Кристофер Сташеф.

Напарник чародея

(страница 6 из 24)

скачать книгу бесплатно

   Он заставлял ее расчесывать волосы и внимательно следил, чтобы не оставалось ни узелка. И подавлял при этом боль в груди. По щекам ее катились слезы, она дергала волосы, вырывала их, но не говорила ни слова.
   И никаких игр. Впрочем, она и так не играла. Никакого телевидения, никаких компьютерных игр типа «Наряди Золушку» или «Укрась свое гнездышко».
   Он заставлял ее делать все. Она пахала побольше папы Карло, прилежничала почище Мальвины, совершала подвиги потруднее Геркулесовых. И только когда принялась разбирать Авгиевы конюшни на чердаке, где дед хранил в пыли и паутине не только свои записи, но и редчайшую коллекцию пустых пивных жестянок, не выдержала и взорвалась:
   – Хочу, чтобы ты улетел в космос, дед!
   И тут же застыла, окаменела от ужаса. Но слова уже были произнесены.
   – Не надейся, – со злобной улыбкой ответил Уайти, – и не подумаю!
   Пришлось выполнять слово, данное доктору Росс. Если с дедом сейчас что-нибудь случится, Лона, вероятно, никогда не оправится. Ему страшно надоело и днем и ночью торчать в космическом скафандре, но через неделю девочка увидела, что с ним ничего не происходит, и начала успокаиваться. А когда окончательно поняла, что Уайти не собирается в обозримом будущем покидать Цереру, стала даже проявлять раздражение:
   – Дедушка, а ты злой!
   – Знаю. Но ты еще не кончила прибирать, Лона.
   – Дедушка, ты просто ужасен!
   – Все равно выскобли пол, Лона.
   – Дедушка, я бы хотела, чтобы ты знал, что я чувствую!
   – Заканчивай расчесывать волосы, Лона.
   Именно волосы поставили последнюю точку. Однажды вечером она дернула особенно густой узел и воскликнула:
   – Ай! – и по щекам заструились крупные, с горошину, слезы.
   – Бедная девочка, – Уайти весь исходил сочувствием. – Но плач тебе не поможет.
   Лицо ее покраснело от настоящего, непритворного гнева:
   – Чтоб ты сдох, дед!
   – Как видишь, я не сдох, – заявил Уайти удовлетворенно. – И очень неплохо себя чувствую.
   – Правда? Я ужасно рада! Но тогда перестань носить этот противный скафандр, дедушка.
   – Прости, девочка, не могу.
   – Но все дети над тобой смеются.
   – Насмешки мне не повредят.
   Он видел, что Лона усвоила это. Однако девочка продолжала настаивать:
   – Ты так смешно выглядишь.
   Бард покачал головой.
   – Прости, детка. Тут уж ничем не поможешь.
   – Поможешь! Тебе нужно только снять скафандр!
   – Не могу, – ответил он. – Если со мной что-нибудь случится, ты решишь, что это твоя вина.
   – Не решу! Это глупо! С тобой ничего не может случиться только из-за моих слов! – она застыла с широко раскрытыми глазами, услышав собственные слова.
   – Очень важно, что ты это поняла, Лона, – доктор Росс сидела с наветренной стороны от Уайти, держась как можно дальше от него.
   – Значит, дедушка теперь может снять скафандр?
   – Конечно, но только не здесь, – содрогнулась врач.
   – Ты действительно поняла, что простое пожелание не может привести ни к чему плохому? – спросил Уайти.
   И пришел в ужас, когда Лона не ответила.
   – Почему ты считаешь, что может? – мягко спросила врач у малолетней пациентки.
   – Так сказали по телевизору, – ответила Лона.
Уайти перевел дыхание, а женщина-врач откинулась на спинку кресла.
   – Но это просто выдумка, Лона. Сказки.
   – Нет! Это было, когда рассказывали про мистера Эдисона!
   Уайти удивился.
   – Да, он был великий изобретатель, – медленно проговорила врач. – Но ведь он не просто «хотел», и изобретения тут же появлялись, верно?
   – Да, – Лона смотрела в пол.
   – Как он осуществлял свои желания, Лона?
   – Работал, – ответила девочка. – Много работал, ночи напролет, пока не придумывал новое изобретение.
   – Точно, – продолжала врач, – а позже чертил машины, которые придумывал, и передавал чертеж другим людям, чтобы те их сделали. Но все это требует труда, Лона, труда человеческих рук, а не просто одной лишь мысли.
   Девочка кивнула.
   – А что ты хочешь сделать реальным, Лона?
   – Чтобы больше никто никогда не умирал от отказа силового поля под куполом, – выпалила Лона.
   Врач облегченно передохнула, Уайти тоже.
   – Это очень трудно, – предупредила доктор Росс.
   – Неважно! Я хочу это сделать!
   – Послушай, девочка, – сказал Уайти. – Тут не обойдешься одними физическими усилиями. Это тебе не пол выскрести или волосы расчесать. Нужно изучить математику, физику, компьютерное программирование и основы инженерного дела – это очень большой труд.
   – Я справлюсь, дедушка!
   – Знаю, – негромко ответил Уайти, – но не за одну ночь. Не за неделю и даже не за год.
   – Ты считаешь, что я не смогу?
   – Сможешь, – быстро отозвалась доктор Росс. – Я уверена, ума тебе хватит. И мы знаем, что ты трудолюбива и усидчива. Но на это потребуется много времени, Лона, годы и годы. Придется закончить школу, колледж, может быть, даже аспирантуру. Ты сможешь заняться куполом только лет в тридцать.
   – Неважно, сколько времени это займет! Я все равно сделаю!
   Уайти и врач снова облегченно вздохнули. По крайней мере, подумал бард, теперь самоубийства можно не опасаться.
   Прежде всего Лоне следовало понять, почему отказал купол Фермы. Дело щекотливое, но доктор Росс заверила, что девочка к нему готова. Тем не менее она вся дрожала, когда Уайти показывал ей распечатку, полученную из компьютерной системы астероида. Она посмотрела на листинг аварийного состояния купола, и дрожь прекратилась.
   – Что это значит, дедушка?
   – Не знаю, девочка. Никогда не изучал компьютеры настолько, чтобы в этом разобраться.
   – А можно нанять кого-нибудь, чтобы он разобрался?
   Уайти покачал головой.
   – На толкового специалиста не хватит денег. К тому же в поясе астероидов все слишком заняты.
   Внучка посмотрела на деда с недоумением:
   – Ты хочешь сказать, что всем все равно?
   – Нет, конечно. Было произведено официальное расследование, я читал отчет. Но там в сущности только говорилось, что винить некого, просто стечение трагических обстоятельств, в результате которых купол разгерметизировался.
   – Как или почему не говорилось?
   Уайти покачал головой:
   – Я не видел. Конечно, отдельные технические термины я не совсем понял.
   – А научиться можешь?
   – Мог бы, – медленно сказал Уайти, – если бы не приходилось зарабатывать на жизнь песнями.
   – Ну, тогда я научусь! – решительно заявила Лона и повернулась к экрану компьютера.
   И научилась.
   Но сначала ей потребовалось понять принцип работы компьютера вообще, что означало необходимость изучения математики и физики. А когда девочка перешла к микросхемам, понадобилась также химия, чтобы разобраться в соединениях кремния и арсенида галлия. А это, в свою очередь, означало знакомство с новыми разделами физики. А они повлекли за собой много новой математики. Лона заинтересовалась математикой самой по себе, и Уайти подсказал ей, что хорошо бы познакомиться и с историей, чтобы понять, как мыслили люди, когда изобретали программирование, и история тоже оказалась весьма завлекательной наукой.
   Тем временем Уайти, разумеется, рассказывал девочке перед сном и о скандинавских богах, и о падении Трои, и о приключениях Дон Кихота.
   – А еще знаешь, дедушка?
   – Да, знаю, но рассказывать сейчас нет времени.
   Конечно, девочка начала читать книги, чтобы узнать то, что не успел рассказать дедушка, и это оказалось гораздо интереснее полированного ящика со сферическим экраном. К тому же у нее теперь просто не оставалось времени часто его смотреть. О, дедушка настоял, чтобы она ежедневно играла по несколько часов с другими детьми, и теперь Лона была полна жизни и легко находила друзей.
   И, вероятно, именно поэтому девочкой вскоре заинтересовался Совет по образованию.
   Уайти не собирался допускать, чтобы внучку на шесть часов запирали в классе, где ребенок будет тупо слушать то, что уже знает. Конечно, он и не думал спорить с профессиональными педагогами: они знают детей лучше. Обычных детей. Но Лона – это особый случай, и в конце концов всем поборникам всеобщего образования пришлось это признать.
   Уайти не стал спорить. Ведь Город Цереры был поделен на четыре школьных округа, и еще с десяток-полтора охватывали ближайшие астероиды. Все эти поселения находились так близко друг от друга, что в любой момент можно было сесть в катер и навестить друзей или доктора Росс, а также добраться до очередного кабаре, в котором в этот раз пел Уайти. Конечно, когда девочка приходила в ночные клубы, она не общалась с посетителями: у нее всегда был с собой компьютер-ноутбук.
   И Уайти снова начал странствовать, вернувшись к образу жизни, который всегда предпочитал, хотя теперь его маршруты пролегали в довольно ограниченном объеме пространства. У него даже выработалась своя система: он переселялся в любой поселок примерно через месяц после начала школьного семестра, а к тому времени как Школьный Совет узнавал о его присутствии, он уже паковался, махал рукой на прощание и переезжал куда-нибудь подальше. Еще три месяца в новом месте, и школьный год почти заканчивался, так что не было смысла приступать к занятиям. А когда начинался новый учебный год в этом округе, Уайти уже успевал продать квартиру и заключить контракт в следующем городе-астероиде.
   А Лона училась. Училась. И училась.
   К десяти годам она уже смогла разобраться в событиях, отраженных в той памятной компьютерной распечатке. Но копия ей уже была не нужна, она вполне могла затребовать ее с терминала, как объяснила она однажды деду спокойным, сдержанным, контролируемым голосом, как это умеют делать уверенные в себе люди.
   Вышел из строя всего лишь один генератор силового поля. Только один, но области действия силовых полей перекрывали друг друга, так что воздух из шести соседних участков устремился в вышедший из строя сектор – а оттуда потоком снежных хлопьев прямо в космическое пространство. Остальные генераторы сразу попытались укрепить свои собственные участки поля, в результате этого разнобоя возникла перегрузка всей системы, в которой поддерживалось атмосферное давление, как на уровне земного моря, и автоматика не смогла изолировать область сломавшегося генератора; и тогда в первый и в последний раз на Ферме поднялся ветер, он завывал вокруг домов, которые самоуверенные поселенцы не снабдили дополнительной защитой. Ветер смерчем проносился по улицам, улетал в лишенный поля сектор, а оттуда в космос, оставляя за собой только вакуум. И тела.
   А в одном доме осталась маленькая девочка. Ее глупый, но слишком заботливый папа настоял на том, чтобы дом был герметизирован. Все знали, что в этом нет необходимости, потому что астероид целиком накрывало силовое поле, которое никогда, никогда не может быть пробито. Глупый папа и глупая мама уложили дочь в постель, а сами, держась за руки, отправились смотреть на звезды.
   Уайти старался сохранить бесстрастное выражение лица, но сердце его то расширялось от гордости за сына, то сжималось от жалости к маленькой девочке.
   К маленькой девочке, которая, проснувшись, увидела, что все вокруг умерли. И не было рядом никого, чтобы сказать ей, что это не ее вина.
   К маленькой девочке, которая сидела перед компьютером, смотрела на экран своими проницательными глазами на сосредоточенном лице, к маленькой девочке, рядом с которой стоял дедушка и не знал, что сказать. Поэтому он спросил:
   – А почему вышел из строя тот единственный генератор?
   – Не знаю, – ответила Лона, – но обязательно узнаю. А когда узнаю, постараюсь, чтобы подобное никогда-никогда не повторилось.
   Но она не пролила ни одной слезы.
   Хотя Уайти очень хотел, чтобы девочка поплакала.
   И вот они наняли лодку-ослика и отправились на Ферму. Найти герметический скафандр ее размера оказалось нетрудно: дети – совсем не редкость в поясе астероидов. С тех пор, как купола были объявлены абсолютно надежными и безопасными.
   Обычные купола, стандартные.
   – У всякого, кто поселит ребенка в экспериментальном куполе, мораль кукушки, – бормотал Уайти, одеваясь, но при этом почувствовал себя неловко. Может быть, его сын был бы менее самоуверен, если бы отец остался с ним?
   – Что ты сказал, дедушка?
   – Ничего, Лона. Пойдем посмотрим.
   Он закрыл прозрачный шлем и проверил замки Лоны. Та, в свою очередь, проверила герметичность вакуумного костюма деда. И они вышли в миниатюрный шлюз.
   – Час десять по стандартному времени, – предупредил их пилот. – Стоит вам задержаться хоть немного, и у меня не хватит энергии.
   – Вернемся минут через сорок пять, – заверил его Уайти и закрыл внутренний люк.
   «Мог бы и подождать», – подумал он. Лодка-ослик целую неделю способна работать на куске льда. Конечно, Герман взялся за это дело, потому что сидел на нуле, как сам сказал. Но Уайти был согласен с пилотом, что лучше соблюдать осторожность. Впрочем, он сомневался, что старатель так уж нуждается в деньгах.
   Полоска приобрела зеленый цвет, и Уайти нажал на нее. Люк переходного отсека открылся, и Уайти прикрепил трос безопасности к кольцу. Потом выбрался, передвигаясь осторожно и медленно в почти нулевом тяготении. Повернувшись, он взял трос Лоны, закрепил и помог девочке выйти.
   Она выбралась легко: свободное падение было для нее привычным состоянием (Уайти позаботился, чтобы девочка взяла несколько уроков парения в невесомости). Но Лона побледнела, глаза ее стали огромными. Он почувствовал укол вины за то, что притащил ребенка на место катастрофы, стоившей жизни ее родителям, но взял себя в руки: доктор сказала, что все в порядке, девочка справится. Тем не менее он внимательно наблюдал за внучкой.
   – Сюда, Лона. Герман поработал очень хорошо. Мы всего в пятидесяти ярдах.
   Она кивнула, оглянулась и ощупью нашла его руку.
   Неудивительно, подумал Уайти, глядя на пустые дома и склады. Они высадились вблизи детского парка. С центральной мачты свисали раскачивающиеся кресла на цепях, жалкие в своей пустоте и заброшенности. Лишь кое-где виднелись сломанные переплеты окон (Окна на астероиде! Какая вопиющая беспечность, какая дерзость и самоуверенность пионеров!). И никаких других повреждений. Ну, еще кое-где черепица сорвана с крыши, но немного: ветер оказался недостаточно сильным. Этот город погиб не от урагана, а от нашествия вакуума.
   Мрачный город, мертвый и заброшенный, с воспоминаниями о семьях, о смехе и слезах, – призрачный город в космосе.
   – Есть здесь... тела? – Лона с трудом глотнула.
   – Нет, спасатели увезли их для погребения, – не было смысла говорить ей, что кладбище находится в глубинах самого астероида. – Если тебе кажется, что ты здесь уже была, не волнуйся. Ты действительно здесь была.
   – Знаю, – ответила девочка, голос ее в наушниках шлема прозвучал безжизненно, – но тут очень страшно. Все такое знакомое, и я чувствую себя снова маленькой. Но в то же время все другое.
   Да, безжизненное. Уайти вспомнил слова врача, что это посещение очень укрепит Лону, изгонит призрак вины, что нет почти никакой вероятности нового срыва, что девочка внутренне необыкновенно окрепла. Но в то же время, «конечно, мы не можем быть абсолютно уверены, мистер Уайти. Человеческий мозг невероятно сложен...»
   – Это генератор? – Лона показала на металлическую полусферу, похожую на улей, в огороженном районе парка.
   – Нет, всего лишь антенна, – ответил Уайти. – Генератор спрятан под землей.
   Лона с изумлением посмотрела на деда:
   – Как же он тогда мог взорваться?
   – Мы не знаем, взорвался ли он, – напомнил ей Уайти. – Пойдем посмотрим.
   Он нашел люк рядом с антенной, набрал кодовую комбинацию. Нелегко достался ему этот набор цифр – закрытый материал величайшей степени секретности, что очень важно для безопасности людей (не имеет значения, что те, кого должна охранять эта тайна, умерли четыре года назад). Но наконец, после письма врача, подтверждавшего, как важна эта экспедиция для душевного здоровья девочки, после нескольких взяток и множества безупречных логичных рассуждений, целая цепочка ответственных чиновников неохотно, но все же согласилась сообщить ему комбинацию. По-своему успокоительно узнать, что живые защищены так же надежно, как мертвые.
   Уайти повернул ручку и поднял крышку люка. Исследователи осторожно спустились, вначале мужчина, освещая фонариком темное пространство.
   – Постарайся не запутать мой трос.
   – Не запутаю, дедушка, – но Уайти тревожило, что Лона потеряла всякую бойкость. И тут он увидел генератор. Остановился и встал столбом, глядя во все глаза.
   – Дедушка, – сказала Лона, – он.
   – Совершенно исправен, – кивнул Уайти. – По крайней мере, так он выглядит снаружи. Давай-ка проверим, девочка.
   Бард достал сумку с инструментами и одну за другой принялся вскрывать панели. Потом взял индикатор.
   – Что мне с ним делать?
   – Красный присоединить к контакту А – вот здесь, дедушка, – показала Лона. – А синий к контакту D.
   – Я рад, что хоть один из нас знает, что делать.
   Но Лона, нахмурившись, смотрела на шкалу. Извлекла из кармана скафандра свой ноутбук и ловко забегала пальцами по клавиатуре, вызывая базу данных:
   – Теперь красный к контакту В, а синий к контакту Н.
   Так и продолжалось. Уайти делал замеры там, где ему говорила внучка, а Лона всматривалась в показатели и вводила их в компьютер. Он уже начал думать, что о нем забыли и просто используют как некий обладающий голосом сервомеханизм.
   Ну, по крайней мере, это хоть какой-то признак жизни.
   Наконец она со вздохом выпрямилась и объявила:
   – Все. Мы проверили все цепи. Мне больше нечего делать.
   Уайти снова закрыл панели, с тайным удовлетворением выслушав ее заключение. Но при этом дед сохранял серьезное и чуть выжидательное выражение. Посмотрел на циферблат часов:
   – Как раз вовремя. Я пообещал Герману сорок пять минут, а прошло пятьдесят. Пошли, девочка, поворачивайся против часовой стрелки, чтобы не запутать тросы.
   – Что? О, конечно, дедушка.
   Девочка, глубоко задумавшись, последовала за ним.
   Уайти закрепил люк и взял Лону за руку, повернувшись лицом к лодке-ослику.
   – Узнала что-нибудь?
   – Угу, – Лона кивнула. – Генератор исправен.
   – Что? – Уайти остановился, глядя на нее.
   – Он исправен, дедушка, – в голосе девочки слышался страх. Словно она считала, что поступает неправильно. – Если его включить, он снова окружит часть астероида куполом.
   Уайти продолжал крепко держать Лону за руку, но не смог бы признаться, что делает это скорее для собственной, чем для ее уверенности. Мысли у него смешались.
   – Но как может отказать генератор, который совершенно исправен?
   – Кто-то намеренно его отключил.
   Бард пораженно глянул на Лону. Внучка смотрела на него серьезными, широко раскрытыми глазами и уверенно заявила:
   – Кто-то должен был отключить его, дедушка. Это единственная возможность.
   – Но мне потребовалась целая неделя, письмо, подтверждающее необходимость, заполнение десятка бланков в пяти различных учреждениях, чтобы получить комбинацию замка, – и это теперь, когда генератор не действует! Как кто-то мог до него добраться четыре года назад да еще во время функционирования?
   – Не знаю, – ответила Лона, – но кто-то же добрался.
   Уайти застыл: ему пришла в голову новая мысль.
   – Девочка, – медленно проговорил он. – Я не видел там никакого выключателя.
   Лона замерла с поднятой для шага ногой. Потом осторожно опустила ногу и кивнула:
   – Ты прав, дедушка. Выключателя нет.
   – Но если нет выключателя, кто же мог выключить генератор?
   – Компьютер, – отозвалась она.
   – Но это значит, что кто-то запрограммировал его на экстренное отключение поля.
   Она немного помолчала, потом задала вопрос:
   – Может, внезапно отказал процессор или еще какая-нибудь микросхема?
   – Вероятность такой неисправности ничтожна, девочка! Но кто мог вмешаться в работу компьютера?
   – Нужно узнать, – ответила она и направилась к лодке.
   Уайти вышел из ступора и заторопился за внучкой. Девочка так углубилась в свои мысли, что легко могла наткнуться на какой-нибудь кусок проволоки и повредить скафандр.
   Именно поэтому внимание Уайти вовремя привлекло лазерное сверло, венчающее нос лодки, которое внезапно повернулось в их сторону.
   Несмотря на возраст, бард отреагировал по-юношески порывисто. Он резко прыгнул и толкнул Лону в плечо, отбрасывая внучку за угол дома, и в этот момент лазерный луч расплавил камень на том самом месте, где она только что стояла. Конечно, девочка от неожиданности вскрикнула, но Уайти рявкнул:
   – Тише! – мозг его лихорадочно работал, пытаясь отыскать выход из создавшегося положения. – Пожалуйста, не шевелись! – выпалил он, удерживая ее одной рукой, а другую прижимая к лицевой пластине шлема. Девочка поняла, что дед просит ее замолчать, и плотно сжала губы, широко раскрыв глаза, как испуганная кукла.
   Однако бездеятельность еще никому не помогала, поэтому он поспешил обогнуть угол, обойти три соседних дома, отыскать разбитое окно, до которого можно дотянуться, открыть его и протолкнуть внутрь Лону. Она забилась под стол, по-прежнему озираясь широко раскрытыми глазами. Уайти показал вниз, надеясь, что она поймет – дед хочет, чтобы она спряталась в подвале. И она поняла, что тот, кто стрелял в них из лазера, сейчас прослушивает радиочастоту, на которой работают их автономные передатчики. Потом он повернулся и как можно дальше отошел от внучки, с тревогой поглядывая на черное небо, зная, что лодка-ослик поднялась над астероидом и охотится на них.
   Так оно и было. Сверкнул яркий огонь и ударил в крышу первого дома, за которым спрятались беглецы. Уайти почувствовал удовлетворение: убийца выжег место, в котором, по словам барда, он якобы спрятал Лону. Все это потому, что стрелок подслушивал их разговор и решил, что Уайти спрятал Лону в первом доме.
   Но невозможно использовать сверлильный лазер в качестве боевого оружия: луч слишком узок, а энергия недостаточно велика. Постоянна, но невелика, поэтому луч продолжал периодически вспыхивать в небе, снова и снова упираясь в тот дом.
   «Сколько он сможет еще стрелять?» – подумал Уайти.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное