Кристофер Сташеф.

Пропал чародей

(страница 7 из 20)

скачать книгу бесплатно

   Они скользили беззвучно, как ветер в листве, пока не оказались на краю полянки – четверо крепких мужчин в форме, в стальных шлемах и кольчугах, которые следили за детьми и были готовы в любой момент наброситься на них.
   Корделия решила утвердить свое главенствующее положение в обществе истинных друзей единорогов, и побежала к нему, крича на ходу:
   – Эй, Серебристый! Дай-ка увенчать тебя этим венком!
   И тут прятавшийся ближе всех к девочке солдат бросился на свою жертву.
   И как раз в этот момент Джефри бросил свой венок слишком далеко в сторону. Кто-нибудь из незнающих его мог бы подумать, что он запустил венком прямо в Корделию.
   Но единорог так не думал. Он крутнулся и прыгнул, нагнув голову, чтобы поймать венок рогом.
   А солдат с торжествующим криком ухватил Корделию за худенькие плечики.
   Единорог круто развернулся и прошил рогом кольчугу. Из плеча хлынула кровь. Солдат с перепуганным блеянием поспешно отпрянул, задрожал и побледнел – смерть чуть было не зацепила его кромкой своей безжалостной косы.
   – Ах ты бандюга! – взвыл разъяренный Джефри. – Ребята, вы только глядите – мерзкий ворюга крадет нашу сестру! Держи его, братья!
   Тут кусты вокруг них затрещали, и из кустов полезли наружу с леденящим душу боевым кличем вооруженные люди. Они кинулись хватать детей, и торжествующе захохотали, когда добыча оказалась в их руках. Грегори захныкал, а Корделия завизжала от ярости, но Джефри – Джефри только стиснул зубы, огляделся в поисках лучшей мишени и запустил своим венком прямо в рожу того, кто схватил Корделию.
   Солдат явно не ждал отпора от пацана, его хватка ослабла и Корделия выскользнула на свободу.
   Венок Магнуса врезался в лицо негодяя, державшего Грегори. Венок был сплетен из диких роз, у которых, как известно, шипов несравненно больше, чем лепестков. Мерзавец взвыл от боли и бросил Грегори, который тут же взмыл, как ракета, врезался в листву и исчез в кроне. Гад, пленивший Джефри, увидел это чудо и прямо побелел от страха. Да еще ему прямо в лоб угодил цветочный снаряд Корделии. Джефри вырвался и упал наземь рядом с сестрицей.
   – Могла бы не беспокоиться! Я сам бы уложил паразита на лопатки!
   – Ты всегда слыл джентльменом, – фыркнула Корделия.
   Последний солдат еще крепче сжал Магнуса.
   – Кидайся не кидайся – а я тебя не выпущу!
   Магнус бросил взгляд своему стражу на ноги. И было на что поглядеть – ползучий побег сам собой сполз с молодого деревца, подкрался к солдату, обвился вокруг ног – и с силой дернул. Бедняга от неожиданности испуганно выругался, пошатнулся, еле устояв на ногах, но хватку на мгновение ослабил, и Магнус последним из Гэллоугласов очутился на свободе.
   Первый солдат яростно взревел и снова бросился на Корделию.
   Единорог прыгнул вперед, нагнув голову, бодаясь рогом.
Серебряный рог чиркнул по щеке, оставляя багровую полосу, и солдат отскочил в сторону с криком бессилия и злобы. Он попятился, выхватил меч – а единорог приплясывал перед ним, фехтуя рогом, отбивал выпады и теснил врага.
   – Эй ты, дитякрад! А ну-ка не трогай моего друга! – вскричала Корделия. – Подлая тварь! Вот тебе!
   На глазах изумленного солдата меч выскочил у него из рук и затанцевал прямо перед носом. Лишенный оружия, негодяй побледнел и попятился, попятился, пока не уперся спиной в ствол дерева. Рядом еще трое солдат свалились под немилосердными ударами копыт огромного черного коня.
   Но врагам этого наглядного урока было мало: на Джефри с ревом набросился еще один солдат. Мальчонка с грохотом испарился, возникнув секундой позже за спиной противника, уперся ему коленом в спину и сдавил руками шею. Солдат побагровел, закашлялся, резко согнулся, перебросив парнишку через себя. Впрочем, Джефри не упал – он подлетел еще выше, сорвал с дерева подгнивший плод и запустил в обидчика.
   – Корделия! – крикнул он. – В седло! Беги прочь! Мы не можем отступить, пока ты здесь!
   – А зачем отступать?! Вышибем из них дух!
   – Боевой или в здоровом теле? – поинтересовался Магнус с ухмылкой.
   – Будет вам острить, – у ног девочки возник Пак. – На этот раз Джефри прав, вы можете одержать верх, но друзья этих солдат вот-вот появятся здесь и поймают вас исподтишка или поодиночке. Беги, девчонка! Или ты ждешь, пока в твоего единорога метнут копье?
   Корделия в ужасе охнула и мигом взмыла на хребет единорогу.
   – Бежим, радость моя! Пусть эти оболтусы останутся с носом!
   Единорог попятился, заржал и галопом бросился в лес, так легко лавируя между деревьями, что казалось – он несется прямо сквозь них.
   – Одна сбежала, Ансьен! – закричал солдат.
   – Ладно, потом ее еще догоним! – отозвался старший. – Хватайте этих сорванцов, пока они не последовали ее примеру!
   – Попробуй схвати! – огрызнулся Джефри, и с дерева градом посыпались гнилые плоды. Солдаты отскакивали в стороны, но плоды летели прямо вслед за ними, с мягким чмоканьем размазываясь по озлобленным рожам.
   – Бегите, пока они ослепли! – крикнул Пак. – Отступаем, ребята! Бежим!
   – Зачем?! – Джефри с сияющими от волнения глазами приземлился рядом с наставником. – Ты что, думаешь, что мы с ними не справимся?
   – Все может быть! Ты можешь оступиться или прозевать!
   – Нет! Мы не прозеваем! Разреши нам остаться, и мы одержим победу, достойную семьи Гэллоугласов!
   – Нет нужды побеждать недостойных, – покачал головой рассудительный Магнус. – Не стоит калечить глупцов, это не прибавит Гэллоугласам славы.
   Джефри заколебался.
   – Когда будет нужно сразиться с достойным врагом, мы станем с тобой плечом к плечу, брат, как мы делали это и раньше, – пискнул Грегори. – Но сейчас умоляю тебя, братец, – давай отойдем на заранее подготовленные позиции, как написано в твоих книжках по истории ратного дела, хотя что это такое – «заранее подготовленные позиции» и кто их для нас подготовил, я не знаю!
   – Прочь отсюда, парни! – скомандовал Пак. – Мы еще узнаем, кто послал этих подлецов. И вспомните основное правило стратега: зачем возиться с овцами, когда можно поймать пастуха?
   Тем временем солдаты протерли глаза от липкой фруктовой кашицы и снова бросились на приступ.
   – Ну ладно, так и быть, – недовольно отозвался Джефри. – Уходим!
   Он выпрямился, расслабился и с грохотом исчез. Эхом отозвались еще два хлопка – и солдаты обнаружили, что на полянке они остались в одиночестве, причем далеко не гордом.
 //-- * * * --// 
   Грегори медленно крутил вертел, заворожено глядя, как аппетитно подрумянивается со всех сторон куропатка.
   – Что скажешь, Пак? – отблеск огня отразился на лице Магнуса. Крошечный эльф что-то нашептывал на ухо Паку. Но вот эльф исчез, и Пак, выпрямившись, кивнул.
   – Все так, как мы и думали.
   Джефри удовлетворенно кивнул.
   – Их снаряжение было в добром порядке, и оружие начищено. Это отнюдь не дезертиры, а чьи-то воины.
   – Если поставленная задача не выполнена, то воинское подразделение вернулось к своему хозяину, – закончил мысль Магнус.
   Пак снова кивнул.
   – Да, так негодяи и поступили – даже не догадываясь, что за каждым их шагом следят зоркие глаза эльфов, – он усмехнулся, приглаживая волосы. – Кстати, их форма мне показалась знакомой.
   – И чья же она?
   – И флаг их хозяина подтвердил мои догадки, – хвастливо закончил свою мысль Пак. – Это граф Дрож, вельможный вассал Габсбургов.
   – Габсбургов? Но что он делает здесь, во владениях Тюдоров? – нахмурился Джефри.
   – По-моему, ничего хорошего, – покачала головой Корделия.
   – А ты что думаешь, Робин? – спросил Магнус.
   – Может быть, граф явился, чтобы присоединиться к герцогу Тюдору для какого-то заговора?
   – Да нет же! – глаза Джефри заблестели. – Наверное, он ищет поединка с графом Гленном, владыкой этого графства! Ой, Робин! Пожалуйста! Поединок, который завершится грандиозной битвой! Как я хочу посмотреть!
   – Вот еще! – Пак чуть не подскочил на месте. – Восьмилетний мальчик в боевых рядах? Ну нет, слишком велика опасность! Тебя могут поранить!
   – Ну не станут же они сражаться с ребенком?
   Пак хотел было съязвить, потом спохватился и ответил только:
   – Ты еще не знаешь, что такое солдат в бою, малыш. Нет. И потом, что я скажу твоим родителям, если с тобой что-то случится?
   – Но...
   – Никаких но! – отрезал Пак. – Когда твой папаша вернется, пусть сам водит тебя посмотреть на битвы. И если с тобой что-то стрясется, пусть это будет на совести лорда – а пока о тебе забочусь я, никаких битв! В конце концов, ты мой воспитанник, а не мой сын.
   – Хвала небесам, – пробормотал Джефри про себя, глядя, как Пак сердито затопал к лесу. Эльф скоро вернулся и хмуро кивнул детям:
   – Собирайтесь, пора идти!
   – Но солдаты пошли совсем в другую сторону, – удивился Грегори.
   – Гляди-ка, заметил, – покосился Пак. – Идем, идем.


   Когда рассвело, шальная компания выбралась на опушку, поросшую полевыми цветами.
   – Ой, как красиво! – воскликнула Корделия восторженно. – А вот и заветная тропинка!
   И действительно, справа, метрах в десяти от места, где толклись Гэллоугласы и сопровождающие их сказочные лица, спускалась по склону пыльная дорога.
   – Глядите, там люди, – прищурился Магнус с высоты спины Фесса. – Ох и рано же они проснулись!
   – Деревенские летом всегда встают затемно, – проинформировал Фесс. – Я бы порекомедовал единорогу выбрать менее заметный для постороннего взгляда путь.
   – Это еще почему? – удивилась Корделия. Пак качнул головой.
   – Должен признаться, что железный конь прав. Подумай-ка, детка, что сделает взрослый человек, увидев подобное создание?
   Корделия изумленно раскрыла глаза.
   – Уж не хочешь ли ты сказать, что они попробуют изловить его?
   – Еще как попробуют. И потом будут воровать друг у друга, – снисходительно посмотрел на наивную сестрицу Джефри. – А в потасовке могут и прибить.
   Корделия соскочила с единорога, как с горячей плиты.
   – О нет, я не допущу этого!
   Она обняла серебристую шею, погладив единорога по носу.
   – Я не позволю, малыш, чтобы тебе причинили вред. Нет, моя радость, мое сокровище! Беги, прячься! Когда я вернусь в лес, мы снова увидимся.
   Единорог мотнул головой, словно сомневаясь в опасностях, гипотетически грозивших ему.
   – Ну я прошу тебя! – взмолилась Корделия. – Ты еще не знаешь, какими гадкими могут быть некоторые мужчины!
   Пак цинично ухмыльнулся, но в его ухмылке чувствовалась и гордость за воспитанницу.
   Единорог пристально посмотрел в глаза Корделии. Потом покрутил головой, повернулся и поскакал в лес.
   – Я увижу своего приятеля еще раз? Как ты думаешь, Пак?
   – Кто знает? – негромко ответил Пак. – Он рожден свободным, и никто не может повелевать им. Ни суровые мужчины, ни нежные девушки. Единороги приходят, когда пожелают.
   Тут Пак подмигнул Корделии:
   – Но что-то мне подсказывает, что этот обязательно вернется.
   И ребята в сопровождении своих бдительных спутников стали спускаться по благоухающему от изобилия цветов склону. Внизу возвышалась изгородь с перелазом, чтобы люди могли перейти на другую сторону, а скот – нет. Изгородь подпирала крутым бедром симпатичная крестьянка, насмешливо поглядывающая из-под полуопущенных ресниц на молодого работника. Кулаки работника были стиснуты так, что костяшки побелели.
   – Ну-ну, Корин, – промурлыкала девушка. – Неужто ты думал, что я стану заглядываться на трусишку?
   Магнус и Джефри уставились на девушку.
   – Ой, какая красивая! – прошептал Магнус. Джефри судорожно сглотнул слюну. Корделия посмотрела на них, как на ненормальных. Грегори – учитывая его возраст – тоже.
   – Трус? – взорвался Корин. – Ну нет! Я ничуть не трусливей других! Покажи мне врага, и я сражусь с ним!
   – Врага? – фыркнула девушка. – О, дойди до леса! Поднимись в горы! Выйди на любую дорогу! И враги сами выскочат тебе на встречу: бродяги всех мастей, бандиты и воры! Да-да, такие сейчас времена! Любой, кто не любит сидеть сиднем, любой, у кого в душе осталось хоть немного азарта, бежит от законов и выходит на большую дорогу – оставив детей и жену на попечение трусливых пентюхов, которые мнят себя мужчинами!
   Пак спрятался в траве у ног Магнуса, но дети услышали, как он проворчал:
   – Вот уж воистину настали тяжелые времена: раньше никогда такого не было!
   – В твоих словах нет ни капельки правды! – вскричал запальчиво Корин. – Нет нужды промышлять темными делишками только потому, что ты носишь штаны, а не юбку! Напротив, нужна отвага, чтобы хранить, защищать, и заботиться о тех, кого любишь!
   – Любовь? – скривилась девушка. – Плевать мне на такую любовь! Забота, может быть, – но в ней ни радости, ни страсти!
   Корин протянул руки к девушке:
   – Если любишь меня, то увидишь, как ты ошибаешься.
   – Да я была бы полной дурой, если б полюбила тебя! Как можно любить человека, который бросит жену и потомство при первой же опасности?
   – Никогда я не сделаю такого! – крикнул Корин.
   – Как же! Ты ведь спокойно смотришь, как в горах бродят бандиты! Тебе все равно, что разбойники с большой дороги грабят, кого захотят! Девушка уже не может одна показаться на дороге! За два последних дня три моих подружки пострадали, и не меньше дюжины мужчин сбежало в горы. Настоящих мужчин, – ее глаза сверкнули, – а не каких-то мальчишек.
   – Всего за два дня? – фыркнул Пак. – Не может быть, чтобы порядок и закон разваливались так быстро.
   В головах детей прозвучал голос Фесса: «Подобное положение вещей вполне возможно в том случае, если враги Верховного Чародея были наготове, и ожидали только его исчезновения, чтобы приказать своим агентам начать сеять слухи и производить всевозможный беспорядок». Корин покраснел.
   – Ты ошибаешься, думая так обо мне, милая Феба! И как я могу остановить хаос? По крайней мере, я остаюсь на пороге своего дома и буду защищать деревню!
   – И конечно, ты прогонишь врагов, если они придут? – ехидно проворковала Феба.
   – А что же еще делать?
   – Как что? Иди под знамена Шир-Рифа* [1 - Шир, Shire (устар. англ.) – графство, округ; Риф, Reeve (устар. англ.) – управляющий, староста], вступай в его ряды! Сражайся за него, и ты победишь всех этих разбойников, которые нападут на нас! Вот что ты можешь сделать! И мог бы сделать уже давно, еще три дня назад! Но что-то я сомневаюсь, что ты поступишь так – ведь дело это опасное. Только настоящий мужчина, который может побороть страх, встанет под знамя Шир-Рифа!
   Корин решительно сжал челюсти, выпрямился, расправил плечи.
   – Я докажу, что ты ошибалась, Феба. Я немедленно иду к Шир-Рифу – и ты увидишь, что я не боюсь ничего!
   – О храбрый юноша! – с этими словами девушка бросилась на него и наградила таким поцелуем – долгим, тягучим, – что когда юноша наконец вырвался из объятий, он никак не мог отдышаться и покачивался от перенесенного потрясения.
   – Иди же, – пропела Феба, – и докажи, что может совершить настоящий мужчина!
   Он кивнул, еще не совсем соображая, повернулся и побрел по пастбищу, мимо вспаханных полей, к дороге.
   Феба смотрела ему вслед – и ее лицо становилось все сердитее, а глаза заблестели от презрения.
   – Не сомневаюсь, она обработала так не меньше половины парней из этой деревни, – пробормотал прячущийся в траве Пак. – Пойдем-ка, Келли! Поищем местных эльфов и спросим у них – в самом ли деле все эти беспорядки на дорогах начались всего за пару дней до нашего появления? И, кстати, узнаем, много ли в округе других девиц, поступающих, как эта.
   – Иду, – проскрипел лепрекоэн. – Бррр! Если в армию этого Шир-Рифа вербуют людей девицы подобного рода, то я догадываюсь, что с ним полагается сделать.
   Тем временем Магнус двинулся навстречу Фебе, и Джефри – словно его тянули на невидимом поводке – тоже.
   Магнус вежливо откашлялся.
   – Прошу прощения, но мы услышали, что вы говорили. Прошу вас, скажите, кто такой этот Шир-Риф, о котором вы говорили?
   Феба испуганно вздрогнула, но увидев перед собой подростков, только удивленно улыбнулась.
   – Как, ребята? Вы не знаете, кто такой риф?
   – Ну, – начал Магнус, – это человек, который управляет в округе от имени короля. Шир-Риф собирает в своем шире королевские налоги, наказывает за мелкие проступки. И он должен усмирять разбойников, если барон или граф этого не делает.
   – Вот! Ты сам все правильно сказал! – Феба засмеялась. – Но наш Шир-Риф особенный. Знай, юноша, что он – риф Раннимеда, и видит, что даже в своем собственном шире Их Величества не могут совладать с бандитами и разбойниками. Да что там – не могут навести порядок в целом королевстве! Королевская армия то и дело шастает то туда, то сюда, попутно вытаптывая поля и опустошая амбары с запасами, которые мы, крестьяне, заготовили на зиму. И все для чего? Чтобы усмирять бунты, чтобы наказывать тех, кто хочет лишить Их Величеств короны. Буквально два дня тому назад граф Льюэллин и граф Гленн вбили себе в голову, что им надобно расширить границы своих графств – и даже не спросили разрешения у Их Величеств! Конечно, каждый призвал всех своих рыцарей, а каждый рыцарь согнал под свое знамя всех своих крестьян – и это в самый-то покос – и вот теперь воюют друг с другом! И как на это отреагировали Их Величества, как?
   – Не знаю, – ответил зачарованно уставившийся на нее Джефри. – А как?
   – Никак, малыш, – рассыпалась она серебряным смехом. – Ровным счетом никак! Наш добрый Шир-Риф устал от этого беззакония. Воспитанный в полном и беспрекословном уважении к закону, он понял, что король больше не может править эффективно. И если, сказал наш благородный господин, король не наведет порядок и не восстановит закон, то он, Шир-Риф, сделает это сам! И теперь собирает крестьян в свой вооруженный отряд, чтобы силой оружия усмирить бандитов, чтобы дороги снова стали безопасными, чтобы женщины могли спокойно ходить по своим делам, не опасаясь быть похищенными и обесчещенными. Благодетель уже выступил против одной банды головорезов и разбил их наголову – не мудрено, что каждый день под его знамена слетается все больше молодых парней!
   – Сомневаюсь, – пробормотала Корделия чуть слышно, – что это происходит из-за ратных подвигов. Скорее, они слетаются на приманку в виде девиц, вроде этой Фебы!
   – Но это ж замечательно! – воскликнул Джефри. – Присоединимся к этому Шир-Рифу! Давайте и мы всей семьей выступим на бой со злодеями и преступниками! Чтобы и о нас потом говорили, что мы помогли восстановить закон и порядок!
   – Вот уж не думала, что закон и порядок могут так быстро развалиться, – сухо заметила Корделия.
   – Это произошло только после того, как пропали папа с мамой, – напомнил Грегори. Магнус не отрывал глаз от Фебы.
   – Но скажите, милая барышня, какая разница между тем, что делает ваш Шир-Риф и тем, что делают графы? По-моему, ваш господин тоже воюет.
   Феба недоуменно нахмурилась.
   – О нет! Он восстанавливает мир!
   – При помощи военных действий? – невинно спросил Грегори. Феба помрачнела.
   – Мне почему-то тоже кажется, что он – такой же возмутитель спокойствия, как и мятежные графы, – согласился Магнус. – Скажите, разве он не стремится подчинить своей власти как можно больше земель? Разве он не захватывает все новые и новые деревни?
   – Наш благородный хозяин все дальше и дальше теснит бандитов, это верно, – пожала плечами Феба. – Но разве это называется захватом?
   – Конечно, – машинально ответил Джефри, а Магнус добавил:
   – Война есть война. Звон мечей остается звоном мечей, а погибшие – погибшими, кто бы не вел их в бой, ваш Шир-Риф или прежний граф.
   – Мне больше по нраву быть взятой в плен армией, а не бандитами, – взволнованно заявила Феба.
   – А мне вообще не нравится любой, кто выступает против наших короля и королевы, – ответила Корделия, – что бы там они ни твердили о справедливости и законе. Кто восстал против Их Величеств, тот восстал против порядка, который наши долготерпеливые монархи стремятся утвердить, – она поглядела на Джефри. – Примкнуть к вассалу, кусающему кормящую его руку? Ну нет, братец. Если уж на то пошло, ты должен биться против него и низвергнуть.
   – Ты в самом деле так думаешь? – Джефри пожал плечами. – Ну, как скажешь. Я не стану возражать, особенно, когда твое мнение и мнение Магнуса совпали, – тем более, когда вас поддерживает Грегори.
   Феба ехидно хохотнула.
   – А что, ты сам за себя решить не в состоянии?
   – Только то, что касается меня лично. Политикой я не интересуюсь, была бы только возможность отличиться в битве. Нет, я лучше буду сражаться против вашего Шир-Рифа, чем на его стороне.
   Феба недоверчиво рассмеялась.
   – Ну еще бы, конечно, ты будешь сражаться! Как же! Иди, детка, помаши деревянным мечом перед носом отважнейшего Шир-Рифа! Что могут ему сделать такие несмышленыши, как вы, когда звенят настоящие мечи?
   Корделия помрачнела и воинственно выпятила подбородок.
   – Может быть, несмышленыши могут сделать больше, чем ты думаешь. Не забывай, тетка, ведь эти несмышленыши – дети Верховного Чародея.
   Феба изумленно уставилась на девочку. Затем медленно покачала головой.
   – О-о-о, это в корне меняет ситуацию! Если вы – такие высокородные, тогда... А вы и в самом деле его дети?
   Грегори дернул Корделию за юбку:
   – А что такое «высокородные»?
   – Не приставай, – отмахнулась она. – Ай, это ерунда, которой забивают себе голову взрослые.
   – Только высокородный может сказать так, – мурлыкнула Феба, игриво облизывая пухлые губки.
   Судя по всему, ей неожиданно пришла в голову какая-то мысль. Лицо Фебы прояснилось, и она приветливо улыбнулась.
   – Ну конечно, два таких храбрых парня, как вы, – указала она пальцем на Магнуса и Джефри, – станут славным подарком для любой армии! Неужели вам не хочется пойти со мной к Шир-Рифу? Девица качнула тугим бедром, Магнус и Джефри только выпучили глаза.
   – Пошли, – зазывающе прошептала Феба, – ибо я тоже солдат его армии.
   Магнус, как зачарованный, сделал неуверенный шаг в направлении искусительницы. Джефри – тоже.
   – Стойте! – не выдержала Корделия. – Вы что, не видите? Она же вас за нос водит!
   – А ну цыц, соплячка! – прошипела Феба.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное