Станислав Буркин.

Волшебная мясорубка

(страница 7 из 34)

скачать книгу бесплатно

   – Всего лишь кажется, – сказал он, потом замолчал и посмотрел вдаль. – Выдуманный, говоришь. Конечно. Но ведь и все остальные страны кем-то выдуманы. И не только страны, но и моря, и леса, и горы, и даже солнце, и даже время и даже эта труба. Все это кем-то придумано. Разве ты не знал этого?
   – Вы о Нем? – тихо спросил Франк.
   – И о Нем, и о тебе, и о Вильке, – ответил волшебник. – Все это очень сложно, Франк, и, признаться, я и сам во всем этом до конца так и не разобрался. Да и вряд ли это кому-то удастся. Но если мы чего-то не можем понять, это никак не означает, что этого «чего-то» не существует. В реальности всегда остается место для тайны, для чуда и волшебства. Просто в одних сердцах этого места больше, а другие сердца им бедны.
   Франк непонятливо сдвинул брови.
   – Вот видишь, как все это сложно, – засмеялся волшебник.
   – Но, – нерешительно продолжал расспрашивать Франк, – где мы сейчас?
   – А ты действительно хочешь это знать? – почему-то переспросил волшебник и окинул мальчика сомневающимся взглядом.
   – Да, хочу, – твердо ответил Франк.
   – В таком случае, – ответил владыка Сергиус, – ты обязательно поймешь это сам. Те, кто ищет правду, находят ее. Как странно, что тебя это интересует. Вот твоего друга это ни капли не интересовало. Он больше настаивал, чтоб я ему что-нибудь наколдовал, показал свое волшебство – затмение устроил, вызвал грозу, превратился в улитку…
   Франк не удержался от смеха.
   – И вы делали все это?
   – Что-то делал, а что-то и нет, – ответил волшебник. – На трюк с улиткой я, конечно, не клюнул, знаю я этого сорванца.
   – Вообще-то он парень неплохой, – заступился за друга Франк.
   – Ну! – согласился Сергиус. – Сюда плохие не попадают. Но он проказник и великий болтун.
   – Что есть, то есть! – не смог не согласиться Франк.
   – Он даже заявил о себе как о моем подмастерье, – усмехнулся волшебник. – Как-то даже заключил со мной пари по поводу своего трюка с кастрюлей.
   – И что? – изумился Франк дерзости друга. – Неужели он взял с вас деньги?
   – Ну конечно нет, – смеясь, отмахнулся волшебник. – Ведь он и так существует за мой счет. Мы поспорили с ним на четыре пинка и две чмоки.
   – Что-о?! – вылупил глаза Франк. – И чем же все завершилось?
   – Ну, в общем, – признался волшебник, – это единственный раз в жизни, когда мне ставили чмоки. Пренеприятное ощущение, – припоминая, поморщился старик: – Крайне унизительно. Постыдно.
   – Он хватал вас своими потными пальцами за лицо, а потом давал пинка? – пытаясь сдержать смех, спрашивал Франк, не веря своим ушам.
   – Нет, пинка он мне все-таки не давал, – возразил Сергиус. – Дело в том, что всякое побиение местоблюстителя дракона карается в нашей стране пожизненным заключением в сырую темницу.
Так что получить за меня пинка любезно вызвался Нонпарель. Ужасное было зрелище! И где только Вильке такому научился?
   Франк представил, как Вильке пинал карлика в парадном мундире, и ему стало смешно и одновременно неловко за друга.
   – Видите ли, – объяснил он волшебнику, – в нашей школе, где мы учились, Вильке был новичком, к тому же рыжим и толстым. Его всячески обижали и даже не хотели принимать в молодежную организацию, считая негодным по моральному духу и физической подготовке. Но отец Вильке – известный в Австрии врач, поэтому его сына все-таки приняли в Гитлерюгенд. Но и после этого ему доставалось не меньше, и меня всегда удивляло, как при этом он может оставаться таким веселым, затейливым и открытым парнем. Что называется, без комплексов. Вот посмотрите – он ведь вас совсем плохо знает, а вдруг бы вы его самого превратили в улитку? Но он все же затеял с вами это пари. Так же он поступал и в школе. Не замыкался, когда его обижали, а напротив, смешил и дразнил своих обидчиков.
   Волшебник задумался над этими словами, и его щека заметно подергалась от нервного тика.
   – Да, он действительно славный малый, – покивал Сергиус. – Его обидчикам, скорее всего, было далеко до него. Ведь физическая сила – это не главное. Разве сильные будут обижать слабых? Эти люди сами слабы, они неспособны на подвиг. А вот когда слабый после многих лет притеснений и издевательств способен не озлобится и остаться веселым – это настоящий подвиг. Наверное, потому Вильке здесь и оказался. Он удивительный человек.
   – Это точно, – согласился Франк.
   Собеседники смотрели на долину, облокотившись на холодные каменные перила. День был по-горному яркий, солнце светило им прямо в лицо, и на высоте дул душноватый ветерок.
   – Она твоя, – сказал волшебник, протягивая трубу Синбада. – Пойдем, а то заболтались.
   – Ух ты! Спасибо огромное! – обрадовался подарку Франк.
   – Будешь брать ее в свои путешествия, – сказал волшебник, заходя назад в кабинет. – В морские, чужеземные, опасные и не очень.
   – А эта страна большая? – спросил волшебника Франк.
   – Трудно сказать. Смотря с чем сравнивать. Страна Боденвельт – это горная полоса между двух великих морей – Западным и Восточным. До берега Восточного моря она чуть-чуть не дотягивает, но, если надо, жители нашей страны беспрепятственно выходят к тем берегам: там живет дружественный боденвельтцам народец. А вот с великим Западным морем мы граничим очень широко. На это море приходится, наверное, четверть протяженности наших границ. Здесь открывается бесконечный путь к известным и неизвестным странам. Но и сам Боденвельт так велик, что за свою тысячу лет я не могу похвастаться, что знаю в нем каждую пядь.
   Они прошли в башню-обсерваторию и стали подниматься по ветхой винтовой лестнице. Из грубых каменных стен торчал щебень, деревянные ступеньки скрипели, а над головой вспархивали летучие мыши. Через квадратную дверь они попали в темное, похожее на чердак, захламленное помещение с круглым куполом. То, что Вильке назвал библиотекой, правильнее было бы обозвать свалкой. Но здесь было полно древних диковинных штук, скрытых паутиной и вековой пылью. Посредине зала был установлен огромный, как гаубица, телескоп, а под ним – подвижное сиденье и бесчисленное количество рычажков и вертушек для наводки.
   – Вот это моя лаборатория, библиотека и обсерватория одновременно, – похвастался Сергиус.
   – Да, – признался Франк, – впечатляет.
   Если в кабинете Сергиус принимал посетителей, и там был хоть какой-то порядок, то тут царил настоящий пыльный хаос.
   Подергав несколько раз рычаг, волшебник с трудом сдвинул его. Тот хрустнул, скрипнул, где-то затрещали цепи, шестеренки, и башня зашевелилась. Франк понял, что обсерватория повернулась. Сергиус перевел другой рычаг, и из купола упал луч дневного света, который под скрежет башни стал увеличиваться, и в помещении стало светлей.
   – Ну как? – задорно спросил волшебник.
   – Здорово, – признался Франк.
   Волшебник подбежал к завалам, вытащил тяжеленный том, сдул с него пыль и хлопнул им о столик.
   – Вот, посмотри, – пригласил он Франка.
   Сергиус открыл книгу.
   – Атлас! – воскликнул Франк. – Да, Вильке мне о нем уже рассказывал. Когда-то у меня был похожий.
   – Похожий-похожий, – согласился с ним волшебник. – Но только похожий. Ведь это-то не простой атлас, а волшебный.
   – И в чем его волшебность? – спросил Франк, рассматривая ветхие коричневые страницы.
   – А вот давай найдем нашу страну.
   Волшебник полистал жесткие страницы с обглоданными временем краями. Наконец открыл титульный лист одной карты, с огромной готической надписью: «Боденвельт», дополненной гербом – улыбающимся драконом в венке (Франк уже видел такой же в канцелярии волшебника). Сергиус перелистнул страницу, и перед ними открылась карта.
   По бокам были изображены обширные зеленоватые моря, между ними – широкий коричневый перешеек, изрезанный горными хребтами, на нем темнели шершавые пятна лесов, синие реки и голубые озера. Вся карта была испещрена прямыми и дугообразными надписями самой разной величины. Также здесь помещались малюсенькие гравюры с изображением необыкновенных жителей и животных этой и прилегающих стран. В одном из озер Боденвельта кляксой распластался осьминог. В Западном и Восточном морях плавали корабли, киты и акулы. В некоторых местах, отбрасывая тень, висели птичьи стаи, воздушные шары и неуклюжие дирижабли.
   – Она прекрасна, – заметил Франк, разглядывая карту и понимая, что это ручная работа.
   Судя по тому, как фыркал и сопел Сергиус, ему было очень приятно это слышать.
   – Я составлял этот атлас семьдесят лет, – гордо признался волшебник, – когда был еще молод и мог совершать со своими друзьями далекие экспедиции по морям и по суше.
   – Вы составили его сами? – изумился Франк.
   – Ну, что ты, конечно, нет, – отмахнулся Сергиус. – Мне помогала целая армия моих друзей. Птицы, странники и мореходы из далеких стран. Сам я не покидал Боденвельт с тех самых пор, как назначен на должность. Ведь путешествия далеки и опасны, а я здесь всем нужен, и без меня тут могут случиться, например, кровавые войны. А я не могу этого допустить. Ведь я – главный хранитель заповеди великого Мимненоса, запрещающей кровопролитие на этой земле. Поэтому я, верховный местоблюститель, решаю все спорные вопросы миром.
   Сергиус выпрямился, отошел от стола и вновь опустился на колени перед своим барахлом в поисках какого-то предмета. Что-то позвякивало, что-то отлетало в сторону, наконец, волшебник вскочил:
   – Вот он!
   С азартной суетливостью старикан установил на раскрытый атлас старинный микроскоп, подкрутил колесико, похихикал и пригласил Франка взглянуть в окуляр. Первое время тот ничего не мог разглядеть, поймав резкость, увидел яркую выпуклую картинку – крошечную виллу с черепичной крышей на окраине городка. Над домиком висела неподвижная надпись «Вильке-штрассе, 1». Их вилла казалась игрушечной, словно макет. Но вдруг Франк увидел Вильке. Тот лежал на дворе, прямо на травке, сунув руки под голову, и пялился в небо. Кажется, он пожевывал травинку. А неподалеку, подперев голову рукой, лежала на боку и, покачиваясь, смотрела на Вильке Марлена. Похоже, она смеялась. А вокруг них порхали неестественно большие капустницы. Наверное, так казалось оттого, что они летали высоко над землей, ближе к окуляру микроскопа.
   – Во народ! Они же должны работать на кухне! – разоблачительно воскликнул Франк.
   Вдруг он увидел рыжую мышку, которая, виляя хвостом, подбежала и напрыгнула на Вильке. Это был Лорд. Вильке перевернулся на живот, закрыл голову руками и задрыгал ногами, а Марлена упала на спину и схватилась за живот. Франк с трудом оторвался от микроскопа и вновь оказался рядом с волшебником в темной и пыльной обсерватории.
   – Это удивительно, – сказал он, глядя на довольного Сергиуса. – Настоящее волшебство!
   – Я же сказал, что мой атлас необычный, – улыбаясь и приподнимая косматые темные брови, покивал волшебник.
   Франк задумался, и его осенило:
   – Ведь так можно заглянуть куда угодно! – воскликнул он. Но волшебник грустно пожал плечами.
   – Боюсь, что это не так, мой друг, – сказал он, придвинув к себе волшебную книгу. – К несчастию, я смог обозначить здесь только известные страны.
   Сергиус взял книгу, мигом пролистал страницы, и Франк увидел, что большая часть их еще пуста.
   – Вот видишь, как много еще нужно отважных путешествий, чтобы закончить мой труд. Кто его знает, что там творится, может быть, там все еще шумят древние войны. – Сергиус улыбнулся. – Но я думаю, что когда ты повзрослеешь, то немного поможешь мне в научной работе. Поможешь?
   – Конечно, – пообещал юноша, – если смогу.

   Франк прогостил у волшебника целых три дня, здорово с ним подружился и даже слегка привязался к нему. Старик и впрямь оказался не столько суровым владыкой замка, сколько ученым чудаком. Вечерами у них случались серьезные разговоры, и Франк понимал, что общается с человеком, посвященным в величайшие тайны вселенной.
   На второй день пребывания Франка в замке появилась ведьма Каздоя, закатившая жуткий скандал. Ее категорически не устраивало, что горные гномы не получили концессию на добычу золота в лесах Зенона. Как оказалось, этот участок с незапамятных пор принадлежал ей. Но сто лет назад старый лес получил статус заповедного, и в нем стало нельзя охотиться. Охотничий клуб перестал платить ведьме взносы, и она обнищала. Последней ее попыткой вернуть былые доходы была авантюра с горными гномами – ведь они обязались выплачивать ей ренту.
   – Ах ты маразматик! Ну, погоди, – бушевала старая истеричка в кабинете, в то время как Франк гулял по террасе. – И это после всех тех пирогов, что я тебе испекла?! – кричала ведьма. – Как ты мог так со мной поступить? Я же твоя троюродная сестра!
   – Таков мой долг, – заявил волшебник, покачав головой, и бесстрастно уставился на ведьму через золотое пенсне.
   – Если б ты только знал, во что за эти сто лет превратилась моя усадьба, – ныла старуха, – а ведь когда-то в ней паслись крылатые единороги Мерани.
   – Если ты не справляешься с хозяйством, скажи, и я попрошу крестьян из ближайшей деревни ухаживать за твоей усадьбой…
   – Нет, вы только послушайте его! – возмутилась Каздоя. – И это говорит мальчишка, который на двести лет младше меня! Сегодня он пригласит слуг и сиделок, а завтра упечет меня в богадельню! – Каздоя схватила со столика статуэтку, замахнулась, но вдруг потерла ее о кружевной манжет и вернула на место. – Проклятье, я даже не могу позволить себе новые безделушки. – Она достала платок, утерла сухие глаза и смачно высморкалась. – Даже Мимненос, и тот жалеет старую каргу. – Она прижала платок к глазам и принялась громко всхлипывать.
   – О нет! Только не это, Каздоя, – взмолился Сергиус, подбежал и обнял сидящую на канапе бабу-ягу. – Ну, постесняйся хотя бы гостя.
   – Какого гостя? – очнулась старуха.
   – Ну, ты что, старая, – весело укорил ее Сергиус. – У меня уже второй день гостит тот мальчик, который упал на Мимненоса.
   – Да что ты говоришь?! – принялась приводить себя в порядок ведьма. – Дай-ка, дай-ка мне стакан воды. – Она накапала валерьянки, выпила и моментально преобразилась. – Где же этот странный субъект?
   – Он смотрит в трубу на террасе, – задорно кивнул волшебник. – Хочешь, я его позову?
   – Ну, конечно! Конечно, зови! – закричала старуха. – Что ж ты, гаденыш, сразу мне не сказал? А я тут концерты устраиваю!
   – Франк, дорогой! – подойдя к окну, крикнул волшебник. – Иди, я тебя кое с кем познакомлю.
   Франк следил за косулями, пасущимися на дальнем цветущем склоне. Услышав голос волшебника, он оторвался от этого зрелища и вошел в канцелярию.
   – Здравствуйте, – сказал он и вежливо поклонился.
   Старуха вылупила глаза и восхищенно разинула однозубый рот. Поерзав на канапе и за одно мгновение сменив с десяток поз, она, наконец, соскочила на пол.
   – Ну надо же! – щурясь, сказала ведьма, одетая в тряпье наполеоновской эпохи: темный, изъеденный молью чепчик и черное платье с белыми кружевными манжетами.
   – Ну надо же! – вновь завопила она. – Какой мальчик, какой миленький, какой симпатичненький! – и она, прищурив глаз, цокнула единственным зубом.
   – Вот, познакомься, Франк. – Волшебник подвел мальчика ближе. – Это бабушка Каздоя, моя дальняя родственница, известная в этих краях ведьма. На самом деле – очень милая и добрая женщина.
   У нее был тонкий крючковатый нос, кривые пальцы в перстнях, хватко сжимавшие длинный ветхий зонт с рукоятью слоновой кости, вокруг которой вился дракон с рубиновыми глазами. На тонких костяных ногах старухи были блестящие резиновые галоши.
   – Ой, да не слушай ты его, – засмущалась старуха, – не слушай. Все он врет. Совсем из ума выжил. Какая же я милая?.. – Она помолчала, а потом жеманно поинтересовалась: – А ты случайно не любишь кексы?
   – Конечно же люблю, – пытаясь не засмеяться, сказал Франк, – а еще больше их любит мой друг Вильке.
   – Ой! Ой! – вздрогнула ведьма, – И не говори при мне про этого дармоеда! Он у меня все сухофрукты за один вечер умял! Впрочем, я все равно бы из них компот не сварила. Им было сто лет в тот обед. Но все-таки за один вечер, целый мешок! – ведьма покачала головой. Говоря все это, она ходила вокруг Франка, рассматривая его, будто скульптуру. – А скажи-ка мне, мальчик, чего это ты в тот раз на Мимненоса прыгнул?
   – А… Видите ли, я не специально, – взялся оправдываться Франк. – Я очнулся в какой-то темной пещере и полз по ней, пока не оказался на краю обрыва. Глянул вниз, а там вы и дракон. И тут дракон чихнул, я и свалился на него. Вот и все, что я помню.
   – Забавно-забавно, – недобро сказала старуха. – Ну что ж, ладно, приходи ко мне в лесную усадьбу. А то мне бывает там скучно. По пять лет никто не заходит. Просто с ума сойти можно. А ведь в доме ведьмы есть на что посмотреть. Придешь?
   – Ну конечно приду, – пообещал Франк.
   – Я серьезно, приходи, – продолжала старуха, – бери своего дружка, если хочешь. А я сегодня вся расстроенная, концессии не дают… – она отвернулась, махнула платочком и всхлипнула.
   – Ну, пожалуйста, Каздоя, довольно уже, – взмолился волшебник, открыл в стене потаенный сейф и достал мешочек. – Вот, возьми – это тебе на первое время.
   Ведьма поспешно схватила кошель и, взвесив его на ладони, скривилась.
   – Усадьбу на это, конечно, не восстановишь, – сказала она. – Но учитывая всю бедственность моего положения, я не могу отказываться даже от таких унизительных подачек. Ладно, я, пожалуй, пойду.
   – Ну, бывай-бывай, – по-свойски стал провожать ведьму Сергиус.
   – А ты и рад, что я ухожу. Да?
   – Ну конечно нет, просто у меня дел много.
   – Даже чая не предложил, – продолжала канючить себе под нос ведьма, делая вид, что копается. – Это мне! Мне, которая приехала к нему с той стороны Великих гор. А ведь билеты нынче подорожали. И кондукторы хамят, как никогда раньше. Безобразие! Лучше бы вообще не строили этой железной дороги. Жила бы я одна в своем лесу, любовалась бы единорогами и пила чай со смородиновым листом. А то якобы у них в купе чай бесплатный. Все это гнусное вранье! Они включают чашку чая в стоимость билета. Из-за этого они такие и дорогие, эти билеты. Хе! Бесплатный чай, бесплатный чай… С ума сойти! Он мне, значит: где ваш билет, бабушка? А я ему: а где мой чай, внучек? А он мне: чай только после предъявления билета. – Каздоя так смешно передразнивала кондуктора, что Франк засмеялся и прикрыл рот ладонью, а Каздоя при этом делала вид, что не может застегнуть зонтик и найти запонку одновременно. – А я ему: но почему, если чай бесплатный, я должна покупать билет? А он мне: так-так, похоже, бабушка, придется вам сойти на этой станции и уплатить штраф. А я ему: руки прочь, сопляк! Тебя в слизня превратить или в лягушку? Нет, по-моему, рогатый слизень тебе подойдет больше… Так-так, где же мой порошочек для превращений? Но тут он сделал вид, что не хочет связываться, махнул рукой и закрыл дверь купе. Но я-то знаю, что он попросту испугался. Трус! Жалкий трус! А я бы с ним еще поболтала. Он бы у меня узнал, как хамить пенсионерам…
   – Ну, ладно-ладно! – не выдержал волшебник, глядя, как Каздоя находит все новые и новые способы задержаться. – Можешь взамен чая взять одну из моих статуэток.
   – Ты это серьезно?! – выпрямилась от удивления ведьма. – Или опять издеваешься надо мной, дрянной волшебник?
   – Ну конечно, серьезно. Только побыстрее.
   Ведьма подскочила к стеклянному шкафчику и с азартом принялась перебирать статуэтки.
   – Ты знаешь, я, наверное, никогда, никогда не смогу выбрать, какая из этих двух мне нравится больше. Вот эта или та? По-моему, они обе – просто чудо. Милый, милый Сергиус, мне проще, наконец, умереть, чем выбрать, какая лучше…
   – Ладно, возьми обе, только ступай, ступай.
   – Ты думаешь, купил меня, да? Ничего подобного, я и сама уже собиралась. Ну, ладно, прощай братец, я буду скучать. Нет, правда. Честное слово. Ты мне не веришь? До свидания, Франк, жду тебя в гости, ты еще не забыл? Ну, прощайте, не поминайте лихом.
   Дверь закрылась. Волшебник без сил рухнул на свой диванчик.
   – Фу-у! – выдохнул он, отирая платочком лоб. – Эта старуха невыносима.
   – Я все слышала, – донеслось далеко за дверями. – Все-все слышала, старый мерзавец. Ничего, мы еще поквитаемся, вот увидишь…
   Она еще долго что-то бормотала, но голос все удалялся, удалялся и наконец затих.

   Волшебник и впрямь много работал. Часами он сидел за бюро посреди кабинета в своем высоком кресле, поставив ноги на подножку, и отстукивал на печатной машинке. Иногда, сидя за рабочим столом, он принимал посетителей, по большей части крестьян и ремесленников, с хозяйственными вопросами. Секретаря у волшебника не водилось, наверное, он неплохо справлялся и сам. Впрочем, ворон Метранпаж и карлик Нонпарель постоянно выполняли его поручения.
   Мальчику нравилось смотреть, как волшебник работает, как он бойко колотит указательными пальцами по круглым серебряным шляпкам, как вставляет листы и со смешным звуком – хрум-тиу-у-у-дзыньк! – сдвигает каретку после каждой написанной строчки. Иногда он соскакивал с места, вставал с листком под окно и рассматривал его через лупу. Временами брал ножницы, вырезал красивые края, клал бумагу в конверт, ставил сургучную печать и бросал ее в прикрепленную к перилам террасы, похожую на гнездо корзинку. Оттуда конверты забирал ворон Метранпаж и доставлял по адресу.
   – А можно мне пойти погулять? – спросил Франк волшебника, набродившись по замку и перевернув обсерваторию вверх дном.
   – Ну конечно, – согласился волшебник. – Ты можешь гулять, сколько хочешь. Только знай, ты должен быть осторожен. Ведь леса Боденвельта – это не парк, там бродит множество хищных животных. Встречаются даже тигры. Но особенно нужно беречься местной нечисти, вроде земляных троллей. Будь осторожен.
   Волшебник, что-то вспомнив, нажал кнопочку на столе.
   – Слушай, Франк, а ты верхом ездишь?
   – Конечно! Я обожаю кататься на лошадях.
   – Сейчас придет Нонпарель и проводит тебя в конюшню. Выберешь лошадку по своему вкусу. Они умные животные, в обиду тебя не дадут. Погуляй-погуляй, – сказал волшебник, уже садясь за работу. – Только долго не ходи, чтобы я не волновался. А завтра навестим нашего дракона. Ведь должен он познакомиться с тем, кто свалился на него с неба.
   – Как это здорово, – заметил Франк, а сам подумал: «Вильке лопнет от зависти».
   … Только Франк заехал в дремучий лес, лошадь под ним внезапно чего-то испугалась и как ветер понеслась меж стволов. Франк, пытаясь остепенить обезумевшее животное, кинул взгляд назад и увидел, что за ними мчится свирепое, похожее на античного Пана существо – все покрытое волосами, с рогами, козлиными копытами и хвостом… Еле оторвались.
   Хоть Сергиус и сказал потом, что это был простой леший, больше Франк ходить в лес один не отваживался, только бродил по горным лугам. А с лошадью он так подружился, что всю дорогу болтал с ней о природе, друзьях и просил попеть ему лошадиные песни, что она с удовольствием и делала.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное