Светлана Борминская.

Игрушки для взрослых мужчин

(страница 2 из 15)

скачать книгу бесплатно

   Влада пыталась представить, что видитон, но кроме нищеты, которой сквозил каждый шов на куртке соперницы, не разглядела ровным счетом ни-че-го. Женщин не прельстишь красотой другой бабы. Или – ее глазами...
   Влада... и Валя.


   На первом этаже дежурной части РОВД в кабинете, который она делила с тремя участковыми, у Лидии Борисовны был стол у окна. Надкусанная шоколадка и недопитый стакан чая на краешке подоконника составляли обычный рабочий интерьер кабинета участковых инспекторов, двое из которых были женщинами.
   Лидия Борисовна только что разговаривала по телефону со Скотчинским, у которого больше двух недель назад пропала супруга Инна. Никаких следов присутствия Инны Скотчинской в Москве, а также у родственников в городе Железнодорожном, Московской области, обнаружено не было. Инна, по словам мужа, была домохозяйкой, и искать ее где-то, кроме как у родных, не имело смысла.
   Лидия Борисовна взглянула на небольшое фото Скотчинской на столе, это был обычный официальный снимок для паспорта.
   «Женщина – яркая, задорная и молодая», – в который уже раз отметила Лидия Борисовна. А «нытик-зануда», как про себя охарактеризовала Скотчинского за неделю телефонного общения Лидия Борисовна, позвонил ей второй раз за эти полчаса.
   – У нее татуировка – крест на бедре, забыл вам сказать, – комкая слова, торопливо добавил Скотчинский, – я на тот случай, если обнаружат тело жены.
   – Опишите крест, – попросила Лидия Борисовна. – Какой он по форме?
   – В смысле? – не сразу ответил Скотчинский.
   – Ну, православный... или католический?.. Какой из себя? – задавала наводящие вопросы Новичкова. – Диктуйте, Николай Романович.
   – Такой квадратный, похожий на коловорот в круге, – задумчиво вспоминал крест на бедре своей супруги Скотчинский. – Сантиметров шесть в диаметре.
   – Цвет? – уточнила Лидия Борисовна. – Тату была цветная?
   – Да... Сине-красная, яркая такая, – подумав, ответил Скотчинский. – Очень яркая, я бы сказал!
   – Хорошо, я перезвоню сразу же, если что похожее обнаружим, – пообещала Лидия Борисовна и, дотянувшись до горшка с фиалкой, пощупала указательным пальцем землю.
   «Надо срочно полить...» – подумала она.
   На Москву опускались оранжевые, розовые и синие сумерки...
 //-- * * * --// 
   Предварительные поиски Инны Скотчинской Лидия Борисовна на своем участке закончила уже сегодня. Куда могла деться тридцатилетняя супруга Николая Романовича Скотчинского, пока можно было лишь гадать.
   Сегодня участковый инспектор наконец поговорила с консьержкой подъезда, где жили супруги, и та ей слово в слово повторила то, что говорила предыдущая консьержка из дома, где Инна Анатольевна жила до своего прошлогоднего замужества.
   – Да она с половиною города мурызгалась, пока за этого нюню Скотчинского замуж не вышла!.. – не выпуская из руки телефон, фыркнула консьержка.
   – То есть вы хотите сказать, что она женщина пустякового поведения, так сказать?.. – осторожно обозначила границы интимных привычек супруги Скотчинского Лидия Борисовна.
   – Зачем же наговаривать? – весело парировала консьержка.
   – Но вот что значит мурызгалась?..
Слово какое-то, – и Лидия Борисовна задумчиво повторила: – Мурызгалась... Так, знаете ли, даже про путан не говорят.
   – Путаны деньги зарабатывают на жизнь, – вздохнула консьержка, – а Инночка мурызгалась из любви к мурызганью, я и не удивляюсь, что она исчезла в тартарары!
   – То есть – как?..
   – Так какой мужик выдержит, зная все подробности, кто Инночку мурызгал, сколько раз, сколько лет и вообще... Они же вели светский образ жизни, и он видел Инночкиных кобелей каждый божий день!.. Он за год жизни с ней облысел, как от радиации... Вы видели его лысину? То-то.
   – Ну, знаете ли, – у Лидии Борисовны вмиг испортилось настроение, – не все женщины верны, и не душат же их!..
   – А я про всех и не рассуждаю, вы же про Инночку спрашиваете, так ее весь город мурызгал, – тихо повторила консьержка. – Я когда их видела вместе, просто жалость брала к Скотчинскому этому. Но я лично понимаю, что если он и ее придушил после года совместной жизни, так озверел мужчина!..
 //-- * * * --// 
   Вся неделя прошла в поисках, опросах соседей и перелопачивании кучи документов. Что касается отъезда Скотчинской куда-либо, то за последние два месяца не был приобретен на ее имя ни один железнодорожный билет дальнего следования... Сведения с таможни должны были прийти на днях, и Лидия Борисовна в глубине души очень надеялась, что легкомысленная супруга Николая Романовича просто сменила осточертевшего мужа на очередного любовника, устав от супружеской жизни.
   Скотчинский продолжал ежедневно звонить, несдержанно сетуя в трубку и осведомляясь о результатах поиска супруги... Лидия Борисовна ему сочувствовала, про себя дивясь, как же мужчины любят тех, кто им с треском вбивает в голову рога.
 //-- * * * --// 
   «Все не так плохо, – думала Лидия Борисовна, сворачивая к РОВД. – Труп Скотчинской не обнаружен. Значит, дамочке, скорей всего, попала шлея под хвост, но она жива, здорова и скоро даст о себе знать».
   Навстречу ей из фотостудии «Тирли» с ведром шла Валентина Глебкова.
   – Привет, Валь, как сынок? Выздоравливает?..
   Валя улыбнулась:
   – Ничего хорошего пока, – и, вылив грязную воду под ближайшее дерево, вернулась в студию.
   Дверь хлопнула и закрылась, а Лидия Борисовна обратила внимание на оранжевую «Мазду» шестой модели, которая скромно притулилась под деревом. Новичкова подошла поближе, чтобы посмотреть, в кого так драматично вглядывается молодая дама за рулем, но, кроме двери в фотостудию и снующей, как челнок, с ведром Вали Глебковой, никого не увидела.
   Дама в оранжевой «Мазде» даже не взглянула на участкового инспектора, хотя Новичкова около минуты наблюдала за ней. Влада, а это была она, тоскливо и задумчиво разглядывала свою соперницу, которая старательно мыла дверь фотостудии «Тирли» мокрой синей тряпкой, макая ее в ведро и выжимая...
   Когда назавтра Лидия Борисовна снова увидела ту же «Мазду», то сообразила – незнакомка, с большой долей вероятности, за кем-то следит. Но на улице в тот час, как назло, кроме собачника с немецкой овчаркой, никого не было.


   Бессонная ночь, утро и начало дня...
   – На рояле не умирают, мам, – напомнила Владе дочь, уходя в школу.
   Влада нервно вытирала пыль с лакированной крышки и силилась больше не думать о муже, которого не было этой ночью. «В моем мозгу, наверное, появилась дырка, прогрызенная мышами его неверности...» – думала она.
   Показалось, что дверь внизу хлопнула, Влада насторожено прислушалась к тягучей мазутной тишине и, подумав, набрала номер брата... Одного из двух.
   Егор Скотчинский, художественный руководитель Театра средневековой моды, редко задерживался в Москве, его труппа с аншлагами гастролировала по всей Европе.
   – Приезжай, пожалуйста, Егор, – скомканно попросила она. – Где ты был, я звоню всю неделю. Почему ты не берешь трубку?
 //-- * * * --// 
   – А что случилось? Р-р-ррр... слушай, ты все еще носишь монакскую одежду? – зевнул в трубку брат.
   – А что? – опешила Влада. – Ну да, наверное.
   – Я привез тебе рубашку для верховой езды, – Егор хохотнул. – С брюссельским рваным кружевом, редкая вещь.
   – Вези, – Влада с трудом заставила себя не расплакаться. – Нам срочно надо увидеться.
   – А что случилось?.. Ну ладно, давай ты скажешь, что с тобой, а я пока еду, подумаю об этом, – предложил брат.
   – Я хочу посоветоваться с тобой на предмет любовницы моего мужа, – быстро выговорила Влада, как можно дальше держа трубку от губ, и нажала на сброс, все-таки услышав удивленное восклицание брата.
 //-- * * * --// 
   ...Старая бархатная тряпка, которой она вытирала пыль, лежала у ног... Тряпка синего цвета, такого же насыщенного синего цвета, какой ее соперница мыла дверь, вдруг вспомнила Влада и, разозлившись, отбросила ее ногой подальше... А через полчаса на веранде дома стоял ее брат Егор – глянцевый мужчина в костюме от Brioni и пыльной кепке, похожей на клошарскую.
   – Ты понарошку сказала про любовницу, чтобы увидеться, да?.. Влад тебе изменил? И какой должна быть она, если ты – само совершенство?.. Слушай, я с удовольствием выпью чаю, ага-а... Ты еще не накрыла стол? – разочарованно огляделся он, вручив Владе пакет. – Мерь!.. Очень рад тебя видеть.
   – Я сейчас, – кивнула она.
   – Круассаны, сок, фрукты... О таких грязных вещах, как измены, лучше всего говорить в ресторанчике... Переодевайся и поехали, – Егор растерянно вглядывался в лицо Влады. – А ты правда выглядишь расстроенной... Про Николая ничего не слыхала, как он поживает?
   – Я бы не хотела говорить о брате, – раздраженно передернула плечами Влада. – И зачем куда-то ехать?.. Хорошо, что ты в Москве, ну как там твой театр?..
   – А, не спрашивай... Смотри-ка, что у меня есть – платье из двадцатых годов, красивая штучка, – вытащив из пакета, Егор протянул ей сизо-голубой шёлковый балахон с бантом ниже талии. – Надевай и поехали, прошу тебя.
   – Как все-таки твой театр?.. – выглядывая из-за ширмы, поинтересовалась Влада.
   – Гастролирует без меня, – нахмурился Егор, – ну что с ним может случиться?
   – Я звонила тебе всю неделю, ну почему ты никогда не берешь трубку?.. Ну как? – Влада покрутилась на месте. – Висит на мне, да?..
   – Нормально, – Егор потрогал уголки губ и кисло усмехнулся. – У меня депрессия, Владка... Накатило.
   – У тебя депрессия?.. – переспросила Влада, крутясь у зеркала. – Боже, а мне нужен сочувствующий брат, а совсем не депрессивный, вроде нашего Николая. Он ведь, как женился, вообще ни разу не приехал и не позвонил.
   – Коля странный, но добрый, – отмахнулся Егор. – Ну что, поехали?..
   И через несколько минут подержанный «Геленваген» с раскрашенными в разные цвета колесами мчался в центр.
 //-- * * * --// 
   Они уже час сидели в «Подвальчике», а за дверью шел обычный сентябрьский дождь. Два зала небольшого чайного ресторана были полны. Музыкальный автомат у двери хриплым баритоном подгулявшего забулдыги исполнял романсы.
   Влада макала в крепкий чай круассан и, быстро откусывая, говорила, говорила... То, что она наконец-то решилась рассказать подробности краха своей семьи младшему брату, придавало ей странное воодушевление.
   – Ты серьезно? – наконец спросил Егор. – И давно это случилось?..
   – Второй месяц, – Влада потянулась за вторым круассаном. – И аппетит появился какой-то ненормальный, – пожаловалась она. – Ты на меня так смотришь...
   – Ого, на тебя не похоже, – хмыкнул Егор, закуривая. – А ты видела ее?.. Хотя, зная тебя, я не сомневаюсь, ты ее видела, сестренка... И что, все серьезно? Нет, я верю, все бывает, но это так не похоже на холодного как рыба Влада.
   – В том-то и дело, я превратилась в какую-то домашнюю зомби, после того как узнала об измене. Я никуда не хожу, потому что не знаю, как мне жить без него!.. Ты понимаешь, Егор?
   – Рассказывай, рассказывай, – кивал брат, смахивая крошки со стола. – Рассказывай...
   Музыкальный автомат у двери неожиданно захлебнулся вальсом, и без перехода зазвучало «Бэссаме мучо». Официант, извиняясь, быстро подошел к нему, сверкая истоптанными подошвами лакированных туфель.
   – Посмотри в зеркало на свою отличную фигуру и перестань есть, – Егор курил, с удовольствием затягиваясь и глядя на сестру.
   Влада застыла с куском и, посмотрев на брата, едва не уронила его.
   – Я жалкая, да?.. – вытирая губы, поинтересовалась она.
   – Ты прекрасная, – улыбнулся Егор. – А помнишь, как мы в детстве дрались?
   – Я помню, как возила тебя в коляске!
   – Позвони Бармичеву.
   – Ты приедешь, Влад? – набрав номер супруга, спросила Влада.
   – Нет.
   – Ужин можно не готовить? – как можно нейтральнее спросила она.
   – Как хочешь, – голос из трубки по громкой связи звучал резко.
   – Что он тебе изменяет, прости, ерунда, – зевнул Егор. – За пятнадцать лет он тебе что, изменил первый раз?.. Ну, ты узнала об этом в первый раз?
   – Да.
   Егор с миной сожаления смотрел на сестру.
   – Это странно, ты не находишь? – констатировал он.
   – Нет, – покачала головой Влада. – Не нахожу, а что я должна находить?.
   – Он по-прежнему руководит «Трансплутоном», – Егор пододвинул к себе пепельницу.
   Влада кивнула, а Егор спрятал усмешку.
   – А ведь вы единственные из всего нашего окружения, кто сохранил такой долгий брак... Вы не динозавры случайно?.. Все твои подруги, как переходящие знамена, кочуют от мужа к мужу, и некоторые уже вернулись после трех кругов опять к своим первым – лысым и пузатым. Не желаешь повторить их путь?.. Шучу-шучу, – Егор кивнул на телевизор в углу. – Смотри-ка!
   – Компания «Трансплутон – Навигационные Системы» для спутников и морских судов, – провещал мультяшный капитан дальнего плавания в рекламном блоке.
   Влада тоскливо улыбнулась, она помогала в разработке ролика по продвижению компании, по просьбе Влада.
   – А с кем твой Владик спит? – наконец спросил Егор. – В смысле, с кем изменяет? Ты знаешь ее?..
   – С дворничихой, – вздохнула Влада.
   – С кем? – удивился Егор.
   – С дворничихой. – И Влада повторила громче: – С двор-ни-чи-хой!
   – Олимпиада Дворникова? – улыбнулся Егор. – Ого, у твоего Владика всегда был вкус... Липа Дворникова – это же новая русская Эммануэль! Нереально хороша, прости, прости... И давно у них?.. Она же замужем за Костей Седым, у них еще ребенок, мальчик такой лопоушенький, в рекламе подгузников снимался!
   Влада заставила себя улыбнуться.
   – Егор...
   – Что, дорогая?
   – Ты не понял, Влад влюбился в обычную вульгарную дворничиху, которая метет своей растрепанной метлой Кутузовский проспект, – откинув волосы со лба, пояснила Влада. – Ты меня слышишь?.. – глянув в расширившиеся зрачки брата, спросила она. – Я не шучу, пупсик!
   Повисла пауза.
   – Ну, Влада, если пятнадцать лет с утра до вечера петь для любимого мужа романсы на старофранцузском... – Егор прокашлялся.
   – Что?.. Ты хочешь сказать, это я виновата?! – возмутилась Влада. – Спасибо, брат, ты помог мне советом, как всегда, помог очень хорошо и вовремя! Поехали уже... Представляю, что бы мне сказал Николай, если бы я попросила совета у него.
   Егор поискал глазами официанта.
   – А администратор где? – разворачивая счет, поинтересовался он. – Была у вас такая симпатичная...
   – Вышла замуж, – официант криво улыбнулся. – Больше здесь не работает.
   – Очень жаль.
   – Муж ревнивый, – взяв купюру, вздохнул официант. – Сдачу сейчас принесу.
   – Не надо.
   – Спасибо.
   Они еще посидели с минуту... Влада не удержалась и потрогала гладковыбритый подбородок Егора.
   – Что еще скажешь? – наконец спросила она.
   – Она очень молода?
   – Дворничиха? Ну, года двадцать два...
   – Так устрой ему скандал!.. Выгони на улицу или кинь тарелкой в лоб!.. Будь женщиной, что ли, – закуривая, предложил Егор. – Я не шучу, Влада.
   Музыкальный автомат, прохрипев что-то несуразное, снова заглох, и к нему со всех ног устремился официант.
   – Я не хочу превращаться в злобную фурию, Егор. Я хочу, чтобы ты поехал и взглянул на эту женщину, – Влада вытащила зеркало из сумки и посмотрела в него. – Посмотри и скажи, что в ней такого, чего нет во мне... Я хочу, чтобы ты был до цинизма откровенным со мной.
   – Хорошо, я посмотрю, – кивнул Егор, – мне самому интересно, хотя... Ты задаешься очень глупыми вопросами.
   – Почему?
   – Она не лучше тебя, тут дело в другом, – Егор протянул Владе руку. – Пошли...
   – В чем другом?..
   – Пока не знаю.
   Они вышли из ресторана: Влада и Егор Скотчинские – брат и сестра и самые близкие друг другу люди на тот момент. «Геленваген», мигнув красными габаритными огоньками, отъехал от ресторана.
   – Как я ее узнаю?.. – проводив Владу до веранды, поинтересовался Егор.
   Влада горько усмехнулась.
   – Узнаешь.
   «Брат, поможешь ты мне в этот раз?..» – поднимаясь по сырым скользким ступенькам, размышляла Влада.
   Дома было пусто, лишь скрипели за спиной деревянные половицы старой веранды, словно там ходил какой-то невидимый человек... Влада споткнулась, но каким-то чудом удержалась, схватившись двумя руками за косяк. Синие сумерки у калитки наводили тоску, и Влада, открыв входную дверь, быстро ушла в дом.
   На двери сидел небольшой прозрачный паук, он зацепился за гвоздь, чтобы не сорваться вниз, когда дверь хлопнула, потом влез в замочную скважину и затаился в ней.


   Когда назавтра у бутика «Прадо» притормозил подержанный «Геленваген» с разноцветными колесами, было вот что... Автомобиль поравнялся с дворничихой, которая зажигательно мела асфальт, и из него после предварительного покашливания раздался вопрос:
   – Вы кошелька тут не находили?..
   На что дворничиха, не оборачиваясь и продолжая мести, сакраментально быстро ответила:
   – А то!
   – То есть как? – из авто показалась длинная нога высокого мужчины, потом вылез он сам и, крепко взяв дворничиху за локоть, довольно угрожающе произнес: – Верните кошелек, мадам...
   Дворничиха отцепила его руку от своей куртки, помогая себе метлой, и невежливо огрызнулась:
   – Назови приметы кошелька!
   Мужчина, не раздумывая, сказал:
   – Большой... Набитый под завязку деньгами.
   – Цвет? – насмешливо разглядывала его с ног до головы дворничиха. – И сколько денег там лежало, какими купюрами и в каком порядке?..
   – Черный цвет, десять тысяч долларов, – и владелец подержанного «Геленвагена» снова повторил попытку ухватить за локоть работницу метлы. – Верните деньги, мадам, а то...
   – Вот какое я нашла портмоне, на!.. – с миной давно не уважающего человечество индивида огрызнулась дворничиха и вытянула из кармана красный ветхий бумажник с ржавой кнопкой. – Забирай, только, смотри, не волнуйся...
   Мужчина машинально взял и раскрыл бумажник – в нем сиротливо звякнула мелочь и вывалились на асфальт через прореху четыре десятка мятых рублей.
   – Это не мой, Валя, – не согласился водитель «Геленвагена», вглядываясь в румяную дворничиху лет тридцати.
   – А я не Валя, я Гуля, к твоему сведению, – горделиво ответила та. – Валькин филиал слева. А ты что, тоже к ней?.. Опоздал, к Вальке уже ездит один на джипе. Повыше тебя будет и покруче раз в девяносто!..
   – И много выше? – фыркнул мужчина, развернувшись.
   – Много! – не пожалела его дворничиха.
   – И много круче?..
   – Загляни за угол – увидишь, если не боишься, – снова отцепила его руку и взмахнула метлой она.
   – А-а-а?.. – начал он.
   – Время – деньги, – быстро сказала Гуля. – Отвлекаешь ты меня...
   – Отойдем? – быстро вытаскивая из кармана портмоне, кивнул тот.
   Дворничиху разобрал смех.
   – Уже второй! Второй за неделю... Ну, и сколько ты мне дашь денег за Валькину историю?..
   У бутика «Прадо» ветер кружил листьями...


   Валя в это время старательно мыла приемную офиса. Мыть полы в холодильнике для хранения дорогих мехов сложности не представляло никакой. В самих камерах автоматически поддерживался строгий температурный режим, и для уборки оставались лишь приемная, кабинет начальника и тесный закуток для хозяйственных нужд, где хранились ведра и тряпки.
   В приемной сидела секретарь и по совместительству приемщица Лора – высокая брюнетка в розовых очках, а хозяина холодильника за два дня Валя так и не увидела, зато про его пропавшую жену слышала раз десять... Впрочем, ничего определенного, скорее обычные мелочи.
   – Мне у вас очень нравится, – уходя, попрощалась с секретаршей Валя.
   – Я вижу, – улыбнулась Лора, сверкнув розовыми очками. – Тогда до завтра, Валечка!
   Всего десять утра на ее часах... Валя забежала в свою комнату, чтобы переодеться. Готовый минимум мебели, доставшийся ей от прежнего хозяина, – кровать, платяной шкаф и пара стульев – занимал настолько мало места, что в комнате можно было устраивать танцы. Через час она вышла на улицу в коротком белом плаще и огляделась. День был солнечным, пахло жухлыми листьями, и, вдохнув полную грудь сладкого осеннего воздуха, она направилась в сторону магазина игрушек.
 //-- * * * --// 
   Валя уже с час вертела на пальце обручальное колечко, сидя в придорожном кафе. Плюшевый бобренок в цветном пакете лежал перед ней на соседнем стуле. Допив кофе, она взглянула на зеленые корпуса больницы через стекло... Обычно она дожидалась конца тихого часа и лишь после этого шла в палату к сыну, но сегодня специально пришла пораньше.
   – Приходите перед обедом, сразу после процедур, чтобы не плакал лишний раз, – посоветовал ей лечащий врач.
   Бобренок в пакете завалился набок, как живой, и Валя, в предвкушении встречи с сыном, торопливо натянула в приемном покое халат и одноразовые бахилы.
   – Малыш, я пришла, – открыла она дверь в палату в самом конце коридора.
   Кровать у окна была пуста.
   – А Антошку на рентген увезли, – сзади сказал кто-то.
   – Может, мне пока полы помыть в палате? – предложила она медсестре, зашедшей в палату следом за ней.
 //-- * * * --// 
   Назавтра, закончив мыть офис, Валя в дверях столкнулась с хозяином холодильника – лысым мужчиной с детскими щечками, которых словно и не касалась бритва. Грустные глаза с красными веками испытующе глядели на нее. Тоненькое обручальное кольцо сверкало на безымянном пальце.
   – Здравствуйте, девушка, меня зовут Николай Романович. Чисто убираетесь у нас, не халтурите? – улыбнулся он.
   – Чисто, Николай Романович, – подтвердила секретарь. – Валя очень работящая, она уже уходит, у нее сынишка в больнице.
   – А фиалки мои поливали? – напоследок поинтересовался хозяин. – Надеюсь, вы в курсе, что на них нельзя лить воду из-под крана?..
   – Да, конечно, – Валя неожиданно покраснела.
   – Хорошо, – гнусавый тембр хозяина немножко рассмешил ее, но в целом он показался ей весьма приятным.
   Валя попрощалась и вышла.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное