Татьяна Луганцева.

Айсберг в джакузи

(страница 1 из 19)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

– Ну, как съездила? – полюбопытствовала молодая, пышущая здоровьем женщина с круглыми щечками, великолепной кожей и ореолом мелких рыжих кудряшек вокруг лица.

– Ужасно, Таня, я так устала, дай хоть ноги вытянуть, – отвечала ей другая женщина, являющаяся полным ее антиподом. Она была высокого роста, чрезмерно худа, с классическими чертами бледного лица, шелковистыми светло-каштановыми волосами и серо-зелеными умными глазами.

Несмотря на внешнее несходство, женщины были подругами, они сидели днем в небольшом и уютном городском кафе, интерьер которого был выполнен в современном стиле. Грубо отштукатуренные стены, словно и не обработанные вовсе, столы и скамьи из темного массивного дерева, интересные декорации и перегородки между столиками, выполненные из цветного стекла и черного металла. Такая современная мозаика. На широких экранах плоских телевизоров, висящих на каждой стене, шла какая-то спортивная передача. Подруги не обращали на нее никакого внимания, они мило общались друг с другом, так как не виделись уже целую вечность – одну неделю. Татьяна Белых и Анна Юмашева дружили со школьной скамьи. Сначала чуть не подрались из-за одного мальчика, а потом обе благополучно бросили этого мальчика и подружились. Они были очень разные, но всегда находили общий язык. Когда-то обе были бесшабашными веселыми девчонками, но потом жизнь внесла свои коррективы. Таня Белых, всю жизнь мучившаяся из-за своей полноты, честно признавалась Анне, что завидует ее стройности и, вообще, считает ее красавицей.

– Тебя ждет большое будущее! Не будет отбоя от женихов, вот увидишь, – закатывала глаза подруга, – может, и мне какой-нибудь отвергнутый поклонник перепадет! Ну, как подруге, по блату, что тебе, жалко, что ли? – спрашивала она.

– Что ты говоришь всякую чушь?! – в ответ возмущалась Аня.

Жизнь, впрочем, повернула все по-своему, совсем не так, как предполагала Татьяна. Анна воспитывалась одной матерью, женщиной очень принципиальной, скромной и больной. Сколько ее помнила дочь, та все время глотала горстями какие-то таблетки и ходила по врачам. Родила она Аню – своего первого ребенка – очень поздно, в сорок два года, без мужа, исключительно для себя, чтобы не коротать в старости одинокие вечера, как она сама выражалась. Мать никогда не говорила, от кого ее родила, ссылаясь на то, что и сама его не помнит. Дочь, конечно, догадывалась, что, скорее всего, она его просто знать не желает. Ане повезло, что они жили с матерью в советские времена, когда высшее образование для желающих было бесплатным, сейчас Анне его было бы не получить. Училась она хорошо, отличаясь прилежанием и целеустремленностью, окончила школу и поступила в институт, когда ее матери исполнилось шестьдесят лет. Вскоре мама умерла совсем не от того, от чего всю жизнь лечилась, а от онкологического заболевания. Анюте пришлось очень нелегко, но она справилась с помощью Татьяны и ее семьи. Она осталась жить в небольшой двухкомнатной квартире со смежными комнатами, маленькой кухней и совмещенным санузлом.

В институте Анне пришлось перейти на вечернее отделение и пойти работать. У девушки был талант к языкам и, как ни странно, математический склад ума. Ее очень любила учительница математики и говорила, что «эта девочка обладает абсолютной логикой» и что такое общепринятое мнение, как «женская логика – это отсутствие всякой логики», к ней совершенно не относится. В физике и математике Анюта могла дать фору любому мальчишке, решала любые задачи, складывая и умножая в уме громадные числа со скоростью света. Компьютер она освоила так же легко, как и все, что требовало логического мышления. Анна Юмашева была вечной участницей олимпиад по математике и физике, зачастую оставаясь одной девочкой в рядах мальчишек, и частенько опережала их всех, вместе взятых. На первых курсах университета она работала курьером, официанткой, а уже потом приблизилась к своей специальности. Серьезно занималась переводами с английского и немецкого языков в различных фирмах. Она свободно переводила тексты любой сложности от специальных медицинских и технических статей до художественных произведений и поэзии. Сразу после окончания вуза ее пригласили в очень крупную фирму на должность секретаря. Она явилась туда в элегантном черном брючном костюме, в туфлях на высоких каблуках и с безукоризненно выполненным макияжем.

Анну сразу же провели к боссу, выглядевшему почти гротескно – толстый живот не мог скрыть дорогой костюм, короткие пальцы украшали золотые печатки.

Он бросил на нее оценивающий взгляд и заявил:

– У нас серьезная фирма.

– Я это поняла.

– Ну, так вот… Я вызвал вас на собеседование, прочитав ваше резюме, но претендентов на место, которое вы еще не получили, очень много, – сразу же сообщил начальник, чтобы пригасить ее амбиции и набить себе цену.

– Я понимаю, что вы предлагаете мне хорошую должность, – прониклась Аня.

– Мне нужна не просто секретарша, а личный помощник, моя правая рука, – сообщил он, чем сразу озадачил девушку, так как она уже знала размер предлагаемой зарплаты, которая тянула только на секретарскую. – Это должна быть красивая женщина, ухоженная и очень заметная, все это у вас есть, я вижу. Она должна вести на английском языке переговоры с моими американскими партнерами. Я, если честно, не знаю иностранных языков. Вы же, судя по анкете, знаете два?

– Верно.

– В совершенстве? – уточнил шеф.

– Читаю, пишу, могу синхронно переводить, – ответила Аня, заскучав.

– Очень хорошо. Вы печатаете? Хотя в резюме указано, что вы знаете компьютер, а это еще лучше. Вообще, ваша учеба в престижном вузе очень впечатляет. А красный диплом по такой сложной специальности, как преподавание высшей математики на английском языке, говорит о вашем уме, это именно то, что мне нужно.

Анна невольно поймала себя на мысли, что шеф сейчас добавит, что ему нужен ее ум из-за того, что он сам испытывает его острую нехватку.

– При этом вы должны мило улыбаться и приносить кофе по первому моему щелчку. – Он скользнул масленым взглядом по ее стройным ногам, отчего по спине Анны пробежали мурашки.

Хорошо, что он так и не осмелился сказать вслух, что в ее обязанности будет входить и оказание ему интимных услуг «по первому его щелчку». Анна Юмашева сразу решила, что эта работа не для нее.

– Я вас устраиваю? – уточнила она.

– Да! Это чудо-место ваше!

– Я, конечно, тронута столь высокой оценкой моих скромных возможностей, но отказываюсь от вашего предложения.

Рот толстяка открылся и долго не закрывался даже после выхода Анны из кабинета. А она ушла в полном недоумении.

«Если женщина красива, умна, знает компьютер, языки, попросту говоря, умнее своего начальника, почему же она должна за небольшую зарплату носить ему кофе и выполнять все его требования? Несправедливо… Она должна сидеть на его месте!»

Анна вообще не давала мужчинам ни малейшего шанса показать себя, как на школьной олимпиаде, когда она оказывалась лучшей среди мальчиков. Их плоские шутки на Аню не действовали, умнее от этого они ей не казались, удивить и заинтересовать ее ничем не могли. Она была своя среди них, имела много друзей-мужчин, но абсолютно не рассчитывала найти себе равного партнера.

Поняв, что работа секретаря не для нее, Анна пустилась в свободное плавание. В университете, где она училась, ее ждали с распростертыми объятиями, она защитила там диссертацию по высшей математике и стала читать лекции по этому предмету на английском языке. Она часто брала переводы домой с двух языков и неплохо этим зарабатывала. Фирмы, сотрудничающие с Анной, не отказывали ей в предложении, так как она была очень грамотная и всегда в срок сдавала выполненную работу. Аню вполне устраивали ее жизнь и профессиональная деятельность, и она с оптимизмом смотрела в будущее. Она гордо плыла по просторам жизни, но, как известно, на каждый «Титаник» есть свой айсберг. Айсбергом, вдребезги разбившим амбиции Анны, стал Коновалов Илья Алексеевич, выпускник военного училища, лейтенант пограничных войск. Именно Таня, заметив, что личная жизнь Анны не так ладится, вернее, она попросту у нее отсутствует, недолго думая, достала два пригласительных билета на вечер в Дом офицеров и притащила туда подругу. Аня в ярко-красном платье, похожая на супермодель, произвела впечатление на молодых офицеров, а на Аню произвел впечатление лейтенант Коновалов. Этот статный парень ростом два метра и весом сто двадцать килограммов выгодно выделялся на фоне своих товарищей. К тому же он показался Анюте добрым, стеснительным, надежным и умным, потому что фактически все время молчал. Встречались они очень мало и сразу же поженились. Аня решила, что она нашла ту надежную опору или стену, за которой будет чувствовать себя женщиной. Уже на свадьбе Анна сообщила Тане, что уезжает с мужем на службу в Тмутаракань.

– А как же твоя карьера? Ты же только встала на ноги! У тебя талант и блестящие перспективы!!

– Я вышла замуж и выбираю семью. Я же не виновата, что мой муж военный! – беспечно ответила Аня.

Два года они мотались по гарнизонам, после чего Илья получил направление в Москву в академию. Муж Анны так ждал своего «звездного часа», так выслуживался и лебезил перед начальством, чтобы именно его направили в Москву. Аня задумалась уже в гарнизоне, не приняла ли она «чмо» за «мачо»? По приезде в Москву Илья Коновалов закатил пир на весь мир, пригласив свое московское начальство в квартиру Анны с желанием показать, что у них маленькая жилплощадь. Но Коновалов был бы не Коновалов, если бы не решил сэкономить. Тут-то он и прокололся, купив водку по дешевке. Отравился и он, и начальство. Анна никогда не пила водку, предпочитая хорошие вина и шампанское, поэтому она осталась жива. Ее муж скончался в больнице вместе еще с одним человеком, остальные выкарабкались. Долго потом помнили это застолье. Смерть мужа она пережила тяжело, решив, что в этом есть и часть ее вины.

Неудачное, вернее, печально закончившееся замужество еще больше убедило Аню, что семья – это не ее стезя, ей не везет с мужчинами, и дальше она жила, не обращая внимания на противоположный пол, посвятив себя работе и общению с друзьями.


– Ну, так как дела? – спросила Таня, наливая подруге кофе.

– Как всегда, – отмахнулась Аня, – куча переводов, и никакого толка! Ой!

– Что?! – испугалась Таня.

– Вот ведь черт! Я же забыла закинуть Лизе перевод анкет ее иностранных клиентов!

– Ну, ничего, в следующий раз!

– Да ты что?! Я не могу ее подвести! Все, я поехала! До встречи! – Аня сорвалась с места.

– Стой! Куда?! А как же кофе?!

– В другой раз, Танюша! В другой раз!

– Сумасшедшая, – вздохнула разочарованная Татьяна, подумав: когда же Аня отдохнет? Когда остановится и переведет дух? Или это просто боязнь остаться одной наедине со своими мыслями?

Глава 2

Высокая, мощная мужская фигура в легком темно-синем джемпере великолепно смотрелась в кожаном кресле. Волевой подбородок, прямой нос, густые, слегка вьющиеся темные волосы и невероятно красивые лучистые глаза… Самое интересное, что Лиза – сорокалетняя владелица элитного бюро знакомств – сейчас не листала глянцевый журнал для женщин, не смотрела эротический фильм и не разглядывала победителя конкурса «Мистер мира». Дело в том, что этого мужчину она наблюдала воочию. Он сидел напротив нее с самой дружелюбной улыбкой на лице. Лиза Петрова всеми силами пыталась взять себя в руки и не выглядеть полной идиоткой с открытым ртом и пунцовым лицом. Годы занятий аутотренингом, йогой, три бракоразводных процесса, тяжелая работа с разными людьми и консультации личного психолога не помогли Лизе Петровой взять себя в руки в присутствии этого мужчины.

Он позвонил ее секретарю вчера во второй половине дня и договорился о встрече на сегодня. Представился он как Эрвин Ламар и ровно в назначенное время заявился к ней в кабинет. Именно с этого момента Лиза и потеряла покой и свою обычную решительность и заодно сообразительность. О том, что клиент будет иностранцем, она, конечно, уже догадалась по его имени и легкому акценту, о котором сказала ей секретарь. В ее агентство часто обращались заморские мужчины в поисках русских жен или просто красивых русских содержанок. Лиза знала их уловки и то, что им нужно, как свои пять пальцев. Как правило, это были мужчины среднего достатка, считающие каждую копейку, и уже в достаточно почтенном возрасте. Они или не были никогда женаты, живя для себя и не тратя ни на кого деньги, или находились в разводе со своей женой из-за того, что у них возникли сексуальные проблемы. Старость – не радость, кроме проблем со здоровьем, возникала и острая потребность в уборщице, домохозяйке, кухарке, а платить за тяжелую работу не хочется. Тогда этот контингент мужчин и вспоминает о дешевой рабочей силе из Восточной Европы. И это не пустой звон, русские, украинские и белорусские женщины с готовностью бросаются на горы грязной посуды, огромное количество окон в доме, гигантский метраж площади для уборки, словно на амбразуру, забыв при том, что они – женщины. В их генах уже заложено, что, раз она жена, значит, должна все делать совершенно бесплатно. Только потом эти женщины понимают, что жизнь проходит, а они, кроме половой тряпки, ничего не видят. И что с того, что они живут в Германии или Голландии? Хорошие моющие средства сейчас есть и в России. Муж очень редко выполняет супружеский долг в связи с сексуальными проблемами и опять-таки радуется, что за женские мучения и хозяйственные услуги ему не приходится раскошеливаться. Лиза не понимала, почему толпы женщин готовы ехать за границу на таких собачьих условиях, объясняя это тем, что в России им вообще мужа не найти из-за беспробудного и поголовного пьянства особей противоположного пола. Вот и едут наши учительницы и инженеры к мужчинам-фермерам, часто без высшего образования, чтобы запереть себя в четырех стенах сельского дома. Лиза видела этот контингент иностранцев насквозь. Лысые, толстые, потеющие дядьки, все время говорящие о скидках на знакомство со второй и последующими претендентками, словно они находятся в супермаркете. Они не ищут молодых, амбициозных, излишне сексуальных и хорошо знающих иностранный язык женщин. Такие авантюристки стремятся выехать за границу за чужой счет, а потом сорваться с крючка. Лиза Петрова все это понимала, но это была ее работа, и многим «домработницам» бальзаковского возраста и старше она подарила именно такое счастье.

Вторая категория самцов-иностранцев приезжает в Россию за более дешевыми сексуальными извращениями и просто сексом с молодыми и красивыми, готовыми на все особами. Там, на родине, их бы сожрало общество феминисток и засудили бы за один только непристойный взгляд на свою сотрудницу. А в России они открывают небольшие фирмы, набирают туда работниц, словно сексуальных рабынь, и творят, что хотят, часто пудря девушкам мозги, говоря о скором замужестве, о миллионах долларов на счетах, о виллах и яхтах за кордоном. Дурочки вовсю старались завоевывать сердце заморского рыцаря, и не подозревая, что за границей у него есть добропорядочная семья, а все деньги находятся на счете тестя. На таких мужчин был спрос не только среди проституток, стриптизерш, но и среди множества девиц, ищущих свое счастье в Москве и в целом мире. Лиза только строго отслеживала, чтобы им уже исполнилось восемнадцать, а на остальное закрывала глаза.

«Взрослые уже девочки, пусть думают сами», – оправдывала себя Лиза.

Лиза не могла понять, что понадобилось этому роскошному самцу от ее фирмы. Он не подходил ни под одну известную ей категорию.

Дорогие ботинки, эксклюзивные часы, простая, но тоже от лучших дизайнеров одежда, а уж внешность… По его взгляду и по тому, как он держался, было понятно, что Эрвин Ламар знает, какое впечатление производит на женщин, но не кичится этим.

«Он просто привык к восхищенным взглядам, – решила Лиза, изучая объект. – Неужели сексуальные проблемы? Да это бред! От него просто веет самцом, а не запахом виагры!» – одернула она себя, закашлявшись.

– Воды? – учтиво спросил Ламар.

– Нет, спасибо! – отдышалась Лиза.

Не могла же она признаться, что подавилась слюной при виде такого красавца?

– Полагаю, вы Эрвин Ламар? – начала разговор Лиза, поняв, что ее молчание становится не только глупым, но и неприличным.

– Да, а вы? – кивнул он.

– Меня зовут Лиза. Лиза Петрова – хозяйка агентства. – Она требовала, чтобы ее называли просто Лизой, так как считала, что выглядит молодо и стильно.

– Очень приятно. – Он привстал с кресла и поцеловал ей руку, обдав ароматом свежести.

Лиза нажала кнопку громкой связи с секретарем, чтобы скрыть свое замешательство.

– Ира?

– Да? – Голос секретарши звучал напряженно, стало понятно, что Эрвин произвел впечатление и на нее.

– Ирочка… принеси нам… как это?

– Кофе!

– Да, конечно, кофе! – обрадовалась Лиза ее подсказке. – Вы будете кофе? – обратилась она к посетителю, поправляя свои жидкие волосы.

– Не откажусь, – ответил Ламар скорее ради того, чтобы не обидеть радушную хозяйку.

– Ну, что привело вас к нам в агентство, господин Ламар? – спросила Лиза, принимая самый располагающий вид, но, не выдержав слегка насмешливого и умного взгляда клиента, она покраснела и смешалась.

– Мне тридцать пять лет, я являюсь гражданином Австрии, имею также американское гражданство за заслуги в профессиональной деятельности, но корни у меня русские, – начал он рассказ приятным спокойным голосом на русском языке с едва уловимым акцентом.

Елизавета вся обратилась в слух, пытаясь угадать причину появления в агентстве знакомств этого красавца.

– Моя бабушка во время Второй мировой войны была учительницей в городе Калинине. Туда вошли фашисты и угнали ее вместе с партией других жителей в Германию. Бабушка была очень красивой и образованной женщиной, и к этому времени на ее долю выпало много страданий. В Германию она попала совсем молодой, но уже была круглой сиротой, так как родителей ее репрессировали до войны как врагов народа. Она попала в услужение в очень богатый немецкий дом к одинокому пожилому композитору, не симпатизирующему фашистам. Его не тронули только потому, что он был фактически национальным героем, его музыку знал весь народ, он внес огромный вклад в развитие культуры страны. Между бабушкой и композитором возникла теплая привязанность, переросшая во взаимную симпатию и любовь. Так она вышла замуж за моего деда, которого лично я не знал. У них была разница в возрасте сорок лет, но десять лет счастья она ему подарила и после его смерти стала самой богатой и самой молодой вдовой в округе. Моему отцу Патрику, когда умер дед, было всего восемь лет. К бабушке сваталось много молодых и состоятельных людей, ведь ей было всего двадцать восемь лет, но она так больше и не вышла замуж, сохранив верную память о своей первой и единственной любви. Дед совершил невозможное, он отогрел сердце молоденькой девушки, покалеченное войной, и заставил ее полюбить немца, а их русские люди в то время ненавидели.

Бабушка безумно баловала моего отца, который рос совершенно неуправляемым ребенком. В семнадцать лет он сбежал из дома и стал жить, презирая все условности. Я родился от такой же безбашенной девчонки, как и он, в коммуне хиппи и умирал там от голода и недосмотра. Бабушка разыскала меня в каком-то приюте и взяла к себе. Она повторила попытку воспитать мальчика, но пошла абсолютно другим путем. Меня совсем не баловали. Я не имел ни минуты свободного времени, ходил в самую престижную школу, где учеников загружали по полной программе, включая верховую езду, фехтование, шахматы, восточные единоборства, танцы и еще много чего. Кроме того, на дом приходили репетиторы по иностранным языкам и музыке. Бабушка отдала меня в закрытую школу бизнеса в подростковом возрасте, там я проучился до двадцати лет, приезжая домой только на каникулы. Короче, она сделала меня тем, кем я являюсь на сегодняшний день. Не подумайте, что она не любила меня и поэтому на восемь лет сдала в эту школу. Все это делалось, наоборот, от великой любви ко мне, единственному внуку, вернее, к единственному родственнику, оставшемуся в живых, так как ни моего отца, ни моей матери к тому времени уже не стало. Они погибли от наркотиков. Думаю, что я полностью оправдал надежды и чаяния моей бабушки Ариадны Львовны. За несколько лет я в десятки раз увеличил семейный капитал, окружил бабушку заботой и любовью. Вот уже десять лет мы живем в собственном особняке в Австрии, хотя у меня есть дома и виллы по всей Европе и в Америке, это необходимо мне по бизнесу. Ариадна Львовна облюбовала спокойную, романтичную и зеленую Австрию, и я согласился с ее выбором. Вы меня, Лиза, извините за долгое вступление, – мягко улыбнулся Эрвин.

– Ничего-ничего, мне очень интересно, вы так хорошо говорите по-русски, – поспешила заверить его Лиза.

– Я стараюсь не забывать свои корни, кроме того, я всегда читаю в подлиннике произведения великой русской литературы, – ответил Эрвин и улыбнулся. – Я вернусь к своему рассказу, извините за небольшое отступление. Как вы уже поняли, бабушка для меня является центром вселенной, самым близким и единственно важным человеком. Сейчас она очень больна, и ее последней просьбой стала мольба о моей женитьбе, – блеснул глазами Эрвин.

– Странная просьба, хотя… я ее понимаю, – кивнула Лиза, судорожно наматывая локон на палец с золотым ногтем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное