Татьяна Луганцева.

Шоу гремящих костей

(страница 3 из 23)

скачать книгу бесплатно

А когда появилась Снегурочка с самой искренней улыбкой, которую только можно представить, сцена заиграла совсем по-другому. И голос Али звучал звонко и проникновенно, и играла она с удовольствием и с самоотдачей. Детишки в зале притихли и, не отрываясь, смотрели на эту красавицу – Снегурочку. Даже мутный взгляд Васи Полосова прояснился и протрезвел.

Яна, просмотрев весь спектакль до конца, поняла, что любой из артистов мог написать Алевтине эти записки и оторвать голову ее котенку. А судя по финальным аплодисментам и букетам цветов, которыми завалили Алевтину, запросто могли бы оторвать голову и ей самой. Только еще одной актрисе подарили цветы – букет роз матери Яны; давний поклонник, любивший Люсю всю жизнь и сейчас сидевший в первом ряду, преданно смотрел на нее. Это и был тот самый Илья Ильич, о котором мама рассказала Яне еще в Москве.

Яна поприсутствовала еще на двух представлениях, идентичных первому, и отметила для себя, что игра Алевтины отличается стабильностью. Она, казалось, ни капли не устала, все также приветливо общалась с детьми, раздавала им подарки, отвечала на их вопросы, не оставляя без внимания ни одного ребенка. Другие актеры играли, если это можно было назвать игрой, со все меньшим воодушевлением и все грустнее с каждой елкой. Только поцелуй Герды становился все более эротичным и затяжным. Видимо, после каждого спектакля артисты отмечали приближение Нового года, то есть встречать его начали вместе с жителями Камчатки и дальше двигались по необъятной России.

Последнее представление закончилось в семь часов, и дети с подарками, а родители с чувством выполненного долга пошли по домам. Яна, совершенно одуревшая от спектаклей, следующих друг за другом, пошла в буфет, купила шампанского и бутерброд и принялась уныло жевать.

Через двадцать минут к ней присоединилась Алевтина с распущенными волосами и в красивом, длинном, вечернем, красном платье. Грим она сняла весь, оставив только блеск на губах. Ее длинную шею обвивало белое боа из перьев.

– Я переоделась… знала, что ты зайдешь сюда перекусить, – улыбнулась Аля, и Яна заметила, что она смертельно устала. – Я видела, ты отсидела все три представления. Только зачем?

– Мне это нетрудно… я должна была окунуться в вашу жизнь, посмотреть на людей, с которыми ты работаешь… Я-то просто сидела, а вы повторяли одно и то же три раза подряд. Как вы выдерживаете?

– Обычная работа, – пожала плечами Алевтина, – отыграть три елки это не самое страшное, что может быть. Как же работают врачи, принимая одного человека за другим, учителя, объясняющие одну и ту же тему, рабочие на конвейере, проделывающие одну и ту же операцию сотни раз?

– Актриса отдает свою душу зрителям, свою энергетику, свои эмоции, – возразила Яна, – и ты отдаешь все это на этих представлениях очень добросовестно.

– Спасибо. По-другому я не могу. Знаешь, Яна, пойдем в ресторан, посидим, поедим по-человечески.

– Ты устала…

– Ты этого больше не заметишь, обещаю! – ответила Аля и потащила Яну за собой.

Ресторанчик представлял собой полуподвальное помещение без окон и без кондиционеров. Здесь был полумрак, застоявшийся сигаретный дым висел плотной пеленой в воздухе, словно туман на дороге. Обычные крашенные в кремовый цвет стены, тяжелые дубовые скамейки и столы, темные из бархата портьеры на дверях, явно театральные, предстали перед глазами вошедших девушек. Алевтина с Яной уселись за стол.

– Кухня здесь без особых изысков, но вполне домашняя и добротная, – пояснила Алевтина, открывая меню.

– Кого я вижу! – раздался басистый, мужской голос. – Наша начинающая звездочка Алечка с какой-то сногсшибательной блондинкой. Алечка, тебе не кажется, что ты переиграла в детских спектаклях? Ты в своем наряде похожа на Деда Мороза!

К ним приближался мужчина среднего роста, среднего телосложения, с худым, подвижным лицом, вьющимися черными волосами и веселыми темными глазами.

– Здравствуйте, Арнольд Иванович, – поприветствовала его Алевтина, и ее зеленые глаза заискрились весельем. – Арнольд Иванович является владельцем этого ресторана, – пояснила она Яне.

– Алечка, познакомь меня со своей подругой-красавицей.

– Яна Карловна, – гаркнула Яна.

– Очень приятно. Почему я вас раньше не видел? – поинтересовался хозяин ресторана.

– Яна приехала из Москвы, – пояснила Аля.

– О! Она, наверное, известная артистка, – обрадовался Арнольд Иванович. – Вы такая же недоступная, как и наша Алечка? – обратился он к Яне.

– Я очень доступная, – успокоила его Яна, – только вы сами не захотите со мной общаться.

– Это вы зря так думаете. Мы красивым женщинам всегда рады! Не присоединитесь ли к нашему столу? – указал он на дальний столик, где сидели пять здоровенных парней с бритыми головами, не обремененными энциклопедическими знаниями.

– Нет, спасибо, у нас с подругой своя свадьба, – отказалась Яна.

– Присоединяйтесь к нам, девочки! У нас будет весело, придет Дед Мороз, – уговаривал девушек Арнольд Иванович.

Яна с Алевтиной остались непреклонны.

Они съели по салату и блинчики с красной икрой, выпили кофе. Алевтина не стала пить шампанское и выпила только минеральную воду.

– Ведь Новый год! – уговаривала ее Яна, которая уже слегка окосела, пытаясь справиться с бутылкой дорогого шампанского в одиночку.

– При моей профессии очень опасно пить спиртное по вечерам. Организм быстро привыкает к этому способу снятия стресса, поэтому я дала себе слово вообще не пить ни при каких обстоятельствах, – пояснила Алевтина.

– Какая ты вся правильная, – выдохнула Яна, и Алевтина почувствовала небольшое раздражение в ее словах.

– Яна, я не виновата, что ты вынуждена сидеть здесь со мной в этом темном, вонючем углу в Новый год, я этого не хотела, – искренне пояснила Алевтина.

– Извини. – Яна достала сотовый телефон и набрала номер Ричарда, никто не отвечал, тогда она набрала свой домашний номер. Трубку взяла ее домоправительница Агриппина Павловна. – Это я – Яна! Как у вас дела? – поинтересовалась Яна. – Ричарду звоню, он не отвечает, он не очень обиделся, что я уехала с мамой?

– Ричард, конечно, был расстроен, но он уже привык к твоим выходкам. Дело в том, что у него случилась неприятность…

– Что еще? – встревожилась Яна.

– Его друг, заместитель Игорь Андреевич поехал на Новый год в горы кататься на лыжах, поднимался там со своей девушкой по канатной дороге, и у них сломался подъемник, они чудом остались живы.

– Какой ужас!

– Игорь Андреевич, когда пришел в себя, врезал по физиономии хозяину этой дороги так, что тот теперь находится в больнице, а сам Игорь Андреевич в тюрьме. Ричард как бывший адвокат срочно бросил все дела и вылетел его вызволять из-под следствия, хотя бы под залог. Так что его, как и тебя, нет дома.

– Грустная история.

– Он пытался связаться с Асей и Сергеем, но до них не дозвонился, – продолжала Агриппина Павловна, рассказывая Яне об ее лучшей подруге Асе и ее парне Сергее, который также приходился внебрачным сыном Ричарду. – Они отдыхают где-то высоко в горах, там не берет никакая связь. Ты же знаешь любовь Сергея ко всему экстремальному! Все как с ума посходили, увлекшись этими горными лыжами, будь они неладны! А что ты хотела?

– Просто поздравить с наступающим Новым годом и еще раз извиниться, – грустно сказала Яна, понимая, что если с Алевтиной ничего не случится, то при всем ее уважении к ней она сама ее убьет на месте. Из-за нее она должна сидеть в этой клоаке и слушать недвусмысленные намеки этого дегенерата Арнольда Ивановича и ощущать на себе его похотливые взгляды.

– С Новым годом и тебя тоже, детка, – поприветствовала ее домоправительница, – поскорее возвращайся домой.

Яне стало совсем грустно. Они посидели с Алевтиной еще немного в ресторане, Яна станцевала пару танцев с прилипшим к ним как банный лист Арнольдом Ивановичем. Потом они вернулись в комнату Алевтины, включили маленький телевизор и уселись перед ним с коробкой конфет и пачкой печенья.

За пять минут до наступления Нового года в дверь постучали, и к ним в комнату ввалился изрядно выпивший Дед Мороз с бутылкой коньяка.

– Мне сказали, что в этой комнате сидят и скучают две очаровательные девушки. Это не дело! Я – ваш подарок!

– Это здорово! – засмеялась Алевтина. – Будем встречать Новый год с Дедом Морозом.

Алевтина усадила на свободный стул нежданного гостя. Она налила Яне шампанского, Деду Морозу коньяка, а себе минеральной воды. Под бой курантов они встали, поздравили друг друга с наступившим Новым годом и выпили. Яна ощущала себя очень странно в этой компании, каждый удар часов больно отдавался в голове.

– С Новым годом! Ура!!! – поздравил всех Дед Мороз, у которого борода и усы сдвинулись в сторону. – Я пойду к ребятам, там меня ждут! Не хотите присоединиться Снегурочками?

– Нет, спасибо!

Он осушил еще одну рюмку и, пошатываясь, вышел из комнаты Алевтины.

– Вот и чудненько! – сказала Аля. – Очень неудобно перед вами, Яна, куранты отзвенели, а я все еще жива и невредима.

– Сплюнь, – мрачно ответила ей Яна, она не могла понять человека, который в Новый год чокается бокалом с минеральной водой. Что-то было в этом ненормальное.

Дверь в комнату медленно со скрипом открылась, и в комнату вошла бледная Люся со стеклянным взглядом.

– Мама! – воскликнула Яна. – Ты встретила Новый год в дороге?

– Люсенька, проходите, – засуетилась Алевтина в своем огненно-красном платье.

– Ты жива или мне мерещится? – тихо, непохожим на свой звонкий голос произнесла Люся, не мигая глядя на Алевтину.

– Люсенька, я всегда говорила вам, что вы преувеличиваете опасность, грозящую мне. Мы уже познакомились с вашей дочерью и весело, несмотря на вынужденные обстоятельства встречи, отпраздновали Новый год, – ответила Аля.

– Там… в коридоре совсем темно… – продолжала шевелить бледными губами Люся.

– У нас в хозблоке всегда выбивает пробки, когда включают много огней. Сейчас в ресторане веселится народ, наверное, зажгли елку, – ответила Алевтина.

– Мама, что с тобой? – спросила Яна.

– Там, в коридоре, я наткнулась на тело в красном одеянии, а я знала, что у Али есть красное платье. Дома я не усидела, так как мне все время мерещилось несчастье. Поэтому я собралась и поехала к тебе, Алевтина, и когда увидела это тело в красном…

– Люся, это от нас вышел пьяный Дед Мороз, – махнула рукой ее дочь. – Слышишь, Аля, ребята в ресторане так и не дождались Деда Мороза.

– Ага! Он хорош уже был! Человек встретил с нами Новый год, а сейчас спит в коридоре. Втроем-то мы его поднимем?

– Он не спит… – вздрогнула Люся, – в его спине торчит нож… там кругом кровь…

– Людмила, что вы говорите? – побледнела Алевтина. – Я же говорила, вам надо больше отдыхать и не увлекаться чтением детективных романов.

Яна рванула в коридор и опустилась на колени перед распластавшимся телом в красной одежде. Она принялась тормошить неподвижное тело, стараясь не смотреть на торчавший в спине нож. Вокруг растекалось кровавое пятно, красный кафтан Деда Мороза был пропитан кровью. Сзади подошли, прижавшись друг к другу от страха, Алевтина с Люсей.

– Ужас… мы даже не знаем его, а ведь с этим человеком мы встретили Новый год… – прошептала Алевтина.

– Говорят, как встретишь Новый год, так его и проведешь, – вторила ей Люся.

– Он мертв. Заметьте, для чего мы все здесь собрались? Для того чтобы защитить Алевтину. Аля, на тебе красное платье и белое боа, а ведь в темноте со спины Деда Мороза в красном кафтане с белой оторочкой могли принять за тебя, – сказала Яна.

– Это логично… – согласилась Алевтина. – Кому бы в голову пришло убить Деда Мороза в новогоднюю ночь? Мне, по крайней мере, угрожали… Боже, этот несчастный человек пострадал из-за меня…

Яна протянула перепачканную руку и сдернула с лица покойного бороду и усы из белых синтетических волокон, тоже уже выпачканных его кровью.

– Вася Полосов! – выдохнула Люся, прижав руки к груди. – Наш «вечный принц»!

Алевтина заплакала. Яна понимала ее. Одно дело просто увидеть убитого человека, и совсем другое – обнаружить труп хорошего знакомого.

– Гениальный артист… пока он разговаривал с нами, я и на секунду не могла предположить, что это Василий, а ведь играю с ним, можно сказать, в каждом спектакле, – забилась в истерике Алевтина.

– Аля… предположения моей ма… Люси верны, тебе грозит опасность, и я… Я не знаю, что делать, – растерянно проговорила Яна, глядя на двух перепуганных женщин в темном коридоре с трупом в ногах. Где-то вдали раздавались пьяные крики:

– Давай позовем Дедушку Мороза! Дедушка Мороз! Ты где?! Ты подарки нам принес?!

4

Диана понимала, что еще несколько лет такой жизни, а скорее всего, месяцев, и она, попросту говоря, откинет копыта. Она родилась у матери поздно, почти в сорок лет, и была единственной дочерью. Ее мать уже не надеялась найти свою половину и поэтому решилась на этот отчаянный шаг, рождение ребенка без мужа, чтобы было кому скрасить одинокую старость. К сожалению, до глубокой старости она не дожила, умерев в возрасте шестидесяти лет, оставив дочку одну. Диана продала родительский дом в деревне и поехала в областной город поступать в медицинский институт, в тот самый институт, в который поступала и Яна Цветкова. Диана девочкой была смышленой, кроме того, пользовалась льготами, как круглая сирота, поэтому в институт она попала без труда. На первом же курсе она познакомилась с парнем и привязалась к нему всей душой. Диану можно было понять, ей хотелось иметь рядом родственную душу, она мечтала быстрее создать семью. Поэтому, когда она забеременела, и речи не могло быть об аборте. Диана родила ребенка на втором курсе и продолжала учиться, между лекциями кормя ребенка грудью и по ночам стирая пеленки и переписывая конспекты. Все общежитие оценило ее неординарный поступок и помогало ей. Весь курс знал старшую дочку Дианы Настю. Надо сказать, что ее избранник Влад не горел таким же энтузиазмом и не стремился создать семью, но под напором общественности он все же женился на Диане. На последнем курсе института Диане стало полегче, она отправила Настю в детский сад и забеременела снова. Влад был недоволен, но Диана родила еще дочку Танечку. Она считала, что в семье должно быть несколько детей. Беда в том, что Влад так не считал, по всей видимости, Диана с двумя дочками не были его семьей. Он благополучно окончил институт, развелся с Дианой и, женившись на англичанке Мариэль, уехал с ней жить в Англию. Говорят, не обошлось без вмешательства отца англичанки, который был крупной шишкой в Англии и хоть и не жил со своей семьей, но прихотям дочки потакал. Мариэль была из обеспеченной семьи, и Владу обещали сразу богатую частную практику в престижном районе Лондона.

Диана осталась одна с двумя детьми, детьми маленькими, которых надо было еще поднимать, растить, учить… Тогда впервые почва ушла у нее из-под ног. Многие осудили в тот момент, как ни странно, именно ее, видимо, от злобы и раздражения к некоторым людским ошибкам.

– Сама виновата! Он не хотел жениться на ней, а она все рожала… Вот и получила! Он ее никогда не любил! Надо было соображать! Мужика беременностью не удержишь!

Тогда за Диану заступилась лишь одна ее сокурсница Яна Цветкова. Девица весьма эксцентричная и решительная.

– Не ваше дело! – оборвала она всех. – Женщина имеет право рожать столько, сколько хочет, дело мужчин помогать ей в этом! Владу было удобно жить с Дианой пять лет, она готовила ему еду, обстирывала, рожала детей, спала с ним, помогала ему учиться. Ее вина только в том, что она полюбила козла! Некому ей было посоветовать, чтобы она вовремя остановилась и бросила его. Сирота она, понимаете, сирота! А Влад неплохо устроился, на богатенькую заграницу потянуло! Ладно, бросил Диану, но как он посмел оставить двух своих детей без материальной помощи?! Больше всего в этой ситуации я не понимаю эту серенькую, страшненькую англичанку, которая знала об их детях и со спокойной совестью увезла этого знойного красавца к себе. Вот стерва! Ее глупости нет предела, ведь нет никакой гарантии, что Влад не бросит и ее детей, найдя себе в будущем более выгодную партию.

Тогда Яна организовала целое студенческое движение в защиту Дианы. Дело в том, что в небольшом провинциальном городе, где давно существует медицинский институт со стоматологическим факультетом, устроиться на работу врачом было практически невозможно. Давались огромные взятки, поднимались самые высокие связи, при таком раскладе Диане рассчитывать было не на что и не на кого.

Яна с группой энтузиастов раздула ее дело до такого размера, что уже не поучаствовать в судьбе бедной девушки ректорат института и руководство города не могли. За судьбой Дианы следили журналисты местных газет и городского телевидения. В конце концов, ей было предложено сразу после института место врача в госпитале. Диана была искренне благодарна Яне Цветковой, но воспользоваться ее предложением обращаться к ней за помощью и в дальнейшем не смогла. Яна уехала в Москву, а Диана впряглась в работу.

Зарплаты в государственной больнице едва хватало, чтобы не умереть от голода. Диана поставила на своей жизни крест, посвящая себя детям, теперь она уже осознала, что виновата перед своими девочками, что не может обеспечить им достойного существования, виновата в том, что в свое время выбрала мужчину, который не смог стать им отцом. Она работала с утра до вечера на две ставки. Работа врача-стоматолога очень тяжелая, сопряжена с большим вниманием, четкостью движений, напряжением. Люди, садящиеся в кресло стоматолога, боятся, нервничают, переживают. Врач не робот, не дерево, и вся эта негативная энергия и страхи впитываются им словно губкой. Диана, тащась с работы с выпотрошенной душой и сумками с продуктами, заходила в детский сад за девочками, и они вместе потом ковыляли домой. Она ревностно следила, чтобы ее дочки выглядели и были одеты не хуже других, чтобы они питались нормально. Для этого приходилось отказывать себе во всем. В двадцать пять лет она была одета, как старуха, в самую дешевую с рынка простую одежду, она сама не ела фруктов, не ела мяса, фактически питаясь картошкой и хлебом. Тяжелее всего становилось, когда заболевали дети. Диане приходилось занимать деньги до зарплаты на фрукты, соки и лекарства. Правда, мир был не без добрых людей, не так давно соседкой Дианы стала одна одинокая пожилая женщина, которая подружилась с Дианой и помогала ей чем могла. Например, она охотно оставалась посидеть с ее детьми, когда Диане надо было поработать во вторую смену или сходить в магазин. Была у нее еще одна подруга, работающая в том же госпитале в буфете, женщина деловая и активная. Она помогала этой семье деньгами, одеждой, которую собирала у сотрудников, для девочек, а также продуктами из буфета. Диана была гордой женщиной и не хотела выбивать в людях слезу и жалость, она не принимала деньги, если они предлагались ей без возврата.

– Диана, ну ты же молодая женщина и столько лет живешь одна! – возмущалась Александра Владимировна, так звали подругу Дианы.

– Ты знаешь, – задумчиво отвечала Диана, – я так давно одна… Этим… сексом не занималась тоже много лет. Это может показаться смешным, но, несмотря на наличие двух детей, я чувствую себя девочкой… А если говорить серьезно, то я настолько устала, что у меня не осталось никаких желаний, наверное, в тридцать лет это ненормально, и мне бы следовало обратиться к врачу, но и на это нет ни времени, ни сил.

– Очень плохо! – подвела итог Александра, а попросту тетя Шура, наконец-то поняв, чего не хватает Диане.

Однажды вечером она зашла к Диане в гости. Диана жила в однокомнатной квартире, которую ей дало предприятие по производству строительных материалов после того, как она восемь лет лечила людей этого завода за смешную плату. Комната была большая, но ее нещадно сужали три кровати, два стола, шкаф для одежды и полки с учебниками, книгами, медицинскими справочниками и посудой. Роскоши здесь не было, зато все всегда сияло чистотой.

– Вот мое сокровище! – всегда говорила Диана. – Не зря я мучилась, мои девочки лучше всех!

Действительно, девочки Дианы, двенадцатилетняя Настя и восьмилетняя Таня, были очень послушными, ответственными и самостоятельными. Они во всем старались помогать маме, старались не расстраивать ее и не заставлять переживать. Они сами готовили, убирали квартиру, ходили в магазин, добросовестно делали домашние задания, учителя не могли на них нарадоваться. Обе они были высокие, черноволосые с нежной, белой кожей и походили внешне на своего отца, за столько лет ни разу не вспомнившего о них.

Сама Диана тоже была очень симпатичная и привлекательная женщина, которая, правда, не хотела никого привлекать. Она была худая, невысокая, с пышными русыми волосами, с которыми нещадно боролась, стягивая их в узел на затылке. У Дианы были большие светло-карие глаза с загнутыми вверх ресницами и курносый, совершенно очаровательный нос. Выглядела она молодо, но неухоженно, а взгляд у Дианы был совершенно потухший и погруженный в себя, в свои заботы.

Итак, тетя Шура зашла в гости к Диане и пригласила ее шепотом для конфиденциальной беседы на кухню.

– Диана, я нашла тебе парня, – радостно сообщила она.

– Какого парня? Разве я просила тебя об этом? – удивилась Диана.

– Понимаешь, вопрос очень деликатный. Ты только сразу не говори – нет, дай мне все объяснить. Главное – не нервничай! Моя приятельница обратилась ко мне с просьбой помочь одному ее знакомому. Он крупный бизнесмен, все время фактически занят на работе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное