Константин Станюкович.

Два брата

(страница 13 из 35)

скачать книгу бесплатно

   – Мне доносили об этом происшествии совсем иначе. Во всяком случае, я искренно благодарен вам за вашу помощь. Нечего и говорить, что я приму ваше сообщение к сведению, обращу особое внимание на это дело и постараюсь, насколько возможно, смягчить последствия. Так трудно найти порядочных людей! – вздохнул генерал. – Нас нередко обвиняют, но разве мы так виноваты? Нам часто приходится, почтеннейший Иван Андреевич, быть козлищами отпущения! – улыбнулся Евгений Николаевич. – И где найти людей? У нас, к сожалению, какое-то предубеждение против полицейской службы, и не мудрено, что мы довольствуемся тем, кто есть. Право, мы не так виноваты, как говорят о нас газеты. Нас обвиняют за все, а между тем не входят в наше положение.
   – Всем, Евгений Николаевич, трудно!..
   – Именно всем, вы это совершенно верно. Всем!.. – задумчиво повторил генерал.
   – Сердитесь не сердитесь, Евгений Николаевич, я уж злоупотреблю вашей любезностью до конца! – продолжал Вязников и намекнул о том, чтобы его превосходительство повлиял на Кривошейнова относительно отсрочки взыскания.
   – А то опять, пожалуй, выйдет какое-нибудь недоразумение.
   – Я постараюсь, непременно скажу ему.
   – Ваше слово, Евгений Николаевич, будет иметь вес.
   – Ну, не особенно рассчитывайте, Иван Андреевич! Нынче эти господа почти вне нашего влияния.
   – Однако ж…
   – Что ему! Он миллионер и чувствует свою силу отлично, – умный мужик!.. Кстати, он был сегодня и ушел недовольный от меня, так как я отнесся с недоверием к его глупым сплетням. Вы простите меня, Иван Андреевич, но я позволю себе приятельский совет: уговорите своего сына быть осторожней. Его посещение и увещание Кривошейнова, конечно, не более как выходка юности, но ей могут дать толкование весьма нежелательное. Я, конечно, не поверю, но другие могут поверить, а теперь, ввиду разных прискорбных явлений, вы понимаете…
   Вязников поблагодарил за участие и расстался с его превосходительством очень дружески. Генерал проводил Ивана Андреевича до дверей и еще раз обещал расследовать дело самым тщательным образом и повлиять на Кривошейнова.
   Оставшись один, Евгений Николаевич подошел к карте, оказавшейся не вполне правдивой, внимательно посмотрел на нотабене, записал сведения, сообщенные Вязниковым, и, отходя, несколько раз повторил:
   – Удивительно, как это случилось!.. Удивительно!..
   Это так беспокоило Евгения Николаевича, что он хотел было послать за правителем канцелярии, но, взглянув на часы и увидав, что уж одиннадцать часов, отложил свое намерение до утра.
   В первый раз, кажется, у генерала явилось сомнение в безусловной верности своих карт и таблиц, развешанных в кабинете, и он, лежа в постели, несколько времени размышлял об этом, пока, наконец, не успокоился на том, что обнаруженная ошибка, вероятно, какая-нибудь случайность, и не решил собрать по этому поводу самые точные справки.
   Если бы он когда-нибудь узнал, что все эти гвоздики и шелковинки, которыми он так гордился и в которые вложил душу, ровно ничего не стоят, то едва ли бы наш добросовестный, усидчивый и добродушный кабинетный генерал так скоро заснул, как заснул в эту ночь.


   – Ну, что, папа? Удалась твоя миссия? – спрашивал Николай, когда они сошлись в трактире поужинать. – По твоему лицу вижу, что удалась!
   – Кажется.
   И старик передал сущность беседы с его превосходительством.
   – Превосходно! – воскликнул Николай. – Ну, заказывай ты.
Хорошо здесь кормят?
   – Ничего себе. А ты любишь хорошо поесть, Коля?
   – Грешен, папа, люблю!
   Они заказали ужин. Николай потребовал бутылку шампанского.
   – Я говорил, что, в сущности, Островерхов порядочный человек, если бы только не его статистика, в которую он так верит!
   Когда старик рассказал о картах и таблицах генерала и о том, как Островерхов был смущен, когда Иван Андреевич объяснил, что сведения о Залесье неверны, то Николай хохотал как сумасшедший.
   – Выходит, папа, что это бумажный администратор!
   – Есть грех, но все же спасибо Евгению Николаевичу.
   Они продолжали беседу, похлебывая шампанское, и просидели вдвоем далеко за полночь. Старик был в духе. Его радовал успех его заступничества.
   – А ведь продажа все-таки состоится! – поддразнил Николай.
   – Я думаю, Кузьма отсрочит.
   – А если нет? Ведь он вправе.
   – Ну, тогда что делать!
   – И если мужики в самом деле озлятся?
   – Избави бог!
   – Ведь возможно, папа? И тогда, какой бы ни был твой Евгений Николаевич, а придется усмирять. Ведь придется?
   – Ну, конечно, придется.
   – Выходит, папа, как ни ворочай дело, а дело-то скверное. Ну, положим, и отсрочит. Ведь не с неба же явятся деньги потом.
   – Извернутся понемногу. Как-нибудь выплатят.
   – И ведь Залесье – один случай, а таких случаев разве один? Газеты читаешь, надеюсь?
   – Ну что ж? Ты, Коля, сейчас преувеличиваешь! Сейчас же обобщаешь и как будто нарочно стараешься окрасить в мрачный цвет все. Это у вас, у молодежи, точно закон какой-то! Ну, да, времена не особенно хорошие, несовершенством полна наша жизнь, все это справедливо, но что ж из этого? Лес рубят – щепки летят. Не сразу же все. Не все же кругом Кривошейновы, не все же эгоисты. И разве всегда так будет, как теперь? Не вечно же! Прежде хуже было, – что сказал бы ты в наше время? – а нынче уж не то. Разве прогресс не заметен? И что это за манера сомневаться да глумиться? Глумиться, Коля, легко. Надо верить и работать с этой верой. Чокнемся же, мальчик мой, за лучшие времена. Чокнемся, и да не оскудеет в тебе вера в ближнего своего!
   Николай с любовью смотрел на своего старика, в котором жила такая сильная, горячая вера. И самому ему, под впечатлением горячих слов, все показалось светлей и лучше, и самому ему еще более верилось в свои молодые силы, тем более что они с отцом уже допивали вторую бутылку шампанского.
   – Удивительно ты живуч, папа! – проговорил Николай.
   – Ну, а вы, молодежь, разве не живучи? – засмеялся старик.
   – Мы? Мы, папа, все тронутые какие-то.
   – Как тронутые?
   – Так; почвы нет. Во что верили вы, в то мы не верим…
   – Полно, полно клеветать на себя, Коля. Еще не жил, а уж не веришь. И во что это вы не верите? В жизнь, в людей? Глупости ты говоришь, Коля. Эдакий скептик в двадцать два года! Нечего сказать!.. Однако пойдем, мой скептик, спать. Пора. Заболтались мы с тобой.
   Вязниковы решили остаться еще день в городе. Ивану Андреевичу надо было побывать в управе и навестить кое-кого знакомых.
   Когда Николай на следующий день открыл глаза и потягивался в постели, Иван Андреевич уже был одет и собирался уходить.
   – Заспался же ты, Коля! Двенадцатый час!
   – Что ж ты не разбудил меня?!
   – Да к чему же было тебя будить? После ужина надо выспаться. Ну, до свидания. Мне пора. А ты что будешь делать?
   – Поброжу по улицам. Зайду в библиотеку; вечером пойду на бульвар.
   – Ну, ладно, а я до вечера не буду дома.
   – А обедать где будешь? Разве не вместе?
   – Нет. Не знаю, как успею. Обедай без меня.
   Николай оделся и пошел бродить по городу. От нечего делать зашел в гостиный двор и очень обрадовался, встретив Лаврентьева.
   – Здорово, Николай Иванович! – произнес он. – Ну, я сегодня удостоился – был у губернатора. И прошение подано. Ничего. Обнадежили лапотников. Они уж и домой пошли, а я вот остался на денек, кое-что по хозяйству купить, – весело говорил Лаврентьев. – Надо справляться. И одежину надо пошить. Оно как будто и в самом деле лучше пошить, а то ходишь словно бурлак. Надо теперича при параде.
   «Вот оно что! – усмехнулся про себя Николай. – Совсем преображается дикий человек по случаю женитьбы!»
   – А вы, Николай Иванович, куда идете? – спросил Лаврентьев.
   – Шатаюсь, как видите.
   – Так помогите мне, любезный человек. Сходим к портному насчет фрака.
   – Вы и фрак заказываете? – невольно вырвалось у Николая.
   – То-то!.. Советуют все; мало ли какая надобность… И то сегодня губернатор на мою сюртучину зарился. А еще поглядим фортепианы. Я звал Елену Ивановну, да она не поехала. Нездорова, говорит.
   – Что с ней?
   – А бог ее знает. Так, никакой болезни будто и не видно. Я сказывал, чтобы лекаря, – не хочет! – проговорил Григорий Николаевич как-то грустно. – Да и фортепианы просила еще не покупать. Так мы только присмотрим. Елена Ивановна любит музыку! – с любовью произнес Лаврентьев.
   Николай с удовольствием согласился. Они сперва пошли к портному. Когда немец-портной сказал, что фрачная пара будет стоить семьдесят пять рублей, то Григорий Николаевич даже ахнул.
   – Да наплюйте мне в рожу, если я такие деньги дам! Отроду не плачивал. Что во фраке-то… и материалу нет, а такая прорва денег!
   Николай и портной не могли не улыбнуться.
   – Но зато фрак будет, настоящий фрак! – говорил портной.
   – Не танцует! – проговорил Григорий Николаевич. – Пойдем, Николай Иванович, к другому немцу.
   – Оно можно, господин, и дешевле, – улыбаясь, проговорил почтенный немец, – но зато не тот материал.
   – Главное, чтобы прочно, потому этот мне фрак до смерти.
   Лаврентьев торговался, как торгуется русский крестьянин. Он несколько раз уходил из лавки, снова возвращался и наконец решился заказать фрачную и сюртучную пару за шестьдесят рублей.
   Портной стал снимать мерку, а Григорий Николаевич все приговаривал:
   – Первое дело, чтобы пошире.
   Николай только улыбался, глядя на этого «медведя», и представлял, каков он будет во фраке.
   А «медведь» и сам смеялся.
   – То-то хорош я буду во фраке, Николай Иванович!.. Ну, теперь фортепианы пойдем смотреть!
   Николай перепробовал довольно много инструментов и выбрал несколько на разные цены. Лаврентьев не ахнул тут, когда за лучший инструмент спросили шестьсот рублей; он только спросил, нельзя ли сто скинуть, и когда ответили, что можно скинуть только двадцать пять рублей, он сказал, что через неделю решит дело.
   – Пусть Елена Ивановна посмотрит! – заметил он Николаю. – Понравится – куплю. Спасибо, Николай Иванович, – прибавил он, крепко потрясая руку Николая. – Теперь, кажись, все. Разве космы-то свои снять!.. Как вы думаете? Уж заодно!
   – Пожалуй, постричься не мешает.
   – И бороду маленько обкорнать?
   – Ничего и бороду! – подтвердил Николай, все более и более удивляясь.
   – Ну, ладно. Послушаю вас, Николай Иванович. Добрый вы, как погляжу, человек-то! Смотрите, ко мне захаживайте. Мы так и не успели заведения моего поглядеть. Вы в Питер-то скоро?
   – В сентябре, думаю.
   – И что в вашем Питере? Вонь одна. Оставались бы у нас, Николай Иванович, право. В деревне жизнь вольная. Тоже и здесь дело найдется. Вы, слышал я, собираетесь в адвокаты?
   – Да.
   – Так у нас честному человеку здесь дела-то довольно, право. Аблакаты-то здешние, вроде Потапки, душат мужика!.. Эк я зубы-то заговариваю, а дело-то и забыл… Сегодня встретил я здесь васильевского старосту. Они судиться хотят с Смирновой.
   – Так что же?
   – А то, что просил меня указать им адвоката. Чего лучше – вам-то? Хотите?
   – Я был бы очень рад! – воскликнул Николай, обрадованный и польщенный внезапным предложением Григория Николаевича.
   Воображение тотчас же рисует ему заманчивую картину: он на суде говорит блистательную и убедительную речь при массе публики (верно, Нина Сергеевна тоже будет и Леночка тоже) и выигрывает дело, являясь, таким образом, защитником угнетенных крестьян.
   – Я не прочь, Григорий Николаевич? – продолжал Николай, все более и более увлекаясь этой мыслью, – хотя и слышал, что у васильевских мужиков нет никаких доказательств.
   – Дело занозистое, это верно… Документов никаких, но они владели леском еще при покойном Смирнове… Он подарил им лес… Все об этом знают! Попытать надо, не отдавать же так лес, зря, Смирнихе… Баба она с перцем!
   – Страшно как-то, Григорий Николаевич!.. Ведь это будет мой первый дебют…
   – Да вы поди речисты?.. Правда, супротивник ваш будет – петербургская ваша шельма…
   – Присухин?
   – Слышал, он самый…
   – Что ж… попробуем!.. Я, впрочем, не даю окончательного ответа. Я прежде познакомлюсь с делом, поговорю с крестьянами…
   – И я кое-что расскажу, я тоже дело это знаю… Ужо приходите ко мне денька через два, я тем временем прикажу васильевскому старосте прийти… А насчет денег – васильевцы заплатят вам хорошо! – прибавил Лаврентьев.
   – Я не возьму с них денег! – вспыхнул Николай.
   – Как не возьмете? – удивился Лаврентьев и даже приостановился, посматривая на молодого человека во все глаза.
   – Так, не возьму…
   Лаврентьев расхохотался.
   – Вот сейчас и видно, Николай Иванович, что вы мужика совсем не знаете. Да нешто он согласится, чтобы вы даром?.. Ни в жизнь! У него тогда и веры не будет к вам… Боже вас сохрани! Мужик смекнет, что вы так, по-господски… позабавиться… Что вы! За свой труд да не взять?!
   – Ну, положим, пустяки какие-нибудь…
   – И это не дело, – берите по чести! Вы с ними торгуйтесь, нечего белендрясы-то с ними строить… Мужик над вами будет смеяться, коли вы с ним, как с младенцем, станете бахвалиться! Васильевцы – плут-мужики и ничего себе – брюхо отрастили, даром что прикинутся казанскими сиротами… Я здесь мужика знаю… Ну, да об этом нечего толочь воду-то! Коли возьметесь за дело, мы ужо обладим…
   Они шли, продолжая беседу. Лаврентьев время от времени поглядывал все по сторонам улицы.
   – Что это вы ищете, Григорий Николаевич?
   – Вот ее самую – цирульню!
   Лаврентьев ткнул пальцем на противоположную сторону улицы и прибавил:
   – Пойти окорнаться, а то, сказывают люди, и взаправду детей пугаю! – усмехнулся Григорий Николаевич.
   «Это он все для Леночки!» – подумал Николай.
   – Опосля еще к одному человечку заверну, да и гайда домой! – продолжал Лаврентьев, останавливаясь. – Что здесь хорошего? Одна пакость в городе! А вы когда домой?
   – Мы завтра.
   – Так прощайте, Николай Иванович! И то замотал я вас! Спасибо за помощь! Ужо мы с Еленой Ивановной приедем свои фортепианы брать… По крайности музыка у нас будет, а то что гитара?.. Ей наскучит моя гитара… Елена Ивановна музыку любит… Душа у нее… такая… чуткая… Словно струна звучит!
   Когда Лаврентьев упоминал имя невесты, некрасивое, поросшее волосами лицо его умилялось, глаза светились бесконечною любовью, и в грубом голосе звучала такая нежная нотка, что Николай невольно подумал, глядя на этого «медведя»: «Любит же он Леночку и как сильно любит!»
   «А Леночка?» – подкрадывался вопрос.
   – Не забудьте же через два дня ко мне, к вечеру, что ли… Лес тягать будем от Смирнихи! – прибавил Лаврентьев, сжимая, по своему обыкновению, руку Николая так крепко, что Николай чуть не присел.
   – Ай больно? – простодушно спросил Лаврентьев, гладя своей рукой руку Николая, точно нянька ребенка. – Да, батюшке-то вашему, Ивану Андреевичу, нижайший мой поклон! Очень помог он! Кабы не он, може, генерал и слухать бы не стал Гришку Лаврентьева. Брешет, мол, все Гришка!.. Он и так глаза все пучил на меня! Теперь по крайности кум усмирять не будет… и то ладно! А до Кузьки доберусь!.. Ты не сумневайся, Иваныч!.. Для этого я и к человечку иду. У Кузьки-то все рыло в грязи, как у борова, да и кровь-то на рыле еще не засохла… Мы ее отмоем… дал бы бог до концов до его добраться!..
   Он снова пожал руку и пошел в другую сторону.
   Николай, улыбаясь, проследил глазами неуклюжую, мешковатую фигуру Лаврентьева и пошел вперед, охваченный мыслями о сделанном предложении. Он шел, опустив слегка голову, и в воображении произнес уже несколько превосходных речей, совершенно уничтожил своего противника, так что Присухин то бледнел, то краснел, и сила этих речей, разумеется, произвела такое впечатление, что суд, несмотря на отсутствие документов, решил дело в пользу его доверителей, – как вдруг чей-то голос сзади назвал его по имени.
   Николай повернул голову и увидел перед собой ту самую «легальную грабительницу», которую он только что так назвал в своей мысленной речи. Смирнова была не одна, а с Ниной Сергеевной. Обе они, видимо, обрадовались встрече.
   – Знакомых не узнаете? – весело заговорила Надежда Петровна, протягивая руку. – И забыли нас совсем. Это стыдно, Николай Иванович! – ласково упрекнула «легальная грабительница».
   – И, во всяком случае, нелюбезно! Обещал приехать и… в воду канул! – прибавила Нина, вся улыбаясь и по-английски пожимая руку молодого человека.
   Он взглянул на нее. Она все та же: ослепительная, свежая, белая, улыбающаяся. Тонким ароматом веяло от нее и приятно щекотало нос. Платье, показалось Николаю, сидело на ней как-то особенно шикарно. И вся она была такая изящная, выхоленная, красивая. Он пошел рядом с Ниной.
   – Надолго в город? – осведомилась Смирнова.
   – Вчера приехали и завтра уезжаем. Отец тут по одному делу.
   – А вы от скуки? – усмехнулась Нина.
   – А вы, Нина Сергеевна? – переспросил с живостью Николай. – Разве вы уже соскучились в деревне? – значительно прибавил он.
   Но Нина, казалось, не поняла намека и ответила:
   – От скуки. Мама тоже по делам, так я воспользовалась случаем. Вот по магазинам ходили… Только ничего здесь нет. Дрянь все!
   – Так мы вас будем ждать! – снова сказала Надежда Петровна. – Я все-таки рассчитываю на вас с нашей школой… И приезжайте не на день, не на два, а на неделю… Мы послезавтра домой.
   – И Алексей Алексеевич без вас соскучился! – вставила Нина. – Бедному не с кем спорить!
   – Не с кем?
   – Не с кем! Нет достойных противников! – прибавила она тихо и при этом так ядовито улыбнулась, что Николая кольнуло.
   Ему было досадно, что она смеется над ним, как над мальчишкой, смеется так небрежно, и в то же время ему была приятна ее болтовня. Говорить с ней было как-то весело и заманчиво. Какая-то раздражительная прелесть насмешки была в ее болтовне. И при этом иногда в ней прорывались такие нотки, что Николай становился в тупик. «Пусть, однако, она не думает, что я ею очень интересуюсь!» – решил вдруг Николай и стал раскланиваться, когда подошли к перекрестку.
   – Да вы опять бежать? Или вспомнили о каком-нибудь деле? – спросила Нина.
   – Нет, просто нужно сделать один визит! – соврал молодой человек.
   – Так смотрите же, до свидания! – повторила Смирнова. – И до скорого.
   – Еще, верно, вечером увидимся? – лениво обронила Нина, кивнув головой. – Верно, на бульваре будете? Больше некуда деваться. Посмотрите все здешнее обществе в сборе. Говорят, здесь много хорошеньких!..
   – Не знаю. Может быть! – сказал Николай.
   Он тогда же решил не идти на бульвар. «Подумает, ради нее пришел!» Но после обеда его одолела такая скука в номере, что он вышел из гостиницы, побродил по улицам и очутился на бульваре.
   «Пусть думает, что хочет. Черт с нею!»


   В саду играл хор военной музыки. По аллеям медленно двигалась публика, тихо разговаривая. За столиками кое-где пили чай и пиво. Не слышно было ни смеха, ни громкой речи. Все точно собрались для того, чтобы поскучать на людях и показать наряды. Лица у всех были какие-то натянутые, скучные. Дамы оглядывали костюмы друг друга и бросали завистливые взгляды. Мужчины как-то совсем скучно гуляли. Николай вмешался в толпу и пошел по течению. Он описал несколько кругов вокруг площадки, где играла музыка, испытывая адскую скуку, стал искать Смирновых и не видел их.

   – Николай Иванович!
   Он обрадовался, услыхав знакомый голос Нины Сергеевны, и торопливо подошел к скамейке, на которой сидела Смирнова с Ниной. Обе они лорнировали проходящих.
   – Садитесь-ка, а то вы ходите, как рыцарь печального образа [27 - Рыцарь печального образа – Дон Кихот, герои одноименного романа Сервантеса (1605-1615).]! – проговорила Нина, указывая на место подле себя. – Видно, очень весело?
   – Не особенно.
   – Не особенно. Да на вашем лице такое воплощение скуки, что при взгляде на вас невольно делается скучно!.. Давайте-ка вместе смотреть на публику… Что, много красивых лиц?
   – Не заметил.
   – А вот эта – взгляните! – вступилась Надежда Петровна, указывая едва заметным движением на проходившую молоденькую красивую барыню. – Вы не знаете этой губернской красавицы?
   – Нет.
   – Жена вице-губернатора. Не правда ли, хороша?
   – Хороша, но слишком уж довольное лицо. На нем написана глупость!..
   – Ну, а вот эта брюнетка, дочь здешнего городского головы, с брильянтами в ушах и с миллионом приданого. Хороша?
   – С миллионом или без него? – засмеялся Николай.
   В это время к скамейке приблизился какой-то пожилой господин, раскланиваясь с дамами. Надежда Петровна усадила его возле себя.
   – Ну, теперь мама не будет скучать!.. – заметила Нина.
   – Почему? Разве этот господин интересный?..
   – Да вы, как посмотрю, решительно никого не знаете. Это известный здешний сельский хозяин, господин Барсуков… помещик.
   – А! – промолвил Николай. – Известный?
   – Мы неизвестных не любим! – усмехнулась Нина. – Однако давайте-ка лучше злословить, а то, право, скучно.
   Нина Сергеевна начала осмеивать проходящих дам, делая ядовитые и подчас меткие замечания насчет их лиц и костюмов, и весело болтала, не обращая, по-видимому, внимания на сдержанное обращение Николая. Молодой человек все еще не мог забыть подслушанный разговор в саду и не то чтобы сердился, а хотел как-нибудь дать понять молодой женщине, что она его нисколько не интересует.
   Нина Сергеевна продолжала болтать и смеяться – и вдруг смолкла. Смех оборвался неожиданно, точно лопнувшая струна.
   Вязников взглянул на молодую женщину и был поражен внезапной переменой. Та ли это Нина, только за секунду перед тем веселая, сияющая, смеющаяся?
   Она вся как-то притихла, как притихают дети после долгого веселья. Тоской и утомлением дышали ее черты. Она медленно прислонилась к спинке, откинула вуалетку, и сквозь белый газ – показалось Николаю – блеснула слеза в ее глазах.
   Николай молчал, не смея нарушить торжественности ее настроения и проникаясь участием. Молчала и Нина. Сбоку шла оживленная беседа Смирновой с известным сельским хозяином.
   – Рассказывайте же что-нибудь! – наконец проговорила Нина.
   – Что рассказывать?
   – Что-нибудь веселое!..
   – Вам трудно угодить… Странная вы женщина, Нина Сергеевна, – вот все, что я могу сказать!
   – Это я и без вас знаю.
   – Такие резкие переходы!.. Сию минуту смеялись, а теперь…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное