Станислав Буркин.

Волшебная мясорубка

(страница 5 из 34)

скачать книгу бесплатно

   – Брешешь! – заржали мужики.
   – Нет-нет, – сказал гном. – Клянусь своей бородой. Свалился прямо на Мимненоса.
   – Кажется, я сейчас пристрелю этого наглого лживого гнома, – сказал один из охотников, взводя тугой курок своего ружья.
   – Он говорит правду, – сказал Франк поднявшись. – Я упал на вашего дракона со скалы.
   Все это время подходили все новые посетители, которые, входя, громко топали на пороге и галантно снимали шляпы перед другими гостями заведения.
   – Что тут творится?! – влетела в задымленный зал хозяйка. – Кто стрелял?!
   – Да я ж без пульки, госпожа Изольда, – виновато сказал охотник и привстал, прижимая к груди шляпу. – Холостым, так сказать. Гномов пугнуть.
   – Я не потерплю такого безобразия в моем заведении! – закричала хозяйка. – Вон отсюда!
   – Госпожа, Изольда, ради Мимненоса, – взмолились мужчины, краснея, – не сердитесь на нас, мы это не со зла. Так, на место поставить хотели, а то совсем распоясались. По столам скачут.
   – К вашему сведению, эти почтенные гномы – мои гости! – сказала Изольда, кипя негодованием. – И до тех пор, пока они здесь, я никому не позволю так с ними обращаться! Вам повезло, что Генрих поехал в порт закупать вино из Бурляндии.
   – Госпожа Изольда, – умиротворяюще говорили протрезвевшие мужики, – простите нас, мы больше не будем.
   Стрелявший охотник расстегнул свою сумку и вытащил за лапы мясистую птицу.
   – Вот, зажарьте в знак примирения для уважаемых гномов эту уточку. Только что подстрелили. Хорошая охота была. И поставьте бородачам вместе с их гостем по кружечке пива. За наш счет, естественно.
   Хозяйка смерила их взглядом, но подошла и выхватила пернатый подарок.
   – Смотрите у меня, задиры, – угрожая им уткой, сказала женщина. – Вот пожалуюсь Сергиусу, он вас самих в уток превратит. Из тебя, Вольф, – сказала она стрелявшему, – получится особенно жирный селезень.
   Остальные загоготали. Хозяйка грозно подбоченилась и топнула ногой, потом развернулась и ушла обратно на кухню. Охотники, наклонившись над столом, продолжили беседу вполголоса.
   – Ну вот, как видите, уважаемый Франк, – печально сказал один из гномов. – Нравы у нас тут еще те. Того и гляди, свинцом накормят или топор в спину вонзят.
   – А я думал, у вас тут мир и покой, – удивленно заметил Франк.
   – Ага, покой, – печально покачал головой другой гном. – На прошлой неделе такую драку в Кругозёре затеяли… Стенка на стенку – охотники с рыбаками. Так и перебили бы друг друга, если бы не кузнец Рудольф. С этим дядькой шутки плохи, он лет десять у Сергиуса в подмастерьях ходил. Что ни сделает в своей мастерской, все с колдовскими подвохами. Выкатил на площадь перед безобразниками свою машину – шестиствольную митральезу на пушечном станке.
Ручку крутанул – пару деревьев шрапнелью срезал, аж щепки посыпались. Ну, мужики помялись-помялись да и разошлись. Вот тебе, дружище, и мир с покоем.
   К этому моменту народу в заведении прибавилось, и посетители еще продолжали прибывать. Зал наполнился клубящимся табачным дымом и ровным гулом человеческих голосов. Иногда этот гул взрывал дружный хохот или чей-нибудь хриплый кашель. К столику с гномами подлетела миленькая отроковица лет четырнадцати с целым подносом пивных кружек.
   – Гномам всем большой привет передал мой папочка! – весело заговорила она, крутясь между бородачами и расставляя кружки. – Самого пока что нет. Только я и мамочка. Накрывая вам обед, я верчусь, как бабочка.
   – Здорово! Молодец! – шумно зааплодировала гномья компания.
   – А это и есть Марлена, – представил девушку Вильке. – Дочь господина Генриха и госпожи Изольды. Правда, красавица?
   Девочка бросила на Франка кокетливый взгляд и испарилась, бросив напоследок:
   – А через минуточку будет вам и уточка!
   – А ты чего так раскраснелся, спаситель тигров? – смеясь, спросил лысый гном у Вильке.
   – Каких еще тигров? – отозвался толстячок.
   – А кто нам вчера заливал у камина, что собственноручно спас одного тигра от неминуемой голодной смерти? – спросили они.
   – Ах, вы о котенке, – замялся Вильке. – Так ведь я не один был, а с Франком. Он и предложил мне с малышом хлебом поделиться.
   – Правду говорит? – спросили веселые бородачи у Франка.
   – Было дело, – скромно улыбаясь, подтвердил тот.
   – Так выпьем же! – воскликнул гном, поднимая кружку, – За юных храбрецов и отважных заморских героев!
   Кружки ударились друг о друга, пиво расплескалось на стол, и гномы надолго приложились к напитку.
   – Ух! Какое чудесное пиво! – крякнув, сказал, наконец, один гном.
   – За чужой счет и уксус сладкий, – тихонько заметил другой, и все, припав к столу, с прищуром покосились на охотников.
   – А вот ты, Франк, уже запомнил нас по именам? – спросил гном. – Или так же, как Вильке, всю жизнь гадать собираешься? Или все-таки запомнил?
   – Ну, вообще-то пока не очень, – признался Франк.
   – А хочешь, вмиг всех запомнишь? – предложил гном.
   – Каким образом?
   – Ну, мы же тебе не простые горные гномики, а волшебные, лесные. Можем и наколдовать чего. Хе-хе-хе.
   – Ха! – прыснул Вильке. – Да неужто вы лучше меня в волшебстве преуспели? Да мне сам Сергиус позавидовал! А ну-ка, покажите, на что способны.
   Один из гномов подскочил к Франку и вытащил его из-за стола. В трактире уже собралось много народу, было сильно накурено и довольно шумно. Гном велел Франку нагнуться и простер над его головой руки, делая пальцами магические пасы, а сам в полголоса начал бормотать секрет различения гномов:
   – Слушай меня внимательно, Франк. Внимательно меня слушай! Семь гномов – семь цветов радуги, семь капюшонов. Имя каждого – на первую букву цвета его капюшона. Красный – Коэн, оранжевый – Оэн, желтый – Жоэн. Понял? Все! – И гном громогласно воскликнул, заканчивая во всеуслышание свое заклинание: – Гумбала, шумбала, цай! Гномов по имени знай!
   Все в заведении на мгновение примолкли. Гном-колдун повернулся к обратившейся на него публике и, поклонившись, развел ладони в знак извинения. Все стало как прежде, а гном и Франк вернулись за столик.
   – Ну, что ж, давай, дружище, – ухмыляясь, пригласил Вильке, – назови мне каждого по имени.
   – Та-ак, – сказал Франк, поднял палец и не спеша, без запинки перечислил гномов. – Коэн, Оэн, Жоэн, Зоэн, Гоэн, Соэн, Фоэн.
   Вильке вылупил глаза:
   – Что, правильно?
   – Ага! – хором заверили потешающиеся гномы.
   – Ничего особенного! – объявил несдающийся Вильке. – Я и сам могу. Коэн, Оэн, Зоэн…
   – Неправильно! – воскликнули гномы.
   Франк втянулся в розыгрыш и с пафосом заявил:
   – А я могу и в разброс узнать. Они теперь мне, как братья родные. Спутать невозможно!
   – Да ну?! – вконец изумился Вильке.
   Франк и посчитал пальцем вразброс:
   – Жоэн, Соэн, Зоэн, Коэн, Оэн, Фоэн, Гоэн.
   – Что, опять угадал? – спросил изумленный Вильке.
   – Ага! – ответили гномы.
   Вильке ничего не оставалось, как развести руками:
   – Ну, вы, гномы, конечно, тоже в волшебстве преуспели, но до меня вам все равно далеко. Вы взглядом кастрюлю воды вскипятить можете?
   – Мгновенно, что ли? – спросили удивленные гномы.
   – Вмиг, – заверил их великий волшебник Вильке.
   – Нет, чтобы мгновенно – вряд ли, – признались гномы. – Минут пять-шесть на нагревание все равно надо.
   В это время подоспела Марлена с уткой, и все встретили ее радостными воплями. Затем вернулись к азартной теме.
   – А я – легко! – пожав плечами, заверил Вильке и щелкнул пальцами. – Раз и готово.
   – Что ты об этом думаешь, Франк? – спросил его Оэн.
   – Заливает, – помотал головой Франк.
   – Ну что, Вильке, – сказал Гоэн, – придется держать пари. Я ставлю кружку пива и выкладываю две золотые монеты, если увижу, как он за одно мгновенье вскипятит взглядом кастрюлю воды!
   – И я! – воскликнул Коэн.
   – И я! – добавил Оэн.
   – И я! И я! И я!.. – вторили остальные.
   – Ну вот, Франк, – весело заявил уверенный в себе Вильке, – теперь будет у нас, на что скот покупать. Идемте на кухню!
   Все повскакали с мест и стали пробираться за стойку, к дубовой двери, из которой время от времени выходили хозяйка, ее дочка и еще две служанки.
   Через пять минут Вильке стоял перед огромной кастрюлей в окружении гномов и Франка. Даже госпожа Изольда и Марлена бросили работу и сбежались поглазеть на чародейство.
   – Итак, внимание! – объявил юный маг и склонился над кастрюлей, узрев в ней свое отражение.
   Жестом фокусника, вздернув рукава, он простер ладони над отражением. Затем резко щелкнул пальцами, развел руки и быстро заводил ими, вырисовывая над гладью круги.
   – Суоньце горонцо, горонца крыфь, горонца и вода! – воскликнул Вильке и отпрянул от кастрюли.
   Все ахнули, когда узрели, что вода забурлила и даже стала выплескиваться через край. Вильке вновь подошел к кастрюле и вежливым жестом пригласил зрителей:
   – Прошу желающих удостовериться и обварить себе руку.
   Желающих не нашлось, все поверили ему на слово.
   – Да здравствует Вильке! – воскликнули гномы, – Великий маг и волшебник!
   С этими восклицаниями они втащили толстяка на руках обратно в зал трактира.
   – Совсем гномы распоясались, – ворчали им вслед, когда они пробирались среди занятых посетителями лавок. – Скоро на шею нам сядут. И куда только господин Генрих смотрит?
   Веселая компания окружила свой столик, и Вильке гордо водрузил посредине перевернутую шляпу.
   – Прошу! – поиграл он пальцами, призывая должников к расплате.
   Гномы, как известно, – народец алчный, но, в отличие от горных, лесные за свои слова отвечают. Похмыкивая и кривясь, они развязали свои бархатные мошонки, и в шляпу Вильке, бряцая, посыпались сверкающие монеты. Тот поднял свой головной убор за провисшие полы и радостно взвесил:
   – Теперь я куплю себе семь овец и буду очень счастлив! – сказал он и нахлобучил нагруженную золотом шляпу на голову.
   – Должен спеть! Должен спеть! – настоятельно потребовали гномы. – Старых традиций нарушать нельзя.
   – Но только если вы подыграете, – согласился Вильке.
   Гномы вмиг расстегнули свои огромные шарообразные рюкзаки, и стол с уткой и пивными кружками превратился в место сборки диковинных музыкальных инструментов. Быстрее всего вооружились скрипачи, потом флейтисты, за ними приготовился тамбурин и, наконец, ксилофон. Когда началась настройка, вся публика в заведении притихла.
   Хоть гномов в этих местах особо не жаловали, но в умении скрасить вечер волшебной музыкой им не отказывал никто. Люди закопошились, устраиваясь поудобнее, чтобы было не только слышно, но и видно.
   Откуда ни возьмись, на импровизированной площадке перед столиком гномов появилась табуретка, а сидевший на ней Вильке уже поправлял ремни своего аккордеона. Готовые играть, гномы построились за ним в два ряда. Вильке всегда здорово играл на аккордеоне и знал добрую сотню самых бредовых застольных песен. Он прокашлялся и начал вступительную речь:
   – Дорогие гости, завсегдатаи, а также хозяева и работники сего славного заведения, короче, друзья дракона! Позвольте предложить вам последнее достижение в области немецкого авангарда в исполнении творческого объединения «Вильке Борген и семь гномов»!
   Зал приветственно зааплодировал, а когда наконец установилась тишина, Вильке сказал:
   – Посвящается нашему шотландскому другу.
   Кто-то свистнул, несколько охотничьих собак гавкнули, а Вильке кивнул гномам, зажмурился и-и-и:
   – Айнс, цвай, драй, фир!

     Жила-была собака.
     Она была большая,
     И был у той собаки
     Огромный рыжий хвост.


     И вот когда собака
     Бежала по дороге,
     За нею пыль вставала
     Почти до самых звезд.


     И были у собаки
     Огромнейшие зубы,
     И лаяла собака,
     Как миллион собак.


     Когда она дышала,
     С домов слетали крыши
     И все деревья гнулись —
     И это было так.


     Жила была собака…
     Но только ты не бойся:
     Она была послушной
     И доброю была.


     Меня она любила,
     И в гости приходила,
     И ела хлеб с вареньем,
     И сладкий чай пила.


     И добрая собака
     Со мной гулять ходила
     И ласково крутила
     Своим большим хвостом…


     А вот что было дальше,
     Еще я не придумал.
     Сначала я придумаю,
     А вам спою потом. [1 - Стихи Ирины Пивоваровой.]

   Успех был ошеломляющий! Даже вызывали на «бис». Короче, Вильке и гномы задали такой тон, что весь вечер в «Друзьях дракона» посетители лаяли, горланили, смеялись и плясали до упаду. Пиво лилось рекой и даже пьяный охотник Вольф отплясывал, усадив себе на шею гнома, под всеобщие аплодисменты. Потом вдруг к столику подошла хозяйка заведения. Она шепнула что-то Вильке и Оэну, те покачали головами в знак согласия.
   – В чем дело? – спросил Франк, наклонившись к уху Вильке.
   – Госпожа Изольда, – ответил Вильке, – считает, что для тебя на сегодня достаточно. Пора тебе отдыхать. Пойдем наверх.
   Мальчики встали из-за стола. Вильке посоветовал не прощаться, а то не отпустят, и они удалились незаметно, вернувшись в комнаты гостиницы. Для Франка уже была готова заботливо постеленная кровать, угол одеяла с белоснежным покрывалом был заманчиво отброшен. За окнами сгустился вечер, створки были распахнуты, а на подоконнике с ноги на ногу переминался огромный черный ворон с массивным клювом. За ним в сумерках на одной из гор еще виднелись очертания старинного замка.
   – Здравствуйте, господин Метранпаж, – войдя в комнату, почтительно обратился к ворону Вильке, – позвольте представить вам моего друга Франка.
   – Кар-р, кар-р, добрый вечер, – вежливо отозвался ворон, – очень приятно мне с вами познакомиться.
   – Франк, – сказал Вильке и подвел друга к окну, – это советник владыки Сергиуса Метранпаж.
   Птица важно повернула голову, и на ее клюве сверкнули стеклышки пенсне.
   – Мне тоже очень приятно, – честно сказал Франк, находясь в замешательстве от общения со столь странной персоной.
   – Пр-релестно, пр-релестно, – картаво сказала птица, вышагивая по подоконнику. – Сорока Лили сегодня поутру принесла в замок волшебника радостное известие о вашем пробуждении. Сам владыка Сергиус решил, что сегодня нет необходимости в его визите в Кругозёр и велел передать вам, что ожидает вас завтра в полдень у себя в замке. Кар-кар.
   – О, да, конечно, – заверил ворона Вильке, – Спасибо вам большое и передайте волшебнику, что завтра мы обязательно придем.
   – Ну, тогда до свидания, – сказал ворон, не дожидаясь ответа вспорхнул и полетел прямо в сторону замка. Мальчики провожали его взглядами, пока он не превратился в черную точечку на фоне огромной, в половину окна, луны.
   – Ну вот и все, Франк, – почему-то грустно сказал Вильке, – твой первый день в Боденвельте подошел к концу. Завтра будет следующий, еще интересней. Мы с тобой пойдем в замок. Но первого дня уже не будет.
   – А знаешь, Вильке, – сказал Франк, – я совсем не хочу спать. Оставайся, поболтаем.
   – Может, позовем гномов? – спросил Вильке, усаживаясь на высоченную кровать.
   – Нет, не надо, – морщась от неловкости, сказал Франк, – давай побудем вдвоем. С ними, конечно, хорошо, но немножечко шумновато.
   – Это ты точно заметил, – усмехаясь, согласился Вильке. – Я тебе еще вот что скажу: народец они вообще тот еще. Хуже евреев. Но зато не соскучишься. Да, я, пока тебя не было, в основном, с ними и общался. Ну, вообще-то, не только с ними, конечно. Еще с волшебником, ведьмой, с хозяевами трактира, да с Лордом. Он же мне и окрестности показал. Ты на него не сердись, он пес, что надо. Просто гордый немного и вспыльчивый. Наверное, хотел сразу объяснить, кто в доме хозяин. А то все тут только вокруг тебя крутились все эти дни. Ну да ладно, я уверен, что вы еще подружитесь. Будете вместе наших овец пасти.
   Вильке низко наклонился и с трудом стянул с головы набитую золотом шляпу.
   – Вот видишь, как нам повезло, – довольно потрясая монетками, сказал он.
   – А где это ты таким приемам научился? – спросил Франк, припомнив чудо на кухне. – У Сергиуса, небось.
   – Да нет, что ты, – засмеялся Вильке. – Это мне Михаэль еще в Раушене показал, когда мы наряд на кухне отрабатывали.
   – А как он это делал?
   – А ты скажешь, как гномов запомнил? – прищурился Вильке.
   – Проще простого, – сказал Франк. – У каждого гнома капюшон одного из цветов радуги, на первую букву этого цвета они и зовутся. Если фиолетовый – то Фоэн, если оранжевый – то Оэн. Понял?
   – И правда, проще простого! – воскликнул Вильке. – А я-то думал, они и впрямь колдовать мастера. Ах они мошенники! Ну, гномы, ну держитесь у меня!
   – А как ты-то воду вскипятил? – напомнил о договоре Франк.
   Вильке закусил губу, лукаво покосился на Франка и пожал плечом:
   – Как-как, взглядом.
   – Ну, толстый, держись! – воскликнул Франк, залез на кровать с ногами и набросился на Вильке.
   – Помогите! – по-поросячьи завизжал Вильке. – Убивают! Спасите!
   Пока они боролись, щекотались, переворачивая и буровя постель, дверь в комнату распахнулась, и в нее с лаем влетел Лорд.
   – Спокойно, дружище, – отходя от хохота, успокоил его Вильке. – Мы же просто играем.
   – Гав! – еще раз возмутился пушистый рыжий пес. – Хватит баловаться, не на улице. Вот завтра пойдете со мной гулять, там и поиграете.
   – Отлично, Лорд! – согласился Вильке. – Завтра проводишь нас в замок волшебника.
   – Гав, – уже спокойнее подал голос пес. – И все равно не балуйтесь, – сказал он, подобрев. – Спокойной ночи. Если, Вильке, пойдешь домой, зови меня, я тебя провожу, а то бродят у нас тут всякие. Аф. Ладно, пойду я.
   Лорд ушел, и мальчики снова остались одни. За окном быстро смеркалось, и в комнате уже стоял полумрак. Друзья поболтали еще часок, и Вильке зевнул.
   – Знаешь, Франк, – сказал он, заваливаясь на подушку, – а я, наверное, правда, тут останусь. Что я там буду один делать, если ты здесь? Я очень люблю это место. В смысле, «Друзей дракона». И хозяева его для меня как родные. Вот женюсь на Марлене, стану трактирщиком и здесь поселюсь.
   – Губа не дура, – усмехнулся Франк. – Ну, давай ложиться уже, а то в одежде уснешь.
   – А дом тот тебе отдам, – заверил сонный Вильке. – Вот увидишь.
   Они оделись в ночные платья, включили ночник и залезли под одеяло. Вообще в помещении было прохладно, Вильке швыркал носом, но окно потребовал оставить открытым. Уж больно приятно было слушать шуршание майского сада.
   «Тук, тук» – постучались в дверь, и в проеме показалась свеча, озаряющая личико Марлены.
   – Мальчики, вы не спите? – шепотом спросила она.
   – Нет! Нет! Заходи! – обрадовался Вильке.
   Девочка в ночной рубашке с пышными распущенными волосами скользнула в комнату и запрыгнула к ним на кровать. Двое юношей в ночных колпаках устроились против нее.
   – Чего-то мне тоже не спится, – сказала Марлена. – Тебя, значит, Франком зовут?
   – Ага, – подтвердил Франк, – а ты – Марлена.
   – Точно, – сказала девочка, сидящая в позе лотоса, как индус. – А вы давно уже друг с другом знакомы?
   – О! – махнул рукой Вильке. – С незапамятных пор. С младших классов. Ну и времечко было! Был я тогда молод и горяч, и бросал вызов целой школе. Просто я был новичком, и приходилось держать себя в форме. – Рисовался Вильке.
   – То-то тебя вся школа лупила, – не удержавшись, подколол его Франк.
   – Да, – махнул рукой Вильке, – как говориться: давно это было и неправда. А пойдем завтра с нами к Сергиусу, на луну из телескопа посмотрим.
   – Я завтра на кухне работаю, – со вздохом сказала Марлена.
   – А мы тебя отпросим, – заявил Вильке. – Вот увидишь.
   – Ну, если только отпросите, – улыбаясь, согласилась девочка.
   Они еще поболтали, потом Марлена пожелала им сладких снов и ушла спать. Мальчики тоже погасили ночник и вновь залезли под пуховое одеяло.
   – Вильке, ты спишь? – спросил Франк через пять минут.
   – Сплю, – честно ответил тот.
   – Вильке, а если я завтра проснусь, и все это окажется сном? – обеспокоено спросил Франк.
   – Спи, дуралей, – сказал Вильке и всхрапнул.
   Франк вздохнул, перевернулся на бочок и закрыл глаза. Из окошка мягко потянуло прохладой сада, мальчик вдохнул, стянул с Вильке побольше одеяла и скатился в знакомый и крепкий сон.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное