Татьяна Луганцева.

Айсберг в джакузи

(страница 4 из 19)

скачать книгу бесплатно

Глава 5

– А чем ты занимаешься? – спросила Анюта у Марата, когда самолет набрал высоту. Они сразу перешли на «ты».

– Бизнесом, – неопределенно ответил он, вальяжно развалившись в кресле и вытянув ноги.

– Понятно, – кивнула Аня. Это объясняло, почему они летят частным небольшим самолетом одни в салоне.

Марат сам вызвался обслуживать Аню в качестве стюарда, предложил ей выпить немного коньяка, перекусить свежими экзотическими фруктами и швейцарским шоколадом.

Аня не отказалась, ей этот полет доставлял массу удовольствий, а коньяк развязал язык. Стоило Марату заикнуться о ее семейном положении, как Аня с удовольствием выплеснула всю свою подноготную. Через минут сорок Марат с Аней расположились в удобных креслах, обняв друг друга за плечи и доверительно беседуя.

– Я мужчина-праздник, мужчина-фейерверк, веселый, непредсказуемый, и женщины воспринимают меня именно так.

– Несерьезно? – уточнила уже изрядно захмелевшая Анна.


– Можно и так сказать, хотя все вы, женщины, где-то в глубине души, даже если этого и не показываете, хотите серьезных отношений, – витиевато выразился Марат.

– А ко мне мужчины относятся очень серьезно, – сказала Аня, – я бы, может, и рада была бы легким отношениям, но не получается… Даже странно, говорят, что всем мужикам только одно и надо, а от меня им и этого не надо…

– Взгляд у тебя… – покосился на нее Марат и расшифровал, – сразу видно, без печати в паспорте не дашь…

– Иногда я чувствую себя такой одинокой и несчастной, – всплакнула у него на плече Аня, чего никогда бы не позволила себе со знакомым человеком и на трезвую голову.

– Тебе никто не нравится? – спросил Марат.

Аня нахмурила лоб, сдвинула тонкие брови.

– Знаешь, как раз недавно я встретила одного типа…

– Так… – заинтересовался Марат.

– Ничего особенного, вернее, он просто сногсшибательный, и впервые у меня земля ушла из-под ног, – доверила она еще одну сердечную тайну незнакомцу.

– Так, – с другой интонацией произнес Марат, явно рассчитывая на продолжение.

– И я испугалась, – прошептала она, отворачиваясь к темному иллюминатору.

– Чего? – не понял Марат.

– Этого нового, незнакомого для меня чувства, неужели непонятно? – дернула плечом Анна. – Да и не для меня он… У меня совершенно испорченный характер, весьма скромные возможности и полное недоверие к мужчинам, мне не нужны такие встряски. Я, если честно, бегу из Москвы больше от себя самой, – призналась Аня. – Я и сейчас себя насилую.

– Чего? – снова не понял Марат.

– Я ведь жутко боюсь летать и вот пытаюсь себя изменить.

– Это уже хорошо!

– Изменения в моем возрасте чреваты последствиями в виде невроза и депрессии, если что-то пойдет не так, – не согласилась с ним Анна.

– Надеюсь, в Австрии ты изменишь свое мнение. В этой стране вообще не спрячешься от любви, – усмехнулся Марат и пояснил: – Вена – удивительный город, но не буду много говорить, ты должна составить собственное представление.

– А ты уже бывал в Вене?

– Несколько раз, – отмахнулся Марат.

– Без переводчика? – уточнила Аня.

– Вот поэтому теперь я и подстраховался.

Как тебе? – быстро спросил он.

– Что? – не поняла она.

– Коньяк!


– На высоте! Как и мы с тобой! – заверила Анна. – А где мы будем жить?

– Рядом с Веной есть чудное место, оно носит название «Венский лес».

– Я что-то слышала об этом.

– Там баснословно дорогая земля и живут очень богатые люди в роскошных домах, окруженных парком. Есть и русские… Там нет огромных участков и высоких зданий, земля, еще раз повторяю, очень дорогая, но многие виллы выглядят чудесно. На одной из них мы и будем жить.

– Заманчиво, – вздохнула Аня, ощущая тоску по австрийцу по имени Эрвин, встретившемуся ей, как ни странно, в Москве. И еще более странным было то, что сейчас Анна летела в Австрию с мужчиной, совсем не похожим на того, кто покачнул землю под ее ногами.


Самолет приземлился в Вене поздно ночью, Анна уже была измучена дорогой. Кроме освещенного аэропорта из стекла и железобетона, ярких витрин магазинов, нешироких безлюдных улиц окраин Вены, Анна ничего не видела. Они с Маратом мчались из аэропорта на такси в пригород, вернее, в дальний район Вены. Дорога была настолько ровная, что, казалось, они скользят по маслу, но Анну все же укачало. Она уснула в такси с молчаливым шофером под звуки тихо звучащего джаза. Она плохо помнила, как Марат доставал ее из машины, куда-то вел, почему-то своим ключом открывал двери, переговаривался с какими-то людьми, привел ее в помещение, где усталые глаза Анны сразу увидели кровать, на которую она и рухнула.


Стоило прожить тридцать с небольшим хвостиком лет, чтобы однажды проснуться в сказке. Первое, что Анна услышала при пробуждении, было пение птиц, которые радовались лучам утреннего солнца. Аня сразу поняла, что это уже не сон, а когда открыла глаза, увидела ярко-розовый потолок, расписанный еще более яркими розовыми цветами с золотыми листьями. Она никогда не видела ничего подобного и лежала, тупо рассматривая узор, достаточно долгое время. Потом Аня перевела взгляд на одеяло. Ее удивлению не было конца: все белье было из дорогущего кружева ручной работы. Уж в этом она разбиралась, так как интересовалась искусством, посещала выставки и музеи и иногда помогала на вернисажах с переводом. Сейчас она лежала просто-таки на королевском ложе. Сама кровать была широченной, мягкой и очень удобной. Взгляд Анны скользнул по стенам нежно-кремового цвета с полосками белоснежной лепнины и легкими штрихами золота.

Ее восхитило арочное большое окно, которое пропускало огромное количество света и воздуха. Не было никаких тяжелых портьер, современных жалюзи. Окно было полуприкрыто ажурными ставнями художественной ковки. Вообще создавалось впечатление, что этот дом строила целая артель мастеров, вкладывая в дело всю душу и умение. Причудливый узор от ажурных ставен ложился сказочным ковром на светлый пол из широких деревянных досок, натертый до блеска воском. Большое старинное трюмо с зеркалом в резной раме как нельзя лучше вписывалось в интерьер комнаты, больше напоминавшей волшебную шкатулку для принцессы. Спустив ноги на пол и коснувшись пушистого ковра, Аня ощутила себя в сказке. Прикроватная тумбочка в виде большой хрустальной бабочки просто ломилась от яств. Аня поняла, что ее разбудил не только шум птиц, но и запах румяных булочек, свежего кофе и сочных фруктов.

– Проснулись, милая? – раздался голос совсем недалеко от Анны. Она вздрогнула и обернулась. Справа от нее в плетеном кресле-качалке сидела премилая старушка в кружевном чепце и бесшумно орудовала спицами. Она изумительно вписывалась в старинный и по-домашнему уютный интерьер комнаты. Она была маленькой, худенькой, но голову с посеребренными временем волосами держала гордо. Ножки в пушистых тапочках лежали на специальной подставке, колени укрывал клетчатый плед. Глаза ее выцветшего светло-голубого цвета смотрели на Аню сквозь круглые стекла очков, похоже, времен Первой мировой войны.

– Здравствуйте, – сказала Аня, смутившись оттого, что в комнате присутствует посторонний человек.

– Вот рассматриваю я тебя и думаю, ты лучше Инги или нет? – ответила пожилая дама на русском языке с акцентом.

Аня напряглась, пытаясь понять, почему Инга лучше ее и кто вообще такая эта Инга? Сегодня с памятью у нее было слабовато.

– Простите?

– Внук у меня! – громко сказала старая женщина, словно у нее проблемы со слухом.

– Поздравляю, – сглотнула Аня, косясь на бутылку с минеральной водой.

– Так вот, недавно я нажала на него.

«Что это за бред? – думала Аня. – Что за бабка? И что она тут делает? Я же летела в Австрию в качестве переводчика, это я точно помню, какого же хрена, извините, я разговариваю по-русски с какой-то старухой в чепце?»

– Внучок-то мой пообещал жениться, – между тем продолжала старушка.

– Рада за вас… А где я? – Аня попыталась принять непринужденный вид.

– Что значит «где»? – тоже не поняла ее старушка.

– Этот дом… вы… – замялась Аня, не зная, как выяснить, что происходит.

– Мой внук представил тебя как Анну.

– Это мое имя, – кивнула та.

– Очень хорошее имя, мне нравится, – высказала свое мнение старушка, хотя ее никто об этом и не спрашивал. – И еще мой внук представил тебя как свою невесту, то есть фактически жену, – добавила старушка.

– Здорово! – рассмеялась Аня, подумав, что попала в дурдом. – А кто у нас внук?

– Ценю твое чувство юмора, – засмеялась в ответ старая женщина, – моего внука зовут Эрвин Ламар, – с гордостью заявила она.

Анна мгновенно закашлялась, подавившись собственной слюной.

– Эрвин?! – с ужасом воскликнула она. – Что он здесь делает?!

– Как что? Это его дом, и он – мой внук, – ответила бабушка Ламара, продолжая рассматривать Аню, – нельзя столько пить в самолете молодой девушке, это неприлично.

Аня взяла себя за виски, пытаясь унять стук в голове, заглушающий все мысли.

В комнату, теперь уже не казавшуюся Ане такой сказочной и прелестной, постучали.

– Да, дорогой! – откликнулась пожилая дама, давая понять, что хозяйка в этом доме она, и будто забыв, что Анна полураздета.

Дверь открылась, и Эрвин Ламар явил взору двух женщин свою совершенную красоту и великолепную улыбку. Анне тут же захотелось расцарапать его самодовольное лицо.

– А вот и мой внук! – гордо заявила старушка.

Эрвин подошел к окаменевшей Анне и поцеловал ее в щеку.

– Привет, дорогая, ты уже познакомилась с бабушкой? Рассказала о том, что у нас скоро свадьба?

– Да я… – начала Аня, но была прервана Эрвином. Он заговорил с ней на итальянском языке.

– Ради бога, помолчи! Предлагаю любые деньги и исполнение всех твоих желаний, только соглашайся со всем! Не ради меня, а ради бабушки, у нее рак, и ей осталось совсем немного.

– А почему мне должно быть дело до тебя и твоей бабушки? – удивилась Аня, тоже заговорив на итальянском языке, который учила дополнительно. – И откуда тебе известно, что я знаю этот язык?

– Я подготовился, прочел твое досье, кстати, там не сказано, что ты способна обидеть старого человека.

– Значит, это все подстава? Меня обманули, что я буду работать переводчицей? Кто такой этот Марат, который привез меня сюда? Мошенник, как и вы? – перешла на «вы» Анна, чтобы держать его на расстоянии.

– Марат – профессиональный русский актер, мой друг, он ни в чем не виноват, я его уговорил.

– Значит, вы не добились от меня, чего хотели, по-хорошему и решили взять силой? – возмутилась Аня. – У вас преступные наклонности, господин Ламар.

– Так исправьте меня, то есть мои наклонности, – предложил ей Эрвин.

– Я не исправительная колония.

– Дорогие мои, – прервала их перепалку старушка, – я, конечно, понимаю, что вы готовы вечно говорить о любви, но, может быть, будете это делать на языке, понятном мне?

– Прости, бабушка. – Эрвин подошел к ней и поцеловал в лоб.

– Ариадна, – представилась она Анне.

– Очень приятно, – буркнула девушка, явно покривив душой.

– Я не могу сказать, Эрвин, довольна ли твоим выбором, я совсем не знаю Аню и очень хочу познакомиться с ней поближе, – сказала госпожа Ламар, рассматривая девушку, словно подопытную мышь. – Красивая, русская, знает язык… и что? Не более того! А мой Эрвин – завидный жених, поэтому я бы хотела понаблюдать за ней, да еще и с Ингой ее сравнить, – упрямо поджала губы старушка.

Аня думала о том, что должна запастись терпением для общения со смертельно больным человеком, и о том, что загадочное имя Инга она слышит уже во второй раз.

– Кто такая Инга, дорогой? – обратилась Анна к Эрвину, сдвинув брови к переносице.

Он, несколько смутившись, опустил голову.

– Это выдумка бабушки.

– Эта выдумка очень даже реальна! – тут же откликнулась старушка, с охотой пояснив: – Инга – дочка наших соседей, тоже выходцев из России. Прекрасная девочка! Просто фея! Долгое время жила в Англии, а тут приехала – наливная ягодка! Я не знала, что Эрвин уже нашел себе невесту, и предложила Инге своего внука в качестве жениха.

– Ты не очень умно поступила, бабуля, тем более без моего ведома, – поцеловал Ариадну Эрвин.

– Ай, прекрати! На тебя рассчитывать, так внуков, то есть правнуков, не дождешься! Инга расплакалась от счастья у меня на плече, сразу признавшись, что влюблена в Эрвина еще с детства, – обратилась она к Анне. – Вот я и предложила ей пожить у нас! А девочка чудная! Более молодая, чем вы, более блондинистая, более…

– Бабушка! – оборвал ее Эрвин, смутившись.

– Ой, простите! Невежливо это. – Дама хитро посмотрела на Анну.

– Вот и чудно! – обрадовалась Аня, причем совершенно искренне. – Я уступаю дорогу Инге! Как там? Хлеб да соль! Счастья молодым! Попутного ветра! Паровоз навстречу! Хотя это из другой оперы! – Аня ощупала свое хрупкое тело, словно проверяя, все ли запчасти на месте.

– Подожди, милочка! – остановила ее Ариадна. – Одна… как это? Загвоздочка! – С трудом подобрала она слово. – Дело в том, что мой внучок привез тебя как невесту и вряд ли он удовольствуется Ингой!

– А вдруг? – предположила Аня с надеждой в голосе и уже не стесняясь стала одеваться.

– Вряд ли… вы обе можете попытать счастья, он у меня мальчик любвеобильный.

– Не сомневаюсь.

– Я прошу тебя, Анна, останься хотя бы на время, – сказала Ариадна тоном, не терпящим возражений.

– У меня последний вопрос, – обратилась Анна к Эрвину, игнорируя старушку, – ты знаешь расписание вылетов в Москву? Лучше скажи по-хорошему, – Аня плавно перешла на итальянский, – думаю, что твоей бабушке не понравится, если я засажу тебя в тюрьму за похищение.

– Мне плохо! Эрвин, внук! Жизнь моя! Помогите! – вдруг закатила глаза Ариадна, начав биться в конвульсиях.

– Бабушка, что с тобой! Что мне сделать?!

– Лекарства… там у меня, – слабо произнесла она.

Эрвин выбежал из комнаты. Аня поняла, что проиграла, так как вряд ли сможет покинуть человека, находящегося в таком состоянии и умоляющего ее остаться. Она вздохнула, подошла к хозяйке дома и взяла ее сморщенную руку в свою.

– Все будет хорошо, – произнесла она. – Эх… лучше бы я согласилась сфотографироваться, да и денег бы еще заработала…

– О чем ты говоришь, дочка? – слабо спросила Ариадна, приоткрывая один весьма хитрый глаз.

– Все, говорю, хорошо! Я остаюсь!

Глава 6

– Поистине людская наглость не имеет границ, – сказала Аня, задумчиво рассматривая себя в зеркало. Она осталась в той же комнате, куда ее поместили сразу. Ариадну отнесли в ее покои, а Анну навестил Марат, которому, по идее, ей на глаза не следовало показываться.

– Да ладно, не злись! – заявил он ей. – Подумаешь, маленький обман!

– Ничего себе маленький, – возмутилась Аня.

– Я тебя вез на службу переводчицей? А тут ты поработаешь невестой! Какая разница? Все в той же Австрии, я же не доставил тебя в Эфиопию?

– Спасибо! – буркнула Аня.

– Вот именно! Сыграешь роль невесты с месяцок… бабушка откинет копыта, и ты будешь свободна!

– Ты – жуткий тип, Марат! – возмутилась Анна, едва сдерживая смех.

– А Эрвин меня все равно любит, – самодовольно заявил тот.

– Он не знает, что ты говоришь о его бабушке.

– Я шучу!

– Знаешь, я ведь не актриса, чтобы играть! – возразила ему Анна.

– А тебе и играть не надо, – подмигнул ей Марат, – между вами, ребята, точно что-то происходит. Между вами даже стоять опасно, просто-таки чувствуешь электрические разряды, но ты не переживай! Эрвин никогда не был одинок, да и сейчас у него недостатка в женском внимании нет, бросаться на твои кости он не станет! Эрвин – очень порядочный человек, и за свою честь ты можешь быть спокойна, это я тебе гарантирую!

– За свою честь я сама постоять могу, – заверила его Анна.

– Ну, тогда пошли!

– Куда? – испугалась девушка.

– Завтракать! Вся семья в сборе, ждут только невесту, – засмеялся Марат.

– Ну ты и подлец! – кинула в него подушкой Анна.

– Только не падай в обморок при виде Инги, – предупредил ее Марат.

Просторная столовая в сельском стиле «шале» располагалась на первом этаже дома Ламаров. Еще спускаясь по лестнице, Аня отметила, что планировка этого в целом не очень большого дома сделана с большим умом. А хозяева его относятся к своему жилищу с любовью. Старинные расписные комоды создавали уют даже в коридорах. Там же висели семейные фотографии, стояли кресла со столиком, на котором валялась пачка журналов и газет. На полу лежали домотканые полосатые дорожки, и кругом благоухали букеты живых цветов в больших керамических вазах.

Марат сбежал по деревянной лестнице на первый этаж, а Аня невольно задержалась у фотографий в обычных деревянных рамках. Некоторые из них были очень старинные, черно-белые, с улыбающимися людьми. Было понятно, что люди эти богаты, сыты и довольны. Очень часто встречались фотографии людей в австрийских национальных костюмах, которые местное население хранит в каждом доме. Люди надевают их на праздники, собираются вместе и фотографируются. На снимках были запечатлены и убеленные сединами старцы, и дети. Наверное, неприлично вот так вот стоять и рассматривать совершенно незнакомые лица, но и оторваться Аня не могла.

– Интересно? – раздался за ее спиной голос.

Аня обернулась и в изумлении увидела госпожу Ламар в ярко-розовом платье с большими перламутровыми пуговицами. На ее ногах были колготки телесного цвета и черные лаковые туфли на высоких каблуках. В руках она держала черную лакированную сумочку с пряжкой, украшенной кристаллами Сваровски. Ее голова с великолепной укладкой была гордо поднята. Теперь Аня поняла, что утром под старомодным чепцом у этой дамы скрывались бигуди. Ариадна сейчас вообще мало напоминала ту обессиленную старушку, упавшую в обморок в комнате Анны. Эта женщина скорее походила на Маргарет Тэтчер в ее лучшие годы. Даже на лице был макияж, а в ушах и на пальцах золотые украшения. Похоже, что Ариадне понравилась реакция, которую она произвела на Аню.

– Здравствуйте, – зачем-то поздоровалась с ней Аня.

– Здравствуй, здравствуй! – улыбнулась Ариадна, блеснув белыми зубами, явно ненатуральными.

– Вы всегда так… наряжаетесь на завтрак? – спросила Аня, несколько смутившись из-за своего весьма затрапезного вида.

– Всегда! Знаешь, я люблю выглядеть на все сто! Я же женщина, хоть и старая, – прошептала Ариадна, оборачиваясь, словно их кто-то мог подслушать.

– Как вы себя чувствуете?

– Лучше! Значительно лучше!

– Просто не верится…

– Дорогая Анна, я знаю, что у меня рак и жить мне осталось не так уж много, но я хочу последние дни провести не в постели, а в полноценном по возможности состоянии.

Аня даже не знала, что сказать этой мужественной женщине, не забывавшей о внешнем виде даже в болезни.

– Что тебя здесь задержало? – спросила она.

– Даже не знаю… эти фотографии, улыбающиеся лица…

– Конечно! Они же не россияне, на их лицах не отразилось то, что пережили русские. Думаю, что в альбомах русских людей того периода времени много меньше таких вот безмятежных взглядов и счастливых лиц. – Ариадна взяла ее под руку. – Ты остановилась из-за того, что здесь все не по-русски. Для нас фотографии – что-то интимное, личное, что мы можем позволить себе рассматривать долгими зимними вечерами в минуты ностальгии. Австрийцы совсем другие, они выставляют свое счастье всем на обозрение, – сказала Ариадна и рассмеялась. – Только не подумай, что я их не люблю. Я всю жизнь провела вне родины, среди австрийцев множество прекрасных людей. За границей я встретила свою любовь, родила ребенка, затем появился внук… – Взгляд пожилой женщины задумчиво скользил по стене с фотографиями. – Прости, Анна… это момент дежавю, элемент ностальгии. Моя беда в том, что я так и не смогла забыть Россию…

– Разве ж это беда? – осторожно поинтересовалась Анна.

– Когда жизнь прошла вне Родины? – пожала плечами Ариадна.

– Почему вы не внесли ни одного элемента русской культуры в ваш быт? – спросила Аня, и ей это действительно было интересно.

– Это не мой дом, а мужа. Ему ведь тоже пришлось несладко, когда он женился на русской, я не могла ничего менять в его уже сложившейся жизни. А после его смерти… я оставила все как есть… как дань моему спасению, нашей любви.

– Значит, вы, прожив здесь столько лет, не можете назвать этот дом своим? – сказала Анна.

– А ты бы что-то изменила?

– Я бы – да! Причем еще при муже, – честно ответила Аня.

– Мне нравится твоя прямота, – улыбнулась хозяйка, – вот, смотри… это мой сын. – Она показала на фотографию с изображением субтильного юноши со светло-русыми волосами и грустными глазами.

– Отец Эрвина?

– Он, – подтвердила Ариадна, теребя нитку дорогого розового жемчуга на морщинистой шее. – Моя боль и главное разочарование в жизни. Что там Россия?! Для каждой женщины весь мир сосредотачивается в ее ребенке. Я виновата в его судьбе. Мой сын был бесхарактерен, слаб здоровьем и очень раним, и он чувствовал мой излом. Уйдя в мир наркотиков, он оттуда не вернулся…

– Ужас…

– Верно, в какой-то момент срабатывает инстинкт самосохранения, и ты понимаешь: или ты умираешь, или живешь, перенеся смерть сына. Видит бог, это была для меня колоссальная потеря… Знаешь, Анна, я ни на секунду не пожалела, что в свое время не родила еще одного ребенка. Мол, один непутевый погиб, остался бы другой, ради кого можно было бы жить. Нет, я никого не хотела. Мне было бы просто не пережить еще один удар, если бы что-то случилось с моим вторым ребенком.

– Пожалуй, я вас понимаю…

– У тебя нет детей? – спросила Ариадна.

– Нет.

– Хотела?

– До последнего времени нет… а недавно задумалась, что одинока и ребенок – это то чудо, которого я лишена…

– Успеешь родить, ты еще молода.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное