Кристофер Сташеф.

Напарник чародея

(страница 10 из 24)

скачать книгу бесплатно

   – Хорошо, что у нас на этом астероиде достаточно воды, – он нажал спусковую кнопку большого лазера.
   – Я думаю, это одна из причин, почему основатели колонии выбрали для поселения Максиму, Дар.
   – Ага. И уж точно не по эстетическим причинам.
   – Спорное утверждение, Дар. Я нахожу глубокое удовлетворение, рассматривая математические взаимоотношения особенностей ландшафта в окрестностях.
   – Я хотел бы сказать, что такой пейзаж может понравиться только роботу, но что мне доподлинно известно, так это то, что некоторые видные члены нашей общины считают этот мрачный, скудно освещенный ландшафт образцом красоты.
   – Но это не ваш эстетический идеал, Дар.
   – Нет, – мысленно он снова на мгновение увидел перед собой Лону. – Мое представление о красоте больше склоняется к округлостям, чем к плоскостям, – он испытал напряжение, чреватое выходом из него в виде припадка раздражения, понял, что это такое, и постарался успокоиться. – Ну, начинаем.
   Все индикаторы светились зеленым. Точнее, он знал, что они должны гореть зеленым, хотя здесь они были скорее серые на фоне ослепительного солнечного света в пластине шлема. Дар перевел рычажок указателя давления в крайнее положение, и столб яркого пламени ударил в стену, прогнав тени и вызвав потемнение лицевой пластины. Дар вскрикнул от радости и начал медленно передвигать луч по поверхности блоков, которые только что сложил, глядя, как холодный камень краснеет, а потом начинает расплавляться. Дар перенес луч в другое место. Камень сразу начал остывать, ибо вначале он пламенел сердитым рубином, но постепенно темнел.
   Справа лазер Фесса жег соседнюю стену.
   Они работали, пока закат не заставил их остановиться и тьма не накрыла место работы.
   Дар отключил все системы и выбрался из кабины крана. Все мышцы ныли, но он был доволен. Конечно, он понимал, что это просто замещение, сублимация, но тем не менее все равно был доволен. Недолго думая, Дар подошел к новой стене.
   – Пожалуйста, осторожнее, Дар, – напомнил Фесс.
   – Не волнуйся, я не настолько глуп, чтобы трогать ее, – Дар остановился в пяти футах от стены. При отсутствии атмосферы жар не мог дотянуться до него своим обжигающим дыханием, но человек родился на планете с атмосферой, и его удержала врожденная осторожность. Однако он смог в свете своего фонаря повосхищаться собственной работой. Теперь первая секция настолько охладилась, что потемнела почти до черноты. Все выглядело прекрасно: высокая стена из воска, который побывал вблизи огня и потому застыл стекающими каплями и ручейками. Дар отступил, потом вспомнил, что падение может повредить скафандр, и, повернувшись, отошел метров на пятьдесят, чтобы охватить взглядом весь дом, который они строили с Фессом.
   – Приятно гордиться своей работой, Дар.
   – А то, – Дар улыбнулся. – Не собираюсь подавлять это чувство, Фесс: я для этого получил недостаточно пуританское воспитание.
   Фесс ничего не ответил.
   – К тому же это не мой проект, хотя я понимаю, почему Лоне потребовалась новая площадь для фабрики.
На нынешних мощностях мы сейчас едва размещаем десяток мозгов, которые делаем целый месяц. – Дар наклонил голову набок. – Но мне кажется, я начинаю понимать, чего она добивается.
   Он молчал так долго, что Фесс поторопил его:
   – И каков же результат размышлений?
   – Замок, – Дар отвернулся. – Конечно, она это заслужила, но не стоит сообщать всем окружающим.
   Когда Дар вышел из шлюза, на консоли рядом с дверью мигал огонек вызова. Дар расстегнул костюм лишь настолько, чтобы откинуть шлем, и нажал кнопку воспроизведения. На экране появилось лицо директора бюро импорта Максимы. Дар знал, что, подобно остальным женщинам Максимы, Миртл некрасива, но в этот момент она показалась ему очень привлекательной. Дар вспомнил недавнее видение ему Лоны и понял, что на этот раз она отсутствует слишком долго.
   – Какие новости, моя радость? Кто на подходе?
   – На подходе ракетный грузовик стандартной конфигурации, – сообщила Миртл. – Какой-то старатель пытается заработать несколько квахеров на пути с Цереры. Везет обычный джентльменский набор: кремний, металлы и запчасти. Если тебя это интересует, он открывает магазин в четыре пополудни. Пока, – она наградила его своим овечьим взглядом, и экран потемнел.
   – Она никогда не остановится, – вздохнул Дар. – Клянусь, эта женщина истратит на меня все свои запасы обаяния и чар.
   – Это происходит несомненно потому, что она считает себя в полной безопасности, – заверил хозяина Фесс. – Поедешь в магазин, Дар?
   – Конечно! У нас запаса чистого кремния осталось максимум на месяц! Кончаются к тому же алюминий и золото, – Дар торопливо сбросил тренировочный костюм, который надевал под скафандр, аккуратно повесил на вешалку (Лона терпеть не могла беспорядка в гардеробе) и направился в душ.
   – Можно устроить собственную плавильню, – заметил Фесс, – и покупать сырье у местных старателей. Обойдется дешевле.
   В ответ послышался шум струящейся воды. Дар предпочитал водяные брызги сверхзвуковым колебаниям, которые лучше счищают грязь, но не бодрят организм. И почему бы не пользоваться водой? Ведь она все равно пройдет очистку и попадет в атомный реактор.
   Его голос перекрыл бульканье:
   – Не доверяй им, Фесс. Старатели на Церере работают лучше, чем местные. А за деньги, потраченные на покупку плавильни, я сумею купить очень много чистых материалов. К тому же, когда нет своей плавильной печи, появляется гораздо больше поводов выйти в город и встретиться с приятными людьми.
   Получасом позднее чистый, побрившийся, надушенный, с горячим обедом в желудке и списком покупок, составленным Лоной заранее, Дар вышел из дома. Он, конечно, и сам знал, чего им не хватает в доме, но она всегда вписывает такое, до чего мужчина и не додумался бы. Приходилось признать, что в деле покупания у нее гораздо больше опыта.
   Конечно, она также гораздо лучше разбирается в создании и программировании компьютеров.
   – Никаких сомнений, – не раз говорил Дар, поднимая руки, чтобы спрятать глаза. – Полагаюсь лишь на твою мудрость, любимая, – неприятно было признавать, что женщина практичнее мужчины, но он признавал. – Я вряд ли сумею вырастить даже обыкновенную конфетку из сливочной сгущенки, не говоря уже о молекулярной схеме из кристаллов арсенида галлия.
   – Но тут нет ничего трудного, – однажды Лона все-таки попыталась объяснить мужу. – Видишь, эта маленькая зубчатая линия означает резистор, а число над ней говорит, сколько тут должно быть ом.
   Дар нахмурился и посмотрел через ее плечо.
   – Чертеж, – напомнила она.
   – Я смотрю на чертеж.
   – Но я хочу, чтобы ты сосредоточился, – Лона отодвинула стул, чтобы схема оказалась между ними. – А эти параллельные черточки обозначают конденсатор.
   – Но как я установлю, сколько ом в сопротивлении? В настоящем, реальном, а не том, что на чертеже?
   – Это указано на коробке.
   – Да, но мы говорим о том, что я должен быть способен проверить, правильные ли части берут роботы. А что если на коробке напечатано неверное число? Или число правильное, а сопротивление случайно оказалось с большим числом ом?
   – Гм... – она свела брови («Хмурится Лона очень красиво», – подумал Дар). – Хороший вопрос, любовь моя. Поэтому мама научила меня читать цветовые коды.
   – Цветовые коды?
   – Да. Видишь эти кольца на сопротивлении? Они разного цвета. Так вот, каждый цвет соответствует определенной цифре...
   Так и пошло: электроника, химия, физика элементарных частиц. Лона всегда была нетерпелива, всегда старалась как можно быстрее двинуться дальше и касалась только вопросов, абсолютно необходимых для работы, а Дар всегда упрямо возвращал ее к пропущенному, зная, что если он не спросит «Почему?», вскоре он вообще перестанет понимать, о чем она говорит.
   Когда пытаешься научиться, очень помогает, если сам становишься учителем.
   Она обучила его достаточно, чтобы он мог присматривать за нормальным функционированием поточных линий на фабрике. Это означало, что если понадобится, он сможет каждую операцию выполнить сам. Но Дар по-прежнему знал недостаточно, чтобы планировать работу, и определенно не мог создать ничего более сложного, чем автоматический бар. Он продолжал учиться, когда мог, конечно, и Лона несказанно обрадовалась, когда, возвращаясь из своего третьего полета на Землю, увидела у него на столе книгу.
   – Дар! Ты учишься!
   – Что? – Дар в панике посмотрел на жену. – Больше не буду! Обещаю!
   – Да нет, пожалуйста учись на здоровье! – Лона наклонилась, вглядываясь в страницы, и у Дара закружилась голова. – Да ведь это манускрипт Джона Гальгеро о квантово-пучковом распространении гравитационных волн! Ты знаешь, я сама с большим трудом докопалось до его сути!
   Дар раздраженно посмотрел на свой стол: в данный момент меньше всего ему хотелось распространять волны. Даже квантово и пучково.
   – Ну, конечно. Я ведь обещал, что научусь справляться с фабрикой, помнишь?
   – Но для этого я тебя уже достаточно научила. Это сверх программы, и ты сам это сделал! О, ты у меня замечательный! – Лона подняла голову и так крепко поцеловала мужа, что он начал уже думать, что, может, действительно выглядит в ее глазах образцово-прилежным студентом.
   Когда она позволила ему перевести дыхание, он лишь попросил:
   – Ты только делай так, как только что сделала, и я все время буду учиться.
   Она поцеловала его еще раз, а потом придержала у стены, чтобы он не упал.
   – Ну, хорошо, я буду так делать. Ты тоже! Так что учись. Даже когда я здесь. Почему ты раньше ничего не читал?
   – Ух... – Дар прикусил губу. – Ну... я думал, ты решишь, что я...
   – Покушаешься на мою территорию? – она покачала головой (ее пышные волосы так красиво разлетаются при этом) и пытливо поглядела на возлюбленного сверкающими глазами. – Знания открыты для каждого, милый. Или, во всяком случае, их цена определяется тем, сколько ты готов за них отдать. И чем больше ты будешь знать, тем больше я буду тобой гордиться, – и она снова подставила губы, чтобы показать, какую гордость имеет в виду.
   Дар подумал, что у нее есть все основания гордиться. Лона заставила его не отрываться от книг, пока отсутствует. Он изучил дифференциальное исчисление и начал знакомиться с некоторыми гораздо более сложными ветвями математики, он почти дошел до современного уровня в волновой механике, но все же ему еще оставалось узнать очень многое: виртуально-электрические схемы, теория информации, физика элементарных частиц...
   – Интересно, успеваю ли я учиться быстрее, чем ученые получают новые знания? – воскликнул он вслух.
   – Это возможно, Дар, – Фесс помещался в грузовом отсеке, его компьютер был подключен к управлению машиной. – На Земле скорость появления новых открытий замедляется. Как всегда, публикуется множество статей, но все чаще они вторичны. Если из опубликованных за год трактатов выжать всю воду, ее хватит на нужды небольшого провинциального городка на тот же год. С каждым годом сокращается количество оригинальных концепций.
   Дар нахмурился.
   – Это странно. Я слышал, что в университетах больше, чем всегда, защищается докторов наук, не говоря уже о такой мелочи, как кандидаты.
   – Это верно, Дар, но от них больше не требуют оригинальных идей для диссертаций. Бюрократия тяготеет к стабильности, а истинно новаторские идеи могут нарушить эту стабильность.
   – Что ж, Классовая Латифундия, Основанная Пролетарскими Партиями, действительно бюрократична до мозга костей, – Дар продолжал хмуриться. – Но главная ее особенность – это одно из самых тоталитарных правительств в истории. А мне казалось, диктатуре требуются исследования, которые способны привести к изобретению и производству нового усовершенствованного оружия.
   – Только когда существует враг, угрожающий правлению диктатора, Дар. А в данный момент у КЛОПП никаких соперников в Земной сфере нет. Поэтому все исследования, которые сейчас ведутся, только развивают уже известные принципы. Диктатура не одобряет появление новых идей. Новые идеи способны всколыхнуть стоячее болото, а жабы не любят, когда гонят волну.
   – Я могу понять эту точку зрения: я и сам-то не очень склонен к новым идеям.
   – Это только потому, что сознаешь, как мало пока знаешь о мире и обществе.
   – В таком случае я, вероятно, никогда не перерасту такое состояние. Но все же я был бы рад понять, почему Лона велит мне делать что-нибудь так, а не иначе. Приятно было бы понимать, что я делаю, а не просто слепо следовать ее указаниям.
   – Это может укрепить твою самооценку, Дар, до такой степени, что ты сам попробуешь выдвинуть одну-две новых идеи.
   Дар содрогнулся.
   – Пожалуйста! Я хочу привлечь Лону, а не навлечь катастрофу. Я еще долго не в состоянии буду делать что-то по-своему.
   – Мне кажется, ты поставил Лону на пьедестал, Дар. А одна умная книга в истории человечества не зря предупреждала: «не сотвори себе кумира...»
   – Нет, никакого пьедестала с Лоной на нем я не творил. Меня только пугают ее познания. Ну, может, также ее деловые инстинкты. Все присущие ей инстинкты...
   Он отогнал эту мысль. «Позже, парень, – сказал он себе строго, – когда она вернется домой. А сейчас займись делом».
   Незатейливая попытка сформулировать причину, по которой любишь другого человека.
   – Ты снова отвлекся, Дар.
   – Для этого у меня и есть пилот-робот, – но Дар весьма неохотно заставил себя думать о деле. – А пока, если я не буду буквально следовать инструкциям Лоны, наша маленькая фабрика начнет производить неисправные компьютеры, которые будут плохо покупаться.
   – Верно, Дар, их перестанут покупать.
   Дар кивнул:
   – Нет продажи – нет денег, а на Максиме это означает, что нет и еды.
   – Это заключение справедливо для любого цивилизованного общества, Дар.
   – Правильно. Но на астероиде «нет наличных» означает также отсутствие воды, когда она закончится на нашем участке. А у нас осталось только два кармана, запас едва ли растянешь на десять лет. А «нет воды» – значит нет и кислорода для дыхания, нет водорода для реакции расщепления в реакторе, и нет и электричества.
   – Верно, и хотя герметизация очень хороша, все равно ежедневно происходят небольшие потери.
   – Да. «Нет денег» означает также отсутствие азота и примесей других газов для атмосферы, отсутствие запасных частей для аппаратуры жизнеобеспечения. Как говорят китайцы, «нет денег – нет жизни».
   – Не думаю, чтобы Максиме грозила экономическая опасность, Дар.
   – Конечно, не всей Максиме, а только нам с Лоной, – Дар посмотрел на дом Андрэ Нгойя на расстоянии. Французский замок-дворец, который мог бы соперничать с Версалем Людовиков. В сущности, это и была уменьшенная копия Версаля (очень сильно уменьшенная). – У Нгойя дела как будто идут неплохо. Конечно, их фабрика почти такого же размера, как дом, – он прекрасно различал прожекторы, установленные на крыше этой фабрики, чтобы разгонять тьму за поместьем. (Вот что хорошо в карстовых карманах, забитых льдом: когда извлечешь весь лед из пустот, получается большое подземное помещение для автоматических механизмов). – Они продают на миллион термов в год.
   – Миллион триста шестьдесят восемь тысяч, Дар. Это все печатается в общедоступных изданиях.
   – То есть сведения о наших доходах там тоже имеются, – Дар поморщился. – Неудивительно, что к нам относятся покровительственно.
   – Я по-прежнему считаю, что это только твое субъективное впечатление, Дар. Анализ построения речи и выражения лица не свидетельствует о подобном отношении со стороны ваших соседей, за исключением Лаурентианов, Малхернов и Болвилов.
   – Да, эти самые отвратительные из всех, – Дар глянул на показавшийся под кораблем дом в виде небольшой ступенчатой пирамиды. – А вот и жилище Малхернов, – оно напоминало Букингемский дворец в миниатюре: жители Максимы не скрывали своих честолюбивых устремлений. – Напомни мне, что я должен держаться от них подальше.
   – Если настаиваешь, Дар, хотя все ваши соседи относительно безвредны.
   – Что означает, что они не причинят мне вреда, если я не стану приближаться к ним ближе, чем на выстрел из лазерного пистолета. О, не волнуйся, я не буду их оскорблять. В конце концов, они всего лишь люди.
   – Не нужно смеяться над соседями, Дар, если собираешься мирно сосуществовать с ними.
   – Оставь, Фесс! Ты знаешь, что я отлично уживаюсь с большинством. Просто у меня нет неудержимого стремления строить копию дворца в вакууме, вот и все.
   – Но если бы была возможность окружить его атмосферой и тенистым парком, вы бы построили?
   – Ну, может быть, – Дар нахмурился. – Должна существовать возможность накрывать эти поместья, Фесс. Если строить под землей...
   Фесс зажужжал – у робота это служило эквивалентом откашливания.
   – Да, Дар, подобные планы можно обдумать, но в рамках настоящей дискуссии я хотел бы отметить, что вам не совсем чужды стремления ваших соседей-технократов.
   – Ну, может, немного, – Дар продолжал хмуриться. – Но до сих пор я был только квалифицированным рабочим.
   – Да, и вы еще не зачали собственную династию.
   От простой мысли о потомках у Дара закружилась голова.
   «Город» представлял собой три концентрических круга одноэтажных базальтовых зданий. В центре располагался космопорт. В зданиях вокруг посадочного поля размещались почти исключительно магазины, мастерские по ремонту кораблей и заведения для отдыха. Был даже небольшой отель с тремя барами, но он предназначался действительно только для проживания редких туристов, правительственных чиновников, прибывших для инспекционных целей, и отдельных гостей астероида в лице артистов, композиторов и художников. Граждане Максимы все были инженерами, учеными, программистами и прочими специалистами высокой квалификации; у женщин не было ни времени, ни необходимости заниматься проституцией. Они также весьма успешно сопротивлялись проникновению профессионалок, последняя женщина, которая пыталась этим заняться, была прикована к столу рядом с клавиатурой компьютера, руководившего автоповаром. Повар же решительно отказался выдавать ей пищу, пока она не подготовится и не сдаст компьютеризованный экзамен.
   Вначале эта девица пыталась сохранить профессиональную гордость, но все ее страдания не произвели на робота никакого впечатления, и через три дня, питаясь одной водой, особа легкого поведения поняла, что здесь не заработаешь на хлеб умением из любого положения опрокидываться на спину, и начала интенсивно шевелить вместо бедер серым веществом. Получив сперва заслуженную тройку по алгебре, она заработала чашку мяса под соусом чили и стакан витаминизированного молока. Подкрепившись таким образом, она погрузилась в историю, алгебру, пространственную геометрию, химию и обозрение земной литературы, благодаря чему получила хорошо прожаренный бифштекс с тушеной фасолью. К концу трех месяцев прилежная ученица заработала солидные мозоли на седалище и свидетельство об окончании средней школы. В этот момент жертву спустили с цепи, и она умчалась на первой же лодке-ослике на Цереру. Об этом случае стало известно, и теперь женщины сомнительного поведения редко отваживались посещать Максиму. Но сама исправившаяся леди, однако, неожиданно вернулась пять лет спустя и попросилась на работу. У нее прорезался исключительный организационный талант, и вскоре она координировала весь импорт и экспорт астероида.
   – Знаешь, – сказал Дар, глядя на увеличивающиеся кварталы города, – по-своему эти люди немалого добились.
   – Их альтруизму немало способствовала забота о потомках, – согласился Фесс. – Прошу тебя помнить это, когда будешь с ними разговаривать.
   – О, я постараюсь, – проворчал Дар. На самом деле он едва мог дождаться. Общение с живыми людьми – это такое счастье, которое может оценить по-настоящему разве что заключенный в камере-одиночке или пустынник после возвращения из добровольной аскезы...
   Фесс замедлил движение машины и подвел ее к самому большому зданию в городе. Дар напрягся. Он ничего не хотел говорить. Не хотел говорить ничего, что поступило бы в процессоры Фесса.
   Ожил экран коммуникатора.
   – Дар, если ты уже на подлете, лучше...
   Экран потемнел, панель управления погасла. Машина камнем рухнула вниз.
   Дар перешел на ручное управление, и панель снова осветилась. Он посадил катер перед входом, а на экране тем временем снова появилась Миртл, которая заканчивала фразу:
   – ...поторопись, пока товары не кончились, – и исчезла.
   Дар отключил энергию, вздохнул и поднял панель на полу кабины, получив доступ к лежащему навзничь роботу. Нажал на переключатель у основания черепа Фесса и принялся ждать.
   – Чччч... ттт... ооо... Дддд... ааа... ррр... чччч... т… т… тт... ооо...
   – У тебя был приступ, – мягко объяснил Дар. – Ты прекрасно справлялся с посадкой, но тут появилась Миртл и велела поторопиться, и эта дополнительная информация перегрузила твой слабый конденсатор.
   – Яяя... о... ччч... ень...
   – Не переживай, mon vieux* [7 - старина (фр.)], – быстро добавил Дар. – Просто продолжай свои упражнения в медитации. Все решает концентрация внимания. Лона заверила, что ты с этим справишься.
   – Яяя... по... пррр... обую...
   – Хорошо. А теперь отдохни, – Дар выбрался из машины, отметив про себя на будущее, что нужно как-то ускорить процесс восстановления Фесса.
   Он припарковал машину к пилону рядом с несколькими другими машинами, гораздо более дорогими и новыми. Ни он, ни его соседи не боялись воровства; но при слабом тяготении машины легко могут уплыть. Дар осмотрел ряд пилонов, окружающих большой купол зала собраний. Очень яркое зрелище, все цвета радуги, многоцветные вентиляторы, воздухозаборники, барочные украшения – все, разумеется, нефункциональное: кому нужны воздухозаборники в вакууме?
   Но они красиво выглядят. И ласкают глаз совершенством форм. И тем самым провозглашают благосостояние и статус своих владельцев.
   К дьяволу все это. Бесполезная красота, даже скорее красивость – вот оправдание их существования. Дар повернулся, прикрепился к тросу безопасности и поплыл к залу.
   Пройдя шлюз, он откинул лицевую пластину, раскрыл швы скафандра, сбросил шлем, и тут же кто-то хлопнул его ладонью меж лопаток.
   – Эй, привет, парень! Рад тебя видеть! Как дела?
   Дар восстановил равновесие и перехватил с улыбкой руку у запястья.
   – Привет, Эстиван! Как насчет германия?
   – Не очень много, – Эстиван пожал ему руку. – Насколько я слышал, старатель привез только кремний, сталь, золото и немного пластика.
   – И совсем не привез германия?
   – Да, но кому он теперь нужен? А что случилось с мадам д'Арманд?
   – Она еще не вернулась. Но как только вернется, мы устроим веселенький междусобойчик.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное