Светлана Вебер.

LoveLess. Повесть о ненастоящей женщине

(страница 1 из 10)

скачать книгу бесплатно

Предисловие

Что делать, когда все, чего хочется от жизни, обрушивается слишком рано и без всяких усилий? Чему радоваться, когда мечты сбылись?

Когда я приехала в Москву в университет 10 лет назад, жажда красивой жизни захлестнула меня с головой. В городе больших денег и больших возможностей соблазны берут верх, и думать о светлом, глядя на роскошных женщин, эксклюзивные автомобили и дорогую одежду, становится невозможным.

Целью стали деньги. Витрины горели зазывными огнями, интерьеры ресторанов поражали воображение, пар от вагонов метро смешивался с дорогими духами, и не было ничего невозможного. Казалось, жизнь засверкает всеми красками, когда появится возможность осуществлять любой каприз.

И вот мне 28. Мечты превратились в воспоминания, а внушительный счет в банке – в свидетельство небесных щедрот и чертовской удачи, которая с детства вцепилась в меня мертвой хваткой. Пиар оказался не только развлекающей, но и прибыльной профессией, и деньги поступали в нужных количествах при минимальных усилиях. Начинала я, конечно, с позиции прожженного клерка в пиар-агентстве и проводила дни, не вылезая из офиса. Еще чуть-чуть и рядом с рабочим столом можно бы было разбивать плащ-палатку. Возвращение домой все равно носило исключительно формальный характер. Теперь бурной деятельностью я старалась не утруждаться, а в качестве занятия находила агентству контракты и получала в личное пользование верные 20 процентов. Этого оказалось достаточно на барские апартаменты, шикарную одежду, мирские удовольствия, а главное – на массу свободного времени. В мои обязанности входило вести активную светскую жизнь, знать всех и делать так, чтобы знали меня и осознавали острую необходимость в моих профессиональных услугах.

Деньги быстро вскружили голову, а ночная богема затянула в свои ряды пластмассовых людей. Я ни от кого не зависела, у меня были красота, молодость и деньги. Но свободы от этого, кажется, лишь поубавилось. Светские тусовки (по работе), клубные вечеринки (с друзьями), фитнес-центр по утрам, бесчисленные рестораны – «яркая жизнь» все больше напоминала замкнутый круг, и я двигалась по одной траектории, как будто счастливая, но с неуловимым привкусом пустоты.

Кто мог предположить, что финансовая стабильность не гарантирует спокойствия и безопасности, а толстый кошелек не может помочь, когда за короткий момент теряешь все. Наслаждаясь своей жизнью, я и не думала, что в один прекрасный день окажусь по другую сторону жизненных баррикад…

Глава 1
Будни платья от Versace, или Что делать, когда сбылись все мечты?

Сегодняшний день было решено начать с бокальчика Blue Lable в «Миллиардере». Узкое кремовое платье от Gucci, босоножки от Manolo Blanic (после интенсивного просмотра «Секса в большом городе») на шпильке размером со среднестатистический нью-йоркский небоскреб, маленькая сумочка и нежный макияж. Я выпрыгиваю из такси. Шоу начинается!

Как обычно, перед вечерней тусовкой приходится изрядно поскучать.

Чтобы хоть как-то развлечься, решаю выйти в люди и за обедом посмотреть, что происходит вокруг. Мое появление, как всегда, не осталось незамеченным. Сидевшие вокруг мужчины, не пытаясь скрыть своего любопытства, принялись беспардонно рассматривать «вошедший экземпляр», видимо, обдумывая, на каком куске их бесценной мебели мое тело могло бы смотреться особенно хорошо. Мужчины здесь обычно снимают девушек теми же жестами, что и ловят такси. А девушки всегда воспринимаются как мальки, запущенные услужливым хозяином для утоления акульих желаний. Меня, правда, это уже давно перестало смущать, и сегодня я с нескрываемым удовольствием принимаю правила игры в надежде в очередной раз продемонстрировать чересчур уверенным в себе их место.

Откидываюсь на спинку кресла и сканирую местность. Немноголюдно. За столиком рядом беседа двух полубритых мужчинок в дорогих, но от этого не менее безвкусных костюмах становится нарочито «деловой». В попытке привлечь к себе внимание они в панике выкрикивают названия эксклюзивных автомобилей и мест, по возможности вклинивая в разговор цифры подлиннее, считающиеся лучшим приворотом для алчной глупышки. Слишком дешево.

Напротив кое-кто поинтереснее. Загорелый белозубый мужчина в обтягивающей черной майке, очевидно, приустал от своей молчаливой спутницы и, судя по взгляду, остановившемуся на моей груди, вероятно, подумывал сменить кандидатуру на вечер. Его лицо приняло очень знакомое выражение всколыхнувшегося добытческого азарта – основной реакции на присущее мне возбуждающее сочетание жесткости и естественной детскости. Выглядит он довольно солидно, но слегка не в моем вкусе.

Картину дополняет кучка иностранцев, давно исчерпавшая общие темы для беседы. Кажется, немцы. До Третьяковки они скорее всего не дошли, а вот русских женщин явно считали за главную достопримечательность. Особенно выделялись 25-летние малолетки, оказавшиеся здесь в надежде найти достойного кавалера на вечер. Впрочем, и я наверняка, по мнению большинства присутствующих, относилась именно к этой категории.

Конечно, девушка я привлекательная, с третьим размером груди, красивой фигурой, светлыми волосами. Одним словом, лучшая кандидатура для стандартного порнофильма или в нашем случае – для развлечения на одну ночь. Таким всегда и было у мужчин первое впечатление обо мне. Я воспринималась очередной девицей, страшно жаждущей красивой жизни и проводящей свободное время в игре «поймать на живца». Думаю, они бы сильно удивились, узнав, по какую сторону баррикад я была хозяйкой.

Виски уже гремело льдинками, а развития действия не наблюдалось. Вообще-то я отношусь к тем редким людям, которые не воспринимают алкоголь. Лишь некоторые коктейли не раздражали мои вкусовые рецепторы резким привкусом спирта. Но вот страсть к бокалам всевозможных форм, особенно для мартини, в которые как назло соки не наливают, у меня с детства. Вот и сегодняшнее виски было призвано доставлять чисто эстетическое удовольствие.

– Голубую «Маргариту» для дамы. И томатный сок в такой же бокал! Привет, красотка! Не лапай лэйбл, это буду пить я!

Костик собственной персоной. Весь в черном. Просто настоящий Дольче без своего Габбаны. Он всегда слишком шумный и неуместный, плюющий на манеры и все, что с ними связано. Каждое его появление должно сопровождаться привлечением общественного внимания, иначе день не задался.

С диким хохотом Костик усаживается рядом и залпом заглатывает Blue, как стопку дешевой водки.

– И что мы тут делаем, Лан? Кругом одни импотенты, а у меня, между прочим, не было нормального секса уже два дня. Кстати, к Мишелю на неделе приезжает мама из Англии, поэтому мне некоторое время придется где-то перекантоваться. Она же не в курсе наших отношений. Ты не против приютить меня на пару дней?

– Какие вопросы? На этот раз оплачивать тебе «Мариотт» он отказался?

– Ну, знаешь… Просто давно не видел тебя без косметики и не слышал твоих девичьих соплей.

Он пощекотал мою коленку под столом, по-заговорщицки подмигнув поджаристому мачо напротив. Да, мы знакомы еще со школы. Потом одновременно приехали в Москву учиться. Костик крутил романы с видными и, к слову сказать, состоятельными мужчинами, а я была верной слушательницей его сумасшедших приключений. Благодаря своим пассиям он жил в шикарных апартаментах, носил дизайнерскую одежду и быстро изучил законы светского общества. Мужчины, а значит, и адреса менялись как перчатки, но Костик оставался вечно ветреным и авантюрным. Когда его ссылали в «Мариотт» в силу обстоятельств, я была первой, чей телефон звонил. Вооружившись ужастиками и кефиром (на диете сидели вместе), мы поднимали гостиницу на уши, бесились как дети и, конечно же, тратили деньги его «спонсора» на все стороны. Это были настоящие шпионские приключения!

– Давай только без этих нежностей. Кого ты собрался здесь удивить? Наши брачные игры стары как мир.

– Вдруг у тебя появилось желание переспать с самым завидным геем от безысходности. Два дня меня не было в городе, а у тебя уже сердечная трагедия. Что там еще за история?

Трагедии особой не было, о чем я и решила поведать, как раз когда планы изменились. Костик кинул пару купюр на стол, выдернул меня за руку из кресла и потащил к выходу.

– Знаешь что, Gucci-girl, сначала перевезем мои чемоданы к тебе, а уж потом ты поплачешься мне в жилетку. А то я что-то непредставительно выгляжу для роли доктора Курпатова.

Я и не возражаю. Больше всего на свете люблю сильную мужскую руку, решительно сжимающую мою кисть.

В моей новой квартире Костик еще не бывал. Наши встречи были всегда стихийными, но с нетерпением ожидаемыми с обеих сто– рон, а расставания – скандальными с предельным нервным градусом. Он был слишком интересным своей нестандартностью, чтобы остаться мной не замеченным, но в то же время слишком агрессивен своими отличиями, чтобы от него не уставать. Эдакий экзотиче– ский фрукт. Первые три плода вызывают восторг и бурю эмоций, но если переборщить, может появиться аллергия. Нас даже нельзя было назвать друзьями. Скорее старые знакомые, которых связывала необъяснимая страсть. Страсть людей, никогда не испытывающих взаимного плотского влечения, страсть эмоций. Все наше общение сводилось в среднем к четырем дням, после которых неизбежно следовал очередной скандал. Он всегда хотел моего безраздельного внимания, а я не могла долго выдерживать его натиска на мое личное пространство. В итоге нервное напряжение достигало накала, и эмоции вырывались наружу в самых непристойных формах. Я шифровалась дома, а Костик сажал батарейку звонка с воплями «Я знаю, что ты там!» и пытался выбить дверь, пугая всех соседей.

Он упрекал меня в том, что я легко отпускаю людей, которые мной дорожат. Я же быстро к нему привыкала и начинала скучать по беспардонному вмешательству в свою жизнь. Он оскорблял меня последними словами, но за ними всегда следовал звонок и слова «настоящая любовь» в трубке, как знак нерушимости взаимного притяжения. Так было, так будет, так должно было быть и сейчас. Это было частью одной игры, где просто нет места скуке и повседневности. Каждый раз, громко хлопая дверью, мы точно знали, что скоро встретимся опять. И уходили лишь для того, чтобы через некоторое время как ни в чем не бывало снова ворваться свежей струей в жизнь друг друга.

Последний раз мы виделись полгода назад. Ночь в Firste (или в «Белом», как ласково его называют завсегдатаи) закончилась театрализованным представлением на глазах у изумленной публики. Костик пытался оттащить меня от темпераментного красавца, из-за чего его новенький Vertu был незамедлительно разбит об стенку. Такое надругательство над святыней явно тянуло на «преднамеренное убийство с отягчающими обстоятельствами». В ответ он силой стащил с меня сапожки от Cavalli и уехал, оставив босой у барной стойки в переполненном клубе. Домой добираться пришлось под вопросительные взгляды таксиста…

Главным событием, оставшимся без внимания Костика, за последние месяцы стал мой переезд в шикарную квартиру на «Пушкинской». Любопытство наконец взяло верх, а я только и ждала возможности продемонстрировать ему плод своих усилий. Выбором района удивить не получилось. Он лучше всех знал, что «Тверская» была для меня эпицентром московских чувств. Сюда в «Макдоналдс» я тащила маму в детстве после очередного музея во время первой экскурсионной поездки в столицу. Помнится, полуголые дяди и тети на картинах не впечатляли, а вот гигантский «Биг Мак», распадающийся конструктором «Лего» в руках, и молочный коктель с толстой трубочкой на фоне диковатого клоуна приводили в восторг.

Здесь же на фоне бенеттоновских витрин состоялось свидание с моей первой любовью. Я в который раз увязалась за папой, когда в его планах нарисовалась московская командировка. Молодому человеку пришлось изрядно понервничать в ожидании моего приезда, пока я плутала в метро в попытках добраться до пункта назначения. На каких-то немыслимых каблуках, с накрученными за ночь кудрями, облаченная в фиолетовые бриджи в лучших колхозных традициях и ничем не уступающей им майке ядреного цвета, по-моему, даже с папиным пейджером, я спешно перебирала ногами, ощущая себя королевой стиля и красоты. Думаю, для гламурного московского народца это дефиле по Тверской было настоящим развлечением. Опоздав на час, я подоспела к желтой букве «M» при полном параде с видом великой искусительницы. Мой кавалер, по всей видимости, уже потерял всякую надежду на встречу и зажевывал разочарование жирным хот-догом из соседнего киоска. Дешевые белые хризантемы сиротливо торчали из урны рядом. Картина маслом… А дальше первый поцелуй между рожками мороженого за 6 рублей.

Через два года «Пушкинская» ассоциировалась с ежедневными вечерними променадами «Охотный Ряд» – «Белорусская», которые стали любимыми воспоминаниями о времени препровождения с сестрой. Так как жили мы на разных концах Москвы, встречались только по вечерам и медленно брели, обсуждая последние новости, мимо стеклянных витрин, эффектных девушек и высокомерных мужчин.

– Вот это фриковская тачка!

Костик бесцеремонно ткнул пальцем в сторону моего «порше», стоявшего под окнами. Он привлекал внимание аэрографией под леопардовую шкуру с большущими зелеными глазами на капоте. Такая боевая раскраска была не самым представительным выбором, но в 28 лет быть несерьезной разрешается. Тем более что за рулем банально хмурого черного автомобиля я себя не представляю.

– Просто писаюсь от умиления, признаки шизофрении налицо! А на Smarte в розах ездить не пробовала?

– По-моему, очень даже миленько… Уж получше твоего горба на колесах!

Спорить было не в его интересах. Обвешанный чемоданами Louis Vuitton, Костик быстрее спешил попасть внутрь. Я была только ЗА. От этой встречи мне хотелось общения, а не красования друг перед другом, которого и так было в избытке вокруг.

В этот момент у подъезда притормозил чей-то Maybach, и из машины выпрыгнул загорелый парень а-ля Федор Бондарчук из «Миллионера».

– Девушка, я ехал за вами от самого клуба. Ваш телефон мне жизненно необходим!

Не успела я понятийно ответить традиционным словом из трех букв (подразумевается, конечно же, «нет»), как Костик уже орал незамысловатую комбинацию моих цифр на всю улицу.

– Вот и отлично. Обязательно увидимся. Это только начало.

Мой лысый «принц» быстро скрылся за тонированными стеклами и, махнув на прощание рукой, наверняка самоуверенно улыбнувшись, поехал оправдываться перед своей спутницей.

– И что это было? Костик, ты вообще в своем уме? Заделался сутенером? Вдруг он маньяк какой-то? Теперь и адрес мой знает!

– Да хватит орать и размахивать тут руками! Маньяки не носят Armani, а просят милостыню у метро. Не в подворотне же он тебя заметил. Вот и развлечешься заодно. А то от скуки позеленела уже.

За три часа присутствия Костика моя квартира стала напоминать последствия мамаева нашествия. По полу была разбросана обувь, коллекции которой позавидовал бы любой шоу-рум, кровать завалена шмотками: джинсы от Armani расслаблялись на рубашках от DG вперемешку с прочим цветным тряпьем, трусы KLEIN романтично расположились на моей подушке. Сам модник юлил перед зеркалом в попытках определить, в чем его попа смотрится миниатюрнее. Факт, что ее не было вообще, при этом его ничуть не смущал.

– Ты просто обязана поехать сегодня в First со мной. Компания обещает быть исключительной. Пока Мишель развлекает свою «тетю из Бразилии», не хочу терять времени даром.

– А что, есть с кем не терять?

Я уже знала, к чему все идет, и приготовилась отбрыкиваться до последнего.

– Темпераментные итальянские мужчины собственной персоной. Хорошие знакомые моего босса, которых надо развлечь и показать мегаполис во всей красе.

Рвения к обязанностям экскурсовода у Костика не было никогда. Вывод один: смердит большими деньгами или хорошим сексом. Не удивлюсь, если получится комбинация.

– Ну чего я там не видела? Надоело уже все. Одни и те же лица, избалованные мужики, и все как один принимают меня за валютную проститутку. Все, конечно, без обид. Что еще можно подумать при полуодетой девушке, крутящей своей задницей, как маятником Фуко, на барной стойке? Им и в голову прийти не может, что в университете я училась не для того, чтобы потом поставлять капитал в свой кошелек тремя выпуклостями на теле. А я, между прочим, профессионал своего дела и требую к себе уважения.

Это не первый крик души на тему. Костик прекрасно знал, что аргумент служил сигналом о тщетности его уговоров.

– Что ты мне все одну и ту же шарманку заводишь! Ну невозможно поверить, что девушка в твоем возрасте сама зарабатывает такие астрономические суммы! Я и сам долгое время пытался определить, с кем ты спишь, что у тебя вдруг все так закрутилось. А мужики ваще животные примитивные. Теперь дома будешь сидеть, как старушенция? Да мне не простят, если узнают, что я тебя не прихватил с собой!

– Я попозже подъеду. Хотя бы одну ночь я могу остаться дома и как все нормальные люди оказаться в кровати ночью, а не на рассвете? Да и не готова я сегодня для судьбоносных встреч, выгляжу отвратительно. А здесь, сам знаешь, 300 человек делают вид, что их 3 миллиона. Того и гляди натолкнешься на черт знает кого, когда меньше всего ожидаешь.

Костик вдруг повернулся ко мне, лицо его стало неожиданно серьезным, и он тихо, но медленно и нежно проговорил:

– Давай заканчивать с этим светским щебетом. Я очень по тебе скучал.

– И я… очень рада, что сегодня здесь ты.

Вот за что я так его люблю. Когда он рядом, я чувствую себя опять маленькой школьницей, чувствую себя в семье, где все такие теплые и родные.

До клуба оставалось еще достаточно времени, и мы развалились на большой круглой кровати, завернулись в мягкое покрывало и, поедая кукурузные хлопья с йогуртом, предались воспоминаниям. Это можно было назвать ритуалом. Все начиналось с наших школьных выходок, потом плавно переходило в последние сплетни и новости, произошедшие со времени последней встречи.

А вспомнить было что. У нас был действительно солидный послужной список. На встрече выпускников Костик оглушительно орал перед всеми учителями, тыкая в меня пальцем: «Лана любит оральный секс!» Когда я пыталась отделаться от него на улице во время очередной ссоры, он хватал меня за руку и угрожал раздеться, если уйду. Видя, что реакции нет, Костик одной рукой стягивал с себя штаны с трусами и начинал размахивать ими под крики «У нас СПИД!», мой истерический смех и испуганные и неодобрительные взгляды прохожих. С ним никогда не понятно, чего ожидать. Я уже не удивлялась, когда Костик звонил через 4 часа после совместной прогулки из Екатеринбурга или Парижа (куда улетал на деньги своих «друзей»), чтобы сообщить, что для родителей его поездка носит кодовое название «в гостях у Ланы».

– Не томи же меня. Что там за драма у тебя случилась? Рассказывай! Надеюсь, что сходство с мексиканским сериалом будет поразительным.

Эта минута была неизбежной. Я и так несколько дней отходила от последних впечатлений, и воспроизводить историю не хотелось. Хотя, с другой стороны, чувствовала, что говорить о своем новом герое могу бесконечно.

Глава 2
Голландский фотограф

Кто-то пробует наркотики, и жизнь после становится на контрасте блеклой и примитивной. Я же попробовала этого человека, и сразу стало трудно свыкнуться с реальностью без общения с ним. Это была настоящая ломка. Если бы он продавался в аптеке, я бы предпочла быть вечно зависимой. Он, как кокаин, делал краски вокруг ярче, обострял восприятие и давал возможность видеть невидимое.

Дело было так. Несколько дней назад приехал мой голландский друг, знакомы с которым до этого мы были 10 минут. Неожиданно. Я уже почти забыла о его существовании, а он вдруг объявился. Наша первая встреча произошла при странных обстоятельствах, поэтому какого бы то ни было продолжения не намечалось.

Познакомились мы зимой. В тот день я договорилась пообедать в «Снобб’s» с одной из моих подруг. Она была типичной представительницей вечно сидящих на диете (непонятно, зачем тогда зазывать меня в рестораны), поэтому поесть в ее компании нормально было шаткой перспективой. Так как до встречи оставалась еще уйма времени, я припарковала машину и, чтобы скоротать несколько часов, решила побродить по улицам. Чувствуя себя в роли живой репродукции картины «И скучно, и грустно», я заметила очаровательного мужчину, идущего мне навстречу. Он был явно иностранец (меня никогда не тянуло к русским, только один раз в жизни угораздило влюбиться в парня без заморских кровей, и то оказался с польскими корнями). Незнакомец попадал в возрастную категорию 40–45, но при этом выглядел крайне молодо и стильно. Уже издалека я заприметила его дубленку от Prada, в которую влюбилась еще на показе. Мужчина растерянно улыбался. Заезжий гость явно чувствовал себя не в своей тарелке, оказавшись в одиночестве среди хмурых местных жителей. Когда он подошел ближе, меня просто сшибло опьяняющей волной харизмы, и я уже не могла отвести свой взгляд. От него веяло уверенностью, мужественностью и самобытностью. Не знала, что в каменных джунглях водятся такие экземпляры! Поравнявшись со мной, он улыбнулся белозубым оскалом:

– Excuse me, do you speak english?

В глазах читалась безнадежность.

– I sure do.

Уж что-что, а с иностранными языками у меня все в порядке. Годовая учеба в Америке не прошла даром.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное