Кристофер Сташеф.

Напарник чародея

(страница 13 из 24)

скачать книгу бесплатно

   Гром потряс камни, выбеленные молнией. Когда он стих, Грегори спросил:
   – Значит, утром мы отправимся домой?
   – Нет, – Магнус опередил отца. – Кто бы тут ни был, мы должны противостоять ему и изгнать его.
   Снова ударил гром, молния последовала за ним так быстро, что казалось, это одна вспышка с небольшим промежутком. Когда отпечаток молнии на сетчатке погас, в глазах Рода плясали огненные картины, подтверждая, что он видел. Когда стих гром, Корделия ахнула:
   – Это была девушка?
   – Может быть, – Джефри говорил тоже как-то хрипло. – Что-то с длинными волосами и в плаще.
   – Но почему она головой вперед полетела на землю? – спросил Грегори.
   – Потому что ее вытолкнули, брат, – ответил Джефри.
   – А может, она бросилась сама? – спросила Корделия.
   – Как бы то ни было, сие плоды зла, – подвел итог Магнус.
   Род услышал гнев в голосе первенца и быстро проговорил:
   – Было, Магнус. Помни – это «было». Что бы тут ни случилось, каким бы жестоким и злым оно ни было, это произошло не сегодня, а двести лет назад.
   – Но какое зло должно было здесь свершиться, – воскликнула Корделия, – чтобы дух переживал его снова и снова, и снова целых двести лет!
   – Значит, пора с этим покончить, – голос Магнуса звучал мрачно, с решимостью, какой Род у него прежде не слышал. – Что бы ни пряталось в этой груде каменных развалин, это зло, грязное и низкое, и мы должны положить ему конец.
   Род задумчиво смотрел на своего сына. Магнус прав, конечно, но откуда у него эта внезапная решимость? До сегодняшнего дня старший из детей Гэллоугласа ничего не слышал о замке Фокскорт, кроме названия. Род думал об этом, пока семья снова ложилась спать, хотел даже поговорить с Гвен, но решил, что еще не настало время.
 //-- * * * --// 
   – Почему сейчас замок не кажется таким мрачным? – Корделия смотрела на крепостные стены, расцвеченные золотом в свете утреннего солнца.
   – Потому что сейчас рассвет, дорогая, а в утреннем свете все кажется свежим и красивым.
   – И дождь чисто его вымыл, – объяснила Гвен, – как и все остальное. Небо над головой ясное, и сердце мое поет, когда я смотрю на него.
   – Но нам все равно придется идти в замок, – Род мрачно оглядел подъемный мост. – Правда, существует небольшая проблема: как опустить эту деревянную плиту.
   – Надо повернуть лебедку, – просто сказал Магнус. – Сделать, папа?
   Род повернулся к сыну.
   – Что? Ты сможешь повернуть лебедку, даже не видя ее?
   – О да, а в следующий раз ты, превзойдя пророка Магомета, велишь горе идти к тебе, – усмехнулся Джефри.
   – Могу, поскольку я знаю, что она там должна быть.
   – Ты ведь не сможешь, Магнус! – воскликнула Корделия.
   Грегори ничего не сказал; он широко раскрытыми глазами смотрел на Магнуса.
Ведь Большой Брат сказал, что сделает...
   – Может, и сделает, – заметила Гвен. – А если и не сможет, для него это будет хорошей практикой.
   – Да, нужно тянуться, если хочешь расти, – медленно ответил Род. – Хорошо, давай. Это сбережет нам немало времени.
   Магнус сосредоточенно посмотрел на подъемный мост, затем взгляд его утратил фокусировку. Гвен внимательно наблюдала за сыном.
   Род перевел взгляд с сына на замок. Он почти ожидал, что древние доски со скрипом начнут опускаться. Из простой предосторожности Верховный Чародей знаком велел остальным детям отступить. Они послушались, но неохотно.
   Магнус расслабился и раздраженно покачал головой:
   – Бесполезно, никакого отклика.
   Грегори выглядел разочарованным. Глаза Джефри озорно загорелись, и он начал что-то говорить одновременно с Корделией, но Род строго посмотрел на них, и они мгновенно замолчали с раскрытыми ртами.
   – Ну, попытка была неплоха, – Гвен рассматривала замок. – Но странно, однако.
   – Значит, испробуем обычный способ, – подвел черту Род.
   – Я сделаю!
   – Нет, я!
   – Моя очередь...
   – Нет! – рявкнул Род.
   Дети замолчали, сердито – но и с опаской – глядя на отца. Он увидел это и заставил себя улыбнуться.
   – Я ценю вашу готовность, дети, но заниматься силовыми упражнениями тут, вероятно, опасно. Знаете, прогнившие балки и ослабленные камни. Я считаю, что должны действовать старшие – мы с Магнусом.
   – А почему Магнус пойдет?
   – Магнус, ты мошенничаешь!
   – Почему не мама?
   – Потому что кто-то должен присматривать за вами троими, – ответил Род.
   – Фесс может присмотреть за нами!
   – Фесс не может помешать вам идти за нами, – возразила Гвен. – Вы обещаете оставаться на месте?
   – Нет!
   – Прошу тебя, – Гвен солнечно улыбнулась Роду, – иди быстрее, муж мой.
   – Без всякой задержки. Пошли, сын, – Род посмотрел на замок, но на этот раз его не видел. Внимание его было устремлено на невидимый внутренний мир. Он представил себе, как отталкивается от земли – и медленно приподнялся до уровня бойницы над воротами.
   – Ты обещал без задержки, – напомнил ему Магнус, тоже повисший в воздухе, опираясь на узкое оконце.
   – Ну, хорошо, я медлительный старик, – проворчал Род. – Только потому, что мне не повезло вырасти, постоянно используя пси-способности, как ты, сынок. Пошли внутрь, – он повернулся боком и забрался в бойницу.
   Протискиваться пришлось с трудом.
   – Ты едва прошел, – бросил Магнус, проскальзывая за ним без особых усилий. Род шлепнул себя по поясу.
   – Это мышцы, парень, а не жир, – он огляделся и тут же нахмурился. – Неплохо...
   Действительно. Одна плита в крыше обвалилась, утренний свет проходил сквозь образовавшуюся щель и узкие бойницы, бросая тени поперек всего круглого помещения со стенами из старинного рыхлого камня. В углах бахромой свисала старая паутина, у одной стены стояли сломанный стол и не-струганая скамья. Если не считать этой пародии на мебель, помещение было пусто, и только на полу валялись черепки от посуды.
   – Не так уж плохо, как... В чем дело?
   Взгляд Магнуса утратил сосредоточенность. Магнус медленно поворачивался, лицо его застыло.
   – Я слышу голоса, папа.
   – Голоса? – Род напрягся. – Что они говорят?
   – Ничего... они слишком далеко... только ощущение громких разговоров и солдатских ругательств...
   – Что ж, это караульная; тут постоянно находились солдаты, голоса можно приписать им, – Род старательно игнорировал холодок, пробежавший по спине. – Вероятно, это всего лишь игра ветра или какой-то акустический эффект, сын, как шепот в галерее.
   – Ты правда так считаешь?
   Род так не считал, но сказал:
   – Меня больше беспокоит то, чего я не вижу... и не слышу.
   Это признание подействовало на Магнуса.
   – Что же это?
   – Птицы, – Род указал на балки крыши. – Там десятки удобных мест для гнезда, но ни одно не использовано. Даже следов старых гнезд нет.
   Магнус осмотрелся и медленно кивнул.
   – Пошли, поищем лебедку. – Род повернулся к выходу. – Пора твоим братьям и сестре появиться здесь.
   И Гвен. Особенно Гвен.
   Комната привратника тоже оказалась пуста, если не считать обломков мебели. Столбы солнечного света из ряда бойниц в одной стене прорезали темноту.
   – Вот поэтому ты и не смог повернуть лебедку, – заметил Род, оглядываясь. – Никакого следа подъемного механизма.
   – Действительно... Я пытался заставить сработать устройство, которого не существует... – но вид у Магнуса снова был сосредоточенный. – Но как они поднимали или опускали мост?
   – Противовесом, вероятно. Пойдем отыщем ворота, – Род пересек помещение, вышел в коридор и осмотрелся. Свет сюда шел из арочного выхода во двор. – Вот! – он прошел к большим воротам, перекрытым сейчас поднятым мостом, и показал на массивный железный шар на цепи, которая уходила в темноту. – А ведь должны быть средства для управления им.
   – Вон там, – показал Магнус.
   Род посмотрел, куда он показывал, и увидел огромный ворот с обрывком веревки. Под воротом зияло отверстие в стене.
   – В помещение привратника... – Род кивнул. – Имеет смысл. Пошли.
   Он вернулся в комнату, из которой они вышли, и посмотрел на переднюю стену. И в самом деле, через отверстие в стене проходила веревка, оборачивавшаяся вокруг другого ворота, такого же, как у входа. Но сейчас от веревки остался обрывок всего фута в четыре, а на полу под воротом росло множество поганок.
   – Значит, поднимать теперь нечем. Но как... – Род замолчал, и наморщил лоб, – Минутку. Мост поднимается выше ворота...
   – Да. Это для решетки, – Магнус вышел в коридор и показал.
   Под центральным воротом виднелись концы прутьев стальной решетки. Род проследил взглядом цепь, прикрепленную к углу решетки и отходящую к массивному металлическому шару, лежащему на земле.
   – К счастью, застряла открытой. Но как тогда они поднимали мост?
   – Вон там, – Магнус снова указал в темноту.
   Прищурившись, Род едва рассмотрел звенья толстой ржавой цепи, намотанной на изрядно проржавевшее зубчатое колесо у задней стены.
   – У тебя острое зрение, сын, – кивнул Род. – Прекрасная наблюдательность.
   – Нет.
   – Что? – Род уставился на него. – Но это не стандартный подъемный мост. Откуда ты знал, что искать?
   – Я не смотрел. Я слышал их.
   – Их? Кого их?
   – Гул многих голосов, и среди них пробивался один. Он объяснял, как пользоваться этим приспособлением.
   Род еще несколько мгновений смотрел на старшего сына. Потом объединил свое сознание с сознанием сына. Все вокруг потемнело.
   – Ты слышишь?
   Род покачал головой.
   – Только гул, как от далекой толпы.
   – Да, но он здесь.
   – Да, он здесь, ты прав. Другое дело, откуда исходит, – Род отвернулся. – Пошли, попытаемся опустить мост. Я думаю, здесь пригодится наша мама.
   Магнус провел отца через арку выхода во двор.
   После помещения привратника и коридора двор показался изысканно просторным, но Род знал, что он всего каких-нибудь футов сто в поперечнике. Крепостная башня уступом нависала над ним. Естественно, двор был покрыт опавшими листьями и ветками, в углах виднелись груды перегноя, густо поросшие сорняками.
   И ни одной птицы. Даже бабочек нет, как заметил Род.
   Сдержав дрожь, он заставил себя вернуться к действительности.
   – Где противовес?
   – Мы переступили через него, – Магнус указал за спину.
   Род оглянулся и увидел утопленную в камень металлическую плиту, которую по простоте душевной принял за порог арки. Но теперь, приглядевшись, он увидел, что это не камень, а ржавый металл, а в центре плиты укреплены кольца, от которых отходят звенья толстой цепи. Цепь же проходила через барабан большого ворота и исчезала в камне над аркой.
   Род снова содрогнулся.
   Магнус показал вверх.
   – Так хорошо уравновешено, что требовалось только сильно потянуть, и мост опускался.
   – Да, но плита при этом поднималась, и все, кто заходил или хотел выйти, должны были пройти под нею.
   – Верно, – Магнус задумчиво нахмурился. – Почему же тогда граф не использовал противовес решетки, а оставил ворота открытыми?
   – Хороший вопрос, – у Рода был ответ, но не очень приятный. Конечно, он не собирался обнародовать его. И решил, что Магнус никогда не коснется этой плиты.
   Звонкий крик прозвучал над ними.
   Род посмотрел вверх.
   На перекладине ворот сидели двое его младших сыновей, а жена и дочь описывали ленивые спирали на своих метлах. Род отметил, что у Корделии теперь большая метла, а не простой веник, каким подметают у очага; летательный аппарат дочери размером не уступал метле матери.
   Гвен остановилась возле Рода и соскочила.
   – Вы так долго не возвращались, что мы потеряли терпение, – но он видел озабоченность во взгляде супруги. – Что вас задержало?
   – Мы пытались разобраться в подъемной системе моста, – Род заметил, что двое мальчиков спускаются, как опавшие осенние листья. Он вздрогнул, надеясь, что сравнение не оправдается.
   – Она такая необычная? – спросила Гвен.
   – По крайней мере, странная, – ответил Магнус.
   Гвен повернулась к первенцу, глаза ее расширились.
   – Как ты, сын мой?
   – Нормально...
   – Правда? – Гвен прислонила метлу к стене и коснулась ладонью лба Магнуса. Несколько секунд смотрела на него, потом велела: – Подойди к стене и дотронься до камня.
   Меж бровями Магнуса появилась складка, но он послушался. Род «вслушался» в сознание Гвен, иногда он позволял себе подслушивать мысли подслушивающей.
   Магнус коснулся камня.
   Слух его заполнило множество взволнованных голосов: гадали, будет ли сражение, говорили, какие страшные наступили времена и какая вокруг царит напряженность. Военные командиры выкрикивали приказы, и за всем этим галдежом явственно прослушивался, то затихая, то усиливаясь, тот зловещий смех, который они услышали во время грозы.
   – Отойди, – приказала Гвен, и Магнус медленно отнял руку от стены и встревоженно повернулся к матери.
   – Ты слышала?
   – Да. Это крестьяне, они пришли в замок из-за страха перед нападением. Все это произошло сотни лет назад.
   – Он умеет читать прошлое! – глаза Грегори стали просто огромными.
   – Магнус все делает первым! – проворчал Джефри.
   – Это нечестно! – пожаловалась Корделия.
   – Это не радость, а тяжелая ноша, – попыталась разубедить их Гвен. Потом она снова повернулась к Магнусу. – У тебя удивительная разновидность ясновидения, сын мой. Я слышала об этом, но никогда сама не встречала такого феномена. Ты можешь читать мысли, впитавшиеся в камень, дерево или металл, испытывая при этом радость и боль тех, кому принадлежали эти мысли.
   – Психометрист! – Род широко распахнул глаза. Магнус повернулся к Гвен, посмотрел ей в лицо.
   – Но почему я не замечал этого раньше?
   – Потому что всегда был окружен множеством людей; мысли живых забивали те, что прилипли к камням.
   – Может, просто мальчик взрослеет? – спросил Род.
   – Мама говорит о сильных мыслях и чувствах, – заметил Грегори. – Может, менее сильные не сохраняются.
   Гвен кивнула:
   – Это верно. Уверяю тебя, замок в свое время принимал множество чрезвычайно возбужденных людей.
   – И мысли их не были приятными, – Род нахмурился. – Старайся ни к чему не притрагиваться, сын.
   – Попробую...
   – Я тебе помогу, – Род повернулся к воротам.
   – Нужно как-то опустить мост, иначе Фессу придется ждать снаружи.
   – Хорошо... – Магнус тоже повернулся, выражение лица у него стало сосредоточенным, взгляд застыл.
   – Грегори, помоги мне. Просто удерживай мысленно эту цепь, когда придет время. Гвен, если ты с младшими возьмешь правую цепь... Так. А теперь разом взялись...
   Род посмотрел на нижнее звено цепи, сосредоточился, все окружающее словно расплылось. Звено засветилось, вначале красным цветом, потом оранжевым, желтым, наконец белым. И вот металл потек.
   – Давайте! – выдохнул Верховный Чародей, и цепь приподнялась на фут. Он вздохнул и расслабился, наблюдая, как металл проходит в обратном порядке все цвета, охлаждаясь. Потом посмотрел на свое семейство: та, вторая, цепь снова пожелтела. Он повернулся к своей цепи, увидел, что она опять стала рубиновой, и велел Грегори:
   – Хорошо, опускай ее.
   Цепь со звоном опустилась, задевая за стену, и Род повернулся, чтобы присоединиться к тем, кто поднимал правую часть. Металл поплыл, цепь поднялась – и вот с низким скрежещущим скрипом, преодолевая старую ржавчину, повернулось большое зубчатое колесо. Скрежет перешел в стон, этот стон сопровождался ужасным скрипом моста, который все быстрее и быстрее опускался, пока не лег поперек рва. По дереву простучали копыта.
   – Осторожней! – встревоженно крикнул Род. – Доски могли прогнить!
   – Прогнившие рассыпались в порошок, Род, когда мост опустился, и я легко обхожу дыры.
   Стук перешел в громыхающую череду звуков – это копыта Фесса вызвали эхо в проходе, – и во дворе появилась огромная черная лошадь.
   Дети весело закричали. Гвен взглянула на Магнуса, увидела его оживленное лицо и слегка успокоилась.
   – Почему разрушение – единственное, что у меня получается лучше, чем у вас? – проворчал Род.
   – Потому что ты овладел пси-способностями сравнительно поздно, супруг мой, а не вырос с ними, – напомнила Гвен.
   Грегори смотрел на гигантский брусок, погруженный в камень.
   – Мы могли бы поднять его, папа.
   – Так быстрее за работу.
   – Но теперь мы не сможем снова поднять мост.
   – Знаю, – Род улыбнулся. – Получилось неплохо, верно?
   Утро они провели, исследуя замок, и обнаружили, что за долгие годы через окна нанесло груды листвы и веток. Нашлось также много старинной мебели, иногда даже на удивление целой.
   И ни единой птицы.
   Кстати, не попадалось и следов присутствия крыс или мышей.
   – И все эти годы их здесь не было, – Корделия посмотрела на чердак. – Как это может быть, папа?
   Род пожал плечами:
   – Животные чуяли, что их здесь не хотят.
   – И кто же их не хотел?
   Род избежал ответа на вопрос.
   – Но в этом есть и светлая сторона; по крайней мере, нам не нужно ставить мышеловки. Или подвергать опасности кошку.
   – Нет, папа, – поправил отца Джефри. – Не кошка подвергалась бы опасности, а грызуны.
   – Ха, – усмехнулся лорд Гэллоуглас, – бывает и наоборот. Любая кошка пришла бы в ужас, повстречав крыс, которых мне однажды пришлось видеть. Но, хвала Небу, их здесь нет. Хоть какое-то преимущество имеется у дома, который облюбовали призраки, – на мгновение в сознании Рода замельтешил призыв, который вполне можно было бы использовать в качестве рекламы: «Избавьте свой дом от надоедливых паразитов! Нанимайте призраков!» И, конечно, комический рисунок: призрак, кричащий крысе и таракану: «Кыш!» А те в смертельном ужасе бегут от привидения.
   Род подумал, как назвать призрака.
   Может быть, Дезинфектор?
   Он покачал головой и вернулся к действительности.
   – И никто не жил здесь целых двести лет, – Грегори удивленно осматривался, хлопая широко раскрытыми глазами.
   – Ни одной живой души, – согласился Род.
   Странно, но не было даже признаков бродяг, которые жили бы здесь или хотя бы ночевали. С другой стороны, учитывая, что мост был поднят, такое трудно было осуществить. Кстати, возникает вопрос, почему мост оставался все эти столетия поднятым. Род представил себе, как замок покидает последний слуга. Он перепрыгивает через щель, оборачивается назад и смотрит, как медленно поднимается мост, притягиваемый противовесом. Либо так, либо этому последнему слуге пришлось остаться в замке. Род вздрогнул от этой неприятной мысли и понадеялся, что ему никогда не доведется встретиться с последним слугой. Ни в каком обличии.
   Замок был достаточно обычен: крепость, окруженная стеной и напоминающая в плане ограненный бриллиант. На севере и на юге сторожевые башни, сама крепость охраняет западную сторону, а ворота – восточную. Крепость трехэтажная, первый этаж представляет собой большой зал пятидесяти футов в диаметре, на втором этаже расположено несколько комнат, очевидно, помещения семьи. А на третьем установлены против окон небольшие катапульты и самострелы со ржавыми стрелами – арсенал для обороны сверху.
   – Хватит! – Гвен хлопнула в ладоши. – Если нам придется тут задержаться, пусть даже ненадолго, то необходимо приспособить крепость для жизни. Магнус и Грегори, начинайте подметать. Корделия и Джефри, выбрасывайте мусор в ров.
   Джефри завопил и принялся за работу: в окна полетели сразу целые груды листьев. Корделия посмотрела на старый изломанный стол, тот поднялся в воздух, свесив поломанные ножки, и поплыл к окну.
   Магнус нахмурился.
   – Почему они бросают, а мы должны подметать, мама?
   – Потому что твоя сестра лучше заставляет предметы летать, – ответила Гвен. – А Грегори легко проникает в щели между балок.
   – Но мы с Джефри...
   – Вам назначена работа по причинам, которые тебе хорошо известны, – объявила Гвен твердым голосом. Но потом смягчила тон. – Обещаю, что когда перейдем на другой этаж, вы поменяетесь местами. Помоги мне, сын мой.
   Магнус улыбнулся.
   – Как хочешь, мама. Дашь мне свою метлу?
   И исчез в облаках пыли. Род с сомнением посмотрел на этот вихрь. Потом вздохнул с облегчением: если бы метла попала в руки Джефри, были бы серьезные осложнения, если только не пойдешь за ним с дубинкой в руках. Но даже в таком случае метла, вероятно, победила бы дубину, а работа так и не была бы сделана.
   Целых пятнадцать минут все шло хорошо. Потом Джефри сердито спросил:
   – А зачем нам вообще это делать?
   – Ты хочешь жить в грязи? – презрительно спросила Корделия.
   Джефри собрался что-то ответить, но Магнус опередил его.
   – Не спрашивай, сестра; на самом деле тебе не хочется услышать ответ.
   Джефри гневно покраснел, но прежде чем он смог взорваться, Грегори весело предположил:
   – А вдруг это поможет изгнать призраков.
   Джефри получил передышку. Он покачал головой, все еще хмурясь.
   – Настоящие призраки! – продолжал Грегори с блестящими глазами. – А я-то считал, что это старушечьи сказки!
   – На Грамарии любые старушечьи сказки могут оказаться правдой, Грегори, – напомнил Фесс.
   Грегори кивнул.
   – Верно. Это настоящие призраки или просто какое-то необычное проявление пси?
   – Пустые разговоры не увеличат производительности труда.
   – Ты брюзга, Фесс! – заявила Корделия. – Как мы можем не говорить о таких удивительных вещах в населенном призраками замке?
   – Я знаю, это трудно, – согласился робот. – Но все же вам поручили работу, а болтовня мешает ее выполнению.
   – Тогда сделай что-нибудь, чтобы мы не разговаривали, – предложил Грегори. – Расскажи сам еще о наших предках.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное