Кристофер Сташеф.

Напарник чародея

(страница 18 из 24)

скачать книгу бесплатно

   – Я поступил тогда удивительно глупо: отправился бродить в некое место в замке Логайра, где жили призраки. При этом не догадался взять кого-нибудь в сопровождающие.
   – Почему ты совершил такую глупость? – глаза Корделии стали огромными.
   – Потому что не верил в призраков. Но я их увидел и страшно испугался, пока Фесс не разгадал фокус, благодаря которому им не раз удавалось напугать людей. Кстати, не я первым там увидел призраков: эта часть замка издавна пользовалась дурной репутацией, и там никто не жил. Вероятно, то же самое справедливо и здесь: мне кажется, призраки тут бродят не впервые. Хотя девушка, вероятнее всего, предыдущие случаи своих вынужденных пробуждений не помнит. Психометристы здесь – обычное дело.
   На лице Магнуса снова появилась краска.
   – Но ее крики боли и этот злобный смех, который мы все слышали во время бури...
   – Когда мы еще не были в замке... А ведь верно, – Род кивнул. – Либо дальность твоего действия гораздо больше, чем мы с мамой привыкли считать, либо призраки, проснувшись, могут задерживаться в реальном мире и без дальнейшей подпитки твоим даром. Конечно, с другой стороны к этому феномену вполне может иметь отношение атмосферное электричество.
   Магнус опять побледнел.
   – Ты думаешь, они могут разговаривать друг с другом, когда нас нет поблизости?
   – Интересная мысль, – согласился Род, – но бесполезная для наших целей. Если даже они разговаривают, как мы можем это узнать, если нас тут нет? Когда падает дерево в лесу, а рядом нет никого, чтобы услышать звук его падения, существует ли этот звук? Это уже вопрос схоластики, сынок, а не практического применения.
   Младшие Гэллоугласы обменялись взглядами. Это могло означать: хорошая мысль, надо над ней задуматься. Или же: папа опять дурачится.
   – Неважно, как бедняжку разбудили, – Магнус отмахнулся от вопроса, и сердце Рода дрогнуло: если мальчик смог оставить этот вопрос, значит, он уже отказался от попыток его разрешения. – Почему она хочет, чтобы я ушел, а не просит о помощи, как раньше?
   – Не думаю, чтобы она просила о помощи именно тебя, – Род задумчиво потер переносицу. – Более вероятно, это повторение какой-то сцены из ее жизни.
   – А тебя она просила уйти, – добавила Гвен, – потому что хотела скрыть свой позор от мира.
   – Какой позор?
   Гвен развела руки.
   – Пока это неизвестно. Но если девушку глубоко обидели, она часто хочет побыть одна, пока рана в сердце не заживет.
   – Определенно, – подтвердил Род, – и это касается не только женщин. Мужчине тоже требуется много времени, чтобы залечить раны.
   Магнус свел брови:
   – Ты высказываешь предположение, отец, или знаешь наверняка?
   – Неважно, – ответил Род, – потому что главный вопрос – не кто разбудил ее, а как помочь ей снова обрести покой.
   Магнус задумался:
   – Да...
меня это преследует...
   – Тогда мы должны сначала узнать, почему она несчастна, – подытожил Грегори.
   – Возвращаемся к тому, с чего начали, – Род печально улыбнулся. – Итак, даю славному воинству вводную: завтра обыщем замок и окружающую местность и посмотрим, не найдется ли ответ. А сегодня мы вряд ли еще что-нибудь сделаем толковое, – Верховный Чародей поднял руку, останавливая возражения Магнуса. – Ты устал, сын, и больше не можешь воспринимать окружающее четко и ясно. А из всех нас у тебя самый сильный дар психометрии. К тому же мы устали и нам всем не мешает отдохнуть. Давайте ложиться спать, – и он направился к своему матрацу, подавая пример, достойный подражания.
   Гвен мягко улыбнулась детям и присоединилась к мужу.
   Дети неохотно последовали почину родителей и вскоре уже молча лежали при свете очага.
   – Может быть, – сказала наконец Корделия, – нам вообще не нужно вмешиваться в это дело?
   – Нет, мы должны вмешаться! – громко возразил Магнус.
   – Потише, потише, сын, – откликнулась Гвен. – Не думаю, что мы своим вмешательством усугубили положение несчастной девушки, Корделия, а вот помочь ей обязаны попытаться. Кроме того, в этом благом деле у нас есть и свой интерес.
   Джефри оторвал голову от подушки:
   – Какой?
   – Я не намерена жить в доме, в котором по ночам бродят призраки и тревожат наш сон, – решительно заявила Гвен. – Терпеть не могу посторонних в тот час, когда мое измученное дневными заботами тело намерено отдохнуть.
   – Отличный довод, – согласился Род. – Но ты права вот в чем, Корделия: если бы это не задевало нас, нам следовало бы в первую голову заниматься своими делами.
   – Нет, даже тогда из простой человечности нужно было бы попытаться облегчить горе несчастной девушки! – воскликнула Корделия.
   – Но ведь ты сама говорила, что нам нужно отступиться и не тревожить призраков в их вотчине. Ну, поскольку все согласны утихомирить разбушевавшихся фантомов, завтра поутру обсудим способы и средства. А сейчас всем спать! – и Род плотнее завернулся в одеяло.
   Магнус лежал неподвижно и молчал.
   Постепенно в зале стихло.
   Треснула ветка в очаге.
   Корделия металась, не в силах уснуть. Тихое ровное дыхание братьев и матери и негромкое сопение отца говорили девочке, что она одна не спит.
   Это испугало ее. Послышался легкий звук где-то в большой комнате, девочка подняла голову и посмотрела широко раскрытыми глазами. Сердце ее сильно забилось.
   Она по-прежнему видела спящих родителей и братьев и силуэт большой черной лошади, стоящей рядом на страже. В глазах робота отражался огонь очага. Фесс никогда не спит.
   Корделия почувствовала облегчение: она не одинока в своем бодрствовании. Очень тихо девочка выскользнула из постели и босиком прошлепала к роботу. Фесс поднял голову при ее приближении.
   – Лежи спокойно, Корделия. Сон придет. Если не сразу, то чуть погодя.
   – Я хочу поговорить с тобой, – она вплела пальцы в его гриву.
   – Твои чары ничего тебе не дадут, Корделия: я сделан из металла.
   – Когда вырасту, буду испытывать на прочность мужчин. Вряд ли их плоть составит конкуренцию твоему металлу, – Корделия слегка улыбнулась собственной шутке. – Поговори со мной, чтобы я смогла уснуть.
   – Неужели я такой скучный собеседник? Нет, не отвечай. Скажи, о чем ты хочешь поговорить.
   Она ничего не ответила, только продолжала заплетать гриву.
   – О любви, конечно, – со вздохом сказал Фесс. – Ведь в конце концов ты уже молодая девушка.
   – Да... Ты помнишь, как вел себя папа, когда становился мужчиной? Был ли он таким, как Магнус сегодня вечером?
   – Корделия! – укоризненно произнес Фесс. – Я уже говорил тебе, что дела твоего отца конфиденциальны, и только он один может о них рассказывать.
   – Ты даже не знаешь, когда его впервые поразил пухлый лучник?
   – Ты имеешь в виду озорного мальчугана по имени Амур?
   – А что, есть и другие? – лукаво улыбнулась Корделия.
   – Откуда мне знать, если я всего лишь металлический предмет и никаких чувств не испытываю? Как мне узнать, что я имею дело с романтическими чувствами, именуемыми людьми любовью?
   – Ты можешь узнать ее по внешним признакам.
   – Если человек владеет собой, эти признаки можно скрыть. Скажу тебе только одно: когда люди скрывают признаки любви, они сами перестают ясно сознавать, что влюблены.
   Корделия задумчиво смотрела на него:
   – А это ты откуда знаешь?
   – Я пятьсот лет изучаю людей, Корделия. Уж в чем-чем, а во взаимоотношениях двуногих прямоходящих приматов как-нибудь разбираюсь. А теперь иди и подумай об этом.
   Она улыбнулась, заинтересовавшись.
   – Хорошо. Я знала, что ты найдешь средство от бессонницы, добрый Фесс, – и она вернулась к своему одеялу.
   Конечно, Фесс распознавал признаки влюбленности с первого взгляда и помнил, как юного Родни д'Арманда сильно беспокоило, что с ним никогда ничего подобного не происходило. Но, глядя на красавиц Максимы, Фесс прекрасно понимал и причину этого. И потому не удивился, что едва оставив дом, Род моментально влюбился в первую же смазливую девчонку. Робот помнил эти события с той ясностью, которую может дать только разница электрических потенциалов. Тогда радость и боль Рода проявились так отчетливо, что Фесс радовался отсутствию у себя эмоций. Достаточно было с него эмоций Рода. О, да, он помнил...


   Посадочный аппарат коснулся борта торговца. Последовал толчок.
   Род ждал. Возбуждение от новизны впечатлений уже начало превозмогать печаль, которую он испытывал, покидая отчий кров.
   Пластина, вмонтированная в броню рядом с люком, позеленела. Род открыл люк и шагнул в свою новую жизнь.
   Приветственный комитет состоял из приземистого человека с трехдневной щетиной, экипированного в слишком тесный мундир космофлота.
   – Вот не повезло, богатый мальчишка! – простонал этот человек. Его лицо перекосилось, словно его мучил зуб мудрости, вырвать который руки не доходили да и жалко было. – Да еще в сопровождении личного робота! Какая прелесть... Мне следует раскатать красный ковер для тебя, милорд?
   – Я не лорд, – автоматически ответил Род, не принимая пикировки.
   – Ну, хоть это знаешь, – хмыкнул человек. – Но тебе придется узнать еще много другого, сопляк. Например, то, что пройдя через этот шлюз, ты стал самым младшим членом экипажа. И закрывай за собой люк!
   Род повернулся.
   Он был уверен, что закрыл люк.
   Да, так оно и было.
   Небритый протиснулся мимо него, проверил герметичность и неохотно признал.
   – Что ж, закрыто будто бы правильно.
   Род и так знал, что правильно. Тот, кто вырос на астероиде, привыкает закрывать люки правильно. В противном случае закрывать станет некому. Но самый младший член экипажа не стал перечить и сказал только:
   – Спасибо, сэр.
   Глаза мужчины сузились.
   – Ну, это тоже верно, – смекалка новичка ему явно не пришлась по вкусу – много себе понимает, мозгляк. – Да, ты всех здесь должен называть «сэр». Меня зовут Олби Вайсер, я второй офицер доброго корабля «Мюррей Рейн», а у тебя на борту самый низкий статус. Поэтому всякий, кого видишь на борту, для тебя «сэр». Все старше тебя по положению, а старших следует приветствовать должным образом.
   Род принял положение смирно, которое казалось ему соответствующим при гипотетической встрече со всяким, кого он увидит на борту, и откозырял двумя пальцами, как видел однажды в старинном голографическом боевике из жизни космофлота.
   – Нет, нет! – Вайсер обрадовался, как капрал, которому есть что передать новобранцу из своего богатого жизненного опыта, тут же поправил руку Рода, согнул ее в запястье. – Локоть выше, чтобы рука была параллельна палубе, и отверни ладонь в сторону!
   Род стиснул зубы, чтобы удержаться от ойканья.
   – Вот так хорошо, – заключил офицер. – А теперь пойдем, я покажу тебе твою койку.
   Он резко оттолкнулся от стены и поплыл по коридору. Через пару секунд он оглянулся.
   Вероятно, чтобы убедиться, что подопечный следует за ним, подумал Род. Выглядел Вайсер чрезвычайно разочарованным, и сердце Рода упало. Неужели он не справится даже с ролью самого младшего члена экипажа?
   Нет, так просто сдаваться не в его правилах. Юноша с трудом глотнул и набрался храбрости. Он решил стать лучшим новичком, каких только видел на своем веку офицер Вайсер.
   Фесс индифферентно плыл за Родом в нулевом тяготении. Он был не так наивен, как его хозяин, и понимал, что Вайсер ждет не дождется неловкого поведения новичка в невесомости. Очевидно, второй офицер не понимал, что жизнь на астероиде, пусть даже сравнительно большом и снабженном искусственной гравитацией, дает его обитателям немало возможностей на собственном опыте познакомиться с невесомостью.
   Робот понимал также, что если ты не совершаешь ошибок, которых от тебя ждут не дождутся, твое положение может стать критическим.
   Троица проплыла по искривленной трубе металлического коридора, пролезла через очередной люк, спустилась по винтовой лестнице и оказалась в новом коридоре. Вместе с высотой опускалось и настроение Рода.
   Коридор привел их в достаточно обширное помещение, заполненное разнообразными предметами. Стены были сплошь утыканы стоящими металлическими ящиками. Потолок бороздила целая сеть труб, а пол местами был истыкан какими-то гребнями.
   Вайсер повернулся и указал на один из прямоугольных ящиков в углу – примерно восемнадцати дюймов в ширину и в три фута высотой.
   – Это твой гардероб, салага. А это, – он указал на прямоугольник побольше у стены, – это твоя койка.
   Род в отчаянии принялся осматриваться, а помощник капитана фыркнул:
   – А чего ты ожидал от торговца? Гостиной с отдельной ванной? Может быть, даже джакузи или биде?
   – О, нет-нет! Просто... я не представляю, каковы мои обязанности.
   – Уложи свой багаж, уборщик, и явись к инженеру! – офицер с отвращением посмотрел на Фесса и хмыкнул. – Частный робот! Куда ты его засунешь, парень? – и он с размаху хлопнул Фесса по спине.
   – Эй, поосторожней! Это старинный механизм, помнящий времена КЛОПП!
   – Неужели? Может, мне еще смахнуть с него пыль? – офицер попытался ударить Фесса кулаком, но робот заправским боксерским нырком легко уклонился – одна двадцатая секунды для человека одно мгновение, но для компьютера это целая вечность. – Стой смирно, когда я тебя бью! – взревел офицер и снова попытался ударить робота.
   – Сэр, – произнес Фесс, уклоняясь, – я ничем не заслужил вашего внимания...
   – Погоди! Это мой робот! – Род подскочил и схватил разошедшегося Вайсера за руку. Офицер не долго думая повернулся и нанес удар ему, и вот тут Фесс не стал уклоняться, а метнулся вперед и встал между хозяином и кулаком помощника. Потом его голова дернулась, и рот произнес, протестуя:
   – Я ничего не... – робот застыл, как камень.
   Кулак помощника отбросил его к стене.
   Род покраснел, виня себя в нерасторопности.
   – Эй ты, крысиный ублюдок! Из-за тебя у моего робота начался приступ! Он беззащитен перед человеческой глупостью, а ты...
   Молодой человек не закончил фразу, а рванулся к обидчику, вцепился в рукав, размахнулся...
   Сделал полный оборот и ударился о стену. Мешком соскользнул на пол, и тут мозолистая рука ухватила его за шиворот и подняла на ноги. Над ним навис небритый подбородок, и без того кривой рот изогнулся в ухмылке, в глазах горели огоньки злобного удовлетворения.
   – Первое, что ты должен запомнить, уборщик, это никогда не перечить старшим!
   Мелькнула рука, кулак пушечным ядром обрушился на подбородок Рода.
   На несколько секунд Род потерял всякую ориентировку. Придя в себя, он на четвереньках подполз к Фессу и нащупал переключатель у того на черепе. Когда кнопка была нажата, робот медленно сел.
   – Ччч... тттт.. оооо я... я.. ааа...
   – Ты отважно пытался защитить меня, – выдохнул Род. – Прости, что я тебя впутал в это.
   – Ввииннн... ааа ммм... оя...
   – Нет, вины твоей нет, это все проделки Вайсера, – ответил Род. – Ублюдок изо всех сил нарывался на драку. И в конце концов нашел повод. А сейчас помоги мне.
   Робот медленно встал и протянул руку, помогая Роду встать.
   – Как... как долго мы были отключены? – поинтересовался нокаутированный.
   – Я... бббылл безсс созззнания... не бббольше... тттреххх минут...
   Род покачал головой, помигал и увидел, что Вайсера в помещении нет:
   – Не надо было ему это делать...
   – Он ппп... родолжал бы... оскорблять... пока не сумел бы... спрово... ццц... ировать тебя... на дддраку, хозяин. Он хотел... утттвв... ердить ссвое сс... таршинство.
   Род стиснул зубы:
   – Ты хочешь сказать, что мне не следовало поддаваться на провокацию, что бы он ни делал?
   – Да, если только тебе не угрожала смертельная опасность. Удар даже такого кулака, как у Вайсера, вряд ли способен был меня серьезно повредить. Для этого мой корпус слишком прочен.
   Род вспомнил случаи из своего детства, когда Фесс помогал в строительстве родового замка на Максиме.
   – Ну, хорошо, значит, мне не нужно было тревожиться за тебя?
   Робот загудел, как трансформатор низкого напряжения:
   – Но я рад, что ты захотел защитить меня, как друга, босс. Это лишний раз доказывает, что мои уроки морали не пропали втуне и успешно усвоены тобой. Тем не менее не забывай, что это робот должен быть верен человеку, а не наоборот.
   – Запомню, – проворчал Род. – Но мне кажется, люди должны помогать роботам. Если они – настоящие люди.
   – Конечно, – пробурчал Фесс довольно, – с другой стороны, моя верность еще более усилилась, подкрепленная таким доказательством дружбы с твоей стороны.
   – Но если бы мне причинили действительный вред, ты испытал бы серьезный срыв. Да, знаю, знаю.
   – Ну... я вижу, ты забыл мою школу бокса, босс.
   – Не знаю, чем воспользовался этот парень, но явно не боксом, – Род потрогал нижнюю челюсть и сморщился от боли. – Ух! И не надо при посторонних называть меня боссом. Скорее всего это не понравится другим членам экипажа. Сам понимаешь, у них-то нет таких верных помощников, как у меня.
   – Как же мне тогда называть тебя?
   – А как насчет просто по имени? – мрачно спросил Род. – Называй меня Родом и все.
   – Если настаиваешь, босс, – вздохнул Фесс.
   – Настаиваю. И давай-ка без этого «босс». Я усвоил свой первый урок: вселенная – отвратительное место. Со временем посмотрим, сумею ли я в ней продержаться до конца боя.
   – Один встреченный плохой человек – это еще не вся вселенная, Род.
   – Значит, мне не повезло. С нетерпением жду встречи со своим шефом. Надеюсь, у него характер будет получше,
   – Согласно указаниям мистера Вайсера, тебе следует сначала сложить свой багаж в гардеробный ящик.
   – Ах да, приказания старших по званию не подвергают сомнению, – Род нахмурился и повернулся к ящику. – Как его открыть, не знаешь?
   Он провел пальцами по краю дверцы, слегка нажал. Левый край поддался, и Род надавил посильней. Панель повернулась наружу, открыв небольшие полки в углублении примерно в три фута.
   Род смотрел в ужасе.
   – Ты сюда никак не войдешь!
   – Попытаюсь, если это необходимо, Род.
   – Да, но давай-ка вначале попробуем обойтись без этого, – Род положил внутрь свою походную сумку и закрыл панель. – Стань в углу и постарайся превратиться в статую. Ладно?
   – Конечно, Род, – Фесс прошел в угол и выполнил приказ человека – стал модернистской скульптурой – пародией на человека.
   – С тобой ничего не случится, если корабль изменит направление?
   – К счастью, пол здесь из металла, Род, а у меня, как тебе известно, в ступнях расположены сильнейшие электромагниты. Во время строительства на Максиме они были очень полезны. А если изменение курса окажется очень резким, поблизости есть кольца.
   – Ну, тогда хорошо...
   – Ты не забыл, что должен доложить о своем прибытии начальству, Род.
   – Ладно. Пойду поищу моего босса.
   И Род отправился в машинное отделение.
   Фесс же усилил мощность своих микрофонов, чтобы быть уверенным, что услышит, если Род позовет.
   Свет был неярок, но достаточен, чтобы не наткнуться на комингс* [9 - вертикальный стальной лист, возвышающийся над палубой и ограждающий люк или шахту], и исходил откуда-то спереди. Род пошел на него, огибая какие-то установки, которые, по его мнению, имели некоторое отношение к двигателям. Потом услышал проклятия. Стало легче – теперь требовалось просто идти на звук.
   У ругателя-невидимки оказался поразительно богатый словарь табуированной лексики. Род попытался запомнить самые экзотические ругательства, собираясь позже спросить их объяснения, когда чуть лучше познакомится с автором. Обогнув большую металлическую консоль, он увидел человека в грязном, мешковато сидящем комбинезоне, с волосами, убранными в косичку. Тот увлеченно работал гаечным ключом.
   Что ему теперь делать? Очевидно, мужик считал, что в радиусе ближайших ста метров он один. Род глотнул, собрался с духом, вышел вперед, застыл по стойке смирно и выпалил:
   – Новобранец Род д'Арманд готов выполнить ваши приказания, сэр!
   Его новый босс от неожиданности дернулся, едва не выронив ключ, но увидел возмутителя спокойствия и расслабился.
   – Дьявольщина, парень, больше так не делай! – инженер-матершинник прокашлялся, отложил ключ, и тут на его лицо упал свет.
   У Рода перехватило дыхание.
   Волосы на самом деле были не перевязаны, а убраны под тонкую сеточку, а лицо под пятнами масла было овальным и гладким, с тонкими чертами.
   – Ты новый уборщик, верно? – голос, когда не произносил ругательства, оказался приятнейшего тембра, глаза смотрели на юношу большие, зеленые, с длинными ресницами, и Род мгновенно влюбился в их обладательницу.
   – Хммм... ммм... да, мэм. Я новый уборщик, который должен протирать трущиеся детали двигателя. А где эти трущиеся детали двигателя, которые мне нужно протирать?
   – Там, – женщина-инженер указала на выступ станины в дальнем тусклом конце помещения. – Но сейчас ничего протирать не нужно. Если бы было нужно, у нас всех были бы крупные неприятности. Так говорится просто по примеру старых океанских кораблей, – она пристально всмотрелась в юношу. – Ты что-нибудь знаешь о двигателях?
   – Хм, нет, мэм. Но хочу научиться!
   Она непритворно застонала:
   – Да убережет меня небо от ревностных учеников! Почему мне не могут прислать человека, который уже знает, что нужно делать? – она подняла руку, предупреждая его ответ. – Знаю, знаю: если она так много знает, почему не работает на лучшем корабле? На этот вопрос я могла бы дать кучу разнообразных ответов, уборщик, но сперва давай познакомимся. Меня зовут Грейси Малдун.
   – Род д'Арманд, сэр... мэм!
   – Так-то оно лучше, – кивнула Малдун. – И не забывай о субординации, уборщик.
   – Не забуду, мэм. Чем могу быть полезен?
   – Сейчас посмотрим, – Малдун на мгновение задумалась, после чего указала на большое колесо, над которым работала, сняв защитный кожух. Колесо было усеяно лезвиями, неприятно напоминавшими большие ножи, которые предпочитают использовать в своем нелегком деле мясники. – Это запасная турбина. Нарезка сорвана до последнего болта из-за раз... я механика, который присматривал за ней до меня. Больше никогда не позволю никому притрагиваться к двигателям без моего присмотра!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное