Светлана Вебер.

LoveLess. Повесть о ненастоящей женщине

(страница 2 из 10)

скачать книгу бесплатно

Счастью моего нового знакомого не было предела. Оказалось, что он уже 5 дней в Москве, но впервые нашел понимающего его человека.

Через несколько минут я располагала всеми подробностями. Марко, из Голландии, известный телеведущий, журналист, фотограф. Приехал в столицу ради создания серии фотографий для выставки «Many countries: people and their differencies». Внимание привлекла моя необычная стрижка (спасибо Саше-парикмахеру, не первый раз вспоминаю его в своих молитвах), и он решил деликатно осведомиться, не откажусь ли я попозировать перед объективом. После нескольких снимков мы успели разговориться и заинтересоваться друг другом. Только на следующий день Марко уже улетал. На всякий случай он попросил мой номер телефона, мейл, и на этом история закончилась.

И вот недавно получаю смс:

«Hi, Lana! It’s Marco from Holland. We met in February. How are you? I am in Moscow now. Do you like to meet me today or tomorrow?»

«Tomorrow at 19:30 will be fine. At Coffee Bean, Tverskaya, 10. I sms you tomorrow morning to confirm. Ciao! Marco».

Выбор скромной кофейни меня не удивил. Люди, уверенные в том, что их персона интересна, обычно не нуждаются в прикрытии экстравагантными интерьерами или роскошностью места. Простота обстановки обещала содержательное общение.

Стоит ли говорить, что все намечавшиеся ранее встречи быстро исчезли из ежедневника.

В 18:30 я уже стояла у двери в боевой готовности. Удивлять Марко нарядами было занятием бесполезным. Он казался слишком глубокой личностью, чтобы обращать внимание на подобные мелочи. Впрочем, это не было поводом плохо выглядеть. Облачиться я предпочла в скромное черное платье от Chanel, босоножки из кожи крокодила Emanuel Ungaro (прости, green peace, они никогда не вызывали во мне жалость) и элегантные очки «полицейского», чтобы смотреться чуть представительнее. Отражение в зеркале подтверждало великолепный внешний вид, и уже через час, размахивая сумочкой от Hermes, я спешила по Тверской к Coffee Bean.

Внутри Марко не оказалось, и крепкий кофе с аппетитным чизкейком легко скрасили мое ожидание. Больше всего я не любила ждать, но работа с «творческими личностями» давно приучила принимать опоздание за признаки неординарности. За окном спешили люди. Здесь внутри ютились парочки, трогательно сжимающие друг другу руки над чашками дымящегося эспрессо. Романтичного вида молодежь вглядывалась в горящие экраны ноутбуков и бойко постукивала по буквам. На сегодняшний вечер я возлагала большие ожидания и теперь очень боялась разочароваться. Как только дверь кофейни приоткрывалась, меня начинало бросать в мелкую дрожь. Оказалось, что не напрасно.

Зря я думала, что могу его не узнать. Нагло сияющее счастьем лицо, ярко-голубые глаза, ярко-голубая майка и полное впечатление, что, если хорошо осмотреть его спину, там обязательно найдутся два белых крыла.

Уже в следующий момент связь с реальностью была окончательно потеряна. Когда через несколько минут в поле моего зрения попали часы на стене, было уже 23:00, а за окном заметно стемнело.

За эти четыре часа мы взапой что-то обсуждали, пугая чрезмерной жестикуляцией всех присутствующих. Меня бросало то в жар, то в холод, а эмоциональный накал страстей достиг своего пика. Конечно, для обоих было неожиданностью, что мы, как два кусочка пазла, идеально подошли друг другу. Он знал все, что меня интересовало, ответить мы пытались на одни и те же вопросы, и волновали нас одинаковые вещи. Это можно сравнить с участием в рекламной акции по сбору крышечек с буквами: ему были нужны те, которые хранились у меня, а мне необходима его коллекция. При этом я, пожалуй, впервые воспринимала мужчину не как особь противоположного пола, а как личность, половая принадлежность которой абсолютно не важна. К тому же мне льстило, с какой внимательностью этот непростой мужчина вслушивается в каждое произнесенное слово. Марко сам явно не ожидал такого поворота событий от чересчур гламурной блондинки и все время вглядывался в мои зрачки с плохо скрываемым восторгом и недоумением. Я же вообще не надеялась, что такие люди еще существуют, не говоря уж о том, что мужчин, даже самых умных, всегда считала исключительно скучными.

Через 29 минут мы оказались в гостинице «Националь», но в кои-то веки с совсем другой целью. Марко ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хотел показать мне свои фотографии (обычно мужчины стремятся продемонстрировать другой предмет своей гордости), а я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хотела их посмотреть. Наверное, со стороны мы смотрелись более чем странно, но оба ощущали себя комфортно, как никогда.

Как и в первую нашу встречу, на следующий день Марко улетал в далекую Голландию. Мы тянули время, как могли, но после всех бесед и шатаний по ночной Москве пора было разъезжаться. День прошел слишком гладко, как говорится: «И солнце светит, и птички поют». Но по закону жанра, а точнее, по закону жизни, хватило минуты для заключительного финального инцидента. В порыве чувств или чего-то другого Марко предпринял попытку меня поцеловать. На волне моего «душевного единства» это совсем не вписывалось в утопичный образ бесполых отношений и показалось бесцеремонным вторжением реальности. Возможно, поэтому попытки связаться с Марко в дальнейшем, на чем он настаивал, я решила исключить, несмотря на самый эмоционально незабываемый день в его компании.

Тем не менее это не спасло меня от затянувшейся депрессии по возращении на землю к прочим смертным. Марко уехал, и я осталась в компании ограниченных, шаблонных людей, передающих одни и те же мысли и слова по кругу. И все продолжилось своим чередом: пошлые комплименты, маски разочарованных жизнью Онегиных, высокомерные выражения лиц и кривые улыбки. Искусственная внешность, искусственные мысли, искусственные люди, имитация жизни…

Я закончила свою историю и уткнулась носом в подушку. Костик с любопытством уставился на меня, ожидая, по всей видимости, продолжения.

– Ты серьезно? Напоминает какой-то полночный бред. Или, может, ты перечитала дешевых романов? А вообще тебе всегда везло на необычных людей, где ты только на таких натыкаешься?

– Да мне самой уже кажется, что это было в другой реальности. Представляешь, а ведь есть люди, которые всю жизнь общаются непонятно с какими посредственностями из-за уверенности, что вокруг такие все.

– С одним из них ты сейчас и прохлаждаешься.

Костик еле увернулся от полетевшей в него подушки и примирительно заулыбался.

– Ладно уж. Чего только мы с тобой стоим! О таких фриках можно лишь мечтать.

Тут мой телефон жалобно пропищал от пришедшей смски. Незнакомый номер приветствовал жутко приторной фразой:

«Думаю, вы уже поняли, что наша встреча неизбежна. Не будьте так ко мне критичны. Что-то мне подсказывает, мы быстро найдем общий язык!»

– Доволен? Теперь мистер Мaybach собирается где-то искать со мной общий язык! Мне почему-то в голову приходит только одно место. Ты ведь на это рассчитывал, Дольче-сваха?

Мне уже надоели все эти озабоченные и не в меру самоуверенные пенсионеры с деньгами, и терпеть еще одного было ужасной перспективой.

– Какие мы нежные! Между прочим, недостаток секса еще ни к чему хорошему не приводил. Так что скажи спасибо, что смски тебе шлет не уборщик из «Макдоналдса», а респектабельный джентльмен.

(На слове «джентльмен» мы оба чуть не свалились с кровати.)

– Обязательно включу этот пункт в свою благодарственную речь на «Оскар», будь уверен!

Костику уже пора было наводить марафет для ночных приключений, и он заспешил в салон, чтобы быть во всеоружии. Встретиться условились завтра утром под этим же одеялом с последними историями.

Утро (или полдень в народе) началось беспокойно. «Дольче, Габбана, Армани, Версачи» – очень старая мелодия, люблю ее за то, что всегда безошибочно угадывает, что надето на звонящем. Не успела я продрать глаза, как кто-то уже с завидной назойливостью брал штурмом мой телефон. Это так бодрит и веселит, что на языке вертелись самые красочные эпитеты для утреннего собеседника. Правда, сил хватило только нажать на кнопку. Слов и не требовалось, так как Костик собственной персоной воодушевленно заступил со своим монологом:

– Отгадай, про кого я успел навести справки? Твой вчерашний гусь из «Миллионера» оказался очень даже любопытным экземпляром! Валерий Бандура, как-никак президент Ассоциации региональных банков, гусь солидный! Девицы на него штабелями вешались! Заприметил меня в клубе (мы были во «Freshе») и целый час выпытывал о тебе информацию.

– Да? И теперь он, видимо, знает все вплоть до марки моих трусов?

Кто-кто, а этот типчик интересовал меня меньше всех, тем более в столь ранний час…

– Какая же ты все-таки зануда! Марку твоих трусов и без моей помощи знает полгорода. И вообще я звоню по другому поводу.

Костик слегка обиделся, что его старания не оценили, но тут же реабилитировался.

– Между прочим, у нас планы на вечер! Итальянские ребята – просто милашки, так что предлагаю встретиться вечером всем вместе в нашем любимом месте! Думаю, что они – то, что тебе сейчас надо, мышка моя!

– Мышка?! Ура!!! Мы идем в «Сыр»! Только вчера вспоминала их канадского омара, запеченного в морской соли! Буду к восьми. А итальянцы хоть натуралы?

Этот вопрос всегда был необходимостью при планировании времяпрепровождения с Костиком, чтобы не очутиться в оккупации мужских парочек третьей лишней на празднике жизни.

– Пока да. Но ты же знаешь, что нет такого натурала, которого нельзя было бы соблазнить…

(Смешок подтверждал, что он, вероятно, работает в данном направлении.)

Этого я, слава Богу, не знала, и перспективы рисовались самые радужные. Да здравствуют итальянские «Че проблемэ!», тестостерон и сыр, Сыр, СЫР в самом задорном московском ресторане!!! Заодно выгуляю свои новые босоножки из атласа и кружева от Dior.

Глава 3
Встреча с мужчиной Х!

Моя пунктуальность была в ударе, когда к Цветному бульвару я подъехала на полчаса раньше, чем требовалось. Вечер был теплым и нарядным, яркая вывеска «Сыр» и большие сияющие окна, видные издалека, зазывали огнями.

Это место я люблю за умопомрачительную итальянскую кухню, редкие сорта европейских сыров и бешеный интерьер. Первое ощущение, когда туда заходишь, что находишься внутри огромной головки сыра. Сырно-песочный цвет стен, сглаженные углы, плавные линии, множество ходов, окошек и отверстий, имитирующих сырные дырки, свечи, камин, тихая живая музыка, уютные диванчики. Официанты в рубашках мышиного цвета постоянно снуют туда-сюда, создавая ощущение совсем уж мышиной реальности. Похоже на игрушечный домик, который так хотелось в детстве. Несмотря на внушительные цены, мои чересчур пафосные подружки смотрелись здесь комично, а солидные мужчины – неуместно, поэтому чаще всего в роли «сырного собрата» выступал Костик. Мы оба были неравнодушны к аппетитной сырной телеге и проводили время, поедая всевозможные вкусности и дурачась в стиле «Тома и Джерри» (Джерри был, разумеется, официант).

Я устроилась поудобнее и наслаждалась нирваной в компании красивого бокала редкого тосканского вина.

Шумная компания подкатила на потрепанном жизнью Lexuse, доставшемся Костику в наследство от бывшего идеала. Костик не обманул: передо мной стояли не уставшие от бизнеса заморыши, а молодые тридцатилетние парни с отличными внешними данными и умными глазами. Пока их было только двое, третий, с помощью которого и предполагалось осуществление коммуникации, опаздывал. Общение из-за этого несколько затруднялось, но широкие улыбки и заинтересованные глаза передавали эмоции сильнее, чем требовалось. Раз итальянские мужчины все равно ничего не понимали, Костик позволил себе быстро ввести меня в курс событий и, не стесняясь выражений, принялся описывать компанию.

Обоим гостям было чуть за тридцать. Того, что повыше, звали Сержио (он действительно был Сержио с большой буквы), типичный итальянский мачо в классических представлениях русской барышни: жгучий брюнет с выразительным лицом и темпераментными жестами, к тому же еще и гонщик (в обычной жизни тоже водил автомобиль на вытянутой руке). Второй поскромнее, с загадочным именем Ферули, смуглый красавец с чувственными губами, владелец одного из известных итальянских брэндов. Одно их присутствие создавало атмосферу праздника: они были абсолютно раскрепощены, открыты, и найти общий язык с ними получалось быстро, без всяких слов. Но на третьего, как выяснилось, Костик возлагал особые надежды. Ради моего знакомства с ним он и организовал эту встречу, теперь же светился как медный таз, с нетерпением ожидая моей реакции. Костик, что уже удивляло, проникся историей про голландца и, встретив Давида, сразу понял, что он тот, кто непременно произведет на меня впечатление глубокой натурой, многогранностью интересов и удивительной неординарностью. Время еще оставалось, и он, захлебываясь эмоциями, приступил к характеристикам. Родился Давид в Израиле (евреи – моя самая большая слабость!), мама – израильтянка, отец – грузин (даже испанский темперамент не сравнится с горячей грузинской кровью!). Кипящая грузинская страсть и еврейское воспитание (то есть зашкаливающее уважение к женщине) вместе с общей традицией настоящего джентльменского поведения – фантастическая комбинация! На этом сюрпризы не заканчивались: несколько лет Давид провел в Италии (туда переехал его отец из-за нового бизнеса – отец был владельцем нескольких крупных заводов, долларовый миллионер и ни в чем не отказывал своим детям), затем учился в канадском университете (а это престижное образование, прививка исключительной цивилизованности и самостоятельности: вдали от опеки родных быстро превращаешься во взрослого человека), а год назад приехал в Россию (сносно говорит и понимает русский!) в качестве помощи отцу в появившемся здесь бизнесе. Ко всему вышеперечисленному стоит добавить необъятный кругозор (постоянные передвижения по миру и впитывание разных культур сформировали уникальную личность) и удивительные чуткость и такт (жесткое воспитание не дало превратиться в избалованного деньгами и возможностями сноба).

По мере рассказа мои глаза превращались в два блюдца. Я заочно была поражена:

– Тебе бы в КГБ работать! Не все же пропадать твоим разведывательным способностям в поисках уникальных вещиц на распродажах!

– Детка, ты меня еще плохо знаешь!

Он изобразил загадочный взгляд Джеймса Бонда и зашевелил бровями.

Именно такое знакомство сейчас являлось жизненной необходимостью для моей разочарованной и депрессивной психики. Костику удалось передать мне ощущение волнения, хотя доля скептицизма имела место быть…

Мистер Загадка не заставил себя долго ждать. По закону подлости, когда он зашел в ресторан, я как раз отлучилась в туалет, чтобы спокойно ответить на важный звонок. На обратном пути я столкнулась с очаровательным брюнетом (типичным грузином… сегодня точно мой день!), который мягко врезался мне в руку. По телу пробежал электрический разряд; я мгновенно забыла, куда иду, встретившись со светло-голубыми глазами, и прислонилась к стене. Он тоже почему-то остановился, и возникло неловкое замешательство, заряжающее воздух бешеным напряжением. Сногсшибательная улыбка в качестве извинения с его стороны стала контрольным ударом по моим напрягшимся нервам, и ответное выражение лица слишком откровенно отразило внутреннее состояние. Неловкости добавилось, когда, пройдя несколько шагов, мы одновременно обернулись. Незнакомец нисколько не смутился и пристальным взглядом передал какое-то одному ему понятное послание. Здесь самообладание меня подвело, и я технично испарилась, пытаясь совладать с беспричинной дрожью.

Как только я приземлилась за столик, Костик продолжил что-то лепетать. В его монолог я включилась на словах «гвоздь программы прибыл и отправился помыть руки». Пока я в панике сопоставляла факты, мой туалетный незнакомец верным шагом зашел в зал и начал движение в нашу сторону…

Про такие моменты говорят: «Слов нет, одни эмоции». Разумеется, я была довольна, что внешность с любопытством ожидаемого самородка оказалась выше всяких похвал. Нет, он был ни в коем случае не слащавым (такие годны только для совместных фотографий и случайного секса). Давид выглядел настоящим Мужчиной с правильными и чертовски сексуальными линиями лица, с уверенными движениями и с достающим с большого расстояния обаянием.

Во время знакомства Давид хитро прищурился и легко задел лежащую на столе руку. Вечер можно было считать начавшимся. Слова, смех, эмоции полились через край, как будто мы пятеро – старые, давно не встречавшиеся знакомые. Ферули и Сержио никому не давали скучать: их веселым наблюдениям за русскими не было конца. В первую очередь досталось нашим девушкам. Они удивлялись, как им не лень вставать утром на два часа раньше, чтобы попытаться воспроизвести на голове что-то отдаленно напоминающее шедевры Сергея Зверева. Смеялись, что, несмотря на дикие холода, московские девушки дефилируют по улицам, одевшись как конкурсантки «Мисс Бикини 2006». Через пять минут хохотала и я, когда они описывали типичного русского, ждущего автобус: все на остановке как один непременно стоят неподвижно, как столбы, развернувшись корпусом и вглядываясь в ту сторону, откуда этот автобус должен был приехать…

Постепенно Костик отходил на второй план и все больше отмалчивался, попивая какой-то мутный коктейль; Ферули и Сержио подустали общаться через переводчика и начали делиться впечатлениями уже между собой. Я и не заметила, как плавно общий диалог перешел в тет-а-тет между мной и Давидом. С ним можно было общаться легко и непринужденно.

Единственный раз на моей памяти с первого взгляда на человека я увидела в нем что-то свое. У меня вообще существует теория, что человек – это сгусток энергии, которая и отражает все его существо. И первое впечатление о незнакомце строится не на внешности, словах или каких-либо других критериях, а по подсознательному природному ощущению от этой самой другой энергии собственным телом. Дальше уже включаются разум, расчет и более поверхностные чувства. Давиду не надо было произносить слов или даже поворачиваться ко мне лицом, чтобы внутренний радар поймал его идеально совместимые с моими волны. Мы как будто подключились к телепатической связи: воздух между нами сотрясался, и при полном молчании мы общались необъяснимым образом самыми красноречивыми диалогами. Жаль, что мысли от этого не читались! Мне бы очень хотелось залезть в те моменты к нему в голову и узнать, как он на все это реагировал. Или, может, это я схожу с ума? В отличие от голландца Давида хотелось очень. На него было легко смотреть, легко до него дотрагиваться и трудно отпускать из зоны действия сети. Глупо было надеяться, что судьба в третий раз предоставит мне еще одну подобную возможность, и я отпустила защитные рефлексы.

После «Сыра» итальянцы поехали в гостиницу (они еще не привыкли к смене часовых поясов и предпочли откланяться). Давид не хотел заканчивать вечер так быстро и предложил съездить к нему в гости, посмотреть, чем закончится матч Россия – Канада. Я не интересовалась спортом, пока дело не доходило до имиджа нашей страны на международной арене и тем более пока кто-то не говорил мне, что у русских нет шансов. Реплика Давида быстро всколыхнула запрятанные патриотические чувства, и мы решили обязательно проследить за исходом встречи. Прикупив в соседнем магазине сальсу и баритасы для дамы и пиво для мужчины и Костика, мы поспешили к телевизору.

Жилище Давида оказалась небольшим, но очень стильным. Жил он в старой московской квартире, разместившейся в тыльной стороне гостиницы «Украина». Здесь осталось всего несколько подъездов, но и те раньше принадлежали особо высокопоставленным чиновникам. За эту площадь, должно быть, велись недетские войны, и мне хоть одним глазком хотелось увидеть, что там внутри. У подъезда нас приветствовал местный алкоголик, которого Давид время от времени подкармливал остатками из «Пушкина». У лифта в тайны российского шоу-бизнеса вникала задумчивая консьержка.

Дизайн квартиры поражал самое безумное воображение. Высоченные потолки (около трех с половиной метров!) создавали такие пространство и свет, что можно было устраивать воздушные представления под люстрой. Темно-бордовая кухня в стиле хай-тек с психоделично исписанными стенами, апельсиновая гостиная с сумасшедшей мебелью и удивительными дизайнерскими находками, спальня в сочетании разных оттенков спелой вишни, мрамора (от сливочного до персикового) и светло-желтого с круглой (моя слабость) кроватью! Человек с таким вкусом не имеет права меня разочаровывать.

Россия, на удивление, лидировала, хотя в глубине души я осознавала всю безнадежность ситуации. Проиграть никак было нельзя, ведь ко всему прочему в случае их победы Давид пообещал сводить нас на свой любимый фильм в засекреченное место. Любопытство распирало, а хоккеисты как назло еле ползали по льду, запинаясь о собственные клюшки.

Это был самый милый матч на моей памяти. Гормоны не давали мне покоя, и хотя никаких активных действий относительно Давида я предпринимать не собиралась, в подсознании уже окрестила его во всех отношениях идеальным кандидатом на роль Мужчины Моей Мечты. Рассудок медленно сдавал свои полномочия, и в его словах и жестах начинал видеться желаемый подтекст. Он убирал крошки с моих губ большим пальцем, едва касаясь подбородка правой рукой (не с тошнотворной томностью, а очень естественно и гармонично). По дороге в кухню в полумраке проводил рукой по моей коленке, волосам и проходил дальше с еле уловимым триумфом на лице. С одной стороны, все сигналы казались очевидными, с другой – мне так хотелось видеть во всем очевидность, что легко было сделать ошибочные выводы. Может, в Израиле так принято? В Испании, например, норма устанавливать дружеский контакт с помощью множества ничего не значащих прикосновений.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное