Кристофер Сташеф.

Пропал чародей

(страница 9 из 20)

скачать книгу бесплатно

   Джефри сдержался – но еле-еле. Он мрачно поглядел на графа и подумал:
   «А сражение с другой армией будет? Это точно?»
   «Не сомневайся», – уверил его Магнус.
   «Пак позаботится об этом», – добавил Грегори.
   И словно услышав его мысли, один из рыцарей подъехал к графу Дрожу:
   – Выслушайте меня, Милорд, умоляю! Всем известно, что Волшебный Народец глаз не спускает с этих детей!
   – Как?! Ты, взрослый мужчина, веришь в эти россказни о Волшебном Народце? – фыркнул Дрож. – Тебе положено бы знать, Лангуст, что эльфы не способны нанести никакого вреда воинам, закованным в Холодное Железо!
   Лангуст опасливо оглянулся.
   – Милорд, умоляю! Не стоит смеяться над силами Волшебного Народца!
   – Силами? – Дрож захохотал и полез в седельную сумку. Он вынул оттуда полную пригоршню и показал сэру Лангусту.
   – Вот, смотри, что сейчас случится с твоим маленьким народом! Против всей их силы – горсть гвоздей! Обычных гвоздей! Они даже против этого не устоят! Смотри!
   И он швырнул в кусты острые железные жала.
   Раздался вопль боли, еще, и еще, и еще – вся поляна вокруг застонала. А когда крики стихли, стало слышно, как граф громогласно хохочет.
   – Вот видите, – обратился он к своим людям, – эти эльфы не сдюжат с мощью нашей армии. Они не справятся ни с один солдатом, закованным в Холодное Железо!
   Корделия от бессилия широко раскрыла глаза, Джефри запыхтел от ярости, Грегори просто застыл, как изваяние, не сводя глаз с графа.
   А граф еще раз ухмыльнулся и повернул коня к тропе меж деревьев.
   – За мной! – воскликнул он и поскакал в темноту.
   Побледневшие, испуганно переглядывающиеся солдаты перекинули детей через седла и тронулись вслед за графом.
   Жесткие лошадиные спины больно били в живот, с каждым шагом выбивая дух. Дети стиснули зубы, молча перенося боль. Их мысли роем носились от одного телепата к другому.
   «Он ранил по меньшей мере дюжину эльфов, – с болью подумала Корделия. – Может быть, даже убил».
   «Он не подчиняется закону, и не уважает границ соседей, – добавил Джефри. – Он не склонится ни перед чем, кроме силы оружия».
   «В нем, может быть, и осталась крупица доброты, но пока этого не заметно, – заговорил Магнус. – Мы видели лишь гнусность и низость. Может ли кто из вас назвать хоть одну причину, чтобы помиловать графа?»
   «Я не могу!»
   «И я!»
   «Я тоже!»
   «Мы единогласно пришли к решению, – подумал Магнус, понимая всю определенность и вес приговора. – Будем ждать первой возможности».
   Узники подпрыгивали на спинах лошадей, хватая воздух в промежутках между ударами копыт – но теперь все их чувства были напряжены в ожидании удобного момента.
Мимо проплывали деревья – темные силуэты в свете луны. Магнус вывернул шею, стараясь заглянуть вперед и сообразить, куда их везут, но под густым пологом листвы было слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Лишь кое-где сквозь листву пробивались лучики лунного света.
   Лес вдруг затрясся от рева, и что-то огромное и массивное бросилось из леса на тропу, прямо перед графом. Во тьме полыхнули багровые глаза. Лошади испуганно заржали, встали на дыбы, сбрасывая седоков, пытаясь повернуться и броситься прочь, в панике сталкиваясь на узкой тропе.
   Граф еле совладал со своей дрожащей лошадью, заорав.
   – Вперед, в атаку! Кем бы то ни был, ему не устоять против Хладного Железа! Спешиться, мечи наголо!
   Солдаты, усидевшие в седлах, попрыгали наземь, выхватив клинки, и столпились за спиной у графа. Медленно, спотыкаясь о корни и невидимые норы под ногами, они стали наступать на огромную ревущую фигуру.
   Кошмарное чудовище заметило противников и взревело еще яростней, замахнувшись на графа огромной лапой. Когти размером с кривой ятаган просвистели перед его носом. Конь графа отчаянно заржал и в испуге встал на дыбы.
   За его спиной солдаты споткнулись о невидимую преграду, выросшую прямо у них под ногами. Раздались крики страха и ярости, и вояки посыпались наземь. Доспехи звенели, как столовое серебро, когда нерадивый слуга роняет поднос. В середине этой кучи-малы возникла крошечная тень, старательно работающая шестидюймовой дубинкой, аккуратно выбивая пыль из мозгов. Солдаты один за другим без памяти оседали наземь.
   Конь графа вертелся и рвался, стремясь умчаться прочь, но граф усмирил его, рванув поводья.
   – Стой, трусливая кляча! Я не побегу перед врагом!
   – Эй ты, храбрец! – прогремел бестелесный голос. – Твоя храбрость заслуживает уважения – но сейчас она бесполезна!
   И граф выскользнул из седла, всплывая вверх, все выше и выше, пока его лошадь не развернулась под ним и не бросилась бежать прочь, подальше от этого ужасного полуночного страшилища. Вельможа заревел от ярости, и тут его так грохнуло о толстенный ствол дерева, что он сполз по этому стволу вниз до самых корней. Граф затряс головой, пытаясь прийти в себя, схватился за меч – но клинок сам выскользнул из ножен. Граф осел наземь, тут же вскочил, пытаясь твердо встать на ноги, и снова упал с воплем – острие его собственного меча ужалило его в горло. Он поднял расширившиеся от страха глаза и увидел клинок, висящий в воздухе, острие описывало круги возле самых глаз. Граф прижался к дереву, его глаза застилал ужас.
   Чудовище взревело в последний раз и исчезло. На какой-то миг наступила полная тишина. Затем в темноте раздался ворчливый голос Пака.
   – Отлично, дети! Вы выбрали нужный момент и здорово помогли нам!
   – Мы сделали это с удовольствием! – Джефри медленно выпрямился, потирая запястья.
   – Еще бы, с удовольствием! – Корделия с гневом посмотрела на графа, пока эльф бронзовым ножом разрезал путы на ее руках и ногах. – Я выдернула его меч – и жалею, что он не напоролся на него сильнее!
   – Жалеешь – не то слово. А кто выдернул его из седла?
   – Джефри и я, – Магнус пошевелил пальцами, разгоняя кровь. – Да, зря я его пожалел, надо было шмякнуть посильнее.
   – Нет! Сжальтесь! – завопил граф, протянув руки, – но меч вновь заплясал у него перед глазами, и он замер, со свистом переводя дыхание. Под взглядом Грегори веревка подползла к графу и самозавязалась на его руках за спиной, напоследок затянувшись крепким узлом. Эльфы обмотали ему ноги веревкой, затем дернули за связанные руки, и он с воплем грохнулся.
   – Убери прочь эту поганую железяку, – поморщился Пак.
   Меч вспорхнул и умчался за деревья. Джефри с сожалением проводил его глазами, но не возразил ни слова.
   – Теперь он безвреден, – проворчал Пак. – Я еще раз благодарю вас, дети. Вы с честью выполнили свою часть. А теперь оставьте нас с графом наедине.
   – Как! Зачем оставить?
   – Нет, Пак! Почему?
   – Мы помогли одолеть его, и у нас есть право на... – Магнус замолк, посмотрев на Пака. Он еще сроду не видел, чтобы лицо эльфа было таким суровым. В глазах Древнего блеснул огонек, от которого Магнуса бросило в дрожь, и он отвел взгляд. Братья и сестра тоже заметили это.
   – И не забудьте про верного слугу вашего отца, – ворчливо напомнил Пак. – Он и вам послужил немало. Не оставляйте его ржаветь под открытым небом.
   – Фесс!! Ой, ай! – дети обменялись виноватыми взглядами и пустились в путь по тропе назад, туда, где на них напали люди графа.
   Они нашли огромного черного коня на полянке, залитой лунным светом, с головой, безвольно висящей между бабками. Магнус сунул руку под седло, нажал на шишку – переключатель рестарта. Переключатель подался, и робот медленно поднял голову, моргая глазами и обалдело оглядываясь вокруг.
   – Ччч-чч-тоооо... Ккк-кк-ка-ааккк...
   – Бедненький, – Корделия погладила его по носу. – Подожди, пока не придешь в себя.
   – У тебя был припадок, – проинформировал его Магнус. – Постой немного.
   Фесс молча переводил свой взгляд с одного лица на другое, пока туман в его глазах не рассеялся. Наконец он спросил:
   – Бандиты все-таки взяли вас в плен?
   – Да, нас полонили, но мы убежали, – пискнул Грегори.
   – Точнее говоря, нас спасли, – поправил Магнус.
   – Только это были не бандиты, – добавил Джефри, – а солдаты графа Дрожа.
   – Дрож? – поднял голову Фесс. – Но что он делает здесь? Ведь это не его владения.
   – Не его, но он хотел их захватить.
   – А зачем его люди похитили вас?
   Дети обменялись взглядами, не зная, как преподнести Фессу причину.
   – Он хотел использовать вас в качестве заложников? – нарушил молчание Фесс.
   – Да, – сознался Магнус.
   – А я, эпилептик несчастный, стоял в бездействии! Пусть отсохнут мои микро...
   – Но это же не твоя вина, – быстро перебил его Магнус, обрывая поток самобичевания. – И ничего страшного не случилось, Пак и его эльфы освободили нас.
   – Мы им тоже помогли! – Джефри не смог скрыть гордости.
   – Слава Герцу и Фарадею! – Фесс вздохнул с облегчением. – А где же он сейчас?
   – Граф? – поинтересовался Грегори. – Или Пак?
   – Они оба остались там, на тропе, где эльфы захватили графа, – пояснил Магнус. – Граф связан по рукам и ногам, и мы не знаем, что сделает с ним Волшебный Народец.
   В противовес прозвучавшим словам тишину взрезал жуткий вопль, через пару секунд резко оборвавшийся – и только эхо пометалось меж деревьев.
   Дети потрясенно посмотрели друг на друга.
   – Что... – начал Магнус.
   – Это был голос человека, – многозначительно заметил Джефри.
   Зашуршали листья, и в пятно лунного света шагнули Пак с Келли.
   – Кончено, дети, – проворчал Пак. – Граф Дрож никому больше не причинит зла.
   Грегори посмотрел на Келли:
   – А почему ты так рассержен?
   – Оставь лепрекоэна в покое, – быстро цыкнул на воспитанника Пак. – Он храбро бился этой ночью.
   – Может быть, может быть, – пробормотал Келли, – но я не очень-то горжусь подобными делами.
   – Но и сожалеть о содеянном не стоит! Вспомни, ирландец, этот человек, вступив в Гленн, оставил за собой след смерти и разрушения. Эльфы видели, как он своими руками убил по меньшей мере дюжину людей. Только в эту ночь он ранил множество эльфов, а Боярышник лежит бездыханный.
   Дети замолкли, широко открыв глаза. Они уже знали, что у эльфов и фей нет бессмертной души, как у людей, и поэтому, когда эльф умирал, он вообще переставал существовать.
   На унылое лицо Келли, кажется, стала возвращаться старая ухмылка.
   – Да нет, все так, как ты говоришь. Просто...
   – Милосердие, – буркнул Пак.
   – И это тоже. Но я не стыжусь и того, что сделал.
   – А что ты сделал? – высунулся Грегори, но Магнус одернул его:
   – Цыц!
   – Мы, эльфы, только что избавили Его Величество от кое-каких хлопот и неприятностей, – покачал головой Пак. – Предоставь судьбу графа на его усмотрение, конец преступника был бы тот же, разве только помпы побольше.
   Дети потрясенно уставились на него.
   – Но ты же не можешь распоряжаться жизнью и смертью! – не выдержал Джефри.
   – На поле боя у командира есть такое право, – ответил Пак, – а это был настоящий бой. Разве граф Дрож не пришел сюда воевать?
   – Может быть, и так, – все еще сомневался Джефри. – Но он воевал с Гленном, и это забота Гленна...
   – Ну нет, – Пак сверкнул глазами. – Гленн может заботиться о смертных – но не о сынах Волшебного Народца.
   Джефри снова разинул рот.
   – И не возражай! – настрого приказал Пак. – Помни – право принадлежит не человеку, а Правосудию!
   Джефри медленно закрыл рот.
   – Не так исполняется правосудие, – запротестовал Грегори. – Он же лорд, значит, и судить его должны были лорды!
   – Это правосудие для смертных, – возразил Пак. – А за преступления против Волшебного Народца он ответил этой ночью. И у нас, сыновей Волшебного Народца, свои понятия о Правосудии. С тех самых пор, как растут Дуб, Ясень и Терн. По крайней мере, для осужденного все окончилось быстро. А у смертных я видел куда более суровое правосудие.
   Дети замолчали. Лунный свет падал на грустные лица.
   – По-моему, нам пора возвращаться, Пак, – окликнул Магнус.


   Конечно, они могли бы устроить привал прямо на месте, но Пак все же увел детей прочь – он имел некоторое понятие о чувствах смертных и знал, что детям будет не по себе, если придется ночевать поблизости. Поэтому он вел их сквозь тьму, прерываемую то там, то здесь пятнами лунного света. Дети притихли, и, когда у самого Пака настроение немного улучшилось, он попробовал развеселить и детей, затянув задорную эльфийскую песенку. Озорные переливы сначала не вполне подходили к мрачному настроению детей, но несколько куплетов спустя юных слушателей стало охватывать ощущение покоя. Огромные старые деревья с узловатыми ветками походили уже не на злобных чудовищ, а на добрых старичков в зеленых одеждах, украшенных серебряными бляшками лунного света. Свисающая с огромной ветви лоза превратилась в праздничную гирлянду, а сухая листва под ногами – в разноцветный ковер. Не прошло и часа, как дети очутились в волшебном лесу, и тропинку пересек серебристый ручеек, счастливо журча и пританцовывая вокруг камней. Над ручейком выгнул спину маленький мостик с перилами. Корделия вздохнула:
   – Что это за чудесная песенка, Пак?
   – Она открывает глаза на волшебство, которое вас окружает, – отозвался эльф. – Везде полно сказочных чудес, стоит только открыть глаза и присмотреться.
   С этими словами он шагнул на мостик, а следом затопал Грегори.
   – Хо! Хо! – как эхо в пропасти, хохокнул чей-то голос, и за край мостика ухватились две огромные ручищи с длинными узловатыми пальцами.
   – Поберегись! – гаркнул Пак, попятившись.
   Грегори бросился назад и налетел на Джефри, который стал, как вкопанный, скрестив на груди руки. Корделия с разгону налетела на Джефри, и только Магнус ухитрился затормозить без происшествий, пробормотав:
   – Как же в чудесном лесу обойтись без чудовища?
   – Хо! Хо! – из-за края моста вынырнула уродливая башка. Лохматый чуб соломенного цвета, глаза, как блюдца с голубой каемочкой, нос, как картошка элитного сорта, и широкая разинутая пасть с острыми зубами.
   – Хо! Хо! – повторило чудовище, закинув на мостик тонкую ногу с огромной плоской ступней. Следом показалось туловище, точь-в-точь бочка емкостью в сто декалитров, всего фута четыре длиной, зато плечи – три фута в ширину. Руки болтались до самых колен, а ладони были шириной с лопату. Как раз в ладони чудище и хлопнуло, издав шум как от пушечного выстрела.
   – Детки! Ням-ням!
   Дети испуганно сбились в кучу.
   – Что... Что это, Пак?
   – Тролль, – ответил эльф. – Такие, как он, живут под мостами. Тролли вечно голодны.
   Тролль заулыбался и закивал головой.
   – Детки! Вкусные, мяконькие! Ням! Ням! Гадина погладила брюхо.
   – Так я и думал, – кивнул Пак, поджав губы. – Назад, дети. Дайте ему дорогу.
   Дети отступили, кроме Джефри, который не подумал сдвинуться с места, а только нахмурился.
   – Я хочу перейти на ту сторону, Робин. Кто он такой, чтобы мне помешать?
   – Он такой, что разорвет тебя пополам своими здоровенными ручищами, – рявкнул Пак. – И не надо спорить, парень!
   Тролль рыгнул и подался вперед, потирая руки и пуская слюни.
   – Неужели ты не можешь его победить? – настаивал Джефри.
   – Может быть, смогу, – кивнул Пак, – и может быть, никто даже не пострадает. Но я не уверен в этом, а потому не буду рисковать.
   – Ты – и не будешь рисковать? – не поверил Магнус. – Говори честно, Пак, – если бы нас с тобой не было, что бы ты сделал?
   Пак сердито сверкнул глазами.
   – Ах, если бы вас со мной не было, эта тварь уже плясала бы от ярости, пытаясь поймать меня, а я бы запутал его так, что у него голова оказалась бы между колен, а руки завязались бы в узел, вот так! Но вы – со мной, и я не желаю рисковать! Назад, говорю я!
   Дети неохотно попятились.
   – Нет, нет! Не надо уходить! – заверещал тролль и с неожиданной проворностью бросился за ними.
   Дети с визгом отпрянули, а Пак снова рявкнул: «Берегись!». В его руке сам собой вспыхнул факел, и он сунул пламя троллю прямо в нос. Тварь завизжала и отпрыгнула назад, захлопав по набедренной повязке, куда попал уголек. Пак отступил, настороженно глядя на обожженного противника. Факел из его руки исчез.
   Тролль задул уголек, и снова уставился на них огромными глазами, тупо улыбаясь и роняя слюни, когда его взгляд перескакивал с одного брата на другого. Монстр неуверенно шагнул вперед, потом заколебался.
   – А если тролль уйдет? Дети убегут! – покачал он головой и отдернул ногу. – Нет, нет! Не уйду! Буду стоять! Детям нужно перейти на другую сторону рано или поздно!
   Тролль расслабился, оперся о перила и, осклабившись так, что все зубы были продемонстрированы заинтересованной стороне, стал поедать взглядом притихших детей.
   – Детям нужно когда-нибудь перейти! – еще раз выкрикнул он и замолк.
   – Нам обязательно переходить здесь, Пак? – немного спустя поинтересовалась Корделия.
   – Конечно, обязательно! – вскипел Джефри. – И если поганая тварь не сойдет с дороги, мы сами уберем его!
   Он шагнул вперед, положив ладонь на рукоять кинжала.
   – Клинок в ножны! – Пак накрыл его руку своей. – Я уже говорил тебе, что не желаю драки! Тот, кто лезет в бой без нужды, либо дурак, либо трус!
   Джефри покраснел, но остановился.
   – Пак прав, – признал Магнус.
   – О чем вы вообще говорите? – не выдержал Грегори. – Чего голову себе ломать? Зачем нам прорываться с боем, когда мы можем просто перелететь над мостом?
   Джефри остолбенело уставился на Магнуса. Магнус уставился на Джефри, обалдело улыбаясь.
   – Ну и растяпы же мы, что не подумали об этом раньше!
   – Действительно, – согласилась Корделия. – Вы совсем, как два петуха, стоило увидеть возможность подраться – даже голову поднять не удосужились!
   – Ладно, ладно, что ж ты молчала, пока мы спорили? – фыркнул Джефри. – А младший-то прав! Вверх, братцы, полетели!
   – А что делать с Фессом? – спросил Магнус. – Он-то летать пока не научился.
   – Не беспокойтесь за меня, – отозвался черный конь. – Я не особенно лакомый кусочек для троллевых зубов.
   Дети взлетели в ночной воздух и плавно поплыли над ручьем. Тролль беспомощно завыл. Джефри расхохотался и пронесся над самой его головой, дразнясь. Тролль подпрыгнул и ухватил мальчика за лодыжку. Джефри в страхе заорал, а тролль тем временем, причмокивая, уже затягивал его в огромную пасть. Мальчик выхватил кинжал, отчаянно пытаясь защищаться, а братья и сестричка заорали:
   – Джефри, держись! Мы идем! – и дружно спикировали.
   Тут на руку троллю лихо вскарабкалась маленькая фигурка в зеленом камзоле. Тролль разинул было пасть, как человечек рявкнул:
   – Ах ты подлый сассенах! Детей кушать вознамерился!? – и треснул маленьким молоточком прямо по шишковатому носу.
   Тролль завыл, схватившись за нос огромной лапой, а Джефри выдернул ногу и взлетел вверх, бледный и дрожащий. Келли, тоже слегка побледневший, соскочил с троллевой лапы и задал стрекача на другой берег. Тролль заревел и затопал ногами, но эльф был чересчур резв для него и посему беспрепятственно скрылся в ночи.
   – Спасибо тебе, Келли, – крикнул ему вслед Джефри.
   – Скажи спасибо звезде, под которой ты родился, – рядом с ним в воздухе повис Пак. – Что за надобность была дразнить? Глупый мальчишка, быстро прочь отсюда!
   Джефри выпятил подбородок, но не стал спорить и понесся за братьями.
   Тролль на мосту проводил их затуманенным взором, потирая нос и что-то невнятно бормоча по-тролльски. Затем по его лицу расплылась злорадная ухмылка, и он заковылял с моста на берег, втягивая ноздрями ночной воздух, чтобы уловить запах детей.
   Корделия обернулась:
   – Пак! – позвала она в тревоге. – Тролль спустился с моста! Он нюхает воздух... Он идет за нами по следу!
   Пак нахмурился и покосился через плечо.
   – Погони не в обычаях троллей. Опять же, они редко бывают такими упрямыми. Лето, Осень! Это ваш лес, вы знаете его лучше, чем я. Где можно найти надежное убежище?
   – Идем! – воскликнула фея Лето.
   – Не отставайте! – эхом добавила Осень.
   Фесс, который шел за ними следом, переправился по мосту вслед за троллем и намеренно устроил в лесу страшный шум, надеясь отвлечь чудовище.
   Дети, в свою очередь, пытались не отстать от Лета с Осенью, но получалось это неважно – феи почему-то забывали, что смертные велики размером и не всегда в состоянии пробиться через густые заросли ежевики или протиснуться в футовую дырку под корнем.
   – Погодите! – не выдержал вскоре Пак и прояснил ситуацию. – Мои подопечные слишком большие, они не могут всюду пролезть вслед за вами!
   – Ой! Приносим свои извинения! – Лето прикусила губу и оглянулась назад, откуда доносился далекий треск ветвей и громовое «Хо! Хо!».
   – Мы постараемся вести вас более просторным путем! – пообещала Осень.
   Понятие «просторный» все равно иногда оказывалось слишком узким. Дети с ног до головы исцарапались, протискиваясь сквозь густой кустарник, и устали отводить с дороги цепляющиеся, хлещущие по лицу ветки. Но они не отставали, потому что треск и раскаты «Хо! Хо!» становились все ближе и ближе, пробирались мимо свисающих побегов лозы, посеребренных лунным светом, мимо двухфутовой паутины с поблескивающими на нитях капельками росы. Корделия зачарованно вертела головой по сторонам и остановилась бы, не подталкивай ее в спину братья, то и дело оглядывающиеся назад.
   – Куда вы нас ведете? – пропыхтел Магнус.
   – В потайное место, о котором знают только феи, – ответила Осень.
   – Крепитесь, уже недалеко, – ободряюще пропела Лето.
   Действительно, это оказалось недалеко, всего в нескольких шагах. Грегори бежал следом за Корделией, споткнулся и свалился в сеть из густо сплетенных веток. Ветки подались под его весом, и постреленок покатился по склону, ойкнув от страха.
   – Грегори! – взвизгнула Корделия и прыгнула следом.
   Малыш, бумкнув, докатился до самого дна, Корделия, приземлившись рядом, сразу же заключила брата в объятия.
   – О, бедный малыш! Тебе больно, Грегори?
   – Нет, Делия, – поморщился Грегори, потирая ушибленное бедро. – Ничего страшного, я уже не ребенок, Делия... Ой, Делия!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное