Татьяна Луганцева.

Шоу гремящих костей

(страница 5 из 23)

скачать книгу бесплатно

– Здесь люди получают маленькие зарплаты, не на что ходить по ресторанам, – ответила Диана, – для них лучше купить колбасы, мяса, масла, овощей на две недели, чем оставить эти деньги за один ужин.

– Так, ладно. Хватит киснуть! – опять почувствовала прилив энергии Яна. – Поехали развлекаться! В театре, несмотря на печальные события, решили не прерывать новогодние елки для детей. Пошли посидим в театре, правда, я уже видела это новогоднее представление неоднократно, но посмотрю еще раз с тобой с удовольствием.

– Яна, спасибо за угощение, но мне надо ехать домой. Сегодня тетя Шура приведет моих девочек домой.

– Бери детей с собой! Хоть выберетесь куда-нибудь вместе! Ну и что, что они уже выросли, сказки любят все. Я познакомлю вас с Алевтиной – новой актрисой ТЮЗа.

– В городе говорят, что эта девушка потрясающей красоты, – сказала Диана, – я бы хотела с ней познакомиться.

– Все! Решено, в пять часов вечера я заеду за тобой и детьми. Говори адрес.

Ровно в пять часов вечера взлохмаченная Яна в своем ярком, пестром полушубке выгрузилась из такси и прошествовала через двор к трехэтажному дому сталинской постройки. Во дворе детишки играли в снежки, и один снежок угодил Яне прямо в плечо.

– Ой, смотри, какая странная тетя! Она словно Пеппи Длинныйчулок!

Яна погрозила длинным пальцем с красным ногтем, и дети бросились в разные стороны со смехом и довольными криками. Водитель такси, на котором Яна подъехала к дому, услужливо нес за Яной множество пакетов. Яна поднялась на второй этаж и нажала на кнопку дребезжащего электрического звонка рядом со старой дверью с облупленной коричневой краской.

– Смотрю я на вас и поражаюсь, – кряхтя позади Яны, сказал водитель, – в валенках-то по такому снегу не пройдешь, а вы умудряетесь вышагивать на таких высоких тонких каблуках.

Дверь открылась.

– Привет, семейство! – прокричала Яна, оглушив шофера. – Тетю Яну помните?! Толя, заноси покупки и подарки!

Яна зашла в темный коридор и посмотрела на двух бледных темноволосых девочек, зачарованно разглядывающих ее.

– Какая вы красивая, тетя Яна! – проговорила старшая Настя.

– Как сказочная принцесса, – вторила ей младшая сестра Таня.

– Ну уж скажете, – махнула рукой с крупными кольцами на пальцах и золотыми браслетами на запястьях Яна. – Вы готовы к походу в театр?!

– Мы готовы, – вышла из комнаты Диана в трикотажном платье красивого, изумрудного цвета, но старомодного фасона.

– Разгрузи покупки, – скомандовала ей Яна.

– А что это?

– Я заехала в магазин и купила вам гостинцев. Там соки, фрукты, конфеты, пряники… ну, в общем, еда.

– Яна, ну зачем? – смутилась Диана.

– Не спорь со мной! На дворе праздники, и у детей должно быть много сладостей и подарков! Кроме того, я им не чужая. Настю я вообще хорошо помню. Такой стрекозой порхала по всему общежитию. Помнишь, как мы все ее любили?

– Вы ее все время угощали и баловали, вот она и бегала по всем комнатам в общежитии, – вздохнула Диана.

– Я вас тоже помню, – хитро улыбнулась Настя.

– Спасибо, – поблагодарила Яна.

Шофер пронес пакеты на кухню, и они все вместе поехали на такси в театр.

Яна чувствовала себя в театре как у себя дома. Она провела своих гостей в гостевую ложу и приготовилась еще раз посмотреть спектакль. Если честно, то у нее в голове засела одна мысль. Она уже видела, как великолепно и ровно играет Алевтина три спектакля подряд. Яна хотела выяснить, сможет она также отыграть спектакль после ужасного события, свидетелями которого они стали.

«Если Алевтина сыграет на таком же уровне, то я, пожалуй, соглашусь с матерью, что она гениальная актриса», – подумала Яна.

Но, к сожалению, проверить актерское мастерство Алевтины Яне не удалось. Артисты играли все тот же новогодний спектакль, только вторым составом. Исполнитель роли царевича Василий Полосов был мертв, а исполнительница главной, женской роли актриса Алевтина не смогла справиться с нервами.

Когда Яна увидела Аллу Демидовну в костюме Снегурочки с жутким румянцем во всю щеку и с привязанной косой, она чуть не выпала из ложи. Немногочисленные родители с детьми тоже с недоумением смотрели на эту странную Снегурочку со старческим голосом и повадками старухи Шапокляк. Но, в конце концов, представление захватило детей, и они перестали обращать внимание на Снегурочку с радикулитом, так как Алла Демидовна до конца не разгибалась в пояснице. В последней сцене, где Снежная Королева, гордо возвышавшаяся среди льдов, объявляет Снегурочку своей дочкой и Снегурочка наконец-то обретает семью, детишки захлопали в ладоши, искренне радуясь за любимую героиню. Девочки Дианы тоже с большим интересом смотрели спектакль. Снегурочка говорила свой финальный монолог, выйдя на освещенное центральное место на сцене. Вдруг одна из ледяных глыб, то есть декорация, накренилась, раздался звук лопающейся металлической струны, и декорация рухнула прямо на Аллу Демидовну, находящуюся в образе и ничего не замечающую вокруг. Все произошло так быстро, что зрители не успели даже закричать и предупредить актрису. После звонкого хлопка упавшей декорации в воздухе повисло молчание, только облако пыли всколыхнулось над сценой. В этот момент со страшным визгом с потолка на свалившуюся декорацию упала большая, металлическая люлька, в которой вне спектаклей рабочие сцены ремонтировали рельсы и трубы, – по ним перемещались декорации, занавесы и другие мобильные части сцены. Люлька была тяжелой, поэтому она произвела неимоверный грохот, моментально продавив своим весом декорацию, словно яичную скорлупу. Затем раздался звонкий, женский крик, выведший всех из оцепенения:

– Раздавили!! Караул! Помогите! Сейчас все рухнет!!

Яна инстинктивно кинулась к дочкам Дианы и закрыла им глаза руками, чтобы они, не ровен час, не увидели ужасающей картины: крови или раздавленных кишок несостоявшейся Снегурочки. Артисты на сцене замерли, а зрители в зале, наоборот, впали в панику. Они побежали по залу, перескакивая через спинки кресел и сбивая друг друга в проходах. Кругом раздавались крики ужаса и детский плач.

«Они сейчас подавят друг друга!» – мелькнула мысль у Яны. Она повернулась к пребывающей в шоке Диане и прокричала:

– Сидите здесь, не уходите из ложи, тут вы в безопасности! Я сейчас вернусь!

Она рванула вниз по лестнице, ведущей за кулисы, перепрыгивая сразу через две ступеньки.

– Вызовите врача! Где рабочие сцены?! Сдвиньте эту чертову люльку, может быть, Алла Демидовна еще жива! – крикнула она остолбеневшим артистам. Как ни странно, но крик Яны привел их в чувство, и они ее послушались. Мужчины кинулись к свалившейся конструкции, чтобы отодвинуть ее. Поднять декорацию удалось только с помощью специального механизма и тросов, которыми ее подцепили. Яна набралась мужества и одна из первых увидела то, что осталось от Снегурочки. На сцене лежало сплошное кровавое месиво вперемешку с обломками декорации. Яна, подавляя тошноту, поплелась в подсобное помещение, где проживала Алевтина. Там она столкнулась со своей мамой, ее глаза были полны растерянности и ужаса.

– Люся, с тобой все в порядке? – спросила Яна.

– Яна, у нас в театре никогда ничего подобного не было! Это какой-то ужас! Бедная Алла Демидовна!

– Она мертва, я только что со сцены, – устало проговорила Яна.

– Ужас! Мы не были подругами, но мы знакомы столько лет… – Из глаз Люси потекли слезы, размазывая по щекам грим.

Яна постучала в дверь Али. Раздались медленные шаги, и Алевтина открыла дверь, представ перед ними в полной красе. По ее внешнему виду можно было предположить, что она спала и ее только что разбудили.

– Проходите, девочки, – пригласила она Яну с Люсей.

– Алечка, только что произошла трагедия, – закричала своим поставленным громким голосом Люся и прямо с порога выложила весть о несчастном случае на сцене.

По мере того как говорила Людмила, лицо молодой актрисы все более вытягивалось, а бледные щеки приобретали землистый оттенок. Сон у нее как рукой сняло.

– Я… я во всем виновата… – прошептала она, – я сегодня встала со страшной головной болью и в совершенно разбитом состоянии. Я поняла, что буду играть плохо… очень плохо. Лучше вообще не играть, чем выступать на сцене плохо, решила я. Новогодние праздники смотрят дети, они чувствуют фальшь, и я не хотела портить им сказку и праздничное настроение. Я сама подошла к Алле Демидовне, актрисе второго состава, и попросила ее заменить меня на сегодняшнем представлении… Меня!.. Понимаете?! Вместо нее должна была погибнуть я! – Алевтина судорожно вздохнула.

– Никто не должен был погибнуть… – мрачно проговорила Яна.

– Я представляю, как Алла Демидовна обрадовалась заменить тебя, – тихо проговорила Люся, – она была из тех актрис, которые не могут смириться со своим возрастом и очень любят играть роли молодых героинь.

– Она обрадовалась, – подтвердила Алевтина, – и вот она мертва…

– Прекрати корить себя! Это несчастный случай, рухнули декорации, наверняка они потянули за собой и эту металлическую люльку, – пыталась успокоить Алевтину Люся.

– Вызвали медиков, милиционеров и зачем-то пожарных, – констатировала Яна, – они разберутся.

– Нет, я не верю, что это был несчастный случай! – закричала Алевтина. – Сейчас уже и я уверена, что мне угрожает кто-то по-настоящему. Василия закололи ножом! Это тоже несчастный случай? Его перепутали с шашлыком? Нет! Его перепутали со мной! И сегодня я должна была лежать распростертая там, на сцене!

У Алевтины началась самая настоящая истерика. Яна с Люсей принялись ее утешать как могли. Аля кричала, пыталась вырваться и убежать, ее трясло и колотило. Яна уложила ее в кровать, накрыла одеялом.

– Ой, у меня же в ложе остались знакомые! – вспомнила она и направилась к двери.

– Не уходи! – закричала Алевтина, вцепившись Яне в рукав. – Не оставляй меня одну! Меня придут и прикончат!

– Не бойся, с тобой посидит пока Люся, – успокоила ее Яна и побежала к своим друзьям. Вскоре она привела Диану с девочками в комнату Алевтины. Та уже успела взять себя в руки и даже смогла представиться и поговорить с дочками Дианы.

«Вот ведь вывезла я Диану с детьми поразвлечься, – подумала Яна, – не слабо я их развлекла. Стать свидетелями смерти женщины в новогодний праздник. Я не думаю, что это была их давняя детская мечта».

Почти сразу же к их теплой компании присоединился все тот же молоденький следователь, который уже был здесь после убийства Василия Полосова.

– Клементьев Артем Михайлович, – представился он и сокрушенно почесал затылок, – в ваш театр становится опасно ходить… Убийство за убийством.

– Это было убийство?! – воскликнула Яна.

– Эксперты сделали предварительные выводы. Тросы, на которых держались декорация и люлька рабочих сцены, подпилены. Мы нашли напильник.

– Отпечатки пальцев, конечно, отсутствуют? – констатировала Яна.

– Почему? – в один голос поинтересовались Артем Михайлович и Люся.

– На ноже, которым убили Василия, их же не нашли, – пожала плечами Яна.

– Знаете, – прищурил глаза следователь, – как только вы, Цветкова, тут появились, так в театре и начались неприятности…

– Два убийства вы называете неприятностями?! – подала голос Алевтина.

– Не смейте обвинять мою дочь! – нахохлилась Люся. – Она, наоборот, здесь для того, чтобы помочь всем нам.

– Ладно, – примирительно махнул рукой молодой следователь и с опаской покосился на Алевтину, – вы такая бледная… может быть, позвать врача? Сейчас в зрительном зале оказывают медицинскую помощь пострадавшим зрителям.

– Что с ними случилось? – встревожилась Люся.

– Ничего страшного, несколько синяков и ссадин, – ответил Артем Михайлович и снова покосился на Алевтину, которая была необыкновенно хороша в своей тревоге. – Я все равно должен задать несколько вопросов, Алевтина… Ведь это вы должны были сейчас лежать под этой декорацией…

– Спасибо за напоминание. Задавайте свои вопросы.

– Почему вы поменялись с другой актрисой на этот спектакль?

– У меня жутко болела голова, и я не могла взять себя в руки после первого убийства.

– Где вы были во время спектакля? – словно извиняясь, спросил Артем Михайлович.

– Я же говорю, что плохо себя чувствовала. Значит, я была у себя, мало того, я спала.

– Это может кто-нибудь подтвердить?

– Ко мне никто не приходил. Вы серьезно думаете, что я специально попросила Аллу заменить меня, прокралась втайне за кулисы и свалила на нее декорации?! Но зачем мне это было нужно?!

– Я должен все проверить, не волнуйтесь так, – покраснел парень.

– Вы забываете, что это мне подсунули записку с угрозами! – снова нотки истерики появились в звонком голосе Алевтины.

– Да, да, конечно, успокойтесь. Все это только домыслы, мы по-прежнему не можем предоставить вам охрану. Но если вы хотите знать мое личное мнение, то вам не следует оставаться в стенах этого театра, – тихо произнес следователь.

– Я позабочусь о ней! – сказала Яна. – Мы съедем отсюда.

– Что может сделать одна женщина для другой?

– Теперь я вижу на самом деле, что Алевтине грозит опасность или здесь, в театре, вообще дело нечисто, – сказала Яна. – И я привлеку к защите Али мужчину! – пообещала она.

– А что будет с… Аллой Демидовной? – дрожащим голосом спросила Люся.

– То, что от нее осталось, будет собрано и передано родственникам или друзьям для захоронения в закрытом гробу, – пояснил следователь. – Конечно, в таких случаях требуется экспертиза, от чего умер человек. Ну, если родственники этого не захотят, то мы настаивать не будем.

– Действительно, – прошептала потрясенная Алевтина, – какая разница, от чего умер человек, от того, что у него раздавили сердце или печень? В любом случае, это не вернет его к жизни.

Все с ней охотно согласились.

7

Естественно, что после своего обещания Яна задумалась. О каком мужчине шла речь? Ричард уехал вызволять друга, Сергея тоже не было в России, Яна не знала, как с ними связаться. А такое щепетильное, опасное дело можно было доверить только своему человеку. Да и кто будет рисковать своей жизнью ради просьбы друга? Яна знала еще одного такого мужчину. Он в свое время сам говорил ей о том, что готов ради нее на многое. Настало время проверить это.

«По какому праву я это делаю?» – думала Яна, уединившись и глядя на высвеченный на экране мобильника номер телефона замка Штольбергов в Чехии, в который она когда-то попала волею судьбы и провела там какое-то время.

«Вот ведь будет неудобно, если Карл женат и даже не вспомнит обо мне, хотя попробовать стоит… Князь Карл Штольберг – человек проверенный, к нему можно обратиться… Сейчас мне нужен именно такой человек, и если Ричарда с Сергеем нет, то…» – снова уговаривала она себя.

Яна нажала кнопку, с трепетом погружаясь в ожидание. Наконец раздался незнакомый и ничего не значащий для Яны мужской голос, говорящий на чешском языке.

Яна прокашлялась и спросила по-английски:

– Могу я поговорить с Карлом Штольбергом?

– Кто его спрашивает? – плавно перешли на английский язык на другом конце провода.

– Яна. Яна Цветкова из России.

– Одну минуту, пожалуйста.

Эта минута показалась Яне годом. Она вспомнила красивое лицо Карла, когда он, прощаясь, смотрел на нее темными глазами и говорил:

– В любое время дня и ночи, сколько бы времени ни прошло, если я тебе понадоблюсь…

– Яна?! – раздался встревоженный голос в телефонной трубке, говорящий на русском языке с легким акцентом. – Яна, неужели это ты? Скажи что-нибудь.

– Да, это я, – сквозь спазм в горле ответила Яна не своим, каким-то в момент охрипшим голосом.

– Боже, как я рад! Я уже и не надеялся услышать или увидеть тебя.

– Карл, я не буду ходить вокруг да около, скажу прямо, ты мне нужен.

– Я сейчас же вылетаю.

– Но… такая спешка ни к чему, – опешила Яна.

– Если будет надо, я вылечу на своем личном самолете. Тебе стоило меня только позвать, ты же знаешь.

– Карл, может быть, ты сейчас нужен своей семье, своей второй половине или просто у тебя другие планы? – спросила Яна, не ожидавшая от своего знакомого такой бурной реакции. По крайней мере, хоть кто-то искренне рад был бы увидеть ее.

– Моя семья – это мои родители, а они поймут. Мама, кстати, часто вспоминает о тебе.

– Спасибо… Передай ей привет.

– Если ты о моей личной жизни, то я холост.

– Карл, ты должен понимать, что я вызываю тебя как друга, – осторожно произнесла Яна.

– Я это понимаю, на романтическое свидание так не приглашают. Куда мне выезжать? В какую часть света? – продолжал допытываться князь.

– В смысле? Я здесь… у себя на родине, в России.

– Кто тебя знает, с твоим характером… все может быть…

– Нет, я на родине и веду себя тихо. Правда, я не в Москве… – И Яна рассказала Карлу, как он может добраться до пункта назначения, и в конце разговора добавила: – Как я все-таки рада тебя слышать! Честное слово, были страхи, что князь и имени-то моего не вспомнит.

– Ты так ничего и не поняла, – грустно ответил Карл Штольберг, – приеду сразу, как только смогу!

Связь прервалась, а по спине Яны пробежали мурашки, она и предположить не могла, что один его голос вызовет в ней столько приятных воспоминаний.

«Может быть, зря я его вызвала? Хотя нам с Алевтиной необходимы мужская защита и помощь, – задумалась Яна. – Алевтина – идеальная девушка и уж покрасивее меня. Может, Карл уедет отсюда не один, возможно, моя мама права?» Яна сама не знала, хотела бы она этого или нет.


Диана забрала Яну и Алевтину к себе после этого страшного убийства Аллы Демидовны, предварительно извинившись за маленькую жилплощадь и неудобства. Актриса с радостью согласилась, так как не могла больше находиться в стенах театра. Милиция решала вопрос о том, чтобы временно вообще приостановить спектакли до выяснения обстоятельств гибели двух актеров.

Переночевав одну ночь у Дианы, Яна с Алевтиной поселились в самой лучшей гостинице в городе. На прощание Яна сказала Диане, чтобы та не обижалась, что они с актрисой уходят. Она не может допустить, чтобы еще одну ночь дети Дианы спали на полу, на большом надувном матраце.

– Кроме того, не обижайтесь, Диана, но у вас в квартире очень душно, а у меня в духоте может начаться приступ астмы, что очень нежелательно для моей профессии, – сказала Алевтина.

– Как же убого у Дианы в квартире, – заметила потом Алевтина, – бедная женщина живет одна с двумя детьми.

– Она не бедная, она счастливая, у нее есть дети! – заступилась за Диану Яна. – У нее просто не обустроена личная жизнь, это другое дело… И квартира у нее не столько убогая, сколько запущенная без мужских рук, я бы так сказала. Не все женщины могут взять в руки молоток или сантехнические ключи и выполнять сугубо мужскую работу.

Яна сняла все крыло второго этажа гостиницы, включающее в себя четыре номера.

– Чтобы никто даже близко не приближался к тебе, – пояснила она Алевтине, – мы будем вместе, пока не приедет подмога.

– А она приедет? – с надеждой в голосе спросила Аля.

– Он пообещал, значит, приедет. Знаешь, Алевтина, я хотела у тебя спросить, ты такая красивая женщина и талантливая актриса, неужели у тебя нет поклонников, мужчин, которые могли бы за тебя заступиться и защитить?

– Таких, которые будут рисковать своей жизнью, у меня нет, – ответила Аля – В Сибири у меня была пара неудачных романов. Мне все время попадались мужчины-собственники. С подарками, букетами цветов и милыми разговорами они входили ко мне в доверие. После этого начинались сцены ревности, каждодневные скандалы и требования покинуть сцену для того, чтобы жить в его квартире и жарить котлеты для своего любимого и единственного.

– А в этом городе ты еще ни с кем из мужчин не познакомилась?

– Один раз бес попутал, – отвела глаза Алевтина.

– Кто этот счастливчик?

– Он подходил к нам в ресторане и, по-моему, уже подбивал клинья к тебе. Это хозяин ресторана Арнольд. Я быстро поняла, что он за тип, и порвала с ним.

– Вот паразит! При своей бывшей девушке подходит знакомиться с другой. Наверное, он хотел сделать тебе больно? – предположила Яна.

– Он зря на это надеется, – фыркнула Аля.

Яна с Алевтиной разместились в одном номере с двумя кроватями. Номер был стандартным, чистым, но каким-то не обжитым, чувствовалось, что в нем редко кто жил. В гостинице было мало постояльцев. Да и кто поедет в этот город и для чего? Яна неприязненно посмотрела на хлипкую входную дверь с простым замком и защелкой.

– С такой дверью мы не будем чувствовать себя в безопасности.

– Не запираться же нам в банковском сейфе.

– На окнах нет решеток, – продолжала недовольно перечислять Яна.

– Яночка, это же гостиница, а не следственный изолятор.

Девушки по очереди сходили в душ и улеглись на кроватях. Телевизор показывал со страшными помехами, поэтому они выключили его и погасили свет. Как Яна ни хотела, но заснуть она не могла. В голову лезли разные мысли. Вскоре она услышала ровное посапывание Алевтины. Ее поразило то, что молодая актриса смогла взять себя в руки. Девушки уже знали, что новогодние спектакли было решено не отменять, только идти они должны в присутствии милиции в зале и за кулисами. Яну поразило также и то, что Алевтина заявила, что больше не даст свою роль никому во избежание других неоправданных жертв и будет играть и принцессу, и Снегурочку сама.

Где-то под утро Яна все-таки забылась, но проснулась от того, что услышала какой-то звук в коридоре. Словно кто-то крался на цыпочках мимо их двери. Яна похолодела и села в кровати. Потом она бесшумно встала и, пробравшись в коридор на цыпочках, посмотрела на закрытую дверь. Яна не могла понять, показалось ей или нет, но тонкая полоска света, пробивавшаяся из коридора в темную прихожую номера девушек, на секунду исчезла и снова появилась, словно кто-то прошел мимо их двери. Яна приблизилась к двери, прислонилась к ней горячим лбом, но, кроме собственного сердцебиения, ничего не услышала. Световая полоска тоже больше не мигала.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное