Кристофер Сташеф.

Пропал чародей

(страница 11 из 20)

скачать книгу бесплатно

   – Мы должны спасти Гленнов! – Джефри так стиснул ветку, что пальцы побелели.
   – Полегче, – прошипел Келли, положив мальчику руку на плечо. – Ты же слышал, он не убьет их. С ними ничего страшного не случится – а вот с вами может.
   – Да, дрожите! – заржал Грогат. – Трепещите от страха! Теперь повелитель этих земель – я! И все должны платить мне дань!
   – Да, да, Грогат! – Борр закивал так быстро, что казалось – вот-вот его голова отвалится. – Все, как прикажешь, Грогат!
   – Уж будь уверен! – прорычал великан. – А не то я вам! И не бойтесь – я не стану отнимать у вас все, что вы награбите. Зачем? Вы ведь тогда бросите свое ремесло, а я хочу, чтобы вы грабили для меня золото и дальше. Но вы будете отдавать мне три золотых из каждых четырех, и по три серебряных монеты из четырех, и по три медных тоже!
   – Будет исполнено, Грогат! Как прикажешь, Грогат!
   – То-то! – огромная дубина свистнула в воздухе и сбила с ног Борра. Грогат довольно ухмыльнулся, повесив кошель с деньгами на пояс.
   – А этот удар освежит тебе память! Да и остальным урок! А теперь – прочь отсюда! У вас целый день впереди, а вы должны еще много для меня награбить.
   И он зашагал прочь, посмеиваясь и похлопывая по кошельку в такт шагам.
   Борр и Кролль с оханьем поднялись на ноги.
   – Сюда! Помогите мне! – окликнул товарищей Гран.
   Борр озабоченно посмотрел на Морлана.
   – Да. Ну, он-то, по крайней мере, сопротивлялся.
   – Не трогай руку – у него с этой стороны ребра сломаны, – предупредил Гран. Сообща они подняли стонущего разбойника на ноги.
   – Ничего, Морлан, боль скоро пройдет, – успокаивал его Гран.
   – А как же мы, – проворчал Борр, когда они зашагали прочь. – Теперь нам придется грабить всех подряд, хотим мы этого или нет!
   – Да ладно тебе! Уж ты точно хочешь! – простонал Морлан.
   – Да, – кивнул Борр, – но ради всего лишь одной монеты из четырех?
   – На одну больше, чем досталось бы иначе, – скрипнул зубами Морлан. – Дотащите меня до постели и перевяжите! Два дня – и я снова смогу грабить вместе с вами!
   Со стонами и ворчанием разбойники зашагали прочь.
   – Какое безобразие! – возмутился Джефри, когда они скрылись за поворотом. – Неужели простому человеку уже нельзя безбоязненно ходить по дорогам?
   – Зато теперь мы знаем, почему граф Гленн не призвал своих рыцарей на битву с Дрожем, – заметил Грегори.
   – Ну да, – помрачнел Магнус. – Теперь нормального управления не будет – власть захватил противный великан, а он не будет делать ничего хорошего, только отбирать деньги.
   – Возмутительно! – не унимался Джефри. – Граф больше не защищает свой народ – а этот великан вместо того, чтобы обуздать разбойников, поощряет их!
   – Ни женщины, ни дети не смогут спокойно ходить по дорогам, – вздохнула Корделия.
   – Так вперед, Гэллоугласы! – вскричал Джефри. – Разделаемся с этим мерзким великаном!
   – Тише, дети, тише! – урезонил Келли. – Это не простой человек, это же вон какое чудовище!
   – А дракон, которого мы урезонили намедни, что, был ручной ящерицей? – огрызнулся Джефри.
   – Да, но в битве с драконом вам помогал единорог – а чем он сможет помочь в бою с таким громилой? Нет, нет, Грогат может схватить его и покалечить!
   – О нет! – вскрикнула Корделия, обняв единорога за шею.
   Келли продолжал гнуть свое.
   – И потом, рядом нет Пака, чтобы прийти вам на помощь, если понадобится.
Может быть, вам подождать, пока он не присоединится?
   – Но нам нельзя терять ни единого часа, да что часа? Минуты! А не то этот громила примется сеять ужас среди несчастных крестьян!
   – А кто возьмет в руки бразды правления? Великан-то их не подобрал, – не умолкал Келли. – Нет, сначала вы должны освободить графа, его жену, детей, а уж только потом идти в бой с великаном!
   – Так веди нас к графу! – пожал плечами Джефри.
   – А тебе – тебе все равно, с кем бы ни сражаться – лишь бы сражаться, – фыркнула Корделия.
   – О, как ты несправедлива, сестренка! – стиснул кулаки Джефри.
   – В самом деле, – Магнус умело втиснулся между ними. – Согласись, сестрица, твой брат сдерживает свое желание вступить в битву, пока не уверен, что эта битва поможет другим!
   – Да, это так, – вздохнула Корделия. – И ему, кажется, скоро представится такой случай!
   – Так вперед же! – направив мысли детей по более безопасному руслу, Келли позволил себе выпустить пар. – И позор ему, нападающему на женщин и детей! Вперед, дети! Мы найдем и освободим графа, а тот призовет на помощь своих рыцарей! И уж вы поможете ему сделать из этого великана подстилку для городских ворот!
   – Ура! – вскричали воодушевленные дети и поспешили за лепрекоэном.
   Братья решили, что лететь будет быстрее. Корделия не захотела бросить единорога, поэтому братья полетели рядом с ней, вдоль дороги. Грегори устроился на спине единорога перед Корделией, во весь рот улыбаясь, барабаня пятками по бокам несчастного животного и прикрикивая:
   – Гей-я! Гей-я!
   – Почему это он терпит Грегори, а нас с тобой не подпускает? – спросил Джефри у Магнуса.
   Старший оглянулся на мрачную физиономию среднего и крикнул в ответ:
   – Потому что Грегори еще маленький! Терпение, брат!
   Джефри продолжал дуться.
   Замыкал ряды Фесс. Верхом на нем трясся Келли, приговаривая:
   – Да ступай же ты помягче, зде... Ой!
   На горизонте медленно собирались облака, небо приобрело сероватый оттенок. Келли задрал голову и втянул носом воздух.
   – Кажется, дождь собирается!
   – Анализ местных метеорологических условий показывает высокую вероятность выпадения обильных осадков, – согласился Фесс.
   Не очень далеко прогремел гром.
   – По-моему, нам следует найти укрытие, – заметила Корделия.
   – Мудрое решение, – кивнул Келли и свернул с дороги к лесу. – Вперед, Железный Конь! Под деревьями нас не так намочит.
   Снова громыхнул гром, и первые капли дождя упали на дорогу. Дети повернули вслед за Келли. Пришлось продираться сквозь густые кусты на обочине. Футов через пятьдесят кустарник поредел и вскоре кончился – густые кроны пропускали слишком мало солнечного света. Однако под ногами то и дело возникали корни и коряги, поэтому ни единорог, ни железный конь не могли скакать рысью, хотя и спешили изо всех сил. Впереди мчался спрыгнувший с коня-робота Келли, огибая коряги и перескакивая через корни.
   – Вон хижина! – ткнул пальцем Джефри.
   Братья бросились за ним с радостными воплями. Единорог, повинуясь понуканию Корделии, тоже повернул следом.
   – Стойте, дети! – воскликнул Келли. – Да послушайте же! Мне таки не нравится эта хижина!
   Но дети, не оборачиваясь, неслись вперед. Келли наклонился к Фессу.
   – А ты что скажешь? Тебе ведь она тоже не понравилась?
   Черный конь молча кивнул.
   Келли юркнул в нору между корней большого дерева и уселся там, скрестив ноги и сложив на груди руки.
   – Я не двинусь с этого места! И ты тоже стой рядом, о железный зверь, а? Давай-ка лучше подождем здесь, посмотрим, а уж если что случится, мигом бросимся на помощь.
   Фесс еще раз кивнул и прижался к дереву, прикрыв от дождя убежище Келли.
   Старшие братья влетели внутрь через окно. Единорог остановился у дверей, Корделия соскочила и забарабанила в дверь. Та распахнулась, на пороге стоял ухмыляющийся Джефри.
   – Кто это стучится сюда в такое время? А? Идите прочь, мне нет дела до вас!
   – Ой, не валяй дурака! – Корделия шмыгнула в дом, таща за руку Грегори. Внутри она остановилась и с удивлением огляделась.
   – Разве здесь никто не живет?
   – Если кто и живет, то его нет дома, – Джефри окинул взглядом пустую комнату. Грегори скользнул мимо него.
   Корделия обернулась к единорогу.
   – Ты остаешься снаружи?
   Единорог кивнул и затрусил назад, под деревья.
   – Возвращайся, когда дождь кончится! – крикнула она вслед четвероногому приятелю.
   Мотнув серебряной гривой, единорог обернулся, покачал головой и ударил копытом в землю. А потом прыгнул и исчез за деревьями.
   – Он снова убежал? – с надеждой спросил Джефри.
   – Да ладно тебе! – Корделия обернулась, гордо задрав нос. – Он поскакал искать себе крышу от дождя. Он, наверное, не любит находиться под крышей.
   – Мне тоже этот домик не нравится, – Магнус подозрительно посмотрел по сторонам. – Почему изнутри он куда больше, чем казался снаружи?
   Корделия пожала плечами, усевшись на трехногий табурет у камина.
   – Все дома кажутся изнутри больше.
   – Но это был не дом, а камышовая хижина! А изнутри – крепкий деревянный сруб с оштукатуренными стенами.
   Магнус подошел к столу у стены и посмотрел на полки.
   – Что это здесь? – его взгляд скользил с одного пузырька на другой. – Глаз тритона... шерсть нетопыря... змеиный яд...
   – Это магические зелья, – глаза Грегори округлились.
   Магнус мрачно кивнул.
   – Кажется, ты попал в точку. И это не те чистые зелья, из которых варила свои снадобья старая Агата. Это дурные, ядовитые составы.
   Он посмотрел на сестру и братьев.
   – Это дом волшебника. И хуже того – это дом колдуна!
   В этот момент дверь распахнулась, и в комнату вошел высокий старик, лицо которого скрывал длинный плащ с капюшоном. Из-под капюшона виднелась желтая борода, шевелившаяся в такт ругани старика.
   – Что за напасть! Чего доброго, непогода разгуляется не на шутку! Не иначе, какая-то злобная карга наколдовала такой дождь!
   Он швырнул на стол в центре комнаты кожаный мешочек.
   – Вот наконец, сегодня на рассвете я раздобыл кладбищенской земли. Желанный дар, не зря сбивал я ноги!
   Что-то бормоча под нос, он сбросил плащ, повернулся, чтоб повесить его сушиться у камина, – и замер, увидев Корделию.
   Та втиснулась за камин, изо всех сил пытаясь стать невидимой.
   Перед ней возвышался старик в грязной куртке и штанах с помочами крест-накрест. Вытянутое худое лицо, крючковатый нос, пожелтевшие, с кровяными прожилками белки глаз сердито сверкали из-под слипшейся челки, которую на макушке венчала лысина. Волосы были бы седыми, мой хозяин их чуть почаще.
   Старик медленно осклабился, обнажив желтые зубы – вернее, пеньки, которые от них остались. Затем причмокнул и шагнул вперед, протянув к Корделии обтянутую пятнистой, пергаментной кожей ладонь.
   – Оставьте мою сестру в покое! – вскричал Джефри, впрыгнув в пространство между ними.
   Колдун выпрямился, брови удивленно вскарабкались на переносицу.
   – Как! Еще один незваный гость! – он обернулся, и увидав Грегори с Магнусом, изготовившихся к атаке, сжимавших свои кинжальчики, – заметил искорку страха в их глазах. Старик расхохотался – жутким, высоким, леденящим хохотом, бросился к двери, мигом захлопнул ее и заложил тяжелым дубовым засовом. – Поймал! – ликующе пропел он. – Поймал! Как раз то, именно то, что мне нужно!
   – Нужно? – страх прорезался в голосе Магнуса. – О чем вы говорите, старый человек?
   – О чем я говорю? – фыркнул колдун, повернувшись к нему и делая шаг вперед, с неприятными огоньками в зрачках. – Ты знаешь, в чей ты дом вошел, дитя?
   Магнус с трудом сглотнул слюну.
   – В дом к-к-колдуна.
   – Ага, – колдун медленно кивнул, огоньки засверкали ярче. – По крайней мере, ты умен. И что же делает колдун, дрожащий мальчик мой?
   – Он делает... он варит... магические зелья.
   – Вот как! Ты и это знаешь! Но ведомо ль тебе, что самые могучие из нас – еще находят новые волшебные составы. Как я. Вы верно догадались, что перед вами я – Лонтар, чье имя здесь известно каждому в округе... Лонтар, который знаменит коварными и прочными заклятьями!
   Дети оцепенели, узнав имя того самого колдуна, который проклял старую Фагию.
   А на его морщинистом лице снова расплылась ущербная улыбка.
   – И я открыл проклятие такое, которое дает мне в руки власть над каждою душой во всей округе! Да что округа – графство, королевство, а вскоре очередь дойдет до всего мира!
   Грегори посмотрел в глаза старику и подумал:
   «Он безумен».
   – Тише! – прошипел Магнус, ухватив младшего за плечо. Грегори передал свою мысль открыто, не пользуясь тайным семейным умением. Но Лонтар, услышав ее, только шире ухмыльнулся.
   – Терпение! Он молод. Он еще не знает, что каждый чародей услышать может, что думает другой. Но я, я, я... – он стукнул себя в грудь, – умею во сто крат больше! Я могу вложить свои раздумья в головы чужие – да, да, и даже в этот глиняный горшок, что головой крестьянина зовется, и где, как не ищи, ты не найдешь ни зернышка волшебной силы!
   Дети только молча глядели.
   Колдун довольно пошамкал губами, явно смакуя неподдельный испуг в детских глазенках.
   – Но я могу внушить не только мысли! Уж много лет я изучал, трудился, старался раз за разом овладеть искусством тайным, дух свой ободряя волшебными снадобьями – и овладел! Сначала на простых червях проверил, потом на жаворонке, что червей склевал, Потом на полевых мышах, на кроликах, волках, медведях – на всех! И все, все, все – склонились предо мной! Все убегают с воем и стенаньем, лишь только заклинание мое коснется их сознанья!
   – А что за заклинание? – даже Джефри не удалось до конца скрыть дрожь в голосе.
   – Боль! – колдун довольно зачмокал. – Боль, боль, и больше ничего! Страдание, пронзающее насквозь, как будто голова твоя в огне, а тело стонет от уколов жал бессчетных тысяч разъяренных пчел! Боль, боль – вот истинная власть! Боль порождает страх, а страх – всех ставит на колени! Но! – тут он ткнул в потолок длинным костяным пальцем. – Мой труд еще не кончен! Не могу я выступить вперед и в руки взять бразды правленья графством! И посему я не достиг еще своей последней цели!
   – И какова ж она? – голос Магнуса дрожал, несмотря на все усилия. Старший из Гэллоугласов уже догадывался, каким будет ответ.
   – Люди! Люди! Вот на ком желаю я проверить новое свое уменье! С волками – да, с медведем – да, но люди – еще ни разу я не пробовал на них! – глаза колдуна зажглись. – Ах! Огнем ужалить душу человека, заставить смертных выть и извиваться – по мановению руки! По моему желанью! Вы спросите, чего ж я ждал столь долго? Я ждал лишь жертву, на которой попробовать бы смог... увы, в глуши моей нечасто можно встретить одиноких странников. Всегда, всегда гурьбой, по трое, четверо – а то и местные, которых вся деревня отправится искать, коль не вернутся в срок.
   – Мы тоже местные! – твердо соврал Джефри. – Нас тоже вся деревня выйдет искать, если не вернемся!
   – Ты лжешь, – колдун ткнул в него указательным пальцем. – Еще ни разу взору моему не попадался ты. Ты странник и пришел издалека, один, и ни отец, ни мать с тобою не пошли – так странствуют сироты – иль беглецы от лорда!
   Он снова зашамкал, довольный своей сообразительностью.
   – Никто, никто не станет вас искать – вы сгинете, никто и не узнает.
   – А как же граф? – вскричал Магнус, цепляясь за последнюю соломинку. – Граф Гленн за нами стражников пошлет, они придут к дверям твоей хибары...
   – Граф? – пропел Лонтар. – Графа нет в помине! Как! Неужто вы не знали? Огромный великан схватил его! В полночный час ворота замка пали, в мешок засунут граф со всей своей семьей! А рыцарям и войску великан отдал приказ – сложить оружье наземь, не то простится с жизнью граф в одно мгновенье! И всех достойных воинов согнал в глубокие темницы, в подземелье, и запер там, а графа уволок к себе в берлогу, где – никто не знает. Граф? Он бессилен! И еще бессильней он станет в час, когда заклятие мое достигнет всей ужасной силы! Он, даже он не сможет устоять, и Грогат-великан падет передо мною! Его повергну я, и на коленях поползет разбойник, взывая о пощаде, чтоб лишиться боли, словно вертел раскаленный, пронзающей его! Никто не устоит, я в прах повергну всех!
   Грегори замер, не мигая уставившись на колдуна.
   – И начну с тебя, деточка, – палец старика указал на Корделию.
   – Вы не посмеете! – вспышка ярости опалила Магнуса, в одно мгновение все его чувства превратились в ненависть и сосредоточились на старом колдуне. В потоке эмоций сплелись злость Джефри, страх и ужас Корделии.
   – Нашел! – вскрикнул Грегори, и в то же мгновение его братья и сестра увидели умение старого колдуна, умение концентрации мысли и внушения боли. И вместе с этим они почувствовали память о страданиях и ужасе, который испытали сотни животных, малых и больших. И это еще сильней подхлестнуло детскую ярость, и этот страх и ненависть вдвойне обратились на колдуна, бесконечный вопль и ужас Корделии ударили в его мозг, многократно усиленные напором братьев, забились в висках, пронизывая мозг болью, которую он сам же и выпестовал. Вопль старика превратился в хриплый, животный визг – и оборвался. Его тело напряглось, руки сжались так, что ногти впились в ладони, спина выгнулась, на мгновение он замер – и опал кучей мятого тряпья.
   В комнате наступила тишина. Наконец Корделия дрожащим голосом спросила:
   – Он... он?..
   Грегори пристально смотрел на тело старика.
   – Его сердце остановилось.
   – Мы убили его! – в страхе вскрикнула Корделия.
   – Тем лучше! – отрезал Джефри.
   – Нет! – вмешался Магнус. – Нет! Мы не должны без надобности пачкать свои руки кровью! Что сказали бы папа и мама?
   – Что он злобный, гнусный старикашка, – не унимался Джефри, – готовый подвергнуть болевой пытке любое живое существо.
   – Но родители сказали бы обязательно, что мы должны были сохранить ему жизнь – и мы все еще можем сохранить ее, – Корделия опустилась на колени рядом с телом старого колдуна, неотрывно глядя в лицо Лонтара. – То, что мы делали до сих пор, они одобрили бы – ведь вы защищали меня, и я благодарна вам, о братья!
   Тут она одарила всех троих таким теплым и благодарным взглядом, что даже Джефри на мгновение позабыл о своем отношении к зловредному старикану. Потом снова склонилась над телом.
   – Но теперь совсем другое дело. Теперь мы можем сохранить ему жизнь – если заставим его сердце биться вновь.
   – И как же ты это сделаешь? – ехидно спросил Джефри, но Магнус уже присоединился к Корделии и Грегори у неподвижного тела.
   – Я покажу, – прошептала Корделия. – По здешним обычаям, это женская работа. Сжимайте его сердце слева, когда я скажу – давайте!
   Телекинезом они принялись массировать сердце старика. Все трое мысленно сжимали сердце слева, сразу же отпуская его.
   – Теперь справа, – скомандовала Корделия. – Теперь снова слева... снова справа... слева... справа...
   Так продолжалось несколько минут. Джефри сердито стоял в стороне, сложив руки на груди.
   – Кажется, оно уже бьется само, – прошептал Грегори.
   – Да, но еще слишком слабо. Массируйте, но полегче.
   Постепенно они ослабляли давление, пока сердце старика не забилось само по себе, ровно и уверенно. Корделия протяжно вздохнула, с облегчением выпрямляясь.
   – Готово!
   – Мама гордилась бы тобой! – до ушей улыбнулся малыш Грегори.
   – И тобой тоже, – Корделия выдавила слабую улыбку и снова вздохнула. – О братья! Никогда больше я не хочу быть столь близкой к тому, чтобы причинить смерть!
   – А если и причинишь, – проворчал Джефри, – надеюсь, покойник будет заслуживать ее не меньше, чем этот.
   Корделия сердито посмотрела на старого колдуна.
   – Да, он причинил много горя и страданий.
   Грегори наморщил лоб.
   – Папа с мамой как-то говорили, что если сердце долго не бьется, то мозги могут повредиться.
   – И еще как повредиться, – кивнул Магнус, заглядывая в глаза старику и сосредоточившись. Братья и сестра внимательно смотрели. Наконец Магнус выпрямился и кивнул.
   – Вроде все в порядке. Насколько я понимаю, никакого вреда клиническая смерть не нанесла.
   – А жаль, – фыркнул Джефри. Магнус раздраженно покосился не него, но возражать не стал – средний был безусловно прав.
   – Думаю, что Лонтар не скоро примется за старое, – заметила Корделия.
   – Так-то так... но лучше быть уверенным, – Магнус посмотрел на лежащего без сознания Лонтара. – Давай, Грегори.
   Грегори скорчил рожу, а потом глубоко сосредоточился. Магнус – тоже. С дрожащей улыбкой он вытер пот со лба.
   – Что-что, а это его придержит.
   Брат и сестра кивнули. Они услышали, что за мысль Магнус и Грегори вложили в голову старика.
   – С этого дня, – начала Корделия, – если он только захочет причинить другому боль...
   – Каждый раз, – кивнул Грегори, – каждый раз...
   Они вышли, захлопнув за собой дверь и оставив лежащего без чувств колдуна одного. В свое время он проснется – с ассоциативной связью, накрепко заложенной в мозгу. Если он хоть раз подумает, только подумает о том, чтобы причинить боль другому, моментально почувствует отголосок той боли, которую дети обрушили на его собственный мозг. И в его ушах эхом зазвенит детский голосок:
   – Нехорошо, дедушка, на старости лет быть таким вредным!


   Когда они вышли из хижины, дождь все еще моросил.
   – Уж лучше промокнуть под дождем, чем сидеть под одной крышей с таким чудовищем! – заявил Джефри.
   Корделия поежилась, но храбро добавила:
   – Я тоже так думаю!
   – Келли с самого начала обо всем догадывался, – Магнус помрачнел. – Нужно было его послушать, он-то и близко к хибаре не подошел.
   – И мой единорог тоже, – повесила нос Корделия. – Бедненький! Он, наверное, весь промок!
   – Нет, уж он-то привык к лесу, – Магнус огляделся. – Келли! Куда ты запропастился? Ты что, бросил нас?
   – Нет, он вас не бросил, – пробасил кто-то у него под ногами. – И я тоже.
   – Робин! – радостно воскликнула Корделия.
   – Мы-то думали, что ты разведал все опасности у нас на пути, – ехидно заметил Джефри.
   – Да, но я не думал, что вы свернете с дороги, ведущей домой. Однако вы прекрасно справились!
   – Как?! Нас чуть не замучили до смерти! – вскрикнула Корделия.
   – Ну, не замучили же окончательно, – уверенно пожал плечами Пак, и Келли, кивнув, стал рядом.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное