Татьяна Луганцева.

Шоу гремящих костей

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно

– А я-то тут при чем?

– Ты послушай дальше. Он одинок, вернее, когда-то давно был женат, но жена не выдержала его постоянного отсутствия и ушла.

– Зачем все это ты рассказываешь мне?

– Не перебивай. Человек полностью погрузился в работу. Но так как мужчина он еще не старый, сама понимаешь, иногда ему нужна женщина. У бизнесмена совершенно нет свободного времени, а следовательно, и возможности куда-нибудь сходить и познакомиться с женщиной. Иметь дело с проститутками он не хочет, ну, понимаешь, некоторые мужчины ими брезгуют… Он попросил мою приятельницу найти ему порядочную одинокую женщину для нечастых встреч за материальное вознаграждение с его стороны, – глаза тети Шуры лихорадочно блестели от возбуждения, Диана же совершенно не разделяла ее радостного настроения.

– Это все, конечно, хорошо, но я не понимаю, вернее, не хочу понимать, какое отношение эта душещипательная история имеет ко мне? – занервничала Диана.

– Что тут непонятного?! Ты та женщина, с которой он будет встречаться!

– Шура, ты что, с ума сошла?! Ты предлагаешь мне стать проституткой?! – ужаснулась Диана.

– Ой-ой-ой, какие мы правильные! Просто порядочные до тошноты! Этот бизнесмен – твой единственный шанс! Тебе нужны деньги и нужен мужчина, пока ты окончательно не состарилась! Два в одном флаконе. Ты даже не раздумывай, соглашайся. Сейчас любая тетка за богатого любовника оторвет тебе голову. Не упусти свой шанс!

– Вот пусть твоя приятельница сама его и развлекает, – парировала Диана.

– Ты что? Во-первых, она уже в возрасте, во-вторых, у нее есть муж! Они просто работают вместе и находятся в доверительных отношениях.

Диана оставалась при своем мнении, то есть при категорическом отказе.

– У меня же дети!

– Ты только и думаешь о детях! Подумай о себе хоть раз! А потом, те деньги, что он будет тебе давать, можешь тратить на детей для успокоения совести. По крайней мере, не надо будет париться на работе в две смены. Вспомни, что ты тоже человек, и не просто человек, а человек, который может выгодно использовать свою половую принадлежность для манипулирования людьми другой половой принадлежности, – выдала очень сложную фразу Александра. – Вспомни, что ты симпатичная женщина! Когда мне подруга рассказала о нем, я сразу всем дала отбой и подумала о тебе. Рот не разевай, а то его сразу схватит какая-нибудь девушка порасторопнее, а ты останешься опять в нищете и заботах.

Диана только посмеялась над Александрой в тот вечер и наотрез отказалась от предложенной ей «выгодной» роли.

– Я не смогу… придет какой-то мужчина, к которому я ничего не чувствую… и я должна… Нет, это исключено! Все, вопрос закрыт!

Диана взяла еще небольшой участок на улице в качестве дворника и по утрам перед работой, не чувствуя ни рук ни ног, гребла снег лопатой. Этот снегопад стал последней каплей в испытании силы и выносливости Дианы. Она потеряла сознание прямо на улице, упав в сугроб. Ее доставили в больницу с сильнейшими головными болями в полуобморочном состоянии.

Александра Владимировна, узнав о случившемся несчастье, примчалась в больницу навестить подругу, а затем поехала к своей старой приятельнице Людмиле Цветковой, актрисе ТЮЗа. Да, город этот был небольшой, и многие жители знали друг друга.

– Знаешь, ведь Диана, с которой училась твоя дочь в институте и которая осталась одна с двумя маленькими детьми, попала в больницу. Довела она себя работой, а ведь какой вариант я ей предлагала! Можно сказать, жениха нашла! Что теперь делать с ее детьми, не представляю. Они хоть и большие девочки, самостоятельные, но все равно одних в квартире оставлять страшно.

– А Яна как раз сейчас здесь в городе… Я думаю, она Диану помнит и что-нибудь придумает для нее, – ответила актриса Цветкова, вешая на Яну еще одну заботу.

5

– Доктор, к вам пришли, – сообщила молоденькая темноволосая медсестра, заглядывая к Александру Александровичу, заведующему отделением неврологии городской больницы, в кабинет. Сан Саныч был врачом молодым, но очень ответственным и честным. Так как пациенты, особенно пожилые, принимали его за студента, Александр делал хмурое и сосредоточенное лицо. Он носил очки с простыми стеклами и имел нехорошую привычку говорить с пациентами несколько свысока, то есть надменно и умно.

В белую, строгую обстановку рабочего кабинета заведующего отделением неврологии вошла высокая девица на шпильках лакированных сапог цвета спелой вишни. На ней были надеты полушубок из разноцветных кусков меха и черная, расшитая красным бисером короткая кожаная юбка. Сан Саныч никогда не был на островах Новой Гвинеи, но он предположил, что именно так должны одеваться папуасы, то есть папуаски, если бы у них на островах выпал снег. Хотя сама внешность девушки была вполне европейской. Длинные светлые волосы разметались по цветной шкуре неизвестного зверя, голубые яркие глаза смотрели весело и задорно. Она плюхнулась на неудобный стул и, как показалось Сан Санычу, отбила пятую точку, из-за того что была очень худой.

– Уважаемый доктор… – начала она.

– Александр Александрович – заведующий неврологическим отделением клинической больницы номер пять, кандидат медицинских наук, – представился доктор, придав своему лицу выражение важности и значительности. Он не любил фамильярности и сразу же давал понять собеседнику свою значимость.

Пока он говорил, лицо посетительницы вытягивалось все больше, а глаза становились все круглее и удивленнее. Она встала и прокашлялась. Александр Александрович, наблюдая за действиями яркой особы, все еще не мог решить, является она чьей-то родственницей или она сама хочет стать пациенткой отделения неврологии. Хотя склонялся он, конечно, ко второму варианту.

– Яна Карловна Цветкова! Проработавшая на своем веку и официанткой, и продавщицей, и заведующей городским моргом. В данный момент являюсь директором частной стоматологической клиники в городе Москве. Сейчас работаю, то есть совмещаю основную работу с занятием внештатного сотрудника в детективном агентстве. Ну, что еще… Пять раз была замужем, воспитываю сына… Сан Саныч, зачем все эти формальности? Вы где родились?

– З-здесь, – заикаясь, ответил заведующий отделением.

– Мы же земляки! Вы какой медицинский институт заканчивали? – спросила Яна, располагающе улыбаясь.

– М-местный…

– Да мы же сокурсники, можно сказать! Свои люди! – Яна плюхнулась назад, во второй раз отбив свое совсем не мягкое место, и заговорщицки прошептала: – Санек, я здесь по поводу одной твоей пациентки, Дианы Николаевой. Когда-то она была моей подругой, мы вместе учились, понимаешь? У нее уже тогда сложилась судьба весьма печально, а я виновата в том, что на многие годы потеряла Диану из виду. И вот когда сейчас я приехала по делам из Москвы на малую родину, узнаю, что Диана попала в больницу. Я сразу же примчалась к вам. Чем я могу ей помочь? Что с ней, доктор, дорогой вы мой коллега?! Вы можете мне доверять, так как родственников у вашей пациентки, насколько мне известно, нет.

Александр Александрович нервничал, так как никто не разговаривал с ним в таком тоне, но у этой девицы явно был легкомысленный стиль общения. Такая искренняя непосредственность гармонировала с ее личностью, и он не мог заставить себя разозлиться.

– Диана Николаева поступила несколько дней назад с жалобами на головную боль, кратковременную потерю сознания, слабость, головокружение…

– Бедная женщина! – воскликнула Яна. – Короче говоря, довела себя до ручки!

– Если бы существовал такой диагноз «довела до ручки», то я его бы ей и поставил, так как на самом деле у Дианы не было обнаружено никаких серьезных отклонений от нормы в работе органов. Но я видел, что она не прикидывается, что ей действительно плохо и у вашей Дианы сильная слабость.

Взгляд Яны остановился на собранных в рядок нераспечатанных бутылках коньяка, которые стояли у заведующего отделением неврологии в шкафу.

– Самая распространенная взятка для медиков-мужчин, – произнесла Яна вслух, косясь на бутылки, и спросила: – Вы пьющий?

– Нет! Я веду трезвый образ жизни.

– Я так и думала, – кивнула Яна со знанием дела, – а я веду очень пьяный образ жизни, не при детях будет сказано, – проговорила она, заглядывая под стол и продолжая: – Налейте даме рюмочку.

Александр Александрович судорожно открыл самый дорогой коньяк и, извинившись за отсутствие достойной посуды, налил Яне в чашку для чая. Яна выхватила бутылку у него из рук и плеснула приличную порцию во вторую чашку.

– Я не буду! Я не пью! Десять часов утра! Да вы что?! – возмутился заведующий отделением.

– Это ты с ума сошел, если решил, что женщина будет одна пить коньяк в десять часов утра. За знакомство! – осталась непреклонна Яна, чокаясь чашками.

Александр Александрович сокрушенно подчинился.

– Так что там с нашей Дианой?

– С какой Дианой? А! Давление в норме, электрокардиограмма в пределах нормы, немного изменен клинический анализ крови…

– Как?

– Гемоглобин низкий…

– Еще бы! Мне сказали, что Диана ничего не ест, все лучшее отдает детям!

– Бедняжка!

– Ой, не говори! Наливай по второй, – скомандовала Яна.

– Это обязательно? – поинтересовался жалобным голосом Сан Саныч.

– Это даже не обсуждается.

– Понял! – Заведующий отделением подчинился, словно впав в гипнотическое состояние.

– Что еще обнаружили у Дианы? Что-то серьезное?

– Ничего!!! Слух в норме, зрение в норме, сосуды головного мозга в норме! А она говорит, что у нее бывает шум в ушах, что иногда теряет резкость зрения и испытывает приступы страшной головной боли и головокружения, – ответил заведующий, поднимая чашку с коньяком.

– За наш родной мединститут, выпускающий таких специалистов, как ты, Саня! – поддержала его Яна, и они выпили. – Странно… все в норме, а человеку плохо… – задумалась Яна, пытаясь удержаться на показавшемся ей сразу маленьком и неустойчивом стуле.

– Да, – закричал покрасневший Сан Саныч. – За время моей долгой, кхе… практики я сталкивался с симулянтами. Диана не похожа на них, наоборот, все время плакала и хотела уйти домой, так как там у нее осталось двое детей…

– Да… – согласилась Яна, – такие женщины покидают дом только на «Скорой помощи» или вперед ногами. За здоровье наших пациентов! – провозгласила она тост, поднимая третью чашку с налитым на одну треть коньяком.

В дверь заглянула все та же молоденькая медсестра.

– Александр Александрович, тут к вам… – слова замерли у нее на полпути, то есть в горле.

– Закройте дверь! – рявкнул он. – У нас операция!

Медсестра испуганно скрылась за дверью.

– Яна, как хорошо, что ты пришла! По каким делам ты оказалась в нашем городе? – спросил он у своей нежданной яркой гостьи.

– Я же детектив, – напомнила она, пытаясь сфокусировать взгляд на пьяном лице заведующего отделением, – поступил сигнал, что хотят убить одну женщину прямо в Новый год…

– Звери! Убить женщину в Новый год… – покачал головой Александр Александрович и посмотрел на часы. – Новый год уже наступил? – уточнил он у Яны.

Та утвердительно кивнула головой.

– Ну и что? Женщина жива?

– Жива…

– Слава богу! Выпьем за это!

– Убит Дед Мороз, поздравлявший эту женщину, – мрачно добавила Яна, разливая остатки коньяка.

– Какое извращение!! Убить Дедушку Мороза! Я вроде в городском транспорте слышал эту историю, но думал, что это слухи.

– Правда. Его закололи ножом. Я – главная свидетельница! – похвасталась Яна.

Слезы полились из глаз уже невменяемого Сан Саныча.

– Саня, держи себя в руках! Все будет хорошо! – Яна поднялась со стула и, шатаясь, подошла к нему, обняла за плечи. Заведующий отделением смачно высморкался в белый накрахмаленный халат и вытер лицо салфеткой.

– Преступника найдут? – с надеждой на лице посмотрел он на Яну.

– Даже не сомневайся в этом, – похлопала она его по плечу рукой с длинными красными ногтями. – А сейчас, Саня, встряхнись, и пошли.

– Куда?! – испуганно заморгал Александр Александрович.

– Шура! – покачнулась Яна, ухватив его за плечи, чтобы не упасть, – вспомни, что ты доктор! Вспомни, что ты заведующий отделением. Время одиннадцать часов! Надо делать обход!

– Обход? – наморщил лоб Александр Александрович.

– Ты же должен делать обход пациентов в своем отделении вместе с их лечащими врачами, так происходит в каждой больнице, насколько я знаю, хотя правила могли несколько измениться…

– Точно! – вспомнил заведующий. – Только как же я буду делать обход, если я не могу встать?

– Пойдем вместе, я помогу тебе, а заодно ты отведешь меня к Диане. В конце концов, я же пришла навестить ее!

– А Дианы у меня в отделении нет, – произнес Сан Саныч, тщетно пытаясь подняться.

– А где же она?

– Я не смог поставить никакого вразумительного диагноза, чтобы надолго задержать ее в больнице. Насколько мне известно, сейчас Диана на кладбище.

– Где?! – закричала Яна.

– Да нет, она не умерла, – погрозил пальцем Сан Саныч, – у нее умер кто-то из знакомых, и она срочно выписалась из больницы к детям, а заодно успеть на похороны… – Сан Саныч икнул.

– Спасибо, друг… я еще приду, – пообещала Яна и пошла на выход.

Идя по коридору и держась за стенку рукой, она увидела медсестру, которая недавно пыталась доложить заведующему отделением какую-то информацию. Яна приложила палец к губам.

– Тс… не ходите к шефу… у него очень серьезный пациент со сложным случаем.

Медсестра сразу же рванула со своего поста к заведующему.

– Александр Александрович, что с вами? Кто это странная женщина?!

– Знакомая….

– Чья?! Ваша?! – продолжала удивляться девушка, впервые видевшая своего непьющего шефа в состоянии сильного алкогольного опьянения.

– Нет, она не моя знакомая. Она знакомая мертвого Деда Мороза, – произнес напоследок Александр Александрович и упал лицом на стол, стукнувшись лбом.

– У него белая горячка, – грустно констатировала медсестра, – такой хороший человек и сорвался!

6

Диана медленно шла по кладбищу. Сегодня хоронили одну ее знакомую женщину, долго и тяжело болевшую. Она еще решила зайти на могилу своей преподавательницы, помогавшей ей в свое время с учебой. Преподавательница по анатомии была человеком одиноким, и теперь Диана ухаживала за ее могилой. Она дошла по расчищенной от снега дорожке до могилы и опустилась на скамейку, которая сейчас была больше похожа на сугроб. Диана в демисезонном пальто и сношенных сапогах с тонкой стелькой сильно замерзла и смертельно устала. Она покрылась липким потом и поняла, что пришла на могилу зря, сил у нее не было никаких. Заведующий неврологией Александр Александрович настаивал на том, чтобы она полежала еще в больнице на обследовании, но ей надо было возвращаться к детям, тем более что ничего существенного у нее не нашли. Диане было даже неудобно перед медицинским персоналом за то, что у нее нет ничего серьезного. К ней отнеслись с чуткостью и вниманием, как к коллеге. Она сама тоже не понимала, что с ней происходит. Вот и сейчас она доехала на автобусе до кладбища, полчаса постояла при захоронении гроба. Прошла двести метров до этой могилы, а чувствовала себя так, словно отстояла две смены в кузнечном цехе.

«Как же я буду работать на две мои ставки? – подумала Диана и сжала челюсти, пытаясь унять внутреннюю дрожь. – Надо собраться, Диана, надо взять себя в руки ради детей».

Она подняла слезящиеся глаза на заснеженное надгробье, и жуткая мысль пронзила ее сознание: «А что, если я не смогу встать с этой чертовой скамейки? У меня же совсем нет сил. Так и замерзну здесь… Какой ужас! Один труп сидит на могиле другого трупа… Учительница, по крайней мере, хотя бы в земле…»

Вдруг из-за надгробья появилось ярко накрашенное лицо с длинными светлыми волосами и прокричало звонким голосом:

– Дианка, мать твою, привет! Ты как встречаешь старую знакомую?! Я приехала на родину встретиться с друзьями, погулять, а мне говорят, что ты в больнице! Приезжаю в больницу, а мне сообщают, что ты на кладбище! У тебя такая насыщенная событиями жизнь, что я не поспеваю за тобой! В чем дело?! Что у тебя за жизнь?! Что ты скукожилась вся, словно сушеный абрикос? Ты же молодая женщина! Нет у нее сил! У меня тоже не было бы сил, если бы я их черпала в таких неподходящих местах!

– Яна… – прошептала Диана, – какая встреча!

– И главное – где! – постучала по надгробью Яна.

– Я уж думала, что больше не свидимся.

– Что за выражение?! – поморщилась Яна, и Диана поняла, почему она не отпускает могильный камень. Яна просто держалась за него, так как ее сильно качало.

– Ты пьяна? – уточнила Диана.

– А что в этом такого? Да! Мы выпили с твоим врачом Саней коньяку!

– Сан Саныч с тобой пил? – удивилась Диана.

– Клевый парень! Кстати, он сказал, что ты будешь жить! – жизнеутверждающе сказала Яна. – Что ты просто устала. Я знаю, что у тебя двое детей, но и предположить не могла, что ты настолько нуждаешься! Почему ты не сообщила мне, не нашла меня? Ты же знаешь мою маму, она по-прежнему работает в местном ТЮЗе.

– Знаешь, я не хотела вешать свои проблемы еще на кого-нибудь.

– Я не «кто-нибудь», а твоя подруга! Давай вставай со скамейки, а то совсем замерзнешь. Пойдем где-нибудь посидим и согреемся.

Яна оторвала Диану от скамейки, и они пошли, поддерживая друг друга, так как Диану шатало от слабости, а Яну штормило от выпитого коньяка. На такси Яна привезла Диану в ресторан и заказала целый стол еды. Сама она накинулась на блины с семгой, запивая их двойной порцией кофе, пытаясь привести себя в чувство.

Диана уныло ковыряла вилкой салат из свежих овощей с сыром и оливковым маслом.

– Ты давай ешь! – рявкнула Яна. – Выглядишь, словно тень отца Гамлета.

– Что тебя привело в наши края? – поинтересовалась Диана.

– Почему всех интересует этот вопрос? Я не могу понять, вы не рады меня видеть?!

Яна рассказала Диане историю, приведшую ее на родину, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Какой ужас! Я слышала какие-то сплетни в городе! Значит, Дедом Морозом был наш всеми любимый, особенно женщинами, артист Василий Полосов? Я ведь была на спектаклях с его участием. Кто же теперь будет играть роли героев-любовников? Полосов же работал в драматическом, он только подрабатывал в Театре юного зрителя, – перестала мучить вилкой салат Диана.

– Моя мама говорит, что в театре все в шоке, – отмахнулась Яна, метнув кусок блина на соседний столик, – это просто нонсенс! Если бы Василий умер от пьянства, никто бы не удивился, а умереть вот так…

– Быть заколотым ножом… – прошептала Диана.

– …Да еще в костюме Деда Мороза, в костюме человека, дарящего радость и исполняющего мечты и желания. Говорят, как встретишь Новый год, так его и проведешь… Не знаешь, Диана, как я проведу наступивший год, если сразу же после боя курантов произошло убийство, а я, можно сказать, обнаружила труп? – спросила Яна.

– Даже страшно предположить…

– Вот и я о том же! Будем надеяться, что не все приметы сбываются, – отпила глоток черного кофе Яна. – Самое неприятное то, что теперь творится с Алевтиной. Она вбила себе в голову, что убить должны были именно ее. Раньше угрозы в свой адрес она воспринимала как дань ее красоте и таланту, как чью-то злую шутку. Сейчас актриса находится на грани нервного срыва, боясь хоть на минуту остаться одна.

– Надо думать. Я-то связи между угрозами ей и убийством Василия Полосова не вижу, – сказала Диана, – если только какой-то маньяк не захотел истребить всех местных артистов. Может быть, они не так трактовали на сцене пьесу, которая запала ему в душу?

– А это мысль, – задумалась Яна, которая уже почти протрезвела, – надо будет узнать, не получал ли письма с угрозами и сам Василий?

– А милиция что? – спросила Диана, захрустев трубочкой с заварным кремом.

– Да ничего! Весь город спал, то есть пил, отмечая Новый год, и вдруг такое ЧП! Следователь, совсем молоденький мальчишка, ходил с совершенно растерянным видом по закулисью театра и чесал затылок. Кто мог совершить такое зверство, да еще и в Новый год? Все покрыто мраком. Забрали записку с угрозой, подкинутую Алевтине, на экспертизу, взяли у всех работников театра образцы почерков, начиная от артистов, заканчивая билетершами. Тоже без скандала не обошлось. Один колоритный артист, который играет Кощея Бессмертного, Лешего, Карабаса Барабаса и других характерных героев, Тихон Хрусталев, заявил, что не умеет писать, и поставил крестик. Представляешь?! На законный вопрос, каким образом он столько лет работает артистом и разучивает роли, не умея читать и писать, Тихон Хрусталев надменно заявил, что талант у него от бога, ни в каких учебных заведениях он не учился, не заканчивал даже средней школы. А роли ему помогает разучивать жена, она ему читает вслух.

Диана очень внимательно слушала Яну, которая продолжала свой захватывающий рассказ.

– Алевтине, конечно, никто охрану не дал. Нет народа в милиции для этого, да и особых показаний к этому нет, – вздохнула Яна.

– Ты говорила, что всю ночь резвились неизвестные люди в ресторане?

– Вот им-то этот Новый год точно запомнится. На них и легло основное подозрение. Там еще и люди-то оказались, что называется, под стать, двое с судимостью. У них тоже взяли образцы почерков, адреса, паспортные данные и попросили пока не уезжать из города до выяснения всех обстоятельств дела.

– А что с ножом? – спросила Диана, и Яна поняла, что подруга не теряет нить разговора и что ее явно заинтересовало происшествие в театре.

– Обычный нож, без отпечатков пальцев, – грустно ответила Яна, откидываясь на спинку стула и поглаживая живот рукой, – да, местные рестораны будут похуже, чем в Москве, победнее. В Москве рестораторы изощряются кто как может, среди них жуткая конкуренция.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное