Кристофер Сташеф.

Пропал чародей

(страница 19 из 20)

скачать книгу бесплатно

   – Видор говорит, что он слишком мал для такой битвы – а его папа не сможет нам помочь, потому что способен действовать в нашем мире только через разум нашего папы.
   – Но нашего-то папы здесь нет, – Магнус яростно стиснул зубы. – Проклятие! Неужели они не могут помочь нам?
   – У Видора есть старший брат, – ответил Грегори.
   Остальные замерли, недоуменно глядя на него.
   – Сколько ему лет? – наконец спросил Магнус.
   – На семь лет старше. Он твой ровесник, Магнус.
   Старший опустился на колени, уставившись на Грегори.
   – Это наш единственный шанс, братец, – негромко сказал Джефри. – Ты должен открыть свой разум этому... как его зовут?
   – Альбертус, – ответил Грегори.
   – Этому Альбертусу, – Джефри пристально посмотрел на Магнуса. – Ну как? У тебя хватит смелости?
   Магнус испепелил его взглядом, резко обернувшись:
   – Не забывайся, малец!
   Он устроился рядом с Грегори, так же скрестив ноги и выпрямив спину, как и младший.
   – Так?
   – Ага, – с надеждой ответил Грегори. – Теперь закрой глаза... – тут он сам закрыл глаза. – Теперь жди. Я передал Видору, сейчас он позовет Альбертуса. Подожди...
   Они ждали... ждали...
   Корделия прикусила губу, чтобы не закричать от нетерпения.
   – Альбертус идет, – наконец заговорил Грегори. – Видор позвал и отца тоже... О, какое счастье! Его отец оказался недалеко! Лорд Керн спешит... Альбертус уже здесь. Магнус, закрой глаза.
   – Я уже закрыл, – торопливо откликнулся старший. – Что дальше, малыш?
   – Теперь раскрой свой разум... Пошире... Забудь о своем разуме и теле, отпусти их... Нет, Магнус, я знаю, что это трудно, но ты должен забыть обо всем и отпустить свой разум... Так... теперь следуй за мной. Пусть твой разум плывет вслед за моим...
   Они снова замолкли, так и не открыв глаз. Корделия и Джефри затаили дыхание.
   И тут на лестнице послышались шаги.
   Корделия было взвизгнула, но Джефри заткнул ей рот ладонью. Она стиснула кулаки, изо всех сил пытаясь молчать, чтобы не нарушить концентрацию братьев.
   – Пора! – раздался с той стороны двери голос Лонтара.
   – Мне это не нравится, – послышался голос Фебы.
   – Нравится, не нравится, поужинаешь с нами, а не то присоединишься к ним! Грогат, хватай ее! Ай-йяяя! Моя голова! Ой, как больно! Нет! Не слушай меня – хватай ее! Уййй-юйй!
   Послышалась возня, шум борьбы, сдавленный крик Фебы.
   – Ну вот, – пропыхтел Лонтар, – ты сама все решила. Так или иначе, красавица, мы поужинаем, не с тобой, так тобой.
   В замке заскрежетал ключ.
   Джефри подхватил метлу, вскочил с метлой наперевес, загораживая собой сестру.
   – Я в нем, отец, – неожиданно сказал Магнус.
Его голос почему-то был другим – чуть глубже, более звучный. – Его разум слился с моим.
   Дверь заскрипела, медленно открываясь. В комнату, хихикая, ступил Лонтар. В его глазах горело безумие, с отвисшей нижней губы капала слюна.
   Грегори открыл глаза, обернулся и схватил Магнуса за руку:
   – Дай ему свои глаза, брат!
   – Как?! Вы хотите сразиться со мной? – Лонтар с хихиканьем уставился на Джефри. – Неплохо, неплохо! От такой разминки аппетит только разгуляется! Однако ты чересчур тощий и жилистый – я начну не с тебя!
   Он шагнул вперед, причмокивая, протянул руки к Корделии.
   – Айй-яяя! – его голова дернулась от боли, но он только сморщился и неумолимо продолжал двигаться к ней.
   Магнус медленно обернулся, открыл глаза и с удивлением осмотрелся. Он увидел Лонтара и вытянул к нему руку, направив на колдуна указательный палец.
   – А! Старший тоже меня заметил! Готовься искупаться, мальчик! Ванна согрета, я умастил воду лучком, перчиком и морковочкой! Хотя ты тоже жестковат, наверное! Начну-ка я с младшего! Уййй-яяя!
   Он завизжал от боли, но все-таки повернулся к Грегори.
   С пушечным грохотом с пальца Грегори сорвалась фиолетовая молния. Она ударила Лонтара прямо в грудь, и старый колдун, глухо ойкнув, повалился навзничь. Его тело обмякло, он замер.
   Феба и Грогат с ужасом уставились на бездыханное тело.
   Джефри исчез с громким треском.
   Грогат наконец пришел в себя, отшвырнул Фебу в сторону и с ревом бросился в комнату.
   Корделия прищурилась, глядя на великана в упор. В окно ворвалась отскочившая от стен целая туча старых гвоздей и железного лома – прямо в удивленную физиономию Грогата. Тот взвыл, отмахиваясь от заточенного металлолома, но в этот момент у него на загривке с грохотом возник Джефри. Он накинул ему на горло палку от метлы и со всех сил рванул на себя.
   Великан хрюкнул, глаза выкатились из орбит, он ухватился было за палку, но ноги вырвались из-под него, и он обрушился на пол так, что вся комната содрогнулась. Груда ржавых железяк свалилась сверху ему на голову и громила застыл без чувств.
   Джефри, прищурившись, повернулся к Фебе.
   Та перепугано вжалась в стену – но вовремя пришла в себя. Она даже выдавила из себя робкую улыбку и шагнула вперед, глядя на него из-под полуопущенных ресниц.
   – Ну же? Ты пришел за мной, юноша?
   От нее, казалось, покатились жаркие волны физического влечения, захватывающие, сковывающие...
   Джефри заколебался.
   – Вот тебе, стерва! – завизжала Корделия, и кусок ржавой цепи захлестнул шею Фебы. Та в ужасе вскрикнула, крик перешел в сдавленный хрип – а тем временем палка от метлы вырвалась у Джефри из рук и врезала шалаве по голове. У нее закатились глаза, и она осела.
   Джефри с облегчением перевел дух.
   – Сестрица – спасибо тебе, сестра! Запомни эту благодарность хорошенько, я не часто говорю спасибо!
   – Я в удивлении, – фыркнула она, шагнув к Грогату. – Он в самом деле спит?
   Джефри заглянул в лицо великана.
   – О да, крепким сном. Помоги-ка мне перевернуть его.
   Они дружно посмотрели на великана, его тело дернулось, качнулось – и перевернулось.
   – Один готов! – с напряжением сказала Корделия, а руки великана сами собой заложились за спину. Кусок старой цепи выскользнул и обвился вокруг его запястий. Корделия пристально посмотрела на два соприкасающихся звена. Они раскалились докрасна, потом засветились ярко-желтым светом и опять потемнели.
   – Отличная работа, – похвалил Джефри. – Сделано так быстро, что он даже не обжегся.
   – А жаль, – проворчал Магнус. Брат и сестра изумленно обернулись.
   – Ага! Так ты снова с нами, а?
   – О да! – ответил старший. – Я поблагодарил лорда Керна за его силу, которой он позволил нам воспользоваться, и Альбертуса – за то, что он передал ее мне.
   – И Видора, – пискнул Грегори, – ведь он первым догадался, что его старший брат сможет соединить свой разум с твоим, и позвал его.
   – Да, я поблагодарил и его, – Магнус посмотрел на Грегори. – Если им когда-нибудь потребуется наша помощь, мы мигом помчимся к ним.
   – И без задержки, – кивнул Грегори. – Их папа сказал, что рад случаю отплатить нашему папе за его помощь.
   – Это не равновесие добрых дел, братик, это цепь.
   Магнус поглядел на сестру и среднего брата, потом на бесчувственные тела, и улыбнулся.
   – Вы неплохо без нас поработали.
   – Надо же нам было как-то убить время, пока некоторые лица были заняты. – Джефри постарался быть беззаботным.
   – А вы в это время резвились. Конечно, – ответил Магнус. Он с трудом поднялся на ноги.
   – Ох! Однако суставы ломит! – он шагнул к Лонтару и опустился рядом с ним на колени, протянув руку к жиле на шее.
   – Ты не будешь его оживлять! – запротестовал Джефри.
   – Нет, – Магнус брезгливо отдернул руку. – В этом нет нужды.
   – Он что, еще жив? – с отвращением вскрикнул Джефри.
   – А колдунишка этот паршивый еще называл тебя жестким и жилистым, – подковырнула брата Корделия.
   Джефри растерянно посмотрел на три поверженных тела.
   – Ну и... ну и что мы с ними будем делать?
   Они обменялись взглядами.
   – Мы не можем оставить их тут. Они снова примутся за старое, – заметила Корделия.
   – Но мы и не можем вынести им смертный приговор, – покачал головой Магнус.
   Они снова замолчали.
   – Знаю! – вскричал Грегори. – Пусть папа и мама сами решают!
   – Замечательно, братец, – скорчил рожу Магнус. – Просто замечательно! Да, конечно, мы попросим папу с мамой прийти сюда и решить – как только найдем!
   – Да нет! Мы же знаем, что они вернутся домой рано или поздно! Поэтому заберем эту шайку негодяев домой, чтобы они дожидались своей участи там!
   Корделия и Магнус уставились на него, сбитые с толку таким смелым планом.
   Затем Корделия захихикала.
   Магнус тоже улыбнулся.
   – А почему нет? Будут знать, как бросать нас дома одних! За мной, брат, повяжем их!
   – О да! – согласно кивнул Джефри, подбирая с пола еще одну ржавую цепь. – И кто знает? Может, Лонтар сдохнет по пути!
   Пак и Келли не поверили своим глазам, когда увидели детей, выходящих из дверей башни. Пак повернулся к Лето.
   – К королю, мигом! Передай ему, что с младшими Гэллоугласами все в порядке, что он может не волноваться! Мигом!
   Лето шмыгнула прочь, бросив через плечо взгляд, полный оскорбленного достоинства.
   Взгляд пропал напрасно. Пак и Келли уже неслись над лужайкой навстречу детям.
   – Магнус! Корделия! Джефри! Грегори! Ясень, Дуб и Терн! Вы целы!
   Корделия через силу улыбнулась.
   – Да, хвала всем святым!
   – Мы даже не могли прийти к вам на помощь – столько Хладного Железа было навешано на этой башне!
   – Ах, этот гнусный, подлый мерзавец, – бранился Келли. – Столь трусливый, что весь свой дом увешал отвратительными вещами! И чего же еще ожидать от столь отвратительных...
   Он осекся, глядя на тела, выплывающие из дверей вслед за детьми.
   – Ох! – охнул Пак. – Как вы умудрились повязать этих тварей?
   – С большим трудом, – признался Магнус, – и только благодаря помощи добрых друзей, которых здесь нет.
   – Которых здесь нет? Это как? – Пак подозрительно пригляделся к Магнусу. Затем удивленно уставился на него:
   – Эй, парень! Твои волосы!
   – А что с ними? – Магнус потрогал голову, неожиданно приходя в себя. – Они еще на месте!
   Но его братья и Корделия тоже изумленно смотрели на Магнуса.
   – В этой суматохе мы и не заметили... – начала Корделия.
   – Что с ними?
   – Я знал тебя с тех пор, как ты родился, парень, – воскликнул Пак, – и твои волосы всегда были золотистыми, как корона Его Величества!
   – Да скажете вы мне или нет! – взорвался Магнус.
   – Грегори, – спросила Корделия, – ты знаешь внешность своего друга Видора. Какого цвета волосы у его старшего брата?
   Глаза Магнуса полезли на лоб – он начал догадываться.
   Грегори невинно заморгал.
   – У Альбертуса черные волосы, Делия. А что?
   – А у меня какие? – поинтересовался Магнус в наступившей тишине.
   – Черные... как сажа, – выдохнула Корделия.
   – Как вороново крыло, – согласился Пак.


   Вечерело. В тени деревьев двигалась странная процессия. Впереди трое братьев Гэллоугласов по убывающей. Следом плелся Фесс, со спины которого с одной стороны свисала ведьма, с другой – колдун. К хвосту робота был привязан понуро бредший великан, которого подталкивал в спину единорог с Корделией на спине. Девочка поглядывала на Грогата, приподнимая его над землей настолько, чтобы тот не волочился по тропе. Впрочем, на кусты она особого внимания не обращала.
   Тени уже удлинились, когда они наконец вышли из леса и увидели свой дом, уютный и тихий, греющийся в лучах заходящего солнца, под сенью огромного дуба.
   – Он на месте! – прошептала Корделия.
   – Хвала Небесам, – согласился Магнус. Келли неожиданно хлопнул себя по лбу ладонью.
   – Ой вэй! Забыл, забыл, как я мог забыть!
   – И в самом деле? – удивился Пак. – Эй, эльф, если ты придумываешь причину, чтобы улизнуть...
   – А что случилось? – обернулась к ним Корделия.
   – Туфельки, туфельки для фей! Я пообещал нашим цветочным феям сшить туфельки для эльфийского хоровода! Мне нужно бежать к своей колодке и дратве!
   – И не пытайся!.. – начал было Пак, но Келли уже несся прочь, крикнув на прощание:
   – Пока!
   – Ну не может же он подвести фей, – рассудительно поглядела на Пака Корделия. – Ах, какой же ты злюка!
   – Да, я злюка. Попадись мне только этот сын Эрина и Израэля...
   – Ну не станешь же ты наказывать того, кто делил с нами все тяготы и испытания, – возразил Грегори.
   – Как же! Все, кроме последнего!
   – О чем это ты? – насторожился Магнус.
   – Это моя забота, дети. Моя и только моя, – Пак мрачно поглядел на их дом. – Идемте, дети. Наконец-то у меня появилась хоть слабая надежда довести вас домой в целости и сохранности.
   Мальчики взвизгнули от радости и понеслись над лужайкой на бреющем. Фесс и Корделия, отягощенные пленниками, отстали. Грогат плыл между ними, покачиваясь от ветерка.
   Подойдя к двери, Джефри оглянулся на военные трофеи и нахмурился.
   – Кажется, они опять начинают вырываться, Магнус.
   Грогат и Феба снова задергались, пытаясь сбросить путы, и Лонтар тоже открыл глаза, сморщившись от боли в груди.
   – Пожалуй, будет только лучше снова их усыпить, – заметила Корделия.
   – Да, и гораздо безопаснее, – Магнус остановился напротив Лонтара, пристально глядя на колдуна. Корделия опустила Грогата на землю и подъехала поближе, чтобы заняться Фебой, а Джефри с Грегори взялись за Грогата. Они сосредоточенно уставились на пленников, и те постепенно успокоились, перестали трепыхаться и снова закрыли глаза.
   Гэллоугласы с облегчением вздохнули и направились к дверям.
   Корделия задумалась.
   – А где мы их положим?
   – Места хватит только в гостиной, – Магнус потер подбородок.
   Джефри хлопнул в ладоши:
   – Конечно! Нужно будет только отодвинуть стол и стулья!
   – Может быть, не стоит... – начал Пак, но дети, не слушая его, понеслись внутрь. Он со вздохом прислушался к грохоту переставляемой мебели.
   Пленники вплывали внутрь в порядке размеров – сначала Феба, затем Лонтар. Когда колдуна сняли с конской спины, Фесс поднял голову.
   – Дети, вашим родителям могут не понравиться ваши гости...
   – А куда же еще прикажешь их девать, – крикнула Корделия через плечо. Ноги старика исчезли за порогом.
   – Мы могли бы построить просторный шалаш, – предложил Фесс, когда дети вернулись. Магнус покачал головой, отвязывая Грогата.
   – Нам пришлось бы построить целую хижину, чтобы укрыть нашу коллекцию порока и от дождя, и от ветра, и от холода, Фесс. Ты ведь не хочешь, чтобы экспонаты простудились и умерли?
   – О таком финале можно только мечтать, – сверкнул глазами Пак, глядя, как великан проплывает мимо него.
   – Какой же ты все-таки кровожадный, Робин! – упрекнула его Корделия, проходя в двери.
   – Да, кровожадный. Ну и что? – пробурчал эльф себе под нос. – Лучше их кровь, чем ваша, ребятки. А ты что скажешь, Ходячее Железо?
   – До некоторой степени да, – признал Фесс. – Однако я рад видеть в них такое сострадание.
   Магнус и Корделия снова вышли наружу. Мальчик взял Фесса под уздцы и повел его в конюшню за дом.
   – Идем, верный товарищ! Путь был долгим, но наконец мы дома! А тебя ждет теплое стойло и свежее масло!
   – Отдых будет весьма кстати, – вздохнул Фесс. – Мне нужно переработать столько новых данных...
   Они скрылись за углом. Корделия подошла к единорогу, а Пак неожиданно очень заинтересовался вьюнком, выросшим у парадной двери.
   – Нам тоже пора прощаться, радость моя, – грустно заговорила Корделия, потрепав своего друга по холке. – Если я приведу тебя в дом, моя мама рассердится еще сильнее. И потом, ты ведь нашел то, за чем приходил?
   Единорог кивнул, ударив копытом землю.
   – Но... Ох! Только не уходи навсегда, ладно? – Корделия обхватила голову единорога, заглядывая ему в глаза. – Мне без тебя будет так грустно... Как подумаю, что никогда больше тебя не увижу, мне становится сразу так одиноко! Не покидай меня надолго, пожалуйста!
   Единорог покачал головой и переступил ногами, уткнувшись головой ей в грудь.
   – И я тебя люблю, крепко-крепко, – прошептала Корделия. – Прощай! До свидания! До новой встречи!
   Единорог отступил назад, помотал головой, повернулся и поскакал к лесу. Уже у самых деревьев он снова остановился, обернулся к Корделии и встал на дыбы, глядя прямо ей в глаза. А затем скользнул в тень деревьев. Копыта зашуршали по ковру из сухой листвы и серебряная грива еще долго мелькала среди сумеречных теней, пока совсем не скрылась.
   Корделия смотрела ему вслед со слезами на глазах.
   – Он ведь не бросит меня, правда?
   – Нет, пока ты сама этого не захочешь, – негромко ответил Пак.
   – Ах! Как я могу такого хотеть?
   – Пока нет, – усмехнулся Пак. – Но может наступить такой день, когда ты будешь вот так же смотреть вслед кому-нибудь другому и еще сильнее ожидать его возвращения.
   Корделия решительно затрясла головой.
   – Ни за что!
   – Может быть, – вздохнул Пак, – а может быть, и... А-а! Может быть да может быть! Мир утопает в этом «может бытии», а? И ты все равно не успокоишься... Ступай домой, дитя! Ты еще не раз увидишь твоего единорога и еще не один год вы с ним не расстанетесь! А теперь ступай домой – кажется, братьям нужна твоя помощь.
   И он выразительно покосился на дверь.
   Корделия улыбнулась сквозь слезы, вытерла глаза и поспешила внутрь.
   Пленники лежали у камина, а трое братьев тупо смотрели друг на друга.
   – Чего это вы стоите, как вкопанные? – удивилась Корделия. – Или после жизни в лесу у вас отшибло память и вы не помните, что делают под крышей?
   – Да нет, не это, – отмахнулся Магнус. – Хотя с другой стороны... Меня беспокоят наши пленники. Они не должны проснуться.
   – Это правда, – признала Корделия. – И кто знает, когда еще вернутся папа с мамой?
   – Тем более, – Джефри бросился в угол, вытащил оттуда папину трость и встал у головы Грогата, угрожающе глядя на великана.
   – Если он хоть один глаз приоткроет...
   – То ты усмиришь его сонным заклинанием, а не дубинкой, – строго ответил Магнус. – Это надежнее. А я буду охранять колдуна. Он может доставить нам крупные неприятности, – и он шагнул к Лонтару.
   – Но ведь и вам рано или поздно нужно будет поспать, – заметил Грегори. Магнус нахмурился.
   – Это верно. Давайте-ка свяжем их ненадежнее. Джефри, ты не помнишь, ведь у папы в сарае лежал моток веревки?
   Джефри кивнул и с грохотом исчез. Мгновение спустя снова громыхнуло, и он вернулся, сгибаясь под тяжестью огромного мотка толстенной веревки. Стряхнув ее на пол, мальчишка выпрямился.
   – Ох и тяжелая!
   – Верно, – кивнул Магнус. – Извини, Джефри. Мне нужно было самому сходить.
   – Ты что? – Джефри обиженно посмотрел на него. – Все еще считаешь меня младенцем?
   – Да никогда, – улыбнулся Магнус. – Ладно, давайте сперва обработаем великана. Грегори, будешь завязывать узлы. Джефри, Корделия, разом – ВЗЯЛИ!
   Их лица сморщились от напряжения. Грогат медленно всплыл на три фута вверх. Кончик веревки прыгнул к нему, как змея, бросающаяся в атаку, обвился вокруг тела и завязался простым узлом.
   – Теперь закрутим, – скомандовал Магнус.
   Остальные снова напряглись.
   Грогат начал вращаться, сначала медленно, потом быстрее и быстрее, как ножка от стола в токарном станке.
   Грегори посматривал на веревку, укладывая ее в аккуратные кольца на теле Грогата. Когда веревка дошла до лодыжек, он остановил вращение и завязал еще один узел.
   – А теперь – вниз.
   И великан снова опустился на пол.
   Корделия, Джефри и Магнус облегченно перевели дух. Джефри наклонился над коконом и перерезал веревку своим ножом.
   – Так, теперь колдуна, – кивнул Магнус.
   В этот раз они даже не сморщились. Тощее тело Лонтара легко оторвалось от пола, веревка сама собой завязалась, и Лонтар начал вращаться.
   Когда все трое, надежно увязанные в веревочные коконы, лежали рядышком, Джефри и Магнус снова встали на караул.
   – Но все равно вы же захотите спать, – опять повторил Грегори.
   – Когда мы уснем, их будут охранять эльфы. Мы успеем проснуться, потому что все трое надежно связаны. Они позовут нас, как только наши пленники начнут просыпаться, – пояснил Магнус.
   – Правда, Робин?
   – Что? – Пак сосредоточенно жевал ногти и еле оторвался от этого занятия. – Ах, это? Да, да. Не волнуйтесь, Волшебный Народец с радостью поможет вам, чтобы эти трое не просыпались в доме Верховного Чародея. Все равно хуже уже не будет, – добавил он себе под нос, снова уставившись в погасший камин и яростно потирая руки. Корделия заметила это.
   – Тебя что-то беспокоит, Робин?
   – Пусть тебя это не волнует, – ответил эльф. – Это моя забота, и я сам за все отвечу. Не волнуйся.
   Корделия еще раз встревоженно посмотрела на него, так и не поняла, что он имел в виду, пожала плечами и пошла к комоду за вышивкой.
   – Ну что ж, раз нам придется ждать еще многие часы, а то и многие дни, надо как-то скоротать время.
   И она уселась в ногах у Фебы, одним глазом поглядывая за девушкой, другим – за иглой, и счастливо напевая.
   Ну а Грегори всплыл к каминной полочке и уселся там, скрестив по-портновски ноги, выпрямив спину и с гордой улыбкой поглядывая сверху на братьев и сестру.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное