Светлана Борминская.

Игрушки для взрослых мужчин

(страница 1 из 15)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Светлана Михайловна Борминская
|
|  Игрушки для взрослых мужчин
 -------


   В девять утра я уже пила «Мохито» – разгоняла депрессию, ближе к обеду плавно перешла на текилу... Вечером «Рай» разочаровал своим ненавязчивым сервисом, и мы с Цацей не задержались там. К полуночи мне несносно захотелось спать, и мы уехали, не дождавшись выступления «Head Kandi» и «Texas».
   Назавтра собираемся на RFW к шести, сегодня решали – на какой показ пойдем, а какой пропустим и попьем кофейку.
   И в завершение вторника я выкурила великолепную сигару. Кайф нереальный!..
   Муж заглянул в ванную и, увидев меня, окутанную дымом, пробормотал что-то про Билла и Монику и получил в подарок незабываемую ночь!..
   Так мне казалось...


   Тяжелый джип «Навигатор» перегородил трамвайные пути.
   Когда через час он вернулся и его обложили площадной бранью сразу шесть трамвайных водителей, а также несколько патрульных милиционеров, он спокойно отдал им права на предмет изучения. Права ему вернул майор с толстым брюхом, подчеркнуто козырнув при этом. Он положил права в карман, заплатил штраф, равный тремстам рублям, и...
   Он повернулся...
   Было очень раннее утро... Сначала он увидел глаза и лишь поэтому не обратил внимания на одежду... Хотя для него это было так же нехарактерно, как, например, ездить в метро в час пик и скромно стоять на чьей-либо сумке или костяной ноге... Про него говорили: «родился с золотой ложкой во рту».
   Потом он жалел, что не сел в машину и не уехал оттуда тотчас же, но было уже поздно – он влюбился, причем страстно!.. Он просто с ума сошел по этой женщине, и ничего уже нельзя было поделать.
   Ничего.
   Он не переносил запаха никаких цветов вообще – у него начинался кашель и слезы от них, но он купил огромный розовый букет с каплями росы и с мрачным лицом преподнес его ей. Даже точнее – вручил, как метлу дворнику. Она взяла розы и недоверчиво улыбнулась...
   Если бы кто сказал, что его самая большая в жизни любовь метет Кутузовский проспект, между домами 107 «а» и «б» и бутиком «Прадо»... Но кто мог это знать и сказать ему, чтобы он объезжал Кутузовский стороной?
   Естественно, он был женат. Его жена выглядела, как Кэтрин Зета-Джонс... Вы мне не верите? Еще бы... Тем не менее это так!
   А любовь– мела улицу за возможность жить в комнате, которую ей предоставил ЖЭК, пока она будет мести, и тут же выселит, когда она прекратит это делать.
   – Я хочу тебе помочь, – сказал через неделю их знакомства он.
   – Не надо, – сказала она. – Ты не можешь...
   Он ожидал чего угодно, но только не такогоответа.
И не спросив – почему она не хочет его помощи, молча сел в машину и уехал, чтобы вернуться к ней через месяц с небольшим.
   Он не спал все те тридцать дней и ему кусок не лез в горло, он только пил воду, не вино... Он исхудал и перестал бриться, хотя не стал от этого хуже выглядеть. Наоборот, он стал похож на человекаи вдруг заметил – по улицам ходят люди!.. И сквозь туман смога – видны пунцовые глаза-фары машин. И воздух в Серебряном Бору, где он обитал вместе с семьей, хрустит от свежести, и ему, ему хочется смеяться только при одной мысли о ней!
   О ней!..


   Она не удивилась, когда он перестал приезжать. Помахивая метлой, и завтра и послезавтра она снова мела свой участок между домами 107 «а» и «б» и бутиком «Прадо». Что она думала на его счет?..
   Не поверите – ничего.
   Все мысли были заняты сыном, который лежал в детском отделении больницы Св. Анны и ждал своей очереди на операцию.
   – Глебкова, опять куришь? – мимо к ЖЭКу шла ее напарница Гуля с метлой на плече. – Мети шибче, – не улыбаясь, хмуро добавила она.
   Валентина, на минуту присев на скамейку у подъезда, промолчала. Гуля прошла мимо и обернулась, чтобы подмигнуть напоследок.
 //-- * * * --// 
   В Москве Валя жила уже больше месяца. Повторное обследование вновь подтвердило первоначальный диагноз у сына, а ожидание операции не прибавляло ей рвения, скорее наоборот... И просто фантастически повезло, что она устроилась на эту работу с жильем.
   Валя обвела глазами свой участок и мучительно зевнула... Ставшая уже хронической усталость не проходила в течение всего последнего года после того, как заболел Антошка. Было около семи утра, и к жилым домам свернули два нарядных мусорных контейнеровоза ярко-апельсинового цвета. Громыхая, они остановились напротив, и уборка мусора началась...
 //-- * * * --// 
   Время удручающего ожидания из месяца в месяц стало привычным. Казалось, что так было всегда – маленькие дети с лысыми светлыми головками от многих курсов химиотерапии в палате, где лежал сын.
   «Прогноз скорее утешительный, – сказал ей вчера лечащий врач. – Поднимем ему немножечко гемоглобин и сразу же сделаем операцию... Нейробластома излечима, по крайней мере в нашем отделении были удачные прецеденты, хотя, конечно, везет далеко не всем...»
   – Не зря ведь мы приехали к вам?.. – Валя спросила и с надеждой повторила: – Не зря, ведь так?..
   – Надежда есть, – сразу согласился врач. – Мальчишки легче переносят операцию и чаще выздоравливают... Вообще, у детей рак лечится в большинстве случаев. Купите ему, что он хочет, если, конечно, у вас есть такая возможность, ведь детям хочется играть всегда и везде!.. От хорошего настроения тоже многое зависит, а он у вас очень терпеливый мальчишка...
   – Я куплю, – кивнула Валя, подсчитывая в уме, сколько у нее есть денег.
 //-- * * * --// 
   Надо было работать, и, привычно постучав ручкой метлы об асфальт, она начала мести, стараясь отогнать мысли, с которыми засыпала и просыпалась весь последний год.
   – Валька, а этот твойбольше не приезжал?.. – Гуля мела ей навстречу, и они встретились у бутика «Прадо» через час, как раз у его служебной двери, и закурили.
   На сегодня их работа почти закончилась.
   – Ктоне приезжал? – спросила Валя, хотя догадалась сразу.
   – Ну, который розы подарил... Куда ты их дела-то?
   – Врачу отнесла в больницу, – Валентина пожала плечами. – А чего ему приезжать-то ко мне?.. Я даже и не помню, как его зовут.
   Ну конечно, она немножко лукавила...
   – Ну что, по домам?.. – весело спросила Гуля и кивнула на соседний восьмиподъездный дом. – А ты опять на подработку?
   Валя кивнула. Она убиралась еще в фотостудии «Тирли» неподалеку.
   – Может, приедет еще, как ты сама считаешь, а? – Гуля поглядела по сторонам. – Запал он на тебя, Валька, я сразу просекла, и чего в тебе такого? – машинально оглядела она Валю. – Ну молодая, – задумчиво протянула она, ковыряя метлой асфальт, – и тощая к тому же... А он стоит довольный, как слон, на тебя смотрит и не дышит!..
   – Неужели не дышит? – рассмеялась Валя. – Да-а-а... точно странный какой-то!
   А через пару минут начался дождь, и к бутику «Прадо» свернул джип «Навигатор»... На него обратила внимание участковый инспектор Новичкова из окна своего кабинета в служебном цокольном этаже. Последние три недели джип приезжал с завидной регулярностью, и она запомнила номера и долговязого симпатичного мужчину-водителя в нем.


   «В выходные искала сумочку и прошла весь Манеж... В последнюю очередь зашла в бутик „Кристиан Лакруа“ и просто влюбилась в сумку из кожи питона. Не купила, потому что подкладка серого цвета.
   В воскресенье думала об отдыхе – неделя с обожаемым мужем, только мы – он и я. Сейшелы «пролетают» – у Влада в плане четыре длительные зарубежные командировки. Спонтанное предложение подруги поехать в Англию на выходные встретила на ура. Дочитала «Мемуары гейши». Понравились.
   Безумно устала от московской суеты, тусовок, клубов, ресторанов и ожидания обожаемого мужа с работы... Радует только фитнес. Случайно узнала, что дочь Машка потеряла невинность пару лет назад... Пару лет назад дочери было тринадцать...Вчера с Цацей больше часа говорили на эту щекотливую тему. Подруга успокоила, оказывается, у ее дочери секс начался в двенадцать лет! Два вакуумных аборта за полгода и никаких трагедий – сейчас ходит со спиралью. Решила с горя слетать на Кипр, погулять, посидеть у моря, попить вина... В общем и целом отдохнуть, сменить обстановку – для восстановления».


   На улице хлестал дождь, и шли машины, одни лишь машины, а людей не было видно совсем.
   Участковый инспектор Лидия Борисовна Новичкова грустно глядела в окно. Вдруг среди дождя вырисовался человек, и через минуту в дверь ее кабинета постучали.
   – Заходите, – крикнула Лидия Борисовна, – открыто!
   – Я по делу, – в прихлопе показалась мокрая лысая голова.
   – Я вас слушаю, – вздохнула Лидия Борисовна и кивнула на стул перед собой.
   – Моя фамилия Скотчинский, – сказал человек, похожий на новорожденного мышонка – розовый и безволосый, – Николай Романович.
   Лидия Борисовна закрыла папку с документами и представилась.
   – Красивые у вас фиалки, – кивнул на горшок на ее окне Скотчинский.
   – Да, мне подарили их на день рождения, – улыбнулась Лидия Борисовна. – Так что вас ко мне привело?..
   – Такого, как я, у нее не было... – начал Скотчинский.
   Лидия Борисовна внимательно слушала.
   – Сижу, разбираю жалобы, – ответила она на телефонный звонок. – Освобожусь только вечером. Продолжайте, Николай Романович, – кивнула она Скотчинскому. – Так что вы говорили про жену?..
   Про себя она отметила, что ее визави излишне занудлив... Монотонное бубнение и гнусавый тембр голоса наводили изрядную тоску уже после нескольких минут общения. Лидия Борисовна оглядела визитера внимательнее: ничего особенного, невысокий, нормально сложенный господин, с безволосой головой и детским розовым лицом. Одет небрежно и стильно.
   – Вы искали свою жену сами? – выслушав весь рассказ, спросила она. – Звонили родным, подругам и друзьям вашей супруги?.. Что-нибудь предпринимали?
   Скотчинский кивнул.
   – Тогда пишите заявление, – Лидия Борисовна положила бумагу и ручку, – а я выйду ненадолго! – улыбнулась она.
   – Пожалуйста, – Скотчинский резво заполнял «шапку» заявления, и Лидия Борисовна с изумлением наблюдала за ним несколько секунд.
   «Нет, я бы с таким занудой и дня не прожила, – выходя, невольно подумала она. – С другой стороны, вчера было шесть вызовов на семейные скандалы, так что, пожалуй, этот Скотчинский – вполне примерный семьянин, а его супруга Инна – обычная легкомысленная дамочка, которая треплет муженьку нервы».
   – Значит, у вас был скандал в тот последний день? – вернувшись, уточнила Новичкова. – На предмет чего, если не секрет?
   – На предмет новой машины, она слегка поцарапала ее, – вздохнул Скотчинский. – Так, ерунда.
   – А машина где?.. Ваша супруга случайно уехала не на ней?
   Скотчинский помялся.
   – Я продал ее, – наконец сказал он.
   – Когда же? – привстала от неожиданности Лидия Борисовна. – А причина, если не секрет?
   – Никакой причины, кроме той, что мы давно собирались ее продать, – неохотно улыбнулся Скотчинский.
   – Вы давно собирались продать новую машину?.. – задумчиво протянула Новичкова. – Насколько она нова, в таком случае?
   – Ей около года, но мы практически не пользовались ей и, поверьте, машина тут ни при чем, – Николай Романович горько хмыкнул. – Я обеспеченный человек, просто не люблю водить машину...
   – Ну хорошо, – Лидия Борисовна бегло взглянула на заявление. – Я подам приметы вашей супруги в розыск... Кстати, почему вы не принесли ее фотографию?
   – Ничего нет, – развел руками Скотчинский. – Даже свадебных фотографий...
   – Как?..
   – Ничего, и документов нет, – Скотчинский поднялся, обручальное кольцо на его руке тускло блеснуло. – Вы считаете, она бросила меня?.. К вам, наверное, часто приходят с такими заявлениями?
   – Да, частенько, – кивнула Лидия Борисовна. – Ждите повестки в суд на развод, если вам интересно мое мнение. Итак, будем подавать документы на розыск вашей Инны, понимаете, без фотографии это не совсем продуктивно, хотя по приметам и фамилии тоже, конечно, находят. Безусловно, я запрошу ее фото из паспортного стола, но это займет время. Итак, я читаю, а вы слушаете и исправляете все неточности: «Скотчинская Инна Анатольевна, 1976 года рождения, худощавого телосложения, 4 сентября вышла из дома в районе Кутузовского проспекта и домой не вернулась. Была одета в розовато-бежевый плащ Louis Vuitton, черную мини от Сhanel, на голове золотистая косынка „HERMES“, туфли синие с серебряными пряжками от „Gucci“. Так?
   – Все правильно.
   Скотчинский попрощался и ушел, Лидия Борисовна выглянула за дверь. В коридоре сидели трое посетителей.
   – Заходите в порядке живой очереди, сегодня я приму всех, – предупредила она, – времени еще достаточно.
 //-- * * * --// 
   Вечером после работы Новичкова шла домой.
   «Есть над чем поразмышлять, – заходя в магазин на углу, думала она, придержав тяжелую дверь перед выходящей женщиной. – Скотчинский совсем недавно купил квартиру в микрорайоне „Элитный“ и живет на моем участке меньше года. В „Элитном“ живут богатые люди. Нужно узнать подробности: как все-таки Скотчинский жил со своей Инной. Ладили они или нет?.. Думаю, это будет несложно, ведь больше всего люди интересуются тем, что их совершенно не касается. А вот обручальное кольцо на его пальце, говорит, как ни странно, в его пользу».
 //-- * * * --// 
   В кабинете участкового инспектора на подоконнике у горшка с фиалками до утра остались недопитая чашка чая и надкусанная шоколадка.
   «Труженица, красавица, умница и не замужем!» – вот, пожалуй, и вся устная характеристика участкового инспектора Новичковой. Ее пять лет назад дал Лидии Борисовне начальник криминальной милиции района Чингиз Файзуллин.


   Днем Влада посетила выставку «Усадьбы ХХI века». Известные российские и зарубежные декораторы оформили дюжину веранд загородных домов в разных стилях. В сервировке столов превалировали хрусталь, фарфор и серебро ведущих мировых производителей («Lalique», «Christofle», «Baccarat», «Bernardaud», «Faberge», «Ralph Lauren» и др.), а также предметы антиквариата. Влада ожидала большего декаданса от веранды, которую декорировал популярный в последние годы дизайнер Понсов, но моментально разочаровалась мещанскими рюшами скатерти на большом столе веранды и вышла из павильона... Зато некоторые дизайнеры приятно удивили своим минимализмом, и Владе резко захотелось почистить свою старушку-веранду на предмет выброса лишних вещей.
   На обратном пути она неожиданно забрела в ювелирный магазин и купила себе подвеску, похожую на цыганские мониста, а вечером договорилась с Цацей попеть в караоке в «Рэдд-Герлз» и сходить в «Пумбу» выпить чаю.
   Вернувшись домой, Влада переоделась в пижаму и никуда не поехала. Муж лежал в своем кабинете на диване, разглядывая альбом, и это ее почему-то насторожило. Когда она зашла к нему, Влад лежал с закрытыми глазами, но она поняла – ее Влад не спит...


   Жены – лакмусовые бумажки, интуитивные компьютеры, настроенные на сохранение собственной семьи, которая питается их кровью и нервами... Что чувствует женщина, когда ночью нечаянно слышит имя абсолютно чужой бабы из обветренных родных губ спящего супруга?.. Драгоценного и ненаглядного, за которого – и в огонь и в воду.
   Ужас и боль?
   Кэтрин Зета-Джонс, а по-русски Влада, вздрагивала весь месяц, который он крепился и не ехал к прекрасной дворничихе с более чем обыкновенным именем Валя.
   Как она почувствовала это?..
   Просто...
   И потом, ну скажите, разве можно любить дворничиху Валю?!
   «Нужно! – был уверен последние тридцать пять дней он. – Только ее и можно любить!»
   Только и всего.
 //-- * * * --// 
   Детектив позвонил ей с утра.
   – Влада Романовна, – вкрадчиво проговорил он. – Если сегодня в одиннадцать вы подъедете к дому 107 «а» по Кутузовскому проспекту и подниметесь на второй этаж четвертого подъезда, то увидите своего мужа.
   – К дому 107 «а»... Вы уверены? – поинтересовалась она.
   – Вероятность сто процентов, Влада Романовна, – с заметной долей иронии добавил детектив.
   И это было унизительно.
 //-- * * * --// 
   Двор хорошо просматривался из окна лестничной площадки, и Влада, приехавшая на полчаса раньше, долго ждала, пока не увидела то, о чем подозревала больше месяца. Соперница накалывала на длинную острую палку мусор, методично шагая в сторону Кутузовского, а ее супруг быстро шагал рядом – и они о чем-то разговаривали!.. Супруг увлеченно жестикулировал и смеялся, запрокидывая голову.
   У Влады закружилась голова, и ее вырвало прямо на грязную батарею – она ожидала чего угодно, но только не этого... Ее соперницей была дворничиха в лиловой болоньевой куртке и джинсах, на голове завязанный сзади посадский платок с синими цветами, на ногах позорные китайские кроссовки, похожие на бутсы!..
   Она не видела ее лица, но каким бы оно ни было– для Влады это было уже несущественно. Она надолго потеряет уверенность в себе. И если бы в эту минуту кто-нибудь знакомый ласково спросил: «Влада, дорогуша, как тебя зовут?..» – она бы никогда не ответила на этот простой и издевательский вопрос с подсказкой.
   – За что, господи?.. – спросила Влада, и с вопросом, который застрял у нее на языке, медленно спустилась и вышла на улицу... Она в оцепенении прошла в трех метрах от них, а они ее не заметили!.. Она разглядела свою конкурентку – ничего особенного, ничего, со-в-с-е-м ни-че-го о-с-о-б-е-н-н-о-го.
   Влада медленно приблизилась к своей машине, пытаясь отвязаться от видения счастливой соперницы в уродских китайских кроссовках и этого отвратительного запаха духов для бедных – «Быть может», кажется?.. Духи русской провинции.
   И пока с природным достоинством она шла, на нее свернули шеи не меньше двадцати мужчин. Настолько она была хороша собой!..
   Но ей в эти минуты их взгляды были совершенно не потребны.
   И не нужны.
   Ее любимый умер для нее.
   Мучительно долгая дорога домой в пробках, раздражение, жуткая усталость и пустота...
   Пустота!!!


   Валя.
   Если и нужна ей была любовь в тот период жизни – то не его, не мужа утонченной Влады. Ребенку должны были скоро сделать операцию, и все мысли были заняты одним: выздоровеет, выживет ли?..
   Если бы повернуть время вспять, Валя, даже если б знала, что у нее никогда не будет больше детей, ни за что не стала бы рожать своего сына – мучения, которые он испытывал последний год, не стоят этой жизни на этойземле, уразумела она в свои двадцать три.
   И приходящий к ней каждое утро разодетый в пух и прах мужчина, заглядывающий ей в глаза... Он уходил, и она начисто забывала о нем, ведь ночью совсем не думаешь о дне. Приходит, приносит цветы, пакеты пушистых персиков и виноград...
   – Спасибо, – быстро улыбалась она. – Откуда вы знаете, что я люблю?
   В поселке Молочный на Чукотке, из которого она приехала около двух месяцев назад, персики были ей так же недоступны, как в Москве одежда из бутика, у которого она мела асфальт.
   Она не видела,как он смотрит на нее, хотя не увидеть этого было нельзя. А она просто не видела... Потому, что поверить в увиденное казалось невозможным!
   Да.


   метался в догадках он. Иначе почему она отказывается от его помощи?! Конечно, у такой женщины обязательно кто-то есть!.. – сузив глаза, зло озирался он.
   О боже, если бы видел он себя со стороны.
   – Еще бы!..
   При этом он не принимал в расчет, что его возлюбленная дурно одета, смешно обута и смотрит на мир глазами провинциальной, очень бедной женщины, которой едва исполнилось двадцать три года.
   И он решил проследить за ней, чтобы отделать как следует того возможного фартового соперника, чтобы томунеповадно было любить егоВалю.
   Он решительно не собирался делить Валентинуни с кем, да... Мужчины – сумасшедшие, они сходят с ума от любви, имея жен, детей... да...


   Вечером они долго перебирали Цацын гардероб... Подруга никак не могла решить, что же она хочет привезти из Лондона в этот раз.
   Цацыны дети слушали «Лимп Бисквит», и через полчаса у Влады заболела голова. Она все это время сидела в куче Цацыного шмотья и грустно выслушивала претензии, которые та высказывала к френчам и юбкам, которые купила в прошлый свой набег в Соединенное Королевство.
   – Меня что-то подташнивает, Цац, поеду-ка я домой, спать, – еще через час пожаловалась она.
   Владе действительно третий день было не по себе... Высокая температура и кашель, особенно к вечеру, когда должен был возвратиться Влад. Вчера она не могла уснуть всю ночь до самого утра, долго ворочалась и вставала, прислушиваясь к тишине в доме... Рассказать подруге про измену мужа она так и не смогла, не решилась, отложила на потом... Потеря дочерью невинности, как ни странно, воспринималась ею уже намного легче.


   Их союз был испытан временем, и впереди, кроме счастья и благополучия, не предполагалось даже самых ничтожных проблем, но ничего нет в мире постоянного, и любовь не спрашивает, когда ей уйти.
   И чужие чувства никогда и никем не принимаются в расчет – смертельно больнотолько от чувств, которые испытываешь ты сам! «Пусть поскорее уйдет моя любовь к нему!..»– молят миллионы женщин, которые испытали спазмы сильнейшей сердечной привязанности к каким-нибудь ничего не подозревающим олухам. И облегчение наступает – у кого-то через год, а у кого и через пять лет...
   Немногим лучше безответной лишь любовь неприятного тебе человека – навязчивая, ненужная и опасная.
   Влада уже месяц находилась в состоянии агонии огня. Необратимость некоторых поступков людей вдруг с очевидностью открылась ей, и прежняя безмятежная жизнь замужем осталась где-то там, в августе этого года.
   Она понимала, что Влад ее не слышит – он смотрит сквозь призму любви на эту Валю и не видит, что Валя просто молодая бледная бабенка без маникюра, с периферийным выговором – не дура и не умная, так!..


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное