Сергей Сухинов.

Дочь Гингемы

(страница 2 из 13)

скачать книгу бесплатно



   В нескольких милях от пещеры Гингемы, на небольшой поляне посреди леса, находилась деревня Дарум. В ней жили собиратели грибов и лечебных трав. Нигде больше в Голубой стране не сыскать было таких замечательных лекарей – увы, даже обитатели этого райского уголка порой чувствовали недомогание. Когда на рынок в Когиду, столицу Голубой страны, прибывали сборщики грибов из Дарума, к их возам сбегались Жевуны со всех окрестных деревень. Только у дарумцев можно было купить самые редкие и вкусные грибы, и только они умели их так вкусно сушить и мариновать. Жевуны знали толк в еде, и потому покупателей у купцов из Дарума всегда хватало.
   Понятно, что дарумцы старательно оберегали секреты своего ремесла. Никто из жителей Голубой страны не знал лугов, на которых собирались редкие лечебные травы, или лесных чащоб, в которых росли сладкие крапчатые грибы. Из поколения в поколение дарумцы передавали рецепты целебных настоев и способы варки грибов, при которых даже подосиновики не темнели и сохраняли оранжевый цвет своих шляпок.
   Гингема дважды прилетала на помеле в Дарум, Она хотела заставить местных жителей собирать для нее редкие травы, необходимые для приготовления колдовских зелий. Но каждый раз дарумцы быстро прятались в темных урочищах и глубоких лесных оврагах, так что даже колдунья не могла их там сыскать. В конце концов Гингема решила оставить упрямцев из Дарума в покое – и без них у нее хватало слуг.
   И вот однажды в семье Дило Новина и его жены Гоны родилась дочка. Родители были уже довольно пожилыми, а девочка была их первым ребенком. Вся деревня сбежалась, чтобы полюбоваться на чудесные зеленые глаза девочка. Родители назвали ее Кориной. Отец решил сделать из нее лучшую сборщицу грибов в деревне, ну а мать мечтала передать ей все тайны своего ремесла травницы.
   Увы, Корина оказалась на редкость ленивой и упрямой. Она терпеть не могла грибов, и морщила носик при виде кипрея или ландыша. Из цветов ей нравились только алые розы, но только потому, что они были очень красивые. Девочка любила закалывать красную розу в свои пышные темные волосы и разгуливать по деревне, ловя на себе восхищенные взгляды мальчишек.
   Больше ничего Корина делать не желала. Когда мама просила дочку помочь убраться в доме или постирать белье, то Корина только фыркала в ответ.
   – Ну вот, еще что придумала! Неохота нагибаться, от этого у меня спина очень болит! А от мыльной воды на руках появляются цыпки. Ужас, да и только!
   – Тогда, может быть, приготовишь ужин, дочка? – с вздохом спрашивала мама, сама взяв веник с совком. – Отец скоро придет из леса, усталый и голодный.
   – Фу, терпеть не могу готовить! О горячую печку можно запросто обжечься. Еще не хватало, чтобы мальчишки увидели волдыри на моих красивых пальчиках!
   Гона с упреком качала головой, глядя на упрямую дочку.
А ведь она-то так хотела, чтобы Корина стала ей помощницей в нелегкой домашней работе! Но увы, девочка оказалась ужасно ленивой. Но как на нее сердится? Ведь Корина была настоящей красавицей, а когда в доме звучал ее серебристый смех, то на сердце становилось легко и хорошо.
   И Гона, вздохнув еще раз, сама выполняла всю работу по дому.
   Дило Новину не нравилось, что дочка у него растет такой бездельницей. Однажды он в сердцах промолвил:
   – Смотри, Корина, не пожалей потом! Ведь лень всегда ходит рука об руку со злом. А если Гингема узнает, что в нашей деревне растет такая упрямая и самолюбивая девочка? Колдунья тогда сядет в ступу, прилетит сюда и утащит тебя в свою пещеру!
   Корина в ответ только расхохоталась.
   – У-у-у, напугал! Очень я боюсь эту дурацкую Гингему. Пусть только попробует прилететь к нам в Дарум, я живо с ней разделаюсь! Может, я тоже волшебница, да еще почище самой Гингемы?
   Дило и Гона переглянулись.
   – А что же ты тогда не наколдуешь, чтобы чайник на плите закипел без всякого огня? – улыбнулась мать. – Нам с отцом не пришлось бы приносить дрова из сарая да разжигать печь.
   – Почему, почему… – поморщилась Корина. – Вот пристали! Да потому, что мне лень колдовать! Уж лучше я пойду с ребятами на речку, искупаюсь! День-то сегодня какой расчудесный. Пока, мамуля, пока, папуля!
   И, послав родителям воздушный поцелуй, Корина упорхнула из дома.
   Дило и Гона дружно вздохнули.
   – Ну что ты с ней поделаешь… – сказал огорченно отец. – Ладно, пойду за дровами сам. Не беда, пускай дочка отдыхает. Лишь бы Гингема на самом деле про нее не прознала. Вот тогда на самом деле случится большая беда!
   Когда Корине исполнилось пять лет, то она стала такой красавицей, что все деревенские девочки стали ей завидовать. Они часто собирались стайками на берегу речки и, плетя венки из цветов, болтали о том и о сем, как это принято у девчонок. И больше всех они говорили о Корине.
   – Эта Корина – такая толстушка! – возмущенно говорила Нава, худая, высокая девочка с бледным лицом и длинным носом. – Щеки у Корины красные, словно натерты свеклой, а нос похож на кнопку. Фу, какая она уродина, даже смотреть противно! А уж задавака каких мало. Совсем с нами дружить не хочет. Только и делает, что возле мальчишек вертится! И что они в ней находят?
   – Твоя правда, Нава! – кивнула Орма, толстая, некрасивая девочка с румяными щеками, длинными рыжими волосами и маленькими карими глазами. – Корина и на самом деле худущая, словно щепка. И как ветер ее не унесет к облакам, просто удивляюсь! А уж лицо у нее такое бледное, словно Корина каждый день щеки мелом натирает. А иметь такие большие зеленые глаза, по-моему, просто неприлично. То ли дело мои, карие! О волосах я уже и не говорю. Ну разве нормальная девочка станет закалывать в черные, словно уголь волосы, алую розу? Это же так некрасиво!
   Другие девочки дружно кивали. Каждая находила в Корине какие-нибудь недостатки. Высокие считали ее коротышкой, маленькие – длинной дылдой, молчаливые – болтуньей, говорливые – немой, словно рыба. И все дружно называли Корину злой и противной задавакой.
   На самом-то деле, каждая из девочек в глубине души мечтала стать подругой Корины. Да если бы хоть разочек пройтись по улице под руку с Кориной, дружно щелкая семечки и хохоча над какой-нибудь веселой историей! Мальчишки тотчас бы заметили это. «Корина с кем попало водить дружбу не будет!» – решили бы они, и стали бы с восхищением смотреть на новую подружку первой деревенской красавицы.
   Увы, тайным мечтам дарумских девочек так и не суждено было сбыться. Корина дружила только с мальчиками, да так, что им доставалось по первое число. Бывало, только созреют в садах яблоки или груши (а в Голубой стране, где царит вечное лето, такое случалось трижды в год), Корина собирала своих поклонников на поляне за околицей и говорила:
   – Хотите, чтобы я подарила кому-нибудь из вас венок из ромашек?
   – Конечно, хотим! – дружно кричали ребята, с обожанием глядя на красивую девочку.
   – Тогда принесите мне самые большие яблоки и груши. Тот, чьи плоды будут самыми вкусными, и получит венок. Но чур, фрукты приносить не из своего сада, а из чужого!
   – А почему не из своего? – спросил маленький Тим, который слыл самым робким из деревенских мальчишек.
   – А потому, что чужие яблоки всегда вкуснее, – усмехалась Корина. – И потом, я хочу подарить свой венок самому смелому парню. А что за доблесть – взять да сорвать яблоко, которое висит рядом с крыльцом твоего дома? А вот забраться ночью к соседям, да так, чтобы они не услышали – вот это здорово!
   Мальчишки уныло переглядывались. В Даруме, как и во всех деревнях Жевунов, не принято было лазить по чужим садам. Да и зачем, когда у каждого сад был не хуже, чем у соседей! А если у кого-нибудь и случался неурожай, то Жевуны всегда были готовы помочь соседу. Это был очень добрый и отзывчивый народ. А уж о воровстве здесь лет сто никто и не слыхивал. Но разве можно отказать Корине?
   И вот, едва в садах поспевали фрукты, чуть ли не каждую ночь в Даруме то там, то здесь раздавался треск и шум. Наутро Жевуны с огорчением видели на своих деревьях множество поломанных веток, а на земле – ковер из сбитых плодов. А иногда они даже находили мальчишек, которые висели вниз головой, словно груши, зацепившись штанами за острые сучки.
   «Ну что за чертик сидит в этой Корине? – вздыхали жители Дарума. – Откуда в ней столько недоброго баловства? Наверное, в этом виноваты ее родители. Надо приучать девочку к труду, а не потакать ее лени. Тогда Корине некогда будет шалить и морочить головы нашим оболтусам!»

   Жители Дарума так часто жаловались на Корину ее родителям, что Дило и Гона всерьез рассердились.
   Однажды Гона разбудила дочку еще перед восходом солнца.
   – Корина, пора вставать! – сказала она. – Сегодня мы пойдем с тобой на Васильковый луг, за лечебными травами. Пора тебе учиться ремеслу травницы. Тебе уже пять лет, а ты из цветов знаешь только розы да ромашки, просто стыдно перед соседями!
   Корина открыла глаза и сладко зевнула. Но увидев, что за окном еще царят сумерки, заныла:
   – Мамочка, да что же ты поднимаешь меня в этакую рань! На улице еще темно и холодно!
   – Ничего, пока выйдем за околицу, расцветет и сразу потеплеет, – улыбнулась Гона, протягивая дочке платье.
   – А трава… да сейчас же трава вся мокрая от росы! Я ноги могу промочить, а потом простудиться и умере-е-еть!
   – Ну, этой беде легко помочь, – усмехнулась Гона и принесла из прихожей сапожки.
   Корина надула губы, пытаясь придумать еще что-нибудь этакое, чтобы не вставать из теплой постели.
   – А противные комары? – капризно молвила она. – Они же по утрам злющие-презлющие, и жалят так, что потом на щеках появляются красные волдыри. Фу, это так некрасиво! А еще по утрам в траве водится много лягушек. Ты же знаешь, мамочка, до чего я не люблю этих противных и склизких тварей!
   Гона с улыбкой потрепала девочку по пышным волосам.
   – Ничего страшного, не съедят тебя ни комары, ни лягушки. Зато мы наберем большую корзину васильков, кипрея, медуниц и других растений. Сколько раз надо тебе повторять, что делать это следует именно по утрам, в полнолуние, когда целебная сила трав и цветов становится самой сильной? Потом я высушу растения на чердаке, и в воскресенье мы с отцом повезем их на ярмарку в Когиду. А там обменяем на новые башмачки. Ты хочешь новые башмачки, моя девонька?
   – Башмачки-то я хочу, – буркнула Корина, неохотно одеваясь. – А собирать всякие там гадкие травы не желаю! Неужто нельзя получить башмачки просто так?
   Гона осуждающе покачала головой.
   – До чего ты ленива, дочка! Знай: без труда ничего не добьешься даже в нашем Волшебном краю. Это мы с отцом виноваты, разбаловали тебя. А ведь мы уже не молоды, нам нужна помощница!
   Корина насупилась. Она надела сапожки, взяла в руки корзинку для трав, и пошла вслед за мамой по деревенской улице в сторону леса, поеживаясь от утренней прохлады. «Ну вот, дожила – работать заставляют! – ворчала она тихонько себе под нос. – Как будто я самая обыкновенная девочка. А я необычная, это я точно знаю! Интересно, а Гингема тоже работает? Ведь она чародейка, а чародейкам работать ни к чему. Небось, живет в роскошном дворце, а вокруг нее вертится тысяча разных слуг. Что Гингема не пожелает, то слуги тотчас исполнят. А не смогут, так колдунья произнесет какое-нибудь волшебное заклинание, и готово! Только успевай руки подставлять, как прямо из воздуха начинают сыпаться пирожки, груши да сливы – все, чего захочешь! Вот хоть бы денек так пожить, по-чародейски! И чего все Жевуны эту Гингему так боятся?»
   Солнце уже поднялось над далекими горами, когда мама и дочка пришли на Васильковый луг. Он был покрыт сплошным разноцветным ковром цветов. Корина даже руками всплеснула от восторга.
   – Мамочка, до чего же здесь красиво! – воскликнула она. – А запах какой чудесный – даже голова кружится!
   Гона улыбнулась и, нагнувшись, сорвала небольшой стебелек с розочкой мелких красно-фиолетовых цветков. – Это медуница, – сказала она. – Хороша для лечения простуды и кашля. Хочешь, собирай эти цветы, а я займусь васильками.
   Корина состроила гримаску.
   – Фу, терпеть не могу болеть простудой! И зачем нужно рвать эти цветы? Они такие красивые…Ой, ой!
   Корина даже подпрыгнула от страха, заметив, что среди травы сидит зеленая лягушка. Девочка побежала с воплями на другой край луга, а когда остановилась, то увидела, что на высоком пне сидит серая ящерица и таращит на нее изумрудные глазки.
   – Мамочка, змея! – завизжала Корина и помчалась в другую сторону.
   Гона только руками развела, увидев, как Корина носится с воплями по лугу, пугаясь любой живности, даже обыкновенных кузнечиков.
   – Нет, видно не получится из дочки травницы, – вздохнула Гона, и принялась сама собирать лечебные растения.
   Узнав об этом, Дило Новин очень рассердился. На следующее утро он поднял дочку еще раньше.
   – Сегодня мы пойдем в лес собирать грибы, – сказал он, сурово глядя на заспанную Корину. – Я покажу тебе, где растут самые лучшие в округе крапчатые грибы. Мы соберем их полную корзину, а потом на ярмарке в Когиде за них нам дадут не только башмачки, но и красивое платье. Разве ты не хочешь новое платье, дочка?
   – Хочу! – капризно сказала Корина, нехотя одеваясь. – А вот твои противные грибы собирать вовсе не хочу. И чего они не растут у нас в саду, прямо под окном? Иди теперь за ними на край света, ноги белые ломай!
   Но отец так сурово посмотрел на дочку, что та прикусила язычок.
   Старый Дило повел дочку через глухой лес в сторону Гнилого болота. Там, посреди обширной топи, находился Еловый остров.
   На этом острове росли самые большие крапчатые грибы. Но добраться туда было нелегко, брод через болото был узким и очень опасным. Стоило только ступить на шаг в сторону – и пиши пропало!
   – Крапчатые грибы надо собирать в полнолуние, лучше – после сильного дождя, – говорил Дило, идя по лесной тропе вместе с дочкой. – Шляпки следует складывать в корзину со свежей крапивой, а затем пересыпать листьями ландыша. Мама покажет тебе потом, как из этих шляпок готовят целебный отвар….Ты слышишь меня, дочка?
   – Слышу, слышу, – буркнула Корина.
   Но на самом деле все, что говорил отец, пролетало у нее мимо ушей. Нет, не о грибах думала Корина! Она мечтала о том, как попадет во дворец к Гингеме и тоже станет волшебницей. И уж тогда она до конца жизни не прикоснется ни к противным целебным травам, ни к еще более противным грибам!
   – Все, пришли, – сказал Дило.
   Девочка осмотрелась и увидела, что они стоят на краю обширного болота, заросшего редкими кривыми сосенками и низким кустарником. Над серо-бурой жижей стелился слоистый туман. Было холодно, и Корина поежилась.
   – Неужели мы полезем в эту, бр-р-р, грязную воду? – тревожно спросила она.
   – Ничего не поделаешь, – пожал плечами Дило. – Да ты не бойся, в это время года здесь неглубоко. Ты в своих сапожках запросто дойдешь до Елового острова, и даже ног не замочишь. Только чур, иди за мной след в след и запоминай дорогу. Я вех здесь не ставил, не то завтра полдеревни сюда сбежится собирать мои грибы!
   Дило решительно ступил в мутную воду. Корина от страха даже глаза зажмурила. Но ноги отца погрузились в густую жижу только по щиколотку.
   Оглянувшись, Дило подмигнул дочке:
   – Не трусь! Здесь до острова рукой подать.
   Корина нехотя последовала за отцом. Не прошла она и трех шагов, как поскользнулась и едва не упала в трясину – хорошо, отец успел подхватить ее на руки.
   – Не пойду я на твой гадкий остро-о-в! – разревелась Корина. – Иди са-а-ам!
   Отец усадил ее на валун под елью и помог стащить с ног сапожки, хлебнувшие немного воды.
   – Ну что с тобой поделать! – огорченно сказал Дило. – Э-эх, была бы ты парнем… Ну ладно, посиди здесь, подожди. Только уговор – никуда не уходи. Я скоро вернусь. Ладно?
   Корина кивнула, продолжая всхлипывать.
   Но стоило отцу уйти, как ей стало страшно. Туман над болотом еще больше сгустился, и полностью закрыл Еловый остров. Корина стала испуганно звать отца, но в ответ услышала где-то над головой только глухое карканье вороны.
   – Ой, а вдруг здесь водятся волки? – испуганно пробормотала девочка, тревожно оглядываясь по сторонам.
   И тут из-под соседнего куста сверкнули огоньки чьих-то глаз.
   Это был любопытный барсук, живший неподалеку в глубокой норе.
   – Волк… – прошептала Корина, вытаращив от испуга глаза.
   – Воо-о-олк! Папа, папочка!
   Она поспешно надела сырые сапожки и вскочила на валун. Барсук струсил и понесся прочь. Кусты так затрещали, что Корина совсем потеряла голову от страха.
   – Воо-о-олк! – вопила Корина. – Папа, помоги!
   Но отец не услышал ее. Он уже добрался до Елового острова и собирал там под густыми деревьями крапчатые грибы. Их было так много, что старый Дило чуть не пел от радости. «Э-эх, жаль дочка не видит этакую красоту! – думал он. – Надо было принести ее на остров хотя бы на руках. Корине пора привыкать к моему ремеслу. Конечно, для мальчика такая работа была бы куда сподручнее. Но ведь у меня родилась дочь, а не сын, что уж тут поделать?»
   А Корина тем временем неслась через лес, не разбирая дороги и вопя от сраха. Ветки деревьев хлестали ее по лицу. Несколько раз девочка спотыкалась о стелющиеся по земле корни и падала, больно ударяя коленки. Но каждый раз она поднималась и продолжала бежать сама не зная куда.
   Девочка остановилась, только когда окончательно выбилась из сил. Оглядевшись, она поняла, что заблудилась.


   – Папа! – закричала перепуганная Корина. – Папа-а-а! Но отзывалось ей только гулкое эхо.
   Всхлипывая, Корина пошла наугад по лесу. Впервые она пожалела, что прежде не слушала отца как следует. Старый Дило не раз говорил: «Заблудиться в лесу может только глупец. Запомни, девочка, наш дом находится на юге Голубой страны, по правую сторону от заходящего солнца…» Или по левую? Корина не могла толком вспомнить. Что-то отец ей рассказывал и о том, как определять стороны света по мху на стволах деревьев и по муравейникам… Но что?
   Корине было страшно, как никогда в жизни. Где-то наверху, среди густых крон, светило солнце, но до земли доходили только редкие, тонкие лучи. Почва была упругой, ее устилала желтая прошлогодняя хвоя. То и дело Корине попадались заросли высокого папоротника, громадные высокие мухоморы и множество других грибов.
   Девочке очень хотелось пить и есть. Она помнила, что можно есть в сыром виде молодые побеги зонтичного папоротника и несколько видов грибов, но не смогла их распознать. «И почему я, глупая, ничему не научилась ни у мамы, ни у папы? – запоздало пожалела она. – Ведь они столько рассказывали мне о секретах леса! А у меня, словно у дурочки, все влетало в одно ухо, а через другое тут же вылетало. Неужели, я так и погибну в этом темном лесу-у-у?»
   Заплакав навзрыд, Корина пошла куда глаза глядят. Силы то и дело оставляли ее, и она отдыхала, сидя на пнях и на поваленных стволах. Но вездесущие комары не давали ей ни минуты покоя.
   Только к вечеру обессилевшая и насмерть перепуганная девочка наконец-то вышла из леса. Она увидела большую гору, чья вершина уходила в серые облака. У ее подножия темнел вход в пещеру. Рядом с ним на высоком шесте скалил зубы лошадиный череп.
   Из пещеры вышел большой волк и тихо зарычал.
   – Посмотри, хозяйка, кто пожаловал к тебе в гости, – прорычал он.
   Корина охнула и закрыла глаза.
   – Мама… – прошептала она. – Мама!
   Чуть позже из пещеры показалась старуха в темном мешковатом платье до пят. У нее было сморщенное смуглое лицо, седые всклокоченные волосы, крючковатый нос и хищные глаза. В руках старуха держал половник, которым она только что мешала суп из жирных уток в большом чугунном котле.
   – Можно я съем эту девчонку, хозяйка? – оскалил железные клыки волк.
   – Ого, какой зайчишка к нам прибежал, – усмехнулась старуха, вытирая руки о грязный передник. – Давненько Жевуны ко мне по своей воле не захаживали… А ведь она симпатяшка, Нарк! Какие белые ручки, какие пышные волосы! Вылитая я в молодости, честное слово.
   Нарк покосился на седую старуху и проворчал:
   – Вот уж не думал, что колдуньи были когда-то девчонками.
   Страх у Корины немедленно пропал.
   – Вы – колдунья Гингема? – недоверчиво спросила она.
   – А что, непохожа? – оскалила желтые кривые клыки старуха.
   – Еще как непохожа! – воскликнула Корина и озадаченно огляделась по сторонам. – Вы же правительница Голубой страны, верно?
   – Ну, правительница, – кивнула Гингема.
   – А где же ваш дворец? – спросила Корина. – Где ваши тысячи слуг? Разве правительницы могут жить в такой земляной дыре, словно лесной зверь?
   Гингема нахмурилась.
   – Много ты понимаешь, где должны жить правительницы, – проворчала она. – Все-таки я тебя, пожалуй, съем! Пещера ей моя не нравится… А может, мне здесь хорошо? Пожила я в молодости во дворцах, пожила, даже вспоминать о том не хочется…
   – У-у-у, в нашем Даруме и то лучше, – разочарованно промолвила Корина. – Но раз уж я сюда попала… Бабушка, научите меня колдовать! Эти Жевуны до смерти надоели мне своими противными грибами, травами да ягодами. Да и папа с мамой покоя не давали, заставляли работать днем и ночью. А я хочу стать чародейкой, самой лучшей!.. Ну, конечно, чуть похуже, чем вы, бабушка Гингемочка, но зато лучше всех остальных волшебниц на свете!
   – Бабушка… – буркнула Гингема, смерив Корину недобрым взглядом. – Ну, какая я тебе бабушка? Вот съем тебя за это, дерзкая девчонка, или отдам Нарку на растерзание!
   Но Корина в ответ только улыбнулась, да так, что на ее розовых щеках появились очень симпатичные ямочки. Злость Гингемы сразу же прошла. Да и Нарк тоже перестал пожирать нежданную гостью злобным взглядом. Он уселся на землю и, высунув язык, стал насмешливо наблюдать за девочкой.
   – Ладно, – поразмыслив, согласилась Гингема. – Пожалуй, не стану тебя есть. Хочешь, отвезу на помеле обратно в Дарум? Родители, небось, уже с ног сбились, разыскивая тебя по всему лесу.
   Корина задумалась, а потом упрямо замотала головой.
   – Нет уж, не стану я возвращаться! – заявила она. – Я чародейкой стать хочу. А мама с папой погорюют немного, да забудут обо мне. Им травы да грибы дороже, чем родная дочка!
   Гингема довольно расхохоталась.
   – Молодец, девчонка! – молвила она. – Вижу, есть в тебе зло. Значит, из тебя может выйти толк. Не было у меня детей, а на старости лет вдруг появилась красивая дочка. Хочешь стать моей приемной дочкой, Корина? В пещере жить куда приятнее, чем в Даруме, это я точно говорю! И мне будет кому оставить в наследство Голубую страну, когда стану совсем старой. Ну ладно, пошли в пещеру, я накормлю тебя супом из уток. А потом поспи немного, отдохни с дороги.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное