Константин Станюкович.

Похождения одного матроса

(страница 6 из 33)

скачать книгу бесплатно

   Несколько времени рыжий Долговязый молчал и наконец сказал:
   – Знаете ли что, Чайк?
   – Что?
   – Вы большой чудак, я вам скажу, и я вас очень уважаю, но только я согласен с капитаном.
   – Насчет чего?
   – А насчет того, что рисковать жизнью за такого негодяя, как Чезаре, очень глупо.
   – Да ведь и он человек… Как вы полагаете, Бутс? – спросил Чайкин.
   – То-то, что очень мало похож на человека. Помните, Чайк, как подло он дрался с вами?
   – Помню. Душил было… И если бы не вы…
   – Он бы вас задушил… Это весьма вероятно. Так какой же это человек, Чайк?
   – Такой или другой, а все-таки… жалко человека! – с каким-то упорством добродушия настаивал Чайк.
   – Так вы спасли бы и вашего старшего офицера, который вас драл на вашем клипере и заставил остаться в Америке?
   Чайкин на секунду задумался и потом уверенно ответил:
   – Я думаю, спас бы.
   – Чтобы он вас, Чайк, снова порол? – насмешливо спросил янки.
   Этот вопрос несколько смутил Чайкина.
   – Это, верно, у русских такая нелепая доброта, Чайк! А все-таки я вас за это люблю, Чайк, хотя бы не выбрал вас в президенты… И знаете ли что?
   – Что, Бутс?
   – Непременно бросайте «Динору» и пойдем вместе искать золото… Тут на «Диноре» просто-таки страшно и быть… И Чезаре, и Сам, и другие… И этот Блэк… Поверьте, что тут что-нибудь да случится… Матросы взбунтуются, и кончится дело тем, что выбросят Блэка за борт или Блэк застрелит одного-двух… Мне уж давно кажется, что Чезаре что-то замышляет… Так лучше бросить «Динору»… Так, что ли, Чайк?
   Но Чайкин колебался.
   Ему не нравилось на «Диноре», но и заниматься совсем незнакомым ему делом было страшновато. И он рассчитывал, вернувшись в Сан-Франциско, поискать «сухопутного» места, где-нибудь около земли, по крестьянскому делу, которое больше всего манило его.
   – Страшно, Бутс! – ответил он.
   И Долговязый стал снова убеждать Чайкина, обещая ему, что через несколько месяцев они вернутся во Фриски не матросами, а пассажирами I класса на отличном пароходе и богатыми людьми. Тогда Чайк может купить ферму и делать на ней что ему будет только угодно…
   Начинало рассветать.
   Солнце медленно и торжественно выплывало из своих пурпурных риз, заливая небосклон переливами самых нежных красок. Все вокруг вдруг осветилось радостным светом наступившего чудного утра.
   Океан словно бы потерял свою ночную таинственность и тихо и ласково рокотал, покачивая на своей мощной груди маленькую «Динору».
   Чайкин и Бутс любовались восходом, и оба почти одновременно проговорили:
   – Как хорошо!
   А Гаук в эту минуту всматривался в горизонт, не отрывая бинокля от глаз, и вдруг проговорил, обращаясь к рулевым:
   – Поздравляю вас, Чайк и Бутс!
   – С чем? – спросили оба.
   – С берегом.
   – А разве виден?
   – То-то сейчас открылся, и, если ветер не переменится, завтра будем на якоре в Сиднее.
Только вы, Чайк, берега не увидите.
   – Почему?
   – Едва ли капитан кого-нибудь отпустит. Нам предстоит много работы.


   На следующий день перед заходом солнца «Динора» пришла в Сидней и стала на якорь в порядочном расстоянии от берега.
   К вечеру пароход подвел на буксире баржи, и тотчас же началась спешная выгрузка.
   Капитан действительно объявил, что никого не отпустит на берег. Только Бутс, как нанявшийся исключительно на один переход, имел право оставить бриг по окончании выгрузки.
   Бутс не переставал сманивать Чайкина остаться в Сиднее, чтобы потом отправиться в глубь страны искать золота, и Чайкин наконец решился просить рассчитать его и отпустить с брига. Причиталось ему около пятидесяти долларов, и с этими деньгами он рассчитывал обернуться первое время.
   Но штурман, к которому Чайкин обратился с этою просьбой, решительно объявил ему, что капитан Блэк не отпустит Чайка.
   – Но я не подписывал бумаги! – старался объяснить Чайкин.
   – Все равно. Не отпустит и не даст расчета. У него, видите ли, уже готов давно новый груз. Он торопится взять его и уходить. Будем грузиться день и ночь. И то мы запоздали. А надо еще вытянуть такелаж. Он ослаб после шторма. Работы по горло, и некогда искать нового матроса.
   – А куда мы отсюда пойдем?
   – Я и сам не знаю!.. А вы напрасно хотите оставаться в Австралии. Верно, Бутс золотом сманивает. Так ведь он сумасшедший, и вы ему не верьте, что скоро сделаетесь богачом. Уж если хотите быть миллионером, то подождите, пока «Динора» вернется домой, во Фриски. Там и оставите бриг, если здесь вам не очень нравится… Только уж шельму Абрамсона комиссионером не берите. Поняли, Чайк? Все поняли? – засмеялся штурман.
   – Все не все, а понял, сэр!
   – У нас в Северной Америке можно разбогатеть, если у вас хорошая башка. Только вам, Чайк, не разбогатеть. Вы даже из-за Чезаре готовы бросаться в воду! Это, впрочем, не мое дело… А если вы настаиваете уйти с «Диноры» с Бутсом, то я скажу капитану. Хотите?
   – Скажите.
   – Ладно. Как только он выйдет, скажу и посмотрю, что из этого выйдет.
   Капитан Блэк только раз съезжал на берег и пробыл на берегу целый день. Все остальное время он оставался на бриге и нередко выходил на палубу и поторапливал выгрузкой.
   Чезаре всех уверял, что капитан получил деньги и за груз и за фрахт и что у него в каюте такая изрядная сумма денег, что хватило бы на всех матросов.
   Чайкин в числе других матросов подавал из трюма мешки, когда боцман сказал ему, что его требует капитан.
   – Где он?
   – На юте. Идите скорей, Чайк.
   Чезаре подозрительно взглянул на Чайкина.
   – Зачем он вас зовет? – спросил неожиданно Чезаре.
   – Хочу уходить с «Диноры».
   – Так он вас и пустил! – засмеялись многие.
   Когда Чайкин, поднявшись на ют, приблизился к капитану, тот спросил довольно мягко:
   – Хотите уходить, Чайк?
   – Да, сэр! – ответил Чайкин.
   – Вы не вправе, Чайк. Должны были предупредить при найме.
   – Я не знал этого.
   – Верю вам, Чайк, и рассчитал бы вас, но тогда я должен отпустить и других, если они захотят. Вы понимаете?
   – Понимаю, капитан.
   Блэк помолчал и, оглядывая с ног до головы Чайкина любопытным взглядом, продолжал:
   – И знаете ли, Чайк, послушайте моего совета: не ищите вы золота в Австралии. Мне Гаук говорил… И вообще не идите в золотоискатели. Это – игра, а для игры нужны деньги, которых у вас нет. Потерпите-ка на «Диноре»… А когда вернемся во Фриски, я охотно помогу вам приискать порядочное место. Вы стоите этого, Чайк! Стоите, Чайк! – повторил Блэк.
   И его, обыкновенно суровый, голос звучал мягко и ласково.
   Чайкин поблагодарил капитана.
   – Поблагодарите, когда дело будет сделано, а пока скажите Гауку, что с первого числа вы получаете, как рулевой, двадцать пять долларов в месяц. Понимаете, что я вам сказал, Чайк?
   – Понимаю и…
   – Не благодарите, Чайк, а скажите от меня Бутсу, что он спятил с ума. Откуда это он слышал, что в Австралии есть золото?
   – Не знаю.
   – Он, этот Бутс, решительно безумный человек, если воображает найти золото… Жаль, что он уходит… Он тоже порядочный парень… Можете идти, Чайк… Да смотрите, остерегайтесь Чезаре! – тихо прибавил он.
   Чайкин ушел от капитана, очень довольный прибавкой жалованья. О таком заработке он никогда и не мечтал.
   – Ну что, Чайк? Как ваше дело? – спросил его штурман.
   – Остаюсь. Но капитан прибавил мне жалованье и велел вам сказать.
   – Сколько он вам назначил?
   – Двадцать пять долларов.
   – Очень рад за вас, Чайк, и рад, что вы остаетесь на «Диноре».
   Когда Чайкин спустился в трюм, чтобы снова приняться за работу, со всех сторон посыпались вопросы:
   – Ну что, очень вас ругал капитан?
   – Обещал плетей, собака?
   – Грозил размозжить голову?
   И когда Чайкин стал объяснять, медленно выговаривая слова и путаясь в них, что капитан не ругался, а, напротив, прибавил жалованья, то решительно все были изумлены.
   И даже боцман воскликнул:
   – Вот так штука! Чем вы укротили этого человека?
   – Положим, вы стоите прибавки, Чайк, – вкрадчиво проговорил Чезаре, – а все-таки… удивительно. Впрочем, у капитана теперь много, много денег.
   – Откуда? – спросил кто-то.
   – А за груз получил!
   – Вы видели, как он получил? – спросил насмешливо боцман.
   – Этого не видал, но кое-что другое видел, когда капитан с берега вернулся… У него, должно быть, столько денег, что всем нам было бы довольно! – значительно продолжал Чезаре, когда боцман ушел.
   Сообщение Чезаре, видимо, произвело впечатление.
   Выгрузка была окончена в двое суток, и Бутс уехал с брига.
   Прощаясь с Чайкиным, Бутс крепко пожал ему руку и сказал:
   – Жалею, что вы не хотите быть миллионером, Чайк. Надеюсь, встретимся еще… Вот адрес моей матери в Фриски. Через нее вы узнаете, где я.
   Чайк, в свою очередь, благодарил Бутса за все, что он сделал для него, и когда Бутс уехал с «Диноры», чувствовал, что остается теперь одиноким.
   Нагрузка шла спешно. Чезаре уверял, что ящики, которые грузили на «Динору», были полны ружьями и предназначались для южан, которые в это время вели войну с северянами…



   По окончании спешной нагрузки «Динора» снялась с якоря и взяла курс на мыс Горн.
   Куда именно направлялся бриг, никто не знал. Не знал этого и штурман Гаук и, по-видимому, не особенно интересовался знать, в какой порт идет «Динора».
   И когда боцман как-то спросил его, куда бриг идет, штурман пожал плечами и, смеясь, ответил:
   – А может быть, к самому черту. Не все ли равно?
   Не интересовал его, казалось, и груз. По корабельным книгам было записано, что груз «Диноры» – железные изделия, а что там было, его не касалось, так как расписки в приеме груза выдал не он, а капитан. Гаук подозревал только, что железные изделия едва ли могли иметь сбыт в Америке, да и слыхал, что из Австралии железных изделий не возят, но благоразумно помалчивал и, разумеется, не задавал по этому поводу никаких вопросов капитану.
   Его только озабочивало, и сильно озабочивало, то обстоятельство, что бриг на этот раз был сильно перегружен, так что борты его слишком мало возвышались над водой. Таким образом, при шторме бригу угрожала большая опасность быть залитым водой.
   И Гаук однажды даже решился обратить на это внимание капитана.
   Но Блэк, конечно сам отлично понимавший, какой опасности подвергается судно, слишком нагруженное, лаконично процедил сквозь зубы:
   – Не беда!
   И действительно, беды, казалось, не предстояло.
   Погода стояла превосходная и вполне благоприятная для счастливого плавания. Ветер был попутный, не крепкий, а ровный, «брамсельный», как говорят моряки, и «Динора», имея на себе все паруса, какие только можно было поставить, подвигалась к мысу Горну, делая в сутки от ста до ста двадцати миль.
   Но, несмотря на это, Блэк, видимо, был чем-то озабочен и в течение дня почти не сходил с палубы и сам внимательно посматривал в подзорную трубу, особенно когда на горизонте белели паруса встречных судов или чернел дымок.
   Однажды, завидя на горизонте судно, по мачтам и оснастке несомненно военное, Блэк немедленно скомандовал поворот «овер-штаг» и направил «Динору» по такому курсу, чтобы избежать встречи с военным судном под флагом Северо-Американских Штатов.
   И только, когда военное судно скрылось из виду, «Динора» снова повернула на прежний курс.
   – Заметили, господа, в чем штука? – говорил потом внизу Чезаре матросам. – Боится встречи с военным кораблем, потому что мы везем военную контрабанду. Захвати нас северяне янки, – пропал и груз и «Динора». Он этого и боится! А между тем сам дьявол получит большие деньги, а нам платит черт знает как… Надо бы с этим покончить… Как вы думаете, господа? Могли бы и мы сами сообща продать груз южанам и поделить денежки…
   – Конечно, могли бы! – отвечали многие матросы.
   – А Гаук довел бы «Динору» в какой-нибудь порт южан не хуже этого дьявола!..
   – Отчего не довести!
   – А Блэк и умереть мог бы, не правда ли? Стоит только показывать всем одно и то же. А кто не согласен, тот мог бы раньше уйти с «Диноры»… Да и не станут в военное время особенно расспрашивать, куда девался капитан и чей груз. Верно ли я говорю, господа?
   Этот разговор между пятью матросами происходил внизу. Сама не было. Все, по-видимому, находили предложение Чезаре очень заманчивым. Но старый ирландец сказал:
   – Догадается ли отправиться на тот свет капитан, вот в чем штука?
   – Это уж мое дело! – отвечал Чезаре.
   – А если твое, то мы очень были бы рады… Такой случай не скоро приходит…
   – Только Горн обогнуть, и тогда я займусь этим делом! – сказал Чезаре. – А пока ни гугу! – прибавил он.
   Обыкновенных бурь, встречающих суда у мыса Горна, на этот раз не было, и ветер хоть и был свежий и волны поднимались большие, но «Динора» благополучно обогнула мыс и вошла в Атлантический океан.
   – Везет капитану! – заметил по этому случаю Гаук, обратившись к Чайку.
   Казалось, и сам Блэк сознавал, что ему «повезло» миновать Горн с перегруженной «Динорой» так счастливо, и он, видимо, повеселел. Вдобавок погода в Атлантическом океане стояла чудесная, а когда бриг вошел в тропики и получил пассат, то капитан Блэк с каким-то дерзким самоуверенным видом сказал однажды штурману:
   – Видите, Гаук… Я выиграл ставку без больших козырей!
   – Выиграли, капитан, пока… И можно сказать, без одного козыря! – отвечал Гаук.
   А про себя подумал: «Плаванье еще не окончено!»
   – Теперь уж Горна впереди нет… Значит, не «пока». Вы, Гаук, разве никогда не рисковали?
   – Случалось.
   – Ну и я рискнул.
   Но если капитан Блэк был вполне доволен благоприятными условиями плавания, то это, однако, еще не успокоивало его. И чем больше к северу поднималась «Динора», тем нервнее и беспокойнее становился он, хотя и тщательно это скрывал. К северу чаще попадались навстречу суда, что не особенно приятно было Блэку. И он почти все время находился наверху, сторожа их, и только, когда ночи были темные, высыпался часа четыре крепким сном.
   Он хорошо знал, что американские крейсеры северян шныряют в этих местах, осматривая подозрительные суда, а «Динора», сильно нагруженная, была очень подозрительна. Но зато, в случае благополучного прихода в один из портов южан, он наживет сразу хорошие деньги, так как груз был взят Блэком за свой страх и ружья куплены за его счет.
   «С этими деньгами можно попробовать снова счастья и…»
   Обыкновенно на красивом и энергичном лице Блэка появлялось угрюмое выражение, когда он думал вслед за «счастьем» о той особе, ради которой он добивался «счастья», то есть денег, всеми средствами и портрет которой был в его каюте. Недаром же этот человек, казалось ничего не боявшийся, с каким-то восторженным благоговением смотрел на портрет, припоминая черты лица, которые напрасно старался забыть. Недаром же он решил, что эта особа должна быть его женой, хотя она не только не обещала ему этого, но, казалось, со страхом смотрела на Блэка и холодно отвечала на его привязанность, зная по опыту бешеную ревность этого человека, благодаря которой она чуть не была им убита.
   Казалось, судьба покровительствовала Блэку. До сих пор «Динора» плыла счастливо и ловко скрылась при двух встречах с американскими крейсерами.
   «Динора» уже огибала Антильские острова, нарочно в далеком расстоянии, и теперь взяла курс на Нью-Орлеан. Но именно здесь, недалеко от берегов, и предстояла большая опасность встречи с крейсерами.
   И Блэк в эти дни был в особенно нервном настроении.


   Озабочен был и Чезаре.
   Заботы эти вызывались его упорным желанием отправить на тот свет ненавистного ему капитана Блэка.
   Испанец лелеял эту мысль. Он обдумывал с упорством маньяка, как бы незаметно подкрасться к капитану сзади и всадить ему нож между лопатками. Словно тигр, сторожил он капитана по ночам, притаившись у выхода из капитанской каюты, но ни разу не представлялось удобного момента, чтобы напасть сзади. Чезаре, разумеется, был слишком трусливым человеком, чтобы напасть открыто, и знал, чем рискует.
   А между тем «Динора» уже была недалеко от цели плавания. Еще дней пять-шесть попутного ветра – бриг войдет в порт, и груз, на который так рассчитывал Чезаре, минует его рук. Не достанутся ему и деньги, которые, по расчетам Чезаре, должны были находиться в капитанской каюте.
   И Чезаре негодовал, точно у него отнимали его собственность.
   Убедившись наконец, что капитан так осторожен, что его никак не поймать врасплох, Чезаре жадно ухватился за мысль, которая внезапно осенила его.
   Мысль, казалось, действительно была превосходная, и капитан будет в его руках.
   И Чезаре весело улыбался в тот темный теплый вечер, когда его осенила идея, казавшаяся ему великолепной.
   Он вышел наверх и направился к Саму, который, свернувшись, лежал на баке.
   Заметив Чезаре, негр вскочил.
   – Не бойся, Сам! – прошептал Чезаре.
   Но Сам подозрительно вращал своими белками.
   – Говорю: не бойся! У меня в руках ничего нет, а ты, скотина, сильнее меня… Пойдем вниз. Мне надо с тобой поговорить!
   – Если ты пойдешь вперед, я пойду за тобой.
   – Ладно.
   И Чезаре двинулся. Сам осторожно пошел за ним.
   Когда они спустились вниз, в маленькой матросской каюте не было никого.
   – Хорошенько слушай, Сам, что я тебе скажу.
   – Буду хорошо слушать, Чезаре.
   – Я знаю, что ты предатель… Я видел, как ты выходил тогда ночью от капитана. За это я и хотел отправить тебя к акулам. Это не удалось, но я могу рассказать всем, что ты предатель, и ты знаешь, что значит суд Линча!.. Знаешь, чем это пахнет?..
   Сам вздрогнул.
   – Но я этого не сделаю, если ты захочешь.
   – Не сделаешь? – радостно воскликнул негр.
   – Не сделаю, но, разумеется, если ты устроишь со мною одну штуку.
   – Какую?
   – Дать мне случай всадить нож капитану. Тогда груз будет наш, и деньги капитанские наши. Деньги за груз разделим между всеми поровну, а деньги – с тобою пополам. Хочешь сразу разбогатеть и жить джентльменом со своей семьей?.. Хочешь, Сам?
   – Но как это сделать, Чезаре? – спросил Сам, радостно оскаливая зубы.
   – Ничего нет проще… Сегодня же ночью постучись в капитанскую каюту. У тебя ведь условленный стук… Не так ли?
   Сам мотнул головой в знак согласия.
   – И когда ты войдешь, я шмыгну за тобой, и мы в одну секунду покончим с Блэком.
   – А собака? – испуганно прошептал Сам.
   – Ты всади ей нож в горло, а с капитаном прикончу я… Дельце будет хорошее. В несколько минут все будет сделано чисто… И ты, Сам, искупишь этим свою вину и наживешь деньги…
   – Дело хорошее, Чезаре, но…
   – Жалко тебе, что ли, этого дьявола?
   – Его не жалко, я сам задушил бы его, а страшно.
   – Чего?
   – Как бы капитан не прикончил нас самих, Чезаре, – вот чего страшно.
   Чезаре набожно перекрестился и промолвил:
   – Он не будет ждать смерти, и она придет… Он не успеет вскочить с места, как нож будет в его сердце… Понял, Сам?
   – Понять-то понял…
   – И согласен?
   Сам в нерешительности молчал.
   – Или ты находишь более выгодным попасть в наши руки, Сам, как шпион?
   – О нет, нет… не хочу.
   – Стало быть, согласен?
   – Согласен.
   – Вот это умная игра, Сам… Ты не такой дурак, как я полагал.
   – Когда же сделать эту штуку, Чезаре?
   – Сегодня ночью, после полуночи, как вступим на вахту.
   – Так скоро?..
   – Чего же ждать?.. Ждать, когда придем в порт, что ли? – засмеялся Чезаре.
   – Нельзя ждать! – согласился и негр.
   – Так дело сделано?
   – Сделано.
   – Но только смотри, Сам, от меня не отходи… Мы до окончания дела не расстанемся ни на минуту… Понимаешь?
   – Понимаю, Чезаре.
   – А чтобы нам не было скучно, сыграем в карты… Хочешь?
   – Давай…
   – И по доллару партия…
   – А на какие деньги?
   – На настоящие… Надеюсь, после полуночи будет чем расплатиться проигравшему! – значительно проговорил Чезаре.
   С этими словами он вынул из кармана штанов засаленную колоду карт.
   Негр увлекся игрой, горячился, проигрывал и удвоивал ставки, и когда пробило восемь склянок (12 часов), Чезаре имел на Саме сто долларов.
   – Ну, теперь пойдем другую игру играть! – проговорил Чезаре и тихо прибавил: – Остер ли нож у тебя? Возьми лучше мой!
   И Чезаре подал негру хорошо отточенный нож.
   – А ты с чем, Чезаре?
   – Вот с этой игрушкой! – ответил с жестокой усмешкой испанец, вынимая из кармана штанов другой нож, длиннее и уже того, который дал Саму.
   – Хорошенькая игрушка! – почтительно прошептал негр.
   – Особенно если после удара повернуть ее в чужом сердце! – сказал Чезаре, опуская игрушку в карман. – Ну, идем!


   Капитан Блэк спал тем тревожным сном, каким нередко спят моряки в море, особенно когда есть какая-нибудь опасность для судна. А для «Диноры» опасностей было немало, и они казались еще страшнее ввиду близости порта назначения.
   Вероятно, капитану «Диноры» снились американские военные крейсеры, потому что по временам он вскрикивал, ругался и командовал к поворотам. Однако он не проснулся, когда в первом часу ночи раздался тихий и осторожный стук в двери его каюты. Зато Тигр, лежавший у порога, поднял уши и тихо заворчал.
   Стук повторился, а капитан Блэк громко храпел на диване в своем желтом халате.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное