Татьяна Луганцева.

Айсберг в джакузи

(страница 2 из 19)

скачать книгу бесплатно

– Она надеется увидеть меня успешным не только в бизнесе, но и в личной жизни. Бабушка тяжело больна, и она заслужила то, чего хочет.

– И вы вот так вот готовы сразу жениться? – спросила Лиза, прикидывая, сможет ли она быстро развестись со своим третьим мужем.

– Скорее, заключить деловое соглашение, – ответил Эрвин.

– Можно пояснить? Я не совсем поняла…

– Конечно. Я не собираюсь жениться по-настоящему, у меня есть подруги, и я ни в кого не влюблен. Я хочу заключить формальный союз. Штамп в паспорте, свадебные фотографии… бабушка будет удовлетворена, а я спокоен.

– То есть вы это сделаете для бабушки? – уточнила Лиза, пытаясь переварить его странную просьбу.

– Совершенно верно, исключительно для нее, но ради бабушки я готов на многое. Если она хочет видеть меня перед своей смертью женатым, она это увидит. Женщина, то есть моя невеста и жена, получит за беспокойство формального характера два миллиона евро.

– Но не получит вас? – усмехнулась Лиза, не сразу осознав сумму, предлагаемую Ламаром.

– Люблю умных женщин, – улыбнулся в ответ Ламар.

– Это хорошая компенсация за свадебную фотосессию и штамп в паспорте, – согласилась Лиза, нервно катая карандаш по столу.

– Я тоже так думаю, – ответил Эрвин, – будет составлен юридический документ, в котором я пообещаю выплатить после всего деньги, а женщина выполнит ряд условий.

– Например?

– Никакого шантажа после сделки и согласие на развод после смерти моей бабушки. Она говорит, что врачи дают ей полгода, не больше…

– Великолепно, – прошептала Лиза и спохватилась, – в смысле, не то, что ваша бабушка умирает, а то, что такое серьезное дело вы доверили нам. Кстати, почему? У вас много, как вы выразились, подруг. Неужели ни одна из них не согласилась вам помочь? А потом, почему вы не нашли жену в Австрии? Поближе к бабушке? – засыпала она его вопросами.

– Мои подружки не нравятся Ариадне, а я хочу, чтобы мой выбор ей понравился, чтобы она была полностью удовлетворена. Понимаете?

– Конечно, но неужели ни одна ей не нравится? – сказала Лиза.

– Мои подружки – в основном девушки из модельного бизнеса, актрисы, танцовщицы, бабушка считает их несерьезными. Кроме того, под старость она стала очень сентиментальной, мечтает, чтобы я женился на русской женщине, чтобы русский род продолжился в Австрии.

– Понятно… – растерялась Лиза.

– Есть проблемы? – участливо спросил Эрвин.

– Это несколько необычно, сейчас я соберусь с мыслями, – тянула время Лиза.

– У меня есть еще несколько просьб, – сказал Эрвин и заглянул в стильный кожаный блокнот.

«Выписал данные, будто приобретает породистую кобылу», – мелькнула у Лизы мысль, но она все же сконцентрировалась и сделала самое серьезное лицо.

– Невесте должно быть около тридцати лет. То есть не девочка-свистулька и не дама в возрасте, так как бабушка хочет, чтобы у меня было много детей. Женщина не должна быть вульгарной…

«То есть не похожа на твоих подружек, которым ты не можешь отвести эту роль», – почему-то подумала Лиза, начиная раздражаться от мысли, что такой красивый мужик предпочитает остаться один.

– Моя избранница должна быть стройной, с классическими чертами лица, чтобы на свадебной фотографии мы составили красивую гармоничную пару, – добавил Ламар.

– Знаете русский фольклор? – спросила Лиза.

– Очень интересно, – подался вперед Эрвин.

– Ну, пословицу «поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что», – выдала Лиза и прикусила язычок.

Эрвин оценил ее юмор и рассмеялся, обнажив в улыбке ряд жемчужно-белых зубов и сразив ее будто контрольным выстрелом.

– Я-то знаю, чего хочу… – начал он.

– Скорее, что хочет ваша бабушка, – перебила его Лиза.

– Да, так как ее я тоже хорошо знаю, и, заметьте, я плачу за это деньги.

Вашему агентству я переведу двести тысяч за работу. Вас устроит?

– Вполне… – выдавила из себя Лиза, у которой от такой суммы даже в глазах потемнело, – но женщины, которые любят деньги, выглядят не совсем так, как вам хотелось бы, – отвела она глаза в сторону. – А дамы серьезные и порядочные могут не клюнуть на ваше странное предложение, а попросту пошлют вас подальше.

– Оно не непристойное, я не трону эту женщину ни одним пальцем, – заверил Эрвин.

– Я не сомневаюсь в вашей порядочности, – ответила Лиза, вспомнив о своем остывшем кофе. Этот породистый австриец русского происхождения тоже не притронулся к своей чашке. – Вы считаете, что все можно купить за деньги? – поинтересовалась Лиза, внезапно захотев, чтобы он тронул ее, и не только пальцем.

– Да, я так считаю, – уверенно и прямо глядя ей в глаза, ответил Эрвин Ламар.

Именно в этот момент дверь отворилась, и в кабинет буквально ворвалась Анна Юмашева. Она была облачена в облегающий трикотажный джемпер розового цвета и светло-голубые джинсы. На ногах красовались ярко-красные туфли на высоких каблуках в тон красной помаде – единственному атрибуту косметики, присутствующему на ее лице. Анна вошла, независимо подняв подбородок и уверенно цокая каблуками.

– Прости! Прости! Знаю, что ты занята, что у тебя клиент, но у меня совершенно нет времени ждать. Я принесла тебе перевод анкет и пары статей для рекламы.

Аня швырнула на стол огромную сумку и принялась в ней рыться, не обращая внимания ни на Лизу, ни на ее клиента. Только ощущение, что кто-то взглядом сейчас прожжет дырку в ее щеке, заставило Юмашеву повернуть голову и посмотреть мужчине в глаза. Сказать, что ее сразу же поразила молния, значит ничего не сказать. Хорошо, что Аня сразу же овладела собой и не подала виду, что сражена наповал, хотя и взгляд Эрвина тоже задержался на ней дольше, чем позволяют правила приличия. Аня отвернулась и посмотрела в сумку.

– Что я искала? Как-то у вас душно…

– Это мой клиент – австриец Эрвин Ламар, – сказала Лиза, чтобы заполнить неловкую паузу. – А искала я, то есть ты, перевод анкет и двух рекламных статей, – подсказала ей Лиза, которая свой шок уже успела пережить.

– Да… эти… переводы, австриец? Клиент? Ну, да, понятно, какой клиент! – бормотала Аня, вытаскивая папку с бумагами и кладя ее на стол.

Лиза округлила глаза, пытаясь дать понять своей знакомой, что этот иностранец очень хорошо говорит по-русски.

Анна даже вспотела.

– Ну, ладно… пойду я, что ли?

– Аня, ты помнишь, что должна прийти на прием в качестве переводчика? – уточнила Лиза.

– Помню, – кивнула та и развернулась к двери.

Тут она столкнулась лоб в лоб с вставшим иностранцем и ощутила тепловой удар. Его пристальный взгляд пригвоздил ее к месту.

– Вот вы мне и подходите, – сказал он Ане приятным баритоном на чистом русском языке.

– В смысле? – не поняла она.

Эрвин обернулся к Лизе.

– Ей под тридцать? Высокая, стройная, с русским красивым лицом, серьезная. Пожалуй, я проведу с ней фотосессию.

У Ани даже рот открылся от недоумения и возмущения.

– Лиза, о чем речь? О чем говорит твой клиент? Он фотограф? Скажи ему, что я не модель!

– Я женюсь на вас, – ответил ей Эрвин.

– Что?! – не поняла Аня.

– А вы за это получите два миллиона евро, – добавил Эрвин.

У Анны в этот день было ужасное настроение, и ей совсем не понравилось, что этот мужчина произвел на нее такое сильное впечатление. Она еще никогда и никому так долго не смотрела в глаза. Она резко вскинула узкую ладонь и что было силы залепила ему пощечину. По одной щеке за один миллион, и по второй – за второй миллион евро.

Лиза с трудом подавила вопль:

«Нет! Я не хочу потерять двести тысяч, Анна, что ты делаешь?! Опомнись!» – и он застрял у нее где-то в недрах гортани.

Аня демонстративно подула на свою ладонь и осмотрела лицо оторопевшего Лизиного клиента, словно сверяя симметричность нанесенных ударов. Явно оставшись довольной результатом своих усилий, она развернулась и пошла на выход.

– Вот так вот, – единственное, что смогла вымолвить Лиза после стремительного и победоносного ухода Анны, разводя руками, – вот так… Я вам говорила: женщины вообще непредсказуемы, а русские тем более….

– И что это было? – вопросил Эрвин, потирая щеки.

– Насколько я понимаю… – пощечины, – ответила Лиза.

– А за что? – недоумевал иностранец.

– За предложение выйти замуж в столь фривольной форме, да еще и за деньги, – терпеливо объясняла Елизавета Петрова, которая находилась в легком шоке и удивлялась тому, что этот австриец не устроил скандала и не покинул ее фирму. По всей видимости, он тоже пребывал в шоке.

– Кто это была? – спросил Эрвин, с удивлением рассматривая на своей рубашке кровь, капающую из разбитого носа.

– Это хорошая женщина, – засуетилась Лиза, вынимая из ящика пачку одноразовых платков и бросаясь к Ламару на выручку.

– Я не сомневаюсь… что она хорошая, только несколько воинственная, вы не находите?

– Самую малость, – Лиза усадила его обратно в кресло и зажала нос платком, – просто наши женщины не привыкли к такому обращению… это она от радости! – нашлась Лиза.

– Я достаточно часто бывал в России и раньше такой реакции со стороны русских женщин не замечал, – возразил Эрвин.

– Странности славянской души… – неопределенно ответила Лиза, все еще перекрывая ему кислород. – С такими женщинами вам не приходилось встречаться, они не крутятся около богатых мужчин, а сами зарабатывают себе на жизнь.

– Кто она? – повторил свой вопрос Эрвин.

– Анна?

– Ее зовут Анна?

– Да… Анна Михайловна Юмашева.

– Ваш сотрудник? – шмыгал носом Эрвин.

– Что вы, конечно, нет!! – Лиза замахала руками, чуть не свернув ему нос. – Она приходящий работник. Я бы ее обязательно уволила, она просто несносна!

– Переводчик? Я правильно понял?

– У нас Анна работает по договору. А так, кто она? Я не знаю… Хороший переводчик… не подводила меня… до сего момента…

– Она замужем? – Эрвин решил, что нашел верное объяснение реакции Ани.

– Смею разочаровать вас, насколько мне известно, нет.

– Мужененавистница! – понял иностранец.

«Все-таки какого высокого он о себе мнения: если ему отказали, значит, это или лесбиянка, или ненормальная. Несмотря ни что, Нюра – молодец!» – решила про себя Лиза и приторно улыбнулась:

– Аня не является предводителем феминисток.

– Я тронут, – Эрвин отнял салфетки от носа и посмотрел на часы, – надеюсь, вы сделаете более удачный выбор, чем я сам.

Лиза несказанно обрадовалась, сообразив, что контракт с ее агентством не расторгнут.

Глава 3

– Можно вас пригласить? – раздался прямо над ее ухом развязный мужской голос.

Анна повернула голову и ответила вежливым отказом. Она находилась в одном из ночных клубов Москвы. Располагался он в престижном районе столицы и занимал два этажа и огромный подвал в крыле высотного дома. Чувствовалось, что хозяева клуба не поскупились на его отделку. Весь пол в ресторанно-танцевальной зоне был выполнен из особо прочного прозрачного пластика с ненавязчивой разноцветной подсветкой. Столики для посетителей напоминали маленькие инопланетные тарелки, стаей прилетевшие на Землю и скучковавшиеся в одном месте. Стулья были крутящиеся, ярко-красные, с удобными кожаными спинками, только у барной стойки они были на длинных ножках, а у столиков – на коротких. Потолок, как и пол, подсвечивался неярким, рассеянным светом. Создавалась иллюзия своеобразного сэндвича с темной прослойкой. Барная стойка мигала всеми цветами радуги, словно призывая посетителей подзаправиться. В такт ритмичной музыке мелькали выгодно подчеркнутые мигающим световым полом силуэты мужчин и женщин. Анна стояла у барной стойки, подперев бедром стул, и потягивала коктейль. Выглядела она очень эффектно в своем бирюзовом брючном костюме и «шпильках» ему в тон, но настроение у нее было подпорчено. Дело в том, что в этом ночном клубе она находилась не с целью развлечения, а по работе. Она должна была переводить на деловой встрече русского бизнесмена и его немецкого партнера. Дело в том, что ни одного, ни второго в клубе не наблюдалось и она была вынуждена ждать. Она не любила бывать в таких пафосных клубах, ее раздражало все: подвыпившее общество, томные глаза дам, взгляды мужчин, изучающих женщин с напускным безразличием, музыка, бьющая по нервам, и вынужденное ожидание. Коктейли Аня выбирать не умела и поэтому с умным видом ткнула совершенно бездумно в коктейльную карту. Бармен с отсутствующим взглядом, с затянутыми сзади в хвост дредами кивнул и принялся сливать в шейкер, как решила Аня, все подряд напитки из бутылок, оказавшихся у него под рукой. Все это он смешал с головокружительными подбрасываниями шейкера и вылил в высокий бокал. Его бармен украсил листочками мяты, половинкой дольки лайма и трубочкой с блестящей мишурой.

«Как мило!» – подумала Аня и сделала глоток напитка, который оказался достаточно крепким и ароматным.

«Нельзя пить на работе, но они сами виноваты – нечего опаздывать», – решила Аня.

К ней периодически подкатывали какие-то мужики, недвусмысленно приглашая Аню за свой столик. Она, мило улыбаясь, отказывалась и проклинала Олега, который так ее подставил. Вообще его приглашение на вечер было несколько странным, но тогда Аня не обратила на это внимания. Ей нужны были деньги, и это решило все.

Олег позвонил ей, представился бизнесменом и тоном, не терпящим возражений, пригласил ее на эту встречу. По идее Аня могла бы отказать незнакомцу, но пустой кошелек давал о себе знать. Хотя не любила она встречи в ночных клубах, где многие бизнесмены подписывали важные документы и вели серьезные переговоры, под звон стаканов созерцая обнаженных стриптизерш. Олег сообщил ей, что его переговоры с иностранным партнером будут конфиденциальными, поэтому Аня не должна никому рассказывать об их беседе. И только сейчас, в клубе, Аня вспомнила, что у нее в сотовом телефоне не высветился номер Олега и она даже не может перезвонить ему и спросить, собирается ли он здесь появиться.

«Чувствую, накрылся мой заработок, может, он глупо пошутил? – с горечью подумала Анна и попросила повторить коктейль. – Хоть напьюсь и расслаблюсь…»

– Анна? – раздалось за ее спиной.

Она обернулась и увидела мужчину, у которого просто на лбу было написано, что вся его жизнь связана с криминалом. Ему не надо было иметь устрашающие татуировки и золотые фиксы. У него был очень холодный колючий взгляд, и держался он как хозяин жизни. От такого взгляда у некоторых людей мурашки бежали по спине, но Аня была не из пугливых.

– Мне вас так и описывали – высокая блондинка, к тому же еще и красивая, но с одним недостатком – слишком умная.

– Я расцениваю этот недостаток исключительно как свое достоинство, – ответила Аня, понимая, что отработать деньги ей будет очень тяжело и хорошо, что она хотя бы выпила.

– Мой иностранный партнер сейчас подойдет, – заявил Олег и пригласил Анну пройти с ним в закрытую кабину.

За занавесом из темно-вишневого бархата располагались мягкие диваны того же цвета, красивая медная люстра с хрустальными подвесками освещала уставленный деликатесами стол. Бутылки французского вина и коньяка были уже открыты, что противоречило правилам ресторанного сервиса.

– Ого! – вырвалось у Анны, которая внезапно ощутила приступ голода и легкое головокружение от двух коктейлей, впитавшихся в ее кровь, словно вода в сухую землю.

– Да, у нас все круто, милая, – сказал ей Олег, отчего Анну передернуло.

– Меня зовут Анна Михайловна, можно просто Анна, но никак иначе, и желательно на «вы».

– Я уже понял, с кем мне придется иметь дело, но уж ты норов не показывай, – обратился к ней Олег, стрельнув колючим взглядом. – Можете угощаться, только не забывайте переводить дословно все, что будет говорить наш немецкий друг, – милостиво перешел он на «вы».

– Спасибо, я не голодна, – ответила Аня, решив, что у этого «хозяина жизни» лучше ничего не брать, и присела на край дивана. Она заметила, что с наружной стороны входа в их закуток расположились два гориллообразных телохранителя. Олег ленивой походкой подошел к столу, запустил пятерню в вазу с фруктами и уселся напротив Ани. Пола его пиджака слегка откинулась и на секунду явила взору Ани пистолет в кожаной кобуре. Пиджак запахнулся, но неприятный осадок на душе у Ани остался. Олег ел виноград, сплевывая косточки себе в кулак, и, не моргая, сверлил взглядом лицо переводчицы, словно проверяя ее на прочность. Было понятно, что с женщинами он общается исключительно в джакузи и в голом виде.

Бархатная портьера, звякнув металлическими кольцами, отъехала в сторону, и взору Анны предстал высокий мужчина в красивом светлом костюме. Увидев породистое лицо с выразительными темными глазами в обрамлении темных ресниц и располагающую улыбку, Анна обомлела. Она подумала, что это наваждение. Иностранец, которого ждал бизнесмен Олег, больше походивший на криминального босса, был господин Эрвин Ламар! Анна настолько опешила, что не сразу сообразила, ради чего она здесь находится. Ведь человек, которого она от всей души отхлестала по лицу, прекрасно говорит по-русски. Что она будет переводить? В этот момент Олег, улыбаясь и ослепляя Ламара блеском золотых фикс, произнес торжественную речь, которая все и решила.

– Вот и пришел наш «золотой ослик», который еще сам не знает, какое заманчивое предложение его ждет, и пусть только он попробует отказаться. Переведи ему, Нюра, что зовут меня Олег и что я прошу его присаживаться и начинать жрать, то есть кушать. Ну, ты знаешь, Нюра, как это сказать нашему иностранному гостю повежливее.

Анна вспыхнула до корней волос.

– Я не буду участвовать в этом балагане! Я вам не Нюра! Переводите ему сами, а я пошла!

Анна не сделала даже одного шага, как была остановлена Олегом. Он с силой стиснул ее локоть и прошипел на ухо все с той же приторной улыбкой, предназначенной для Эрвина.

– Стой, шалава! Ни с места, иначе ты – покойница! Тут не шутки шутят, тут люди серьезные дела проворачивают! Переводи, иначе пожалеешь. Выйти все равно ни ты, ни он не сможете, у меня там вооруженные люди!

Аня перевела взгляд на Эрвина и снова покраснела. Она-то прекрасно знала, что Ламар все понял, но он молчал.

– Вы что, выслеживали меня? Мало получили? Пришли за добавкой со своим отморозком-другом? – спросила она по-английски у Ламара, понимая, что рискует жизнью. При этом ни один мускул на ее лице не дрогнул. Но пока она дождалась ответа Эрвина и окончательно убедилась, что Олег не понимает ни слова, вся ее спина покрылась потом.

– Я тоже рад тебя видеть, – ответил ей Эрвин на чистейшем английском, – это я хочу спросить, в какую криминальную историю ты меня впутываешь. Что это за отморозок? Эрвин Ламар, – сказал он в конце с явным ударением на своем имени специально для настороженно улыбающегося Олега.

– Наш иностранный гость представился Эрвином Ламаром, он сказал, что очень рад встрече с вами и он проголодался, – улыбнулась Аня под насмешливым взглядом иностранца, который вовсе не выглядел испуганным, хотя ситуация складывалась не из приятных.

– Очень хорошо! Пусть жрет! Ну, ты знаешь, Нюра, как переводить, – потер ладони Олег.

– Я вижу этого типа первый раз и хочу уйти, – «перевела» Аня Эрвину, – я не знаю, что у вас за дела.

– Я тоже вижу его первый раз, разве не понятно? – сказал Эрвин. – Он даже не знает, как меня зовут и что я прекрасно говорю по-русски. Меня вызвали на эту странную встречу и даже пригласили, как я понимаю, переводчика?

– Правильно понимаешь, – буркнула Аня.

– О чем он говорит? – забеспокоился Олег.

– Он хочет взять быка за рога, так сказать… узнать, в чем дело. Зачем его пригласили? – сказала Аня, краем глаза наблюдая, как Эрвин начинает воплощать легенду о «голодном иностранце» в жизнь, вяло ковыряя вилкой салатик с красной икрой и зеленью.

– Я люблю деловых и хватких, – улыбнулся Олег, – сам такой! И ты молодец, Нюра, быстро въезжаешь в базар. Как сама-то оцениваешь, он умен или простофиля? – спросил Олег, наливая себе, Эрвину и Анне коньяк в бокалы, предназначенные для вина.

– Как сказать… – задумалась Аня, с удовольствием наблюдая за невозмутимым с виду иностранцем, поглощающим салат. – Думаю, что больше простофиля, чем умный, – наконец выдала она, и Эрвин закашлялся.

– Анна, ты сильно-то не ерничай, похоже, что мы оба в незавидном положении, – сказал он, глядя, как Олег поглощает коньяк.

– Это хорошо! – хохотнул тот. – Мир! Дружба! Фестиваль! Значит, я обведу этого дурака вокруг пальца как нечего делать! Дурак ведь дураком, а сказочно богат, Нюра, я наводил справки. Теперь переводи все дословно. У меня есть огромная партия наркотиков, которые я сделал из афганского сырья и хочу переправить в Европу. Пятьсот килограммов, казалось бы, переправить невозможно, но сейчас все можно за деньги. А денег у этого фраерка предостаточно. Вот пусть и постарается! – Олег опрокинул еще одну порцию коньяка.

– Наркотики? – спросила Аня с нескрываемым ужасом.

– А что? Какая тебе разница, о чем речь – о презервативах или наркотиках? Твое дело – переводить, – строго посмотрел на нее Олег.

– А если я скажу, что не хочу даже слышать слово «наркотики» и в этом участвовать? – спросила Аня, косясь на Эрвина и поражаясь его спокойствию.

Он совершенно не реагировал на разговор, делая вид, что ничего не понимает.

– А вот тут, Анюта, прокольчик. Кто же тебя отпустит после таких моих откровений? Тебя, девочка, как свидетеля, скоро выловят из Москвы-реки, если повезет, конечно, а то рыбки все косточки обглодают.

– Не зли его, – сказал Эрвин по-английски.

– Что говорит этот красавчик? – спросил Олег.

– Просит ввести его в курс дела, – вздрогнула Аня, побледнев.

– Ну, так введи! – откровенно издевался Олег.

– Вы же все слышали, – сказала Эрвину Аня, – что мне делать? Надо же так вляпаться, я не хочу иметь с этим ничего общего. За что мне такое?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное