Стивен Эллиотт.

Сценарии дальнейших вторжений США. Официальные документы Пентагона

(страница 1 из 7)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Стивен Эллиотт
|
|  Сценарии дальнейших вторжений США. Официальные документы Пентагона
 -------

   «Спустя примерно десять дней после атак 11 сентября я прошелся по Пентагону, встретившись с госсекретарем Рамсфелдом и заместителем госсекретаря Вулфовицем. Я спустился вниз, чтобы поздороваться в Генштабе с теми, кто в свое время работал у меня, и тут один из генералов зазвал меня к себе. Он сказал: „Сэр, обязательно зайдите ко мне на секундочку“. Я возразил: „Но вы так заняты“. Он настоял, и когда я зашел к нему, сказал: „Мы приняли решение начать войну с Ираком“. Это было примерно 20 сентября…»
   «Я снова зашел к нему несколько недель спустя, и к тому времени мы уже бомбили Афганистан. Я спросил: „Мы все еще собираемся воевать с Ираком?“ Он ответил: „Все гораздо хуже“. Затем протянул руку через стол, взял какую-то бумагу и сказал: „Я только что получил это сверху, – он имел в виду из кабинета министра обороны. – Это краткое резюме, в котором говорится, как мы сведем счеты с семью странами за пять лет“».
 Генерал Уэсли Кларк



   Иран работает над созданием тактического ядерного оружия, поощряет атаки на вооруженные силы США в Ираке и Афганистане и развивает отношения с известными террористическими группировками. Необходимо принять прямые решительные меры.


   • Исламская республика Иран является деспотическим, теократическим и абсолютистским режимом, ставящим своей целью поддержание нестабильности и конфликтов в соседних странах, а в конечном итоге – региональное доминирование.
   • Иран стремится дестабилизировать как Афганистан, так и Ирак в рамках общей стратегии утверждения своего влияния на эти государства.
   • Известно, что Иран симпатизирует наиболее жестоким террористическим организациям в регионе, оказывая им поддержку как в материально-техническом, так и в финансовом плане. Иран активно сотрудничает с «Хамас», «Хезболлой» и «Аль-Каидой».
   • В настоящее время Иран стремится к созданию собственного ядерного оружия, бросая прямой вызов договору о нераспространении ядерного оружия.
   • Наличие у Ирана ядерного оружия подтолкнет иранское правительство к противодействию дипломатическим усилиям Соединенных Штатов. Хуже того, это оружие может быть передано одной из многочисленных террористических организаций, спонсируемых ныне этим государством, и использовано против Израиля, Европы или даже США.
   • Структурные особенности иранских государственных властных структур делают эту страну почти невосприимчивой к традиционной дипломатии.
В то время как Иран якобы является республикой, реальная власть в ней монополизирована теневой группой идеологов, как избранных, так и не избранных народом.


   Без вмешательства со стороны США Иран с большой вероятностью будет обладать ядерным оружием к концу этого десятилетия. Учитывая его антагонизм в отношении Соединенных Штатов, а также риторику его нынешнего правительства и его открытую поддержку антиамериканских террористических организаций, Иран представляет катастрофическую угрозу для наших интересов и наших граждан внутри страны и за ее пределами.
   Махмуд Ахмадинежад (слева) с командующим Иранской революционной гвардией Мохаммедом Аль Джафари на военном параде в Тегеране

   Давно заявленной целью Ирана является доминирование в регионе. Обладание ядерным оружием почти наверняка подтолкнет его к более решительным действиям, направленным на достижение желаемого положения, и приведет к увеличению и без того немалой прямой поддержки исламистских группировок на Ближнем Востоке.
   Наши санкции против Ирана максимально жестки. Дипломатия оказалась совершенно неэффективной в вопросе об иранской ядерной угрозе. Нет признаков того, что Иран намеревается по собственной воле разрывать контакты с антиамериканскими повстанцами в Ираке и Афганистане или с негосударственными террористическими организациями, такими как «Аль-Каида» или «Хезболла». Каждый новый месяц ожидания приносит разочарование.


 //-- Революция как политическая тактика --// 
   Подобно тому, как Советский Союз в свое время проводил политику глобального коммунизма, сутью официальной иранской внешней политики является активный и даже агрессивный экспорт революции. Иранский режим рассматривается его лидерами в качестве единственной законной формы власти для любой части света. Глобальная исламская теократия, основанная на шиитской интерпретации Корана, является их идеологическим фундаментом. Зарубежные иранские предствители продолжают вести подрывную революционную работу в странах Ближнего Востока, используя для этого специальные военные силы и сеть тесно связанных доверенных организаций. В соответствии со своими целями иранское руководство является дестабилизирующей силой на мировой арене.
 //-- Пособники террора --// 
   В настоящее время Иран является главной мировой державой – пособником терроризма. «Хезболлу» вооружил и обучил Иран, он же продолжает обеспечивать ее оружием и осуществляет духовное руководство. «Хамас» получает значительную долю своего финансирования из Ирана, несмотря на то, что является суннитской террористической организацией. Иранскую помощь также получают и антитурецкая Рабочая партия Курдистана (РПК), и настроенный против Америки иракский идеолог Моктада аль-Садр, чьи отряды почти полностью финансируются и вооружаются агентами Ирана. Боевики Моктады несут ответственность за большое количество убийств американских военнослужащих в Ираке, а также за действия шиитских «эскадронов смерти», разжигающих пламя сектарного насилия и подрывающих процесс создания мирного единого иракского государства.
   Стражи исламской революции

   Поддержка Ираном «Аль-Каиды» имеет давнюю историю. Несмотря на то, что у этих игроков разные цели в регионе, они объединили свои усилия в вопросах взаимной безопасности. В настоящий момент Иран предоставляет убежище высокопоставленным членам «Аль-Каиды» в рамках более широкого соглашения.
   Одним из основных проводников иранской поддержки этих образований является Корпус стражей исламской революции (IRGC). Он представляет собой особого рода идеологическую вооруженную группировку, состоящую примерно из 125 тысяч крепких бойцов, которым вверено дело защиты революции. Он стоит отдельно от регулярной армии и имеет свои собственные вооруженные силы, флот и сам по себе является террористической группировкой.
   Сама регулярная армия Ирана не представляет никакой угрозы для национальной безопасности США, однако контролируемые Ираном организации несут такую угрозу. «Хезболла» объявила, что «они могут угрожать интересам США по всему миру, даже в самих Соединенных Штатах… [Иранское] руководство и его лидер [Хаменеи] сейчас сдерживают наши действия, но как только они дадут нам зеленый свет, в мире не останется безопасного для американцев места».
 //-- Ирак и Афганистан --// 
   Иран внес существенный вклад в теперешний хаос в Ираке и Афганистане. В последние месяцы Иран увеличил поддержку большинства иракских радикальных военных групировок, снабжая их бронебойными снарядами (вид фугаса, способного пробивать броню Хамви [1 - Армейский вездеход повышенной проходимости. – Здесь и далее примечания редактора.]), бронебойными пулями и другим оружием. Существует много свидетельств, что Корпус стражей исламской революции руководит атаками на американские силы, включая атаку января 2007 года в Кербале.
   Эти прямые атаки свидетельствуют об изменении тактики Ирана – о переходе от косвенного влияния иранского парламента к нанесению непосредственного урона самим Соединенным Штатам. По-видимому, эта цель ныне возобладала над традиционной иранской шиитской солидарностью; иранские бомбы сейчас можно обнаружить и в суннитских районах Ирака, и в Афганистане, где Иран издавна враждует с «Талибаном» – теперь он поставляет этой группировке оружие. Поддержка «Талибана», так же как и поддержка «Хамас», делает понятным, насколько далеко готов пойти Иран, чтобы воспрепятствовать достижению американских целей в этом регионе.
 //-- Ядерное оружие --// 
   О существовании тайной ядерной программы Ирана стало широко известно шесть лет назад. В той или иной форме эта программа существовала по крайней мере с 1970-х годов, однако считалось, что от нее отказались. Тем не менее в 2002 году мир узнал, что у Ирана есть каскадная центрифуга в Натанзе, а также завод по производству тяжелой воды в Араке. Завод тяжелой воды и центрифуга являются ключевыми компонентами программы разработки ядерного оружия, которые позволят Ирану добывать, очищать, использовать и утилизировать свои собственные ядерные продукты. Иран последовательно препятствовал появлению инспекторов на этих и других важных объектах. Не так давно подозрительная строительная активность была отмечена также на ракетном полигоне в Парчине.
   Парадная церемония в честь Дня армии

   Учитывая, что Иран может добывать 21 тонну уранового концентрата в год, можно не сомневаться, что эта страна обладает необходимым сырьем для ядерного оружия. По оценкам ЦРУ, Иран получит боеспособную ядерную бомбу к 2010 году. Другие разведывательные службы опасаются того, что Иран продвинулся гораздо дальше и уже провел испытания пусковых механизмов, необходимых для детонации ядерного устройства. Моссад считает, что Иран будет обладать ядерным оружием уже через год.
 //-- Химическое и биологическое оружие --// 
   Иран способен производить как химические, так и биологические компоненты для военных целей. Известно, что химические заводы существуют в десятках разных мест по всей стране, и каждый из них способен произвести по тысяче тонн нервно-паралитических и отравляющих веществ, пригодных для размещения в ракетных боеголовках. Кроме того, существует мощная сеть фармацевтических компаний и ученых-исследователей, работающих над созданием еще более опасных биологических средств, и считается, что Иран уже произвел первые партии готовых к употреблению биологических веществ.
 //-- Посредники террористов --// 
   «Аль-Каида» мечтает заполучить ядерное оружие, чтобы использовать его против США. «Хамас» и «Хезболла» стремятся распространить угрозу ядерного уничтожения на Израиль. Иран может с легкостью передать ядерное оружие любой из этих группировок. Транспортировка на перекладных имеет явное преимущество над техническими средствами доставки боезарядов, и, кроме того, это также обеспечивает иранскому режиму некоторую возможность уйти от ответственности.
   Весьма вероятно, что на данный момент внутри нашей страны уже существуют законспирированные ячейки, ожидающие своего часа. Ядерное оружие можно легко привезти контрабандным способом по морю вместе с большинством грузов, доставляемых в Соединенные Штаты без тщательной проверки. Такое оружие может произвести в тысячу раз больший урон, чем атаки на Всемирный торговый центр.
   Ядерное оружие может быть передано одной из этих группировок даже вопреки намерениям иранского руководства – ядерная программа Ирана контролируется не его правительством, а Революционными стражами.


   Чтобы правильно оценивать наши возможности в Иране, мы должны знать историю и состав иранского руководства.
   Аятолла Рухолла Хомейни

   Современная Исламская Республика Иран была построена на антиамериканизме. Америка была главным помощником шаха, бывшего правителя Ирана, она помогла ему прийти к власти после свержения в 1953 году популярного националистического политика Мохаммеда Моссадека.
   Шах ушел в изгнание в 1979 году, а к власти пришел харизматичный духовный лидер Рухолла Мусави Хомейни. Он был неистовым, маниакальным антиамериканистом, и антиамериканизмом пронизан буквально каждый аспект его революционной идеологии.
   Сторонники жесткой политики контролируют правительство со времен революции Хомейни. Шиитский ислам – религия большинства граждан Ирана – относится с глубочайшим доверием к высшим духовным лицам. Исторически они были вне политики, оставляя дела государства его правителям. Хомейни стер эту грань, когда создал ту квазитеократию, которой является Иран сегодня.
   Если судить по конституции страны, Иран напоминает парламентскую демократию, но концентрация власти в руках религиозных лидеров оставляет избранным чиновникам чисто номинальные позиции. Народ избирает парламент и президента, который является главой государства, назначает министров и формулирует политику. Однако никем не избираемое теократическое руководство имеет гораздо больше влияния и власти. Совет по определению политической целесообразности, состоящий из духовных лиц – членов Совета стражей конституции, глав трех подразделений правительства и назначенцев верховного лидера, является гораздо более могущественным органом, чем парламент.
   Также существуют институты, которые являются выборными лишь отчасти. Совет стражей состоит из шести юристов, одобренных парламентом, и шести мулл, назначаемых лично Верховным лидером. Совет имеет полномочия временно приостанавливать законы и накладывать вето на парламентские кандидатуры, что на деле означает, что политикам, встающим в оппозицию к Совету, зачастую отказывается в праве быть избранными на государственные посты.
   При наличии подобной системы очевидно, что обычные дипломатические средства здесь успеха иметь не могут – ведь институты, взаимодействующие с дипломатами, представляют лишь небольшую часть реального руководства.
   Нынешний верховный лидер аятолла Али Хаменеи – ревностный проповедник революции. Прогресс Ирана на пути разработки собственного ядерного оружия является следствием его прямых директив. Хаменеи был фактически отставлен в сторону в 1999 году, после выборов, на которых победил президент-реформист Мохаммед Хатами, однако в ответ на давление в их адрес Хаменеи и другие сторонники жесткого курса ответили закрытием некоторых газет и убийством заместителей Хатами.
   Новый иранский президент Махмуд Ахмадинежад – ставленник сторонников жесткого курса и пришел к власти в результате сфальсифицированных выборов. Он пообещал вернуть Иран к истокам ранних дней революции, добавив к этому новый важный фактор – ядерное оружие.
   Махмуд Ахмадинежад


 //-- Внутренние возможности --// 
   В Иране не существует подходящих внутренних возможностей. Несмотря на то, что в иранском населении преобладает молодежь – средний возраст равен 25,8 года (для сравнения: в США средний возраст населения равен 36,6 года), – и в целом молодежь желает больших свобод, однако Совет и различные военные и полицейские структуры держат народ под полным контролем. Нет смысла ожидать какого-либо значительного изменения политического курса. Сторонники жесткой линии держат все государственные институты под жестким контролем, а Совет будет продолжать «пропалывать электоральные поля». Существует несколько оппозиционных групп, однако они находятся под неусыпным контролем и абсолютно бессильны.
   Принимая во внимание ярые антиамериканские настроения, любые действия внутри этой страны должны предприниматься с крайней осторожностью. Внутри Ирана бытует представление о том, что ЦРУ вмешивается в иранские внутренние дела. Население очень чувствительно к малейшему намеку на иностранное вмешательство. Любую конспиративную группу пришлось бы создавать с нуля, в атмосфере строжайшей бдительности, которая господствует сейчас в стране.
 //-- Организации в изгнании --// 
   Национальный конгресс, сплотившийся вокруг фигуры наследника шаха, Реза Пехлеви, является наиболее активной иранской организацией за пределами страны. Во главе ее стоит харизматичный лидер, и она имеет сторонников внутри страны. Однако поражение Ахмада Чалаби и Иракского национального конгресса для подобного варианта не предвещает ничего хорошего. Большинство таких групп не имеют электората внутри Ирана, многих из них активно осуждают как предателей и лицемеров. Тем не менее они обладают непосредственным знанием культуры и могут быть полезными, тем более что у некоторых из них остались связи внутри страны. Именно они являются отправными точками для проникновения ЦРУ.
   Одна из вооруженных иранских групп в изгнании
 //-- Переговоры --// 
   Со времен революции в отношении Ирана действуют самые жесткие санкции. Включение в переговорный процесс будет означать ослабление санкций и разрешение свободной торговли в обмен на изменение режима.
   Эту стратегию были готовы применить еще во времена администрации Рейгана. Однако нынешнее руководство Ирана не предрасположено руководствоваться логичными и четкими ориентирами, оно даже не стремится уладить потенциальный конфликт мирным путем на основе всестороннего соглашения.
 //-- Упреждающий удар --// 
   В 1981 году израильские военные самолеты нанесли сокрушительный удар по ядерным амбициям Саддама Хусейна, нанеся «хирургический удар» по реактору «Осирак» в Ираке. На основании разведданных было установлено, что Ирак находился на пороге создания ядерной бомбы, и его надо было немедленно остановить.
   Иран сейчас также приближается к прорыву в деле создания своей собственной ядерной бомбы. Уничтожив объекты ядерной программы, можно предотвратить возникновение этой проблемы и подтвердить решимость Соединенных Штатов не допустить того, чтобы ядерное оружие попало в руки экстремистских режимов. Такое действие будет иметь качественно измеримые результаты, так как почти наверняка вызовет свертывание других незаконных программ разработки вооружения по всему миру.
   Истребители F-14, состоящие на вооружении иранских ВВС

   Удар будет нанесен по заводу по производству тяжелой воды в Араке, а также по Исфаханскому центру ядерных технологий, исследовательской лаборатории в Карадже, обогатительному заводу в Натанзе, перерабатывающему заводу в Парчине, реакторам в Бушере, нефтеперерабатывающему заводу в Ардакане и урановым шахтам в Анараке, Сагханде и Гчине.
   Дополнительные удары можно легко нанести по заводам по производству ракет и химического оружия в Исфахане, Дамгхане, Парчине, Карадже и Казвине, а также по казармам и центрам управления. Хорошо спланированный бомбовый удар может послужить катализатором крупномасштабного восстания против правящего режима.
 //-- Прямое нападение на Тегеран --// 
   Очень эффективной может оказаться ударная атака мобильными силами на Тегеран, минуя другие города ради быстрейшего захвата верховной власти, за которой последует вторжение основных сил, задачей которых станет приведение к власти нового руководства. Иранский народ гораздо более, нежели иракский, гордится своим прошлым и этнически однороден. Гражданская война между различными религиозно-этническими группами в Иране маловероятна, а региональные конфликты быстро исчерпают себя.
 //-- Полномасштабное вторжение --// 
   Полномасштабное нападение на эту страну под надлежащим прикрытием с воздуха и с моря осуществимо. Однако оно потребует привлечения значительных сил и приведет к большим потерям среди военнослужащих США.
   Уже пять лет разрабатываются серьезные планы вторжения в Иран. Существуют по крайней мере два плана операции по вторжению, и были составлены еще по крайней мере два концептуальных плана. Различия стратегий состоят в необходимом для их осуществления оборудовании, людских ресурсах и стратегических целях. Иран – крупная страна размером с Аляску с непростым рельефом местности.
 //-- Хузестанский гамбит --// 
   Хузестан – крупнейший нефтедобывающий район Ирана, отделен от остальной территории страны горным массивом Загрос, что делает его легкодоступным для сил, находящихся в Ираке и в устье Шатт-аль-Араб, а также в пределах дальности американских авианосцев. Хузестан соединен с остальным Ираном лишь несколькими горными проходами. Молниеносная оккупация территории с последующим перекрытием переходов может нанести серьезный удар по режиму.
   Лишившись доходов, иранское руководство не сможет содержать свои службы безопасности или поддерживать социальные программы, которые делают его популярным в народе. Кроме того, без нефтезаводов иранская армия не сможет передвигаться. При четком исполнении этой стратегии можно ограничить потери, однако данная стратегия потребует больших временных затрат.


   Сдержать Иран в его нынешней конфигурации невозможно. Его риторика в точности повторяет риторику времен сверхагрессивной внешней политики начала 1990-х, и есть основания предполагать, что его действия вскоре станут развиваться в том же направлении. Обладая ядерным оружием, Ирану больше не нужно будет бояться карательных мер. Нападение на ядерную державу создаст огромные риски; а нападение на ядерную державу, связанную с террористами, может привести к попаданию ядерного оружия на территорию США с катастрофическими последствиями.
   Хузестан – крупнейший нефтедобьтающий район Ирана

   Ядерный Иран будет иметь свободу действий на Ближнем Востоке. Необузданный Иран с большой вероятностью нападет на Израиль, побудит к восстанию шиитов везде, где эта религиозная группа составляет большинство, будет угрожать Саудовской Аравии и Пакистану и начнет войну против стран, расположенных на противоположном берегу Персидского залива. Иранская бомба неизбежно приведет к распространению ядерного оружия в регионе, так как другие страны поспешат нейтрализовать иранское преимущество. Решение проблемы все еще доступно, но времени остается мало.






   Пакистан – единственная в мире ядерная держава с преимущественно мусульманским населением – служит убежищем и командным центром для террористических группировок и черным рынком ядерного сырья и технологий. Нестабильный диктаторский режим слишком слаб, чтобы противостоять представляющим ему угрозу образованиям, которые он ныне укрывает.
   Над пакистанским режимом нависает угроза триумфа исламских экстремистских фракций внутри правительства, армии и населения в целом. В отсутствие военного вмешательства США Пакистан в лучшем случае продолжит оставаться де-факто штаб-квартирой терроризма. В худшем случае он превратится в джихадистскую ядерную державу, которая будет активно обеспечивать безопасность, поставлять рядовых солдат и ядерное оружие для «Аль-Каиды» и ее собратьев.


   • В распоряжении Пакистана – около 80 ядерных боеголовок, прошедшие испытания ракеты с радиусом действия 1500 миль и подверженная коррупции система ядерного снабжения.
   • Северные регионы, особенно Северный Вазиристан и Кашмир, служат убежищем и базой для «Аль-Каиды» и «Талибана». Возможно, что Усама бен Ладен сейчас находится именно там.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное