Кристофер Сташеф.

Пропал чародей

(страница 1 из 20)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Кристофер Сташеф
|
|  Пропал чародей
 -------

   Жили-были три маленьких чародея и маленькая ведьмочка. И потеряли они своих маму и папу. Ну, не то чтобы в самом деле потеряли. Их родители вечером куда-то ушли, а за детьми оставили присматривать эльфа. Эльфа звали Пак (на самом деле его звали Робин Добрый Малый, но все звали его по прозвищу), и он был жутко вредным. Он был таким вредным, что дети делали все, что он им говорил, хотя и сами прекрасно могли колдовать.
   Они даже вовремя легли спать. Легли. Но не уснули. Мальчики лежали и шепотом переговаривались, а потом к ним прокралась сестра. У нее была своя спальня, но совсем скучная, не то что у братьев – потому что кроме нее в комнате никого не было.
   – Они уже должны вернуться, – прошептал Магнус. Он был самым старшим – ему сравнялось целых двенадцать лет.
   – Нет, еще не так поздно, – возразила Корделия. Ей было девять, и она была такой же взрослой, как и Магнус – во всяком случае, напоминала брату об этом дважды в день.
   – Уже поздно, – Джефри посмотрел в окно, на звезды. – Большая Медведица уже над холмом Кухулина.
   Джефри было всего семь, но он уже знал, что ночью небо крутится, словно гигантское колесо, и помнил, куда сдвигаются каждый час звездные картинки под названием «созвездия».
   Корделия нахмурилась.
   – Куда они могли задеваться?
   Магнус пожал плечами.
   – Может быть, банда троллей напала на них из засады.
   – Бедные тролли, – вздохнул Джефри.
   – Тебе просто завидно, что тебя там не было, – фыркнула Корделия.
   – Немножко, – признался Джефри. – Но согласись, что любая банда троллей должна приготовиться к самому худшему, если собралась напасть на наших родителей.
   Их мама, Гвендайлон Гэллоуглас, была ведьмой, но очень хорошенькой ведьмой, а папа, Род Гэллоуглас – чародеем. Так называют мужчин, которые умеют колдовать, как ведьмы.
   – Может быть, их призвали Король с Королевой, – пришло в голову Грегори. Паренек был самым младшим, он отбарабанил на грешной земле всего пять, но уже знал, что Король и Королева всегда призывают папу и маму на помощь, когда королевство Грамарий в беде.
   – Ой! – Корделия выпрямилась, сверкая глазами. – Должно быть, аббат со своими монахами снова подбивает баронов против Короля и Королевы!
   – Или снова появился какой-нибудь злой волшебник, – зажглись глаза и у Грегори.
   – Или, может, целая армия чудовищ выскочила из лесу! – мечтательно улыбнулся Джефри. Ему очень нравились всякие армии.
И чудовища тоже.
   – А может быть, призраки напали на замок! – подскочил Магнус.
   – А может быть, чародею и волшебнице просто хочется побыть одним, чтобы не докучали дети, и они решили задержаться подольше, на свежем воздухе, среди лесных цветов! – рявкнули из-за двери глубоким басом. – А может быть, это четверо несносных детей все еще не спят, хотя давно уже пора!
   Мальчики нырнули под одеяла, а Корделия – под кровать Магнуса.
   В комнату ворвался их полуторафутовый нянь.
   – Не стыдно вам? Неужели родители не могут провести наедине хотя бы вечер, чтобы вы не докучали им своей болтовней? Даже когда их здесь нет?
   – Но мы же думали не о них, Пак, – возразил Джефри.
   Все четверо могли не только читать чужие мысли, но и вкладывать в голову другим людям свои собственные.
   – Нет, но вы не спали, и собирались наброситься на них, как только папа с мамой вернутся.
   – Ничего подобного, – с достоинством ответил Магнус. В конце концов, он только разок подумал об этом.
   – Ну еще бы, – фыркнул Пак. – А теперь спать! Закрыть глаза – и рты тоже! А не то я сам их закрою.
   Мальчики мгновенно закрыли глаза. В последний раз, когда Джефри огрызнулся на Пака, маме потребовался целый час, чтобы сообразить, как снять с его губ висячий замок.
   – А ты, девица! Марш к себе! – Пак указал на дверь пальцем.
   На мгновение в комнате стало тихо, потом из-под кровати Магнуса выскочила Корделия.
   – Вот всегда ты все испортишь, Пак! – и она пулей вылетела за дверь.
   Пак посмотрел ей вслед, словно раздумывая, как она будет выглядеть с выпученными глазами и ногами, спутанными паутиной, но, видимо, смягчился, потому что проворчал только:
   – Спать! А не то вас заберет хобгоблин.
   – А кто такой хобгоблин? – поинтересовался Магнус.
   – Это я! А теперь – спать! – и он захлопнул дверь.
   В течение трех минут мальчики лежали тихо, как мышки. Потом Джефри прошептал:
   – Как вы думаете, он и в самом деле...
   Дверь распахнулась, и Пак снова прогремел:
   – Спать!
   Пришлось уснуть.
   Когда на следующий день дети спустились завтракать, Пак, чрезвычайно озабоченный, сидел у камина, подпирая руками подбородок.
   Они молча окружили его, глядя во все глаза. Наконец Магнус спросил:
   – Они еще не вернулись, значит?
   Пак отмахнулся.
   – Пока нет. Видать, вернутся, когда солнце встанет.
   Грегори покосился на окошко.
   – Солнце уже встало, Пак – и ты не знаешь, куда они делись.
   – Не знаю? Я?!! – Пак с негодованием выпрямился, пронзив воспитанника испепеляющим взглядом. – С чего ты взял?
   Грегори покачал головой.
   – Если бы ты знал, то не сидел бы такой озабоченный.
   – Уж больно ты зоркий, как я погляжу, – огрызнулся эльф.
   – Я тоже от этого не в восторге, – согласился с ним Грегори, – ведь если ты не знаешь, где они, значит, они пропали.
   – Что? Нет! Что ты сказал? – вскричали его братья и сестра.
   Грегори снова покачал головой.
   – Если даже Волшебный Народец не знает, куда подевались наши мама и папа, значит, их вообще нет в Грамарии.
   – А это ты откуда взял? – Пак пристально посмотрел на мальчика.
   – Это же понятно – что известно одному из Волшебного Народца, то знает весь Народец. И нет ничего, чтобы укрылось от их пытливого взора, потому что повсюду есть пикси, эльфы и феи. На всем острове Грамарии не сделать и шагу, чтобы тебя не заметил Волшебный Народец. Значит, если ты не знаешь, куда делись наши родители – значит, в стране их нет.
   – Но они не могли пропасть! – вскрикнула Корделия. – Как же мы теперь без них будем жить?
   – Как без них будет жить королевство... – тихо прошептал Пак.
   У Грамария было множество врагов, и только Верховный Чародей и его жена держали их в узде.
   – А как... Как ты можешь говорить об этом? – негодующе всплеснул руками Джефри. – Как ты можешь говорить об этом так спокойно, хладнокровно обрекая наших маму и папу неведомой судьбе?
   – Ну нет! – Магнус обнял Грегори и прижал брата к себе. – Не будь жесток к нашему воспитателю! Он так же испуган, как и ты...
   – Ничего я не испуган!
   – Ну, встревожен, – процедил Магнус. – Встревожен, как и ты, но храбрости ему хватает, чтоб виду не подать.
   – И не встревожен, – Грегори поднял голову. – И не испуган вовсе. Папа с мамой ведь уже уходили раньше, разве нет? И всегда возвращались.
   Все замерли, глядя на него. Затем Магнус осторожно начал:
   – Ты помнишь это?..
   – Ты же был еще младенцем! – взорвалась Корделия. – Перепуганным шестимесячным сосунком! Даже я и то еле помню!
   – Я тоже не помню, – помотал головой Грегори. – Но какое-то странное чувство говорит мне, что это так.
   – Это тоже память, но лежит она столь глубоко, что Грегори ее не знает, – пояснил Пак. – Это так, парень, когда-то твои родители действительно пропали, и вместе с ними – твои братья и сестра.
   Он не сказал только, что именно малыш Грегори вернул семью в Грамарий. Гэллоугласов перенесло в другой мир, в волшебную страну, и вернулись они только благодаря младенческому разуму Грегори, который тосковал по своей маме. Он сумел дотянуться до них, сквозь пустоту меж миров, и вернул семью обратно – силой, удивительной даже для взрослого человека, не говоря уже о младенце.
   – Они пропали, но ведь потом вернулись, – улыбнулся Грегори.
   Он нечасто улыбался. Братья и сестра обнаружили, что и они тоже улыбаются, хотя им и не доставало уверенности младшего из Гэллоугласов. Так что когда они осознали это, страшные предчувствия охватили ребят. Джефри не мог допустить этого.
   – За ними! – вскричал он. – Найти их!
   Магнус и Корделия ожили и бросились к дверям.
   – Стоять, говорю я! – рявкнул Пак. Магнус замер, схватившись за ручку двери.
   – Но, Пак... Наши родители пропали, наш долг отыскать их!
   – Ваш долг – делать то, что они вам велели! – эльф мигнул, как огонек свечи, и оказался лицом перед ними, спиной к двери. Подбоченившись, он посмотрел на детей. – Они велели вам сидеть дома, и слушаться меня – и вы будете сидеть дома, и я вместе с вами, пока лорд и леди не воротятся!
   Лица мальчиков стали мрачнеть.
   Корделия попыталась воззвать к здравому смыслу.
   – Но они же не знали, что исчезнут, Пак. А если бы знали, то непременно разрешили бы нам отыскать себя.
   – Если их враги набрали такую силу, что смогли захватить их в плен, то родители непременно велели бы тебе сидеть дома, в безопасности! И вы будете сидеть в безопасности, под охраной целого легиона эльфов!
   – Легиона? – обрадованно переспросил Грегори и бросился к окну. Джефри бросился следом – «легион» означал армию.
   Корделия и Магнус поколебались и тоже побежали к окошку. Они посмотрели на пустой сад, на лужайку за садом, и на дальнюю опушку.
   – Но там никого нет, – разочарованно протянул Джефри.
   – Нет, есть! – успокоил его Пак. – Вы эльфов, может быть, и не видите, но и в саду, и на лужайке не пройдешь и фута, не встретив эльфа с пращей или фею с луком. Вы можете бродить целый день и не заметить их, но стоит лишь врагу подкрасться – как он падет, сраженный наповал, чтоб больше не подняться!
   На лице Магнуса застыло бесстрастное выражение.
   – И они, конечно, не выпустят нас отсюда?
   Пак ответил кислой улыбкой.
   – Уж не считаешь ли ты меня болваном, чародейчик? Ваша сестра может летать на метле, а любой из вас вполне способен обойтись и без этого нехитрого летательного аппарата – просто исчезнет и появится в нескольких милях отсюда. Нет, я не стал бы удерживать вас силой.
   – Но ты ведь хочешь удержать нас, – тихо проговорила Корделия.
   Пак кивнул.
   – Да, удержать, но силой вашей любви к родителям. Ну-ка, вспомните, каковы были их последние слова?
   Дети замолкли, повесив носы, переминаясь с ноги на ногу.
   – Так что они сказали вам? – настаивал Пак.
   – Они сказали, чтобы мы сидели дома, – с величайшей неохотой призналась Корделия, – сидели дома и слушались тебя.
   И они слушались Пака – весь день. Две пожилые женщины, не больше фута ростом, возникли ниоткуда, чтобы приготовить завтрак, и еще две – чтобы приготовить обед. Для ужина потребовалось трое. Дети отчаянно старались хоть чем-нибудь заняться. Они попробовали играть в прятки, но ничего не получилось. Магнус еле-еле притворился маленькой яблоней, а Грегори спрятался совсем неважно. Корделия подняла голову, увидела рядом огромную поганку и заныла.
   – За спиной не прятаться, Грегори! Теперь ты будешь искать!
   В «Замри!» играть и вовсе не получилось – у детей не хватало энергии даже на то, чтобы заставить замереть жука. А когда они попробовали поиграть в мяч, Магнус и Корделия были такими невнимательными, что мячик все время падал. В конце концов Пак не выдержал, усадил их и стал учить уму-разуму.
   Пока рассерженные дети просто ворчали про себя, дело было плохо, когда же они стали вникать в уроки Пака, стало еще хуже.
   – Но, Робин, – папа говорил, что существует девяносто два элемента! – удивилась Корделия.
   – И некоторые такие редкие, что их почти нет, – кивнул Грегори.
   – Ваш папа! – скривился Пак. – Ох уж эти его заморские понятия о том, что настоящее, а что выдуманное! Посмотрите вокруг, дети, пощупайте, попробуйте! Вы что, видите этот пресловутый «уран» или этот, как его, «алюминий»? Нет! Но вы чувствуете землю под ногами, и ветер дует вам в лицо! Говорю вам, в мире есть и будет всего четыре элемента – земля, вода, огонь и воздух!
   – А из чего тогда сделаны камни?
   – Из земли, только плотно сжатой.
   – А из чего деревья?
   – Как из чего? Деревья получаются из земли и воды!
   – А железо?
   Пака передернуло; железо олицетворяет яд для эльфов.
   – Поговорим лучше о меди. Откуда берется медь? Кладут в огонь камни! Так откуда же берется медь, как не из огня и земли?
   И так далее. У Пака были вполне определенные воззрения на природу вещей, и вскоре, несмотря ни на что, дети заинтересовались.
   – Три дерева, и только три, на которых все зиждется, – поучал Пак. – Дуб, Ясень и Терн.
   – А как же сосна? – влез Грегори.
   – Он годится лишь на то, чтобы вешать над дверью на святки.
   – А падуб, плющ?
   – Один – куст, второй – лоза. Я же говорю о деревьях!
   – А шиповник и розы?
   Паку осталось лишь вздохнуть и рассказать им грустную и печальную историю Прекрасной Маргарет и Храброго Уильяма, о том, как они встретились и полюбили друг друга, о том, как он оставил ее и женился на другой, и как умерла Милая Маргарет, а потом и Верный Уильям, и о том, как на их могилах выросли шиповник и роза, которые обвили всю часовню и сплелись над шпилем, неразделимые, как двое влюбленных.
   Корделия слушала, не отводя глаз, но мальчики начали ерзать, поэтому для них Пак, конечно же, рассказал историю о юном Мерлине и о том, как его схватил злой король Вортигерн, о башне, которая не устояла, и о двух драконах, которые ее сторожили.
   А потом, как водится, одна сказка потянулась за другой, о маленьком Артуре, о том, как он вырос и стал королем, принес мир и благоденствие в разрываемую дрязгами Англию, о Ланселоте, храбрейшем из рыцарей Круглого Стола, и о том, как он спас прекрасную Элейн, об их сыне Галахэде, и о том, как он пустился на поиски чаши Святого Грааля, о племяннике Артура Гавейне и о Зеленом Рыцаре.
   – А про его братьев? – потребовал Джефри. – Про Агравейна, и Гарета с Гахерисом?
   – Но если вы уже слышали о них раньше, – вздохнул Пак, – зачем слушать одно и то же?
   – Затем, что в сказках всегда столько чудес и волшебства!
   – А особенно, когда рассказываешь ты, Робин, – Корделия уже знала, что это беспроигрышный комплимент.
   Пак тоже знал это, но не удержался, чтобы важно надуться:
   – Охо-хо, это потому, что я рассказываю их уже не одну сотню лет! Однако время уже позднее, и судя по запаху, ужин вот-вот поспеет.
   Четыре маленьких головки вскинулись, четыре маленьких носика втянули вечерний воздух. Затем четыре голоса одновременно взвизгнули и мальчики исчезли с легким громом. Корделия вспрыгнула на метлу и стрелой рванула к дому, с криком:
   – Это нечестно! Без меня не начинайте!
   Пак тяжело, протяжно вздохнул.
   – Уффф! Ну, на сегодня я их, по крайней мере, занял. Но вот что я буду делать завтра?
   Завтрашний день сам обо всем позаботился. Корделия проснулась еще до рассвета и бросилась к окну, посмотреть, не вернулись ли родители – и в саду, в прохладном, сыром, сером свете, какой бывает, когда солнце вот-вот должно взойти – она обнаружила единорога.
   Единорог был стройным и высоким, молочно-белым, с золотистой гривой и позолоченным рогом, и когда Корделия вскрикнула от радости, он поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза. Девочка застыла в изумлении.
   А затем единорог опустил голову и стал что-то щипать в мамином садике, а Корделия кинулась натягивать платье, чулки и туфли, и вылетела в сад, еще завязывая корсаж.
   Тут она застыла, как вкопанная, сообразив, что может спугнуть единорога, но ее страхи оказались напрасными. Единорог тихо стоял, поглядывая на нее и набрав полный рот сладкого клевера. У Корделии дыхание перехватило – такой он был красивый!
   Потом животное снова опустило голову за клевером, и Корделии вдруг стало грустно, потому что она больше не видела его больших прелестных глаз. Девочка опустилась на колени, сорвала с грядки пучок сладкого укропа и протянула ладошку, тихо приговаривая.
   – Иди сюда. Ну иди, ну пожалуйста... Ты такой хорошенький, мне так хочется погладить твою бархатистую шерстку, твою шелковую гривку!
   Единорог обернулся, поднял голову и снова посмотрел на Корделию. Не смея перевести дух, девочка смотрела, как единорог медленно, осторожными шагами, приближался, пока не подошел вплотную. Потом медленно опустил голову и захрустел укропом. У Корделии мурашки по коже побежали, когда ладошки коснулись его нежные ноздри, и она заторопилась сорвать свободной рукой еще пучок. Единорог сжевал и это, глаз не сводя с Корделии. Набравшись смелости, она медленно протянула руку и погладила скакуна по голове. Единорог повернул голову, позволив погладить себя по щеке, и девочка коснулась гладкой шерстки, приговаривая:
   – Ой, какой ты красивый!
   Единорог кивнул головой, словно принимая похвалу, и копнул копытом землю. Корделия протянула к золотой гриве и другую руку.
   Единорог вскинул голову, и Корделия отпрянула, испугавшись, что обидела его. Но единорог не трогался с места, он просто смотрел в сторону дома. Корделия тоже обернулась и увидела братьев. Вытаращив глаза, они стояли у дверей черного хода.
   Корделия не посмела говорить вслух, чтобы не спугнуть единорога, поэтому она сердито сжала губы и подумала братьям:
   «Прочь отсюда, чурбаны! Вы спугнете его!»
   «Он вовсе не боится, – подумал в ответ Магнус. – И с чего бы ему бояться? Мы только вышли посмотреть».
   А следом прилетела мысль Джефри:
   «Ух! Вот здорово будет, прокатиться на таком коне!» – и он шагнул вперед, протянув руку.
   «НЕТ! – взвизгнули мысли Корделии. – Ты его испугаешь!»
   И действительно, единорог попятился. Джефри застыл на месте.
   Малыш Грегори нахмурился.
   «В самом деле, он пятится из-за Джефри? Ну-ка проверю».
   И тоже шагнул вперед.
   «Стой, увалень! – кипела Корделия. – Оставьте нас в покое!»
   Единорог отступил еще на шаг.
   «Между прочим, он не твой! – обиженно подумал Джефри. – И ты нам не запретишь прикасаться к нему!»
   «Она – нет, а вот единорог может, – Магнус загородил путь рукой. – Корделия права, мы пугаем его».
   Грегори покачал головой и сказал вслух:
   – Он вовсе не боится.
   Взгляд единорога застыл на младшем брате.
   – Видите? – заявил Грегори. – Он слышит мой голос, но не убегает.
   – Значит, нам можно подойти! – и Джефри сделал еще шаг.
   «Нельзя!» – с яростью подумала Корделия, и действительно, единорог снова попятился.
   Магнус толкнул Джефри в грудь, но средний брат возмутился.
   – А Грегори говорил, что единорог нас не боится.
   – Он и не боится, – младший уселся на колени в траву, не сводя глаз со сказочного зверя. – Но ближе, чем сейчас, он нас не подпустит.
   – Да, а подошел же он к Корделии!
   Грегори кивнул.
   – И подойдет снова, не сомневаюсь. Попробуй-ка еще раз, сестрица.
   Корделия посмотрела на него, как на сумасшедшего, но, пожав плечами, повернулась к единорогу и медленно шагнула вперед.
   Единорог не двинулся с места, он словно ждал ее.
   Корделия, затаив дыхание, сделала еще шаг, потом еще.
   Единорог ждал, не двигаясь.
   Наконец вытянутая рука Корделии коснулась его шеи, и девочка подошла вплотную, подняв руки, чтобы приласкать животное.
   – Ой, ты позволил мне подойти!
   – Это не... – взвыл было Джефри, но Магнус заткнул ему рот ладонью, изогнув ее чашечкой – чтобы средненький не укусил. Джефри выпучил глаза, яростно думая:
   «Это нечестно! Почему он девчонок подпускает, а нас нет?»
   – Такой у единорогов обычай, – ответил Грегори. – Я, кажется, читал об этом в какой-то книге.
   Джефри пронзил младшего уничтожающим взглядом. Грегори уже два года как научился читать, и это приводило Джефри в бешенство.
   – Он подпускает к себе только девушек, – продолжал Грегори, – но не парней.
   Джефри отвернулся, пыхтя от злости.
   Единорог лег на траву, подогнув под себя ноги.
   Корделия удивленно поглядела на него. Затем улыбка озарила ее лицо, и она очень осторожно наклонилась и улеглась единорогу на спину.
   – Ну вот, теперь ты испугаешь его! – зашипел Джефри, но Корделия медленно повернулась и по-женски, боком, уселась на единороге верхом.
   Магнус замер в напряжении.
   – Корделия! Умоляю, сойди с него! Я чувствую опасность!
   – Ага! – фыркнула она. – Ты просто завидуешь!
   – Нет! – возразил Магнус. – Не в этом дело! Я...
   Единорог плавно поднялся, словно всплыл с земли. От восхищения у Корделии перехватило дух.
   – Ну и вредина же ты, Корделия! – не выдержал Джефри. – Вредная, гадкая и противная, да! К тому же настоящая эгоистка!
   – Единорог сам решил, – ответила Корделия. – Я же не виновата, что ты ему не показался?
   – Корделия, прошу тебя! – Магнус был встревожен не на шутку. – Ты понимаешь, куда он может тебя увезти?
   – Куда захочет, – фыркнула Корделия, и действительно – единорог повернулся к лесу.
   Крики разбудили Пака и эльф вышел наружу, протирая глаз и ворча:
   – Что за шум, а драки нет?
   – Чудовище похищает нашу сестру! – взвыл Магнус.
   Единорог затрусил прочь. Пак посмотрел ему вслед.
   – Чудовище? Какое?
   – Да вот же! – завопил Джефри и бросился следом. – Эй, однорогий вор! Отдай нашу сестру!
   – Нет, Джефри! Лучше полетим! – и Магнус взмыл в воздух.
   Джефри недоуменно посмотрел на него. Затем ухмыльнулся и тоже подлетел на десять футов вверх.
   – Что это со мной, братец? Я и забыл!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное