Светлана Демидова.

Ночь со звездой гламура

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно


Субботним утром «Поезд в никуда» так у Лены и не пошел. Читая страницу за страницей, она постоянно ловила себя на том, что очень невнимательна к сложным взаимоотношениям героев, поскольку параллельно размышляет о Берте. Интересно, собирается ли он сегодня прийти к ней на свидание? Скорее всего, он и думать о ней забыл. Ну задело мужичка, что женщина сразу не бросилась ему на шею, так сколько их еще успеет броситься до восьми-то часов вечера!

В конце концов Лена отбросила книгу, признав ее совершенно бездарной, и полностью сосредоточилась на Берте. И чего она вчера изображала из себя неизвестно что? Могла бы и подыграть, мол, ох, ах, как я рада нашему случайному знакомству! Конечно, Альберт не мог знать, что у нее уже давно выработалось стойкое отвращение к красивым мужчинам. Оба ее мужа были очень даже ничего себе мужичками, что, собственно, и сгубило их семейную жизнь с Леной. Юра начал изменять жене на третий год супружества с еще одной ее школьной подругой – Оксанкой Ковязиной. Пойманный с поличным, то есть с обнаженной Оксанкой на коленях, он потом долго валялся у Лены в ногах и вымаливал прощение, но так ничего и не вымолил. Второй муж, Дима, похоже, изменял ей с самого момента знакомства. Во всяком случае, однажды открылось такое количество его связей и даже внебрачных детей, что на его отвратительном фоне первый муж Юра вместе с Оксанкой Ковязиной очень выгодно смотрелись непорочными ангелами, у которых совершенно случайно, в результате каких-то трагических обстоятельств полностью пропала одежда вместе с белоснежными крыльями.

Три года Лена не смотрела не только на красивых мужчин, но и на всяких других тоже, включая соседей, сослуживцев и героев телесериалов. Скорее всего, она так и не вспомнила бы о Берте, если бы не подоспело Женькино предложение. Вспоминая антоновские глубоко запавшие глаза, она почему-то вдруг до смерти захотела мужских объятий. Все-таки физиология – есть физиология! Тело своего требует, особенно такое, как у Лены: еще довольно молодое и очень прилично отдохнувшее за три-то года. А раз уж она решилась на следующий уик-энд пуститься во все тяжкие, то пусть с ней рядом будет красавец Берт!


Когда электронные часы выдали 18.30, Лена засуетилась. Платье из шифона – это на торжественный банкет, а что надеть на свидание? Конечно, придется натягивать брюки, потому что уже холодно, а ни пальто, ни плаща у нее нет. Одни куртки. Может быть, тогда надеть не брюки, а джинсы? А что? У нее есть новые, черные, которые так утягивают фигуру, что Лена в них кажется молоденькой гибкой девушкой. Точно! Она наденет эти джинсы, а сверху ту блузочку… с бело-оранжевыми разводами. На рукавах у нее болтаются черные «рваные лохмотья», а застегивается она на молнию, которая позволяет в один миг – стоит только незаметно потянуть за язычок – продемонстрировать красивую грудь первого номера любой степени обнаженности. Конечно, эту красоту придется прикрыть сверху курткой, но не надолго. Не будет же Берт выгуливать Лену, как малолетку, по питерским улицам.

Наверняка куда-нибудь пригласит.

В 19.45 Лена уже пряталась за ларьком, где вчера купила новый бездарный роман Тамары Ушаковой. С этой позиции сквозь высокие стеклянные двери хорошо просматривались ступени станции метрополитена, на которых они должны были встретиться с Бертом. Он пришел через десять минут, то есть в 19.55. За это время Лена успела скрутить в мерзостную трубочку один из «лохмотьев» блузки, постоянно вылезающий из рукава куртки. В 20.00 выходить к нему навстречу было еще неприлично. Надо, чтобы он подождал, хотя… если перестараться в бдении за ларьком, то он может и уйти. И не один. Вон как на него глазеет вульгарная девчонка в дикой мини-юбке… или… макси-куртке, которую носит без юбки вообще… Того и гляди подойдет клянчить жетон на метро, а потом и…

Лена собиралась выждать минут десять, но голоногая девчонка так недвусмысленно стреляла глазками в сторону Берта, что ей пришлось выйти из убежища досрочно. Пусть дуреха наконец увидит, что этот мужчина уже занят.

– Как хорошо, что вы пришли! – обрадовался Лене Альберт.

Ей показалось, что обрадовался непритворно. Она бросила победный взгляд на девицу без юбки и сказала:

– Сознайтесь, что вы и не сомневались в том, что я приду.

– Вообще-то немного сомневался. Очень уж вы презрительно кривились. Кстати, как вас зовут?

– Лена.

– Замечательно! Я очень рад, что у вас, в отличие от меня, такое простое милое имя. Пойдемте!

– Куда? – почему-то испугалась она.

– Для начала – в машину, а потом – куда захотите.

Берт показал рукой на шикарный серебристый автомобиль. Лене очень захотелось опять презрительно скривиться. Конечно, какая же еще у такого мужчины может быть тачка! Разумеется, самая лучшая! Лена совершенно не разбиралась в марках, но видела, что все машины, стоящие рядом с Альбертовой, и в покрышки ей не годятся.

Она плюхнулась на переднее сиденье, обтянутое очень мягким, слегка ворсистым темно-синим материалом, и уставилась в лобовое стекло. До чего же неловко она себя чувствует. Вот ведь не жилось спокойно… Приключений захотелось…

Берт сел рядом на водительское место, положил руки на руль и спросил:

– Ну, Лена! Где бы вы хотели провести сегодняшний вечер?

Она замерла, напряженно прямя спину. Не говорить же, что она совершенно не представляет, где можно провести вечером время, поскольку обычно коротает его дома за детективом. Кроме кафе под диким названием «Забегай!», где они с сослуживцами перекусывают в обеденный перерыв, она не знает больше никаких точек общепита. Впрочем, Альберту вряд ли подойдет общепит. Не отрывая остановившихся глаз от лобового стекла, Лена сказала:

– На ваше усмотрение.

– Ладно, – согласился красавец-мужчина и так рванул машину, что Лену припечатало к сиденью. – Я отвезу вас в один ресторан. Там очень хорошая кухня. Да и интерьер… любопытный.

До ресторана они ехали молча. Лена мучительно раздумывала, что бы такого спросить, но все, приходящее на ум, казалось банальным. Она искоса посмотрела на Альберта. Он вел машину, улыбаясь, как показалось Лене, чересчур снисходительно. У нее сразу испортилось настроение. Интересно, о чем он думает? Наверняка считает ее легкой добычей. Вот сейчас привезет в ресторан с отдельными кабинетами, изнасилует под писк устриц во льду и выбросит на проезжую дорогу в каком-нибудь безликом спальном районе. Шиш! Она не поддастся! Если надо, то будет драться за свою честь до последнего! Хотя… может, и не стоит так уж беспокоиться о своей чести…

– Вы, Леночка, зря хмуритесь, – нарушил молчание Берт. – Я ничего ужасного против вас не замышляю. Честное слово!

– Чем докажете? – выпалила Лена и покраснела от того, что он точно угадал ее мысли.

– Доказать мне нечем. Просто поверьте. Тем более что выбора у вас уже нет. Мы приехали.

Не успел он это сказать, как дверь машины открыл швейцар в ливрее с золотыми позументами, как из костюмного исторического фильма. Он картинно улыбнулся и произнес густым шаляпинским басом:

– Добрый вечер, Альберт Сергеевич! – и подал Лене руку.

Она вышла из машины, тут же за что-то запнулась и непременно упала бы носом в асфальт, но была вовремя подхвачена сильными руками швейцара.

– Осторожнее, госпожа… – и он с вопросительным лицом повернулся к Берту.

– Елена, – подсказал тот.

– Пожалуйте сюда, Елена, – и швейцар под локоток провел ее на площадку перед рестораном.

Берт бросил ему ключи от машины и, как эстафету, принял Ленин локоть. Она рассматривала золотые буквы на довольно скромной черной вывеске. Ресторан с большой претензией назывался «Императорским». Его холл сразу напомнил Лене интерьеры Мариинского театра оперы и балета: слепящее золото, белая лепнина, зеркала, колонны, огромные многоярусные люстры с многочисленными прозрачными висюльками, бархатные винно-красные шторы. Зал тоже напоминал театральный, но без сцены и оркестровой ямы. На месте кресел партера стояли круглые столики, застеленные двумя скатертями: длинными, до пола, красными, под цвет штор, красиво драпирующимися, а сверху – квадратными, снежно-белыми. Столики были расставлены вокруг какого-то сооружения, тоже задрапированного красной тканью. Имелся в зале и свой бельэтаж и даже ярусы с ложами, как в театре. В каждой ложе за столиками уже сидели люди. Некоторые ложи были задернуты шторами, затканными золотыми узорами.

«Вот и отдельные кабинеты!» – подумала Лена и поискала глазами Царскую ложу. В ресторане под названием «Императорский» она непременно должна быть. И ложа была. Только над ней не висел двуглавый орел и корона. Интересно, какой же «император» в этой ложе обычно ужинает? И когда? Почему-то сейчас она была пустой.

Пока Альберт вел ее по залу, Лена рассмотрела посетителей ресторана, и ей сделалось неловко от своего вида. За столиками сидели декольтированные женщины в сверкающих драгоценностях. Возможно, украшения на их шеях и в ушах были всего лишь стразами, но блестели они под стать позолоте и зеркалам интерьера. Лена опять покосилась на Альберта. На нем был надет черный костюм, который, вполне возможно, смокингом и являлся. Она судорожно запихала «лохмотья» своей блузки в рукава. Они тут же стали толстыми, будто у ватника. Пришлось опять выпустить черные шелковые лоскутки наружу, а руки для их маскировки скрестить на груди. И почему Берт вчера не предупредил ее, как надо одеться? Хотя… даже ее лучшее шифоновое платье выглядело бы здесь жалкой тряпкой. Вот ведь живут же люди! Буржуины недорезанные!

Лена с ужасом остановилась в дверях, когда поняла, что Альберт привел ее в ту самую Царскую ложу. Неужели он специально решил выставить ее в глупой блузочке с бело-оранжевыми разводами на обозрение всему этому «зрительному залу»? И сколько же у этого Берта деньжищ, что он может запросто снять такую ложу?

Ноги Лену уже почти не держали, поэтому решиться на побег из ресторана она не могла. Она как подкошенная упала на мягкий стул, которым официант во фраке прижал ее к овальному столику. «А обслуживание-то, похоже, хреновое! – злорадно подумала Лена, пытаясь отлепиться от стола, к которому ее припечатали. – Этому гарсону во фраке осталось повязать мне салфетку прямо под самый нос, как это сделал Винни-Пух Пятачку в известном мультфильме!» Но «гарсон во фраке» вместо этого положил перед ней меню и карту вин. Она тут же передала кожаные папочки Берту, который уже сидел напротив, и сиплым голосом сказала ту же фразу:

– На ваше усмотрение.

Он опять снисходительно улыбнулся и углубился в меню. Лена огляделась вокруг. Царская ложа представляла собой небольшую комнату, оббитую красным бархатом, как шкатулка. В ней, кроме столика, в довольно глубокой нише находился низкий мягкий диван с многочисленными подушками. У стен стояли несколько напольных ваз с румяными ангелочками на пузатых боках. Бортик ложи был довольно высок, а потому посетители ресторана, расположившиеся внизу, вряд ли видели, как одета Лена. Она несколько успокоилась и еще раз бросила взгляд в зал. Почти перед глазами маячило непонятное сооружение, задрапированное все тем же винно-красным бархатом.

– Берт, скажите, что это? – спросила она.

– Это, как сейчас говорят, фишка ресторана, – отозвался он и бросил взгляд на часы. – Минут через десять вы все увидите. Это целое представление!

Перед обещанным представлением Лена с Бертом выпили за знакомство какого-то терпкого душистого вина, закусили легким салатом из многочисленных овощей и трав, перебросились дежурными фразами о прошедшем лете, о теплой осени без дождей и слякоти, а также об отделке интерьера ресторана. Берт как раз предложил Лене сигарету, когда погас свет. Зато тут же осветилось сооружение посреди зала. Оно казалось огромным фонарем, накрытым гигантской алой шалью. Сверху зала, возможно, из укрепленных под потолком динамиков, полилась музыка. Что-то классическое. Лена прислушалась и узнала «Шехерезаду» Римского-Корсакова. Берт поднес к ее сигарете зажигалку. Она прикурила, а бархат на огромном фонаре дрогнул и пополз вниз. Под ним оказался огромный круглый аквариум или бассейн, феерически подсвеченный постоянно меняющими цвет маленькими лампочками. В прозрачной воде плавали какие-то мелкие рыбешки и приличные по размерам зонтичные медузы.

Лена как раз успела подумать, что ресторанная фишка – так себе, ничего особенного, когда вдруг откуда-то снизу в аквариум вплыла… русалка… Да-да! Сверху, из Царской ложи, она казалась настоящей: с длинными голубоватыми волосами, маленькой обнаженной грудью и серебристым хвостом. Лена ахнула, а вслед за первой в круглый бассейн вплыли еще две хвостатые девушки, отличающиеся только цветом волос. Под звуки «Шехерезады» они устроили настоящее водное шоу, перед которым бледнели лучшие номера спортсменок-синхронисток.

– Да как же они дышат-то? – изумилась Лена.

Берт рассмеялся:

– Зачем же им дышать, Леночка! Они же русалки! У них же эти… как их… жабры!

– Нет, правда! Аквариум ведь полностью заполнен водой! – не унималась Лена. – А они уже… минут двадцать плавают!

– Есть там под куполом воздух. Честное слово! Я узнавал, потому что меня тоже поражало, как долго девушки держатся. Они специально тренированы. Обратите внимание, что они проплывают под куполом почти всегда лицом вверх, и именно в этот момент дышат.

Лена понаблюдала за русалками и поняла, что Альберт прав. Ей даже показалось, что она заметила, как жадно девушки ловили ртом воздух. Ей стало жалко их, и она отвернулась. Она отпила еще вина из своего бокала и спросила:

– Скажите, Берт, чем вы занимаетесь… в свободное от посещения ресторанов время?

– То есть, проще говоря, где я работаю, да? – улыбнулся он, и Лена еще раз отметила, как же он красив. Берт откинулся на спинку стула и ответил: – В… одном журнале.

– То есть вы журналист?

– Не совсем. Я заместитель главного редактора.

Лена, у которой уже слегка зашумело в голове, скривила губы подковкой, что должно было означать восхищение, и задала следующий вопрос:

– А что за журнал?

– Мужской, – ответил он. – Вам не понравится.

– Неужели порнографический?

– Нет. Просто мужской. Мы публикуем материалы о спорте, охоте, автомобильных гонках и прочем… Но фотографии обнаженных моделей там тоже имеются. Мужчинам нравится смотреть на красивые женские тела.

– Вам тоже? – зачем-то спросила Лена.

– Я такой же мужчина, как и все остальные, – ответил Альберт и сделал официанту какой-то знак.

Лена вздрогнула, потому что ей вдруг показалось, что он сейчас же попросит официанта раздеть ее, чтобы оглядеть наконец до сих пор еще запакованное в джинсы с блузкой тело. Берт опять рассмеялся.

– Я всего лишь попросил принести горячее, – сказал он. – Не бойтесь меня, Лена. Я не сделаю ничего такого, чего вам самой не захочется.

Она вздохнула и подумала, что сама не знает, чего ей хочется. Ясно, что богатенький Буратино-Берт ни за что не поедет с ней в жалкий дом отдыха, а потому совершенно неизвестно, как строить разговор с ним дальше. Пожалуй, есть смысл задать самый прямой вопрос. Она посмотрела в его серые глаза и спросила:

– Скажите, Берт, какие у вас планы относительно меня?

Он опустил глаза, покрутил в пальцах зажигалку и вместо ответа тоже задал вопрос:

– На ваш прямой вопрос вы хотите такой же прямо ответ?

– Конечно.

– Ну… тогда так… – Он отбросил от себя зажигалку. – В общем, я, конечно же, хочу провести с вами ночь в одной постели, а потом… полюбить, если получится…

– Неужели вам не хватает женщин… – Лена показала рукой в зал, – … вашего круга? Почему вы выбрали меня?

– Как вы правильно догадались, мне всего хватает. И женщин у меня было… достаточно… из разных кругов… В общем, не в кругах дело. Мне скоро сорок. Чего только в жизни не было, а вот любви… Похоже, она обошла меня стороной… А вы… вы мне просто понравились… и все…

– Знаете, Берт, последнее время мне кажется, что любви вообще нет, – задумчиво произнесла Лена. – Так… басни одни, которыми кормят соловьев и наложниц…

– Надо сказать, что я тоже так считал, пока один мой очень хороший приятель не женился на любимой женщине. Я завидую ему, Лена. Я хочу семью. Пора…

– А я уже два раза была замужем и больше не хочу, – резко сказала Лена и принялась за красиво сервированное мясо, которое поставил перед ней официант.

– А я вас замуж пока и не зову, – не менее резко ответил Берт. – Я всего лишь предлагаю провести со мной одну ночь. Вдруг понравится?

– Простите, но чего уж такого особенного вы можете предложить мне… ну… в общем, ночью?

– Если так ставить вопрос, то, скорее всего, ничего, – усмехнулся красивый мужчина. – Все будет… типично…

– Собственно, на типичный вариант я и рассчитывала, – ответила она, с удовольствием жуя сочное мясо.

Берт отбросил вилку, как недавно зажигалку, и в очередной раз скривился в усмешке:

– То есть вы тоже запланировали одну ночь?

– Да, но не сегодня, – ответила Лена, подцепляя с тарелки еще один аппетитный кусочек.

– То есть?

– То есть я хотела вас пригласить с собой на годовщину свадьбы моей подруги. Этот праздник они с супругом собираются отмечать два дня в доме отдыха под Питером. Вот на ночь со следующей субботы на воскресенье я, собственно, и собиралась вас… как говорится… снять.

– А сегодня, значит, никак?

Лена покачала головой, запивая мясо вином.

– А вот это напрасно, – совершенно серьезно сказал Берт.

– Почему? – удивилась Лена.

– А вдруг у нас с вами полная сексуальная несовместимость! Тогда ваши следующие выходные будут безнадежно испорчены!

– И что вы предлагаете?

– Предлагаю все-таки протестировать меня сегодня.

– А если…

– А если не подойду, то для поездки на годовщину свадьбы подруги лично сниму вам красивого мальчика по вызову из самого престижного клуба. Клянусь, останетесь довольны! Там работают только профессионалы и мастера своего дела.

Лена усмехнулась. Такого в ее жизни не было. Она никогда еще не вела деловые переговоры перед тем, как лечь в постель. Она отдавалась только тем, кого любила. Этого глянцевого Берта она, конечно же, не сможет полюбить никогда. Она, конечно, рассчитывала на секс с ним и даже хотела его, но сможет ли получить хоть какое-то удовольствие теперь, после того, что они друг другу наговорили?

Но попробовать-то можно… Нужно относиться к этому действу не как к акту любви, а как к мероприятию, полезному для здоровья, как к средству для релаксации накопившегося за время полового воздержания напряжения.

– Хорошо, – Лена отставила в сторону свой бокал. – Поехали пробовать. Или вы планировали здесь? – И она указала рукой на низенький диванчик в нише Царской ложи.

– Как скажете, – ответил Берт, и она увидела, что его лицо покрыл нервный румянец.

Румянец Лене понравился. Значит, мужчина не будет равнодушен. Это уже кое-что. Она посмотрела в сторону диванчика и сказала:

– Здесь, пожалуй, не хочу. Мне нужен душ и… все такое…

Берт положил в кожаную папочку для расчета несколько банкнот, встал из-за стола и взялся за спинку Лениного стула.


Жил Альберт (или, возможно, снимал квартиру) в таком же навороченном, как ресторан «Императорский», шестнадцатиэтажном доме с подземным паркингом и вооруженной до зубов охраной в каждом углу. Квартира была, если можно так выразиться, однокомнатной. Она представляла собой огромное помещение, являющееся одновременно и холлом, и кухней, и гостиной, и спальней. Зоны различного назначения отделялись друг от друга мебельными секциями, металлизированными стеллажами и диванами. В больших помещениях Лена всегда чувствовала себя неуютно, а потому жилище Берта ей сразу резко не понравилось.

– Живете, как в западном фильме, – фыркнула она, брезгливо осматривая обстановку. – Все на виду. Прямо негде скрыться от постороннего глаза.

– Я живу один, а потому мне не нужно скрываться от чьих бы то ни было глаз, – ответил он, помогая Лене снять куртку.

– И все равно неудобно! – упрямилась она. – С кухни же будет тянуть борщом на всю квартиру!

– Я не варю борщи.

– А если придется?

– Не придется!

– А вдруг мне завтра утром… захочется сварить вам борщ!

– Тогда я потерплю… – ответил Берт и притянул ее к себе. Он посмотрел ей в глаза и интимным голосом спросил: – Ну что… приступим к тому, ради чего мы, собственно, сегодня и встретились? – И, не дожидаясь ответа, осторожно поцеловал ее в губы.

Лена решила, что ломать комедию с борщом уже хватит, и обвила руками его шею. Следующий поцелуй был гораздо дольше предыдущего. Пальцы Берта взялись за язычок молнии на блузке, но Лена отстранилась и сказала:

– Вы же обещали мне душ…

– Да-да, я помню, – кивнул он. – Вам еще требовалось нечто под общим названием «и все такое».

– А у вас и это есть? – рассмеялась Лена.

– Найдется, – улыбнулся Берт.

Он убрал руки с Лениной талии и прошел в глубь квартиры. Вернулся к ней с толстым махровым полотенцем.

– Хорошо, что у вас хотя бы ванная комната имеет двери, – сказала Лена.

– Сейчас было бы лучше, если бы она их не имела, – не согласился с ней Берт. – Я охотно понаблюдал бы за вами…

Лена, смутившись, буркнула:

– Обойдетесь, – скрылась за дверью ванной комнаты и даже закрылась на защелку.

Ванная была выложена темно-зеленым кафелем и сверкала никелированной отделкой. В одну из стен было вставлено большое зеркало в форме неправильного овала. Лена еще раз оглядела отражение своей жалкой блузки и детских джинсиков. Да-а-а… совсем другие женщины отражались раньше в этом зеркале. В шелках и бриллиантах… Она сморщила нос от презрения к собственной персоне, быстро разделась и встала под горячие струи. Вода окутала ее мягким прозрачным коконом. Та-а-к… что тут у Берта есть на полочке… Ага… гель для душа… мужской… а это женский… Еще бы! Женщин перед употреблением надо мыть… А гель хорошо пахнет… Свежестью…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное