нужна помощь?
   – Я сама не знаю, – честно ответила Зина, облизывая пересохшие губы, – кажется, мне уже помогли, правда, не совсем обычным способом.
   Руфь Рамзесовна, явно почувствовав неладное, отпихнула молодую женщину и ворвалась в комнату с диким, победоносным криком:
   – Ага!! Что я говорила?! У нее мужик в койке!!
   – А я знаю, – вдруг заступился Рафик, – Зина мне говорила, что ждет в гости мужчину, это ее друг. Я даже знаю, как его зовут! Это – Дима Билан!
   Зина, раскрыв рот, смотрела на Рафика. Зная его много лет, она не переставала удивляться. Рафик был настолько далек от окружающей действительности, что абсолютно не знал, кто такой Дима Билан, и даже кто является в данный момент президентом.
   Зато его матушка была в курсе всех событий и сплетен. Побагровев, она кричала на весь дом:
   – Какой же ты у меня осел! Да она, еще не выйдя за тебя замуж, уже наставляет тебе рога, а ты ее святой считаешь! Голый мужик на кровати, оба в крови, а на полу валяются наручники. Это два извращенца! Ты тоже хочешь такой любви? Чтобы твоя Зиночка исполосовала и тебя до беспамятства? Немедленно покидаем этот развратный дом! – Руфь Рамзесовна резко развернулась на каблуках и побежала на выход, хрустя каблуками по щедро рассыпанному по полу битому стеклу. В дверях она споткнулась, намотав на ногу какую-то тряпку, и чуть не упала на сына. – Что это?! – Рванула с ноги легкую шелковистую ткань Руфь Рамзесовна.
   – Не знаю, наверное, парашют, – тупо ответила Зинаида.
   – Немедленно уходим! – Оторвала от косяка растерявшегося сына Руфь Рамзесовна и громыхнула дверью.
   Зина вздрогнула и покосилась на неподвижного Артура.
   «Вот свалился мне на голову, еще помрет… Что мне с ним делать? Может, вызвать милицию? Хотя он же ничего не украл, мне ничего не сделал, даже помог, потолок обещал починить. Пока милиция приедет, он точно помрет. «Скорую»? Кто он? Как я не хочу всего этого объяснять, да и кто мне поверит? Мужик упал сверху на парашюте прямиком в мою кровать, бред какой-то. Что он там говорил о своем докторе? Позвоню, пожалуй, а то не ровен час, копыта отбросит», – решила она.
   Зина, не стесняясь своего внешнего вида, так как Артур все равно был без сознания, подошла к телефону и на память набрала номер якобы доктора.
   – Алло? – раздался бодрый мужской голос, что было уже странно в четвертом часу утра.
   – Михаил? – спросила Зина.
   – Да, это я. С кем я говорю? Тише вы, раздолбаи! – вдруг крикнул он, и музыка, доносившаяся в трубку, громкая и ритмичная, стала тише.
   – Вы меня не знаете, но здесь есть человек, который говорит, что знает вас.
   – Так дайте ему трубку, или он немой? – хохотнул Михаил.
   – Он в отключке. – Вдруг на ум Зины пришло, что этот Миша явно находится на какой-то вечеринке и пьян, это не прибавило ей оптимизма. – Его зовут Артур…
   – Артур Богданов?! – заорал Михаил, – Что с ним?! Такой красивый и наглый тип?!
   – То, что наглый, это про него, а вот насчет красоты, так это на любителя.
   – Да что вы, девушка! Если бы вы видели все те толпы девиц, которые считают именно так! Артур – роковой мужчина!
   – Возможно, – задумалась Зинаида, разглядывая голую спину ее «пришельца» с торчащими оттуда осколками, словно гребень у динозавра. – Этот ваш роковой мужчина прыгнул с парашютом прямо ко мне в квартиру, разбив потолок.
   – Это он может, – довольно сказал Миша, до него не сразу дошло сказанное. – Что-что он сделал?! Серьезно?! Он все-таки сделал это! Эй, ребята! Слышите! Артур-то сиганул с небоскреба! – кричал он уже кому-то.
   По одобрительному гулу и реву Зина поняла, что эта информация понравилась всем.
   – А мы как раз в ночном клубе отмечаем его день рождения. Артуру исполнилось тридцать четыре года! Он вышел на минуту сделать этот прыжок на спор и пропал, – пояснил Миша.
   «Оригинальный способ отмечать день рождения», – подумала Зина, вздыхая.
   – Вообще-то я думала, что вы врач.
   – А я врач, – заверил ее Миша, – у меня своя клиника.
   – Ну так приезжайте ко мне и заберите своего прыгуна! А то он не встретит свой следующий день рождения! – в сердцах закричала Зина и продиктовала адрес.

   Зина шаткой походкой сходила на кухню, выпила воды, умыла лицо и, наконец, посмотрела на себя в зеркало. Ее ужасу не было предела. Все ее лицо покрывали ровные, симметричные царапины, словно ее драли кошки, такие же следы покрывали голые плечи и руки.
   – Вот ведь черт! – выругалась Зинаида и вернулась в комнату с влажным и холодным полотенцем.
   Присев рядом с Артуром, она протерла его не пострадавшее от стекла лицо влажной тканью. Его ресницы дрогнули, и Артур открыл глаза. Радужная оболочка была настолько темной, что сливалась со зрачком.
   – Привет, я что, отключился? – спросил он. – Я сейчас…
   – Лежи и не дергайся, и не переворачивайся, у тебя осколки из спины торчат, – предостерегла его Зина, рассматривая свой сломанный ноготь.
   – На чем мы остановились? – Артур сел.
   – На том, что ты хотел вызвать доктора, или чтобы мы вместе поехали к нему, а потом снова упал на меня, потеряв сознание, – ответила Зинаида.
   – Мне понравилось падать на тебя, мягкая посадка на такие буфера, – сказал Артур, и Зинаида чуть не задохнулась от возмущения.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное