Кристофер Сташеф.

Напарник чародея

(страница 12 из 24)

скачать книгу бесплатно

   – О, не сами роботы, Фесс, они у нас уже достигли предела. Сделай их еще немного меньше, и хозяин будет наступать на них. Нет, я имею в виду компьютеры. Они все еще больше моего кулака.
   – Не вижу, как они могут быть меньше, Дар. Вы уже работаете с минимальной по размерам кристаллической решеткой, которая может нести нужное количество электрических потенциалов.
   – Ты так думаешь? – Дар заговорил резче. – У кристалла есть определенная форма, Фесс, потому что форма есть и у молекулы. Почему бы разнице в электрических потенциалах, которая и заставляет кристаллическую решетку действовать как цепь, не возникать на одной единственной молекуле?
   Фесс ответил не сразу. Это означало, что его компьютер, который действует за наносекунды, тщательно анализирует проблему и делает пробные попытки разрешить ее.
   – Теоретически нет причин заявить, что это невозможно, Дар, но сложность цепи будет ограничена количеством электронов...
   – Что ж, в таком случае потребуется десяток молекул, а может, даже одна гигантская молекула, но все равно речь идет о чем-то микроскопическом, едва видимом...
   – Вы серьезно намерены исследовать такую возможность?
   – Ну, конечно, скажу Лоне – я недостаточно знаю физику, чтобы провести необходимые исследования. Я хочу сказать, что это может оказаться возможным, но не пригодным для рынка, особенно потому, что связано с использованием гигантских молекул. Кто захочет иметь в своей квартире компьютер, сделанный из урана 235?
   – Масса должна быть меньше критической, Дар.
   – Конечно, но что до этого владельцу? Назови это суеверием или атавизмом, но у урана дурная репутация.
   – Но к чему это вам? Нынешнее поколение компьютеров достаточно мало с практической точки зрения.
   – Вовсе нет. Я сразу могу назвать несколько приложений, в которых можно применить микромозг. Особенно в той отрасли, куда я хочу внедриться.
   – Что это за отрасль?
   – Промышленные роботы, – Дар ударил кулаком о ладонь. – Нам нужно расширяться, Фесс. Мы дошли до предела в производстве домашних роботов, а настоящие деньги сейчас следует вкладывать в промышленных. Если мы предложим миниатюрные компьютеры, это позволит уменьшить размеры и увеличит гибкость больших машин. Управляющие фабриками все время жалуются, что им приходится заменять роботов новыми моделями всякий раз, когда их оснащают новейшими инструментами. Если мы сумеем вырастить одну молекулу-компьютер, мы начнем продавать мозг для роботов более общего назначения.
   – Отличная мысль, – медленно проговорил Фесс. – Ты должен рассказать о ней Лоне.
   Дар испытал укол раздражения, но напомнил себе, что в конце концов Фесс – собственность Лоны.
   – Нет. Я пока недостаточно для этого знаю.
   Что заставило его почувствовать себя еще более бесполезным.
   Он повернулся, закрыл за собой ведущий на фабрику люк и направился в свою берлогу.
   – Я собираюсь подумать...
поработать немного, Фесс.
   – Я не побеспокою тебя, Дар.
   Но робот будет ждать вызова Дара. Это было понятно без слов.
   Вспыхнул свет, и Дар со вздохом облегчения сел за свой компьютер. Здесь у него, по крайней мере, есть что делать, и в мозгу создается иллюзия, что он может быть полезен, хотя это крайне маловероятно. Конечно, он экспериментирует с компьютерной симуляцией радиоволн при полетах с околосветовой скорость, а не с реальным материалом, но все равно может наткнуться на полезную мысль.
   Вообще-то, это не имеет смысла: если корабль может лететь быстрее света, почему не могут такого сделать радиоволны? Если можно целый корабль сделать изоморфным семимерному пространству, почему нельзя то же самое проделать с электромагнитными волнами?
   Конечно, потому что они не материальный объект. Вообще, они даже не материя, а энергетический рисунок. Но рисунки – это рисунки, и трехмерные рисунки тоже можно сделать изоморфными семимерному пространству.
   Но, кажется, энергия не существует в семи измерениях. И в самом деле, это вздор: математики только начинают работать над этой проблемой, и поэтому Дар не может познакомиться с их заключениями.
   Но он по крайней мере понял, какой вопрос нужно поставить. Он чувствовал, что достиг прогресса. Естественно, он не настолько знает математику, чтобы самому получить ответ, но это можно исправить. Он смотрел на симулированное изображение на экране, потом начал поворачивать его, создавая иллюзию движения. Это может дать мотивацию и вдохновение.
   Подействовало: мотивацию он получил. Дар директивно очистил экран и зарядил первую главу работы по топологиии. И даже добрался до второй страницы...
   Он читал третью страницу, когда прозвенел звонок.
   Не успел звук стихнуть, как Дар вскочил. Звонок может прозвучать, только если его приведет в действие кодированный сигнал по радио. А код известен только Лоне. Она возвращается домой!
   Дар нашел ее сигнал, перевел его в центр экрана, перешел на видимое изображение и набрал нужный код. А вот и она, вернее, ее лицо, прекрасное и живое, с безупречными чертами, с превосходным макияжем. Она говорила:
   – Принято, наземный контроль. Прошу входа в сектор 24:32:16.
   – Принято, – послышался оловянный мужской голос. – Конец связи.
   Дар испытал укол ревности. Этот макияж для него или для Луи из наземного контроля?
   Но она уже включила звук. Лицо ее осветилось. У Дара сильнее забилось сердце: он понял, что Лона видит его.
   – Добро пожаловать, бродяга!
   – Здравствуй, красавец, – она опустила ресницы. – Заколи жирного тельца и согрей простыни.
   – Телец уже поджаривается, я тоже. Когда наливать мартини?
   – Через час, сладкий, – она подмигнула. – Не нужно стонать так громко: мои усилитель не выдерживает.
   – Я тоже. Скажи еще что-нибудь, чтоб я мог порадоваться.
   – Остался всего час. Только подумай, как долго было бы, если бы мы имели дело с космопортом и таможней.
   – К дьяволу эти обе инстанции! Если соседи нам не доверяют...
   – А кому они доверяют? Я сажусь на нашу собственную посадочную площадку, дорогой, и буду... – она отвела взгляд и посмотрела на часы, – через пятьдесят четыре минуты и двадцать секунд.
   За пределами видимости прозвенел звонок. Лона опять отвела взгляд, потом снова посмотрела на Дара.
   – Включение двигателей. Люблю, дорогой.
   Экран потемнел.
   Дару хотелось запрыгать от радости. Но он решил, что последние слова – это обещание, и направился в душ.
   Конечно, он принял душ, побрился и переоделся несколько часов назад, для поездки в город, но какого дьявола? Он может проделать это еще раз. Все, что угодно, лишь бы убить время.
   Он проделал все процедуры приведения внешности в порядок, но оставалось еще полчаса, чтобы грызть ногти. Дар мужественно воздерживался: Лона не любит, когда он теряет голову. Он взял из автобара только два мартини и поставил у большого кварцевого иллюминатора, потом сел рядом, чтобы увидеть ее приземление. Через тридцать секунд он вскочил и начал расхаживать. Но по-прежнему не отрывал взгляда от неба.
   Она точно рассчитала прилет. (Она всегда все рассчитывает точно). Небо было заполнено звездами, но скоро взойдет солнце, и его свет уже начал поглощать россыпи огоньков. Небо представляло собой великолепное зрелище. По нему проносились соседние астероиды, отчего сердце Дара вздрагивало. Но вот один из них начал увеличиваться, и он понял, что Лона садится.
   Метеор становился все ярче и ярче, появился маленький диск, он все увеличивался и наконец принял очертания ракетного корабля, пятидесяти метров длиной. По мере приближения он становился ярче, потом расцвел огнем, который поглотил весь корабль. Огненный шар опускался все медленнее и медленнее – и коснулся поверхности. Огонь сразу исчез, и из облака пара появилась маленькая ракета, стоящая на посадочных захватах.
   Дар нажал пару клавиш, повернул колесо, и приемная рампа дома осторожно двинулась к посадочной полосе и коснулась борта корабля. Она поднялась на собственных домкратах, как слепая змея, отыскала электромагнитное кольцо вокруг шлюза корабля и присосалась к нему.
   Для людей это очень удобно. Дорого, конечно, слишком дорого лишь для того, чтобы перейти в дом, не закрывая лицевую пластину шлема, но груз нуждается в атмосфере, да к тому же торговля вдет хорошо и они могут позволить себе такое.
   Но есть и недостаток. Мужчина не может видеть, как грациозно выходит любимая женщина.
   Над шлюзом погас красный огонь, и Дар понял, что Лона уже внутри. Загорелся желтый огонь, замигал – мигал он, казалось, целую вечность, – но вот наконец и зеленый.
   Дар остановился в пяти футах от выхода, держа в обеих руках мартини, затаив дыхание.
   Люк раскрылся, и она уже здесь, неуклюжая в своем космическом скафандре, но шлем уже в руке. Лицо раскраснелось, тубы разошлись...
   До мартини они так и не добрались. И что хорошего в джине, когда лед уже растаял?
   Два часа спустя Лона сидела перед ним в костюме по последней земной моде – костюм нисколько не скрывал ее великолепной фигуры, особенно, когда ее освещают свечи (прямо под вентилятором обмена воздуха). Она приканчивала рыбу в вине и рассказывала о своей замечательной одиссее по лучшим магазинам Земли («Ну, я ведь должна хорошо выглядеть, когда разговариваю с торговыми агентами?»). Дар улыбался ей из приятной дымки, состоящей на одну часть из джина и на пять частей из Лоны. Она ничего не сказала, когда Х-НВ-9 унес бокалы, но внимательно посмотрела на маленького робота, который поставил перед ними тарелки с бифштексом.
   – Дар! Это ты сделал!
   Дар предпочел бы, чтобы ее обвинение коснулось другой, менее позволительной его деятельности, но он радовался любой похвале. И глуповато улыбнулся в ответ.
   – Ага. Ты заметила!
   – Заметила? Ты у меня замечательный! Ты сумел втиснуть всю программу в такой ограниченный объем мозга?
   – Я только применил то, чему научила меня ты, дорогая.
   – Что ж. Такое замечательное применение заслуживает награды, – глаза ее блеснули, и она снова повернулась к мужу.
   – Если собираешься выполнять свои обещания, побереги силы.
   Лона проглотила приманку.
   – Поджарено в меру! – она не уточнила, что именно поджарено. – Готов ли Х-НВ-9 к производству?
   – Для уверенности не помешали бы полевые испытания, но я полностью уверен в его готовности. Завтра он принесет тебе завтрак в постель.
   – Замечательно! Как раз то, что нужно для утроенного контракта, который я только что заключила!
   Дар уронил вилку.
   – Утроенный... контракт?
   – Угу, – Лона кивнула, волосы ее всколыхнулись.
   – Я уговорила «Амальгамейтид» обновить контракт без дополнительных условий.
   – Как тебе удалось... НЕТ! Отставить! Я не хочу знать!
   – Бедняжка! – Лона погладила его по руке. – Но ревновать не из-за чего. Я не делала ничего неэтичного, не говоря уже об аморальном.
   Да, но она не сказала, что делала. А Дар уже задумывался о причинах ее излишнего расположения к мужу.
   – Простая угроза, – объяснила Лона. – Я сказала им, что мы подумываем об открытии собственного торгового отдела.
   У Дара отвисла челюсть. Лона оживленно откусила кусочек бифштекса, а Дар заставил нижнюю челюсть вернуться к верхней.
   – Ну и ну! Наглости тебе не занимать!
   – А что такого? Мы ведь и правда лет через двадцать откроем свое торговое отделение на Земле.
   – Вообще-то, я подумывал о том, чтобы объединить все семейства Максимы и организовать кооперативную торговую корпорацию, но считал, что нужно получить еще немного возможностей для давления. Ты понимаешь, о чем я говорю? Земля будет зависеть от нашего производства и больше не сможет угрожать нам. В противном случае мы можем прекратить производство... Эй! В чем дело?
   – Это ты мне говоришь, что я наглая? – ахнула она. – Хорошо, что ты не живешь на Земле, Дар. Ты закончил бы тем, что возглавил КЛОПП.
   Дар почувствовал приступ раздражения.
   – Я только хочу, чтобы тоталитаристы не трогали нас.
   – Знаю, – вздохнула она. – У тебя никогда не было уважения к нормальному здоровому эгоизму. Может, в конце концов надо мне и здесь поработать.
   – Может быть! – отозвался Дар. – Я ведь всего лишь мальчик на побегушках!
   Лона долго смотрела ему в глаза, потом снова погладила по руке.
   – Пожалуйста, продолжай так считать, дорогой. На меня это прекрасно действует.
   Дар был уверен, что ему полагается быть довольным. Но он и правда весь светился изнутри – по более общим соображениям.
   – И сколько принесет нам этот утроенный контракт?
   – Ну, в течение следующих трех лет... с гарантией, что компания раз в четыре месяца будет поставлять новую модель... около пятисот тысяч ежегодно.
   Дар выпучил глаза.
   – Полтора миллиона?
   Лона кивнула. Она выглядела очень довольной.
   Дар откинулся и перевел дыхание.
   – Да. Теперь я вижу, что понадобятся некоторые дополнительные исследования. Да.
   – Но это же замечательно! – подмигнула Лона. – Главное ты уже сделал. Этот робот может подавать завтрак в постель. Еще немного, и он сумеет загружать посудомоечную машину.
   У Дара неожиданно лицо приняло отсутствующее выражение.
   – С вытяжными конечностями... это не так уж трудно... а если у него будут телескопические руки, он сможет убирать паутину в углах и мыть стены.
   – А если он сможет мыть стены, то сможет и покрасить.
   – И даже квалифицированно поклеить обои, – Дар улыбнулся. – Не нужно будет брать в аренду робота-маляра и кибер-обойщика. Понимаю. Половину усовершенствований мы уже сформулировали. Неудивительно, что ты хотела добавить новую мастерскую, когда мы закончим извлекать лед из полости.
   – Ну... да, – Лона опустила глаза, играя своим винным бокалом. – На самом деле я хотела спросить тебя, Дар, не сможешь ли ты добавить круглое помещение на северо-западе замка. Не очень большое...
   – Рядом с нашей спальней на плане? – Дар нахмурился. – Конечно. А какое производство ты там хочешь организовать?
   Лона по-настоящему покраснела и опустила голову.
   – Производство, которое вначале будет очень маленьким. Но постепенно начнет расти. И расти будет лет пятнадцать, а то и дольше.
   Дар долго смотрел на нее.
   Потом встал, подошел к ней и взял за руку.
   – Дорогая, ты хочешь сказать, что у нас может быть ребенок?
   Она кивнула, улыбаясь ему, и он поразился, увидев, что глаза ее полны слез.
   – Да, – прошептала она, прежде чем ее рот оказался занят.
   Час спустя дыхание их настолько успокоилось, что Лона смогла удовлетворенно вздохнуть, а Дар спросил ее на ухо:
   – Ты выйдешь за меня замуж официально?
   – Угу, – Лона повернулась к нему, лицо ее прояснилось. – Мне кажется, что наконец наши дети будут в безопасности.
   – В безопасности? – Дар поджал губы и осторожно спросил. – Значит ли это, что ты собираешься оставаться дома несколько лет?
   Лона кивнула, глаза ее были огромными, а лицо серьезным.
   – Дар, обещаю, что года два не буду летать на Землю.
 //-- * * * --// 
   Корделия вздохнула, глаза ее затуманились.
   – Люблю счастливые концы у историй.
   – Но правду ли она сказала? – спросил Джефри, посмотрев на Фесса. – Она сдержала слово, Фесс?
   – К сожалению, нет, – ответил робот. – Практически она и не могла: ей нужно было участвовать в деловых совещаниях и вести переговоры с перспективными клиентами.
   Магнус спросил:
   – А почему муж не мог сделать это за нее?
   – Он хотел, – вздохнул Фесс, – но у него не было такого дара. Может, потому что раньше он был учителем. Он был одержим необходимостью всегда говорить только правду. Для дела коммерции он никак не годился.
   – Да и для других дел тоже, судя по твоим словам, – добавил Магнус,
   – Там ему самому казалось. Он умер, считая, что прожил счастливую и заполненную жизнь, однако по всем меркам весьма незначительную.
   – Папа говорит, что все должны установить и знать пределы своих возможностей, – заметил Грегори, – а потом пытаться превзойти их.
   – Первым произнес этот афоризм именно Дар Мандра, Грегори; с тех пор он переходил в вашем семействе от поколения к поколению. Но ключевое понятие – «пытаться превзойти». В результате вы всегда выполняете работу лучше, чем другие в тех же условиях, и добиваетесь больших достижений. И тем не менее все равно не достигаете цели.
   Взгляд Грегори утратил сосредоточенность – мальчик обдумывал это утверждение. Джефри продолжал хмуриться.
   – Значит, основатель нашего рода ничего не достиг в жизни?
   – Зависит от того, что считать достижением. Вместе с женой он создал самую большую компанию в конгломерате Максимы, вырастил троих отличных детей и прожил всю жизнь в счастливом браке.
   – Но он ничего не создал, не открыл и не изобрел.
   – Да, он не нашел ответа на вопрос, который сам сформулировал, и не сознавал, что правильного ответа в такой формулировке не существует. Однако его сын Лимнер унаследовал от него эту проблему и попытался разрешить ее. Вопрос таков: «Почему материальный объект может быть размещен в семимерном пространстве, а электромагнитные волны – нет?» Как и Дар, он не сумел найти решение, но принял отсутствие ответа за указание дальнейших действий.
   Грегори спросил:
   – И на что, по мнению Лимнера, указывало это отсутствие?
   – Что, вероятно, электромагнитные волны можно разместить в семи измерениях; для этого нужна только особая техника. Поскольку электромагнитное излучение есть собственная особая среда, передатчик должен обладать собственной изоморфностью.
   Магнус поднял голову.
   – И размышления Дара позволили Лимнеру открыть этот принцип?
   – Да.
   – Тогда почему он утверждал, что потерпел неудачу? – спросил Магнус.
   – На самом деле, конечно, это не так, просто, но Дар так считал.
   Джефри крепко зажмурил глаза и покачал головой.
   – Минутку, прошу тебя. Ты хочешь сказать, что он добился успеха, но сам этого не знал?
   – Совершенно верно. Ощущение неудачи, которое испытывал Дар, связано с непониманием им собственной природы: в отличие от Лоны, он был не инженером, а чистой воды теоретиком.
   – О, бедный предок! – слезы сами собой навернулись Корделии на глаза. – Умереть, испытывая осознание собственной незначительности, что является совершеннейшей неправдой!
   – О, не жалей его, Корделия. Он осознавал свой успех в качестве мужа, отца и надежного члена сообщества. К старости он понял, что достижения в науке и бизнесе не так уж и важны. И это правильно.
   Грегори, шокированный этим заявлением, спросил:
   – Что? Как ты можешь говорить, что открытие новых знаний не имеет значения?
   – Только относительно, Грегори, только относительно. Для Дара имел значение только тот факт, который увеличивает сумму счастья людей, и в этом он добился поразительных успехов. А теперь хватит, дети. Пора спать. Завтра мы начнем решать загадку замка.


   Пошел дождь, ударил гром.
   Род проснулся, приподнялся на локте и посмотрел на потолок. Единственное освещение давал блуждающий огонек, который Гвен посадила на седло Фесса перед тем, как они улеглись. Дождь стучал по крыше палатки.
   – Сколько идет дождь, Фесс? – спросил Род.
   – Начался десять минут назад, Род.
   Вся палатка озарилась молнией: едва сияние погасло, раскатился гром. Род повернулся и посмотрел на своего младшего. Конечно, мальчик лежал, застыв, широко раскрыв глаза. Он смертельно боялся грома, но был слишком горд, чтобы показать это.
   – Ты ведь знаешь, бояться нечего, – небрежно заметил Род.
   – Да, папа, – Грегори чуть расслабился. – Молния нам не повредит, и дерево на нас не упадет: мы разместили палатку достаточно далеко от ближайшего.
   – И молния скорее ударит в высокий предмет, например, в дерево или замок. Наверняка, – но Род все равно протянул руку, и пальцы Грегори сжались, как маленькие тиски.
   – О! Как красиво! – выдохнула Корделия.
   Вся палатка снова озарилась сумрачным сиянием, и тут же на семью обрушился гром. Вспышка осветила Магнуса и Джефри на полпути к выходу. Снова стало темно, и Род услышал слова Джефри:
   – Как я люблю бурю!
   – Берегись дождя, – Гвен уселась рядом с Родом. – На тебя, Джефф, не каплет?
   – Нет, мама, мы же в палатке.
   Снова молния, сопровождаемая громом, и Род увидел своих мальчиков, которые, положив подбородки на кулаки, выглядывали наружу. Между ними втиснулась Корделия.
   – Гроза прямо над нами, – заметил Грегори. – Между молнией и громом никакого промежутка.
   Род улыбнулся: мальчик всегда остается наблюдательным! Ну, если он захочет разделить удовольствие с другими, какая тут беда?
   – Хочешь тоже выглянуть?
   Грегори посмотрел на него и улыбнулся.
   – Да! – он повернулся и пополз к двери. Род взял Гвен за руку и чуть заметно пожал. Она вернула пожатие и прошептала:
   – Почему только они должны смотреть, милорд?
   – Эй, семья должна держаться вместе, верно? – Род встал на четвереньки. – После тебя, моя дорогая.
   Гвен хихикнула. Они рука об руку присоединились к отпрыскам. В этот момент сверкнула молния и гром звуковым водопадом обрушился им на головы. И Род при свете молнии успел разглядеть силуэт верхней части башни и весь застыл.
   – Тише! – крикнул Джефри. Все замолчали, насторожив слух.
   – Это был не только гром, – пробормотал наконец Магнус.
   – Я слышала женский плач, – ответила Корделия.
   Род хотел было сказать, что слышал он, но прикусил язык и сощуренными глазами посмотрел в сторону невидимой башни. Гвен еще крепче сжала его руку.
   Грегори сказал за отца:
   – А я слышал мужской смех.
   – Да, и такого злобного и грязного смеха я никогда не слышал, – согласился Магнус.
   – Я тоже его слышала, милорд, – прошептала Гвен.
   – Он злорадствовал, – негромко подытожил Род. – Не знаю только над кем.
   – Над девушкой? – спросила Корделия. – Радовался ее слезам?
   – Мне этот замок не нравится, – сообщил наконец Магнус жестким голосом.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное