Ант Скаландис.

Пиявки от дурости

(страница 1 из 2)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Ант Скаландис
|
|  Сергей Сидоров
|
|  Пиявки от дурости
 -------


   Когда именно в Мышуйске появился врач с подобающей фамилией Знахарев, теперь вряд ли кто вспомнит. Да и так ли уж это важно в наше сумасшедшее время, тем более в таком городе, где далеко не каждый способен внятно объяснить, каким образом, по какой причине и с какой целью в здешние края приехал, да и приезжал ли вообще, может, просто родился тут. Никому как-то не приходит в голову разделять жителей на местных и пришлых, и нет такого понятия – коренной мышуец. У нас главное совсем другое: прижился ли человек, освоился ли, стал ли полезен людям.
   Зосипатор Евграфович Знахарев оказался очень полезен. То, что он действительно врач, ни у кого сомнений не вызывало, хотя ни дипломов, ни верительных грамот, ни других подтверждающих образование документов горожане у него отродясь не видели. Однако вот сказал человек, что он врач – и все, нет вопросов. А он так и сказал: «Я – врач-пиявкотерапевт». Собственно, кому он это сказал, тоже неизвестно, давно было дело, очень давно. И рассказывают о Знахареве всякое. Могут вам и полную нелепицу поведать, например, что Зосипатор Евграфович и не человек вовсе, а пиявка, точнее пияв, а потому питается исключительно кровью детей в возрасте от четырех месяцев до двух с половиной лет. Но это все чьи-то смешные выдумки, истинную же правду о Знахареве знает, наверно, только один человек – Клементий Виссарионович, главврач психиатрической больницы имени Вольфа Мессинга, поскольку в его личном сейфе хранится собственноручно сочиненная З.Е.Знахаревым «Ода пиявкам» со скромным подзаголовком «История одного врача». Написана ода отнюдь не стихами, так ведь и Гоголь свою знаменитую поэму прозой изложил. А уж чье творение поэтичнее, судить читателям. У знахаревской рукописи читателей до сих пор совсем не много было, но теперь, когда Клементий Виссарионович любезно предоставил фрагменты уникального текста для публикации в «Мышуйской правде», широкая публика, наконец-то, получит возможность узнать истину об одном из самых выдающихся жителей города.

 //-- «Ода пиявкам» --// 
   У любого, даже очень умного человека, обязательно есть какая-нибудь своя дурь. Савелий Кузькин, например, всю жизнь собирает спичечные коробки, не этикетки, а именно коробки, и не редкие, да экзотические, а все подряд, выпускаемые Жилохвостовским деревообрабатывающим комбинатом. Зиночка Разуваева, страдающая от рождения косоглазием, влюбляется в каждого встречного мужика не моложе тридцати и не старше шестидесяти. Дед Серафимыч в тихих заводях Мышуи ловит рыбу большим общепитовским половником. А я, если уж говорить обо мне, страшно люблю читать книги, но никому и никогда об этом не рассказываю.
   Мамка с папкой долго считали, что я вообще безграмотный, и лет до десяти читали мне вслух мою любимую книгу «Золотой ключик».
У меня там и персонаж любимый был – Дуремар. Скажете, несимпатичный, вредный? Ну и что? Главное, он был настоящим врачом. Я это сразу понял, А иначе, зачем бы ему таскать из пруда этих маленьких скользких лекарей – пиявок? Не для еды же. Я многим тогда про Дуремара рассказывал, про его талант, про его благородную миссию, но ребята только смеялись, и в итоге меня самого прозвали Дуремаром. А я и не обижался. Я просто пиявок очень любил и все мечтал наловить их целую трехлитровую банку. В наших краях эти загадочные твари – не редкость. Ведь поселок городского типа Нетопочи, расположен в болотистой низине, так что в ближайшей округе, помимо Мышуйки, еще целая прорва речушек и маленьких озер.
   Короче, лет шести, а то и раньше, я увидал свою первую в жизни пиявку. Помню, соседский парнишка года на три меня старше вылез из воды, да как завизжит – на ноге у него сидела блестящая жирная змея. Мы же не знали, как ее правильно назвать, а было в той пиявке, думаю, сантиметров двадцать. Родители заплаканного мальчишку домой увели вместе с пиявкой, так что конкретно ее судьба мне неизвестна. Но через несколько дней еще одному шалопаю впиявилась в коленку длинная черная тварь. Он ее сдуру оторвать решил – кровищи было! – ну, и пиявка сдохла, конечно. А мне почему-то не паренька, мне пиявку стало жаль. Но после того случая родители запретили малышам заходить в воду, запугивали страшными рассказами о смертельной опасности и прочей чепухой. Однако некоторые из нас, самые упрямые, все пытались изловить пиявок сачком. Тщетно.
   Таковы первые воспоминания.
   Потом прошло несколько лет. В школе я учился с трудом, мне было абсолютно неинтересно все, что там рассказывали. Я продолжал тайком читать книги, но почему-то свято верил: мне безразличны знания учителей, а им – мои. В общем, педагоги считали меня полным тупарем, тянули из класса в класс так, чтобы не портить показатели. А я все готовился огорошить их своей эрудицией, но вопрос – когда? Годы шли, а внутреннего сигнала «Пора!» все не было слышно.
   Думаете, я книги исключительно о пиявках читал? Ничего подобного. Я рано понял, что эти совершенно особенные кольчатые черви – своего рода вершина творения, так что для понимания их сути необходимо прочесть многие тысячи разных книг. А, слава Богу, библиотека у нас дома была отличная – лучшая, наверно, библиотека в Нетопочах, а то и во всем Мышуйском районе. И конечно, главной моей мечтой оставалась встреча с живыми пиявками. Но вот беда: перестали они в наших краях водиться. Взрослые поговаривали, что всё это из-за каких-то экспериментов на Большом Полигоне неподалеку от Мышуйска. Полигон называли еще объектом 0013 и частенько поминали командира тамошней части генерала Водоплюева. Ох, как люто я его ненавидел! А потом некий чудак рассказал мне, что в озере Бездонном развелись гигантские рогатые пиявки. Ну что за чушь! Никогда я в это не верил и не поверю. Не могут пиявки быть рогатыми. Я решил это всем доказать и стал ходить купаться именно на Бездонное. От дома подальше, да и берег – так себе, вход в воду не самый удачный, но все же и там собиралась своя компания.
   Короче, полез я как-то в озеро в самом таком месте, где лазить не советовали. Глубоко зашел, но вдруг стало еще глубже. Неужели и впрямь бездна? Я оступился да и ушел под воду на добрых полтора метра. Над головой – муть, солнца не видно, вокруг будто туман клубится, где верх, где низ – не понять. Пока я барахтался, пока выныривал, чуть не захлебнулся. Потом выбрался все же на берег, отдышался и, рискуя выглядеть законченным идиотом, тщательно осмотрел себя в надежде найти хоть одну пиявку. Нет, нигде ни следа, заглянул даже в трусы – но и там не было! Расстроился ужасно: опять не везет дураку. Однако тут ребятня соседская вкруг меня собралась, и гляжу, показывают на что-то пальцами, хохочут. Я ничего понять не могу, таращусь на них в ответ и улыбаюсь, как полный урод.
   А должен заметить, летом я всегда носил прическу «полубокс», так что голова была практически лысой. И мне вдруг очень захотелось ее почесать. Тронул я затылок, а под рукой шевелится что-то. Честно скажу, даже не испугался, ощупал спокойно и понял: свершилось. Вот видите, и тут у меня не как у людей. Ведь нормальным гражданам пиявки в руки-ноги, в животы-ягодицы впиваются. А у меня кровососики мои голову облюбовали.
   Ну, я бегом домой, к зеркалу. Успел вовремя: ни одна пиявка еще не отвалилась. Долго я любовался картиной, достойной кисти лучших мастеров, Впрочем, сюжет традиционный – этакий Медуз-Горгон получился. Потом лапочки мои черненькие накушались, отпадать начали. А я баночку трехлитровую уже подготовил, колодезной чистейшей водицы набрал. Собралось их там аж тринадцать штук. Число-то какое знаковое! И это мне тоже понравилось.
   Ну, а мама испугалась, конечно, поначалу, когда я ей все рассказал, но потом пригляделась повнимательнее и успокоилась: главное жив, а в остальном – что с дебила возьмешь? Глупее вряд ли станет. Засунула меня на всякий случай в ванну, промыла голову, затем какими-то снадобьями намазала и велела ложиться спать. И вот что интересно, перед сном показалось мне, будто в голове пусто-пусто, но не как у дурака, а как у человека, пережившего страшную болезнь, измученного ею, но теперь уже не боящегося ничего, потому что всё позади, и мир вдруг делается прозрачным и ярким, как весной, когда смотришь на улицу через только что вымытое стекло… И что все это значило? Я не успел понять – усталость навалилась, уснул. А наутро…

   Едва пробудившись, я ни с того ни с сего прочитал вслух огромный кусок из поэмы «Кому на Руси жить хорошо», и не просто так, а в образе. Пока умывался, вспомнил всю таблицу Менделеева и тут же маминой губной помадой ее на зеркале воспроизвел. Хотел даже атомные веса у каждого элемента написать, но помада уж больно жирно пишет – цифры в клеточку не помещались. В общем, уравнение Шрёдингера я уже над ванной по кафелю рисовал. А проиллюстрировать его мне почему-то захотелось эскизами раннего Микеланджело. Потом я вышел к завтраку и на хорошем старофранцузском продекламировал фрагмент из заключительной речи Жанны д’Арк на суде. Черт, подумал я, а уж не на латыни ли произносила она все эти слова в реальной истории? На французский их кто-то позже перевел. Так знала Жанна латынь или не знала? И так меня это озадачило, что я, наконец, замолчал, впадая в некий ступор.
   Родители перепугались жутко. Сын-дурачок – это простая и всем понятная беда. А тут… Виданное ли дело: за одну ночь превратился не то что в вундеркинда – в ходячую энциклопедию. На время еды я сделал паузу, и родители, было, успокоились. Но потом вышел во двор и с легкостью выиграл восемь партий у собравшихся там местных шахматистов, за полминуты расщелкал сложнейший кроссворд в «Мышуйской правде» и, наконец, на спор перечислил все клубы албанского чемпионата по футболу по просьбе нашей дворовой команды во главе с конопатым Витюхой Пяткиным (он, конечно, по газете проверял), за что, собственно, чуть не был избит, но вовремя изобразив несколько кат классического карате, охладил неумеренный пыл оскорбленных в лучших чувствах футбольных знатоков.
   К вечеру мой запал немного иссяк. Помню, что апофеозом стал сравнительный анализ философских воззрений Герберта Маркузе и Сёрена Кьеркегора, который я безжалостно учинил за ужином. После чего на меня вновь стала наваливаться усталость, сознание помутнело. Хорошо, что мозг перед полным забытьем дал команду организму взять пиявок и высадить их на голову. Выполнив такую процедуру (тайком от родителей), я обессиленный упал на постель, а изголодавшиеся кровососы всю ночь пиршествовали.
   Родители на следующий же день предприняли экстренные меры по моему «излечению», то есть приведению в прежнее тихушное состояние. Ну, спокойнее им было со мной тупым, нежели чем с эрудитом. Меж тем участковый врач, которого они вызвали, констатировал железное здоровье ребенка и свою полную несостоятельность как медика, поскольку моя мини-лекция об основных открытиях Ильи Мечникова в свете «Канона врачебной науки» Авиценны открыла ему глаза на лечебный процесс, и несчастному доктору ничего не оставалось, кроме как переквалифицироваться в ветеринары. Мне же он предрек будущее настоящего целителя, потенциально способного излечить весь мир.
   Собственно я уже и сам догадался, что, имея на руках чертову дюжину своих медсестричек-пиявок, смогу избавить человечество от величайшего зла, имя которому дурость. Ведь кто же, если не они, вытянули из моей башки все дурацкие мысли, так долго мешавшие раскрываться всем талантам. Между прочим, это еще Будда утверждал, что каждый человек на Земле обладает его мудростью, мудростью пророка Гаутамы, и только груз суетных мыслей мешает людям понять истину. «Груз суетных мыслей» – во какой изящный эвфемизм придумал наследный принц царства Шакьев! Любил он красивые фразы. А я, ребята, говорю вам по-простому: дурость, только дурость мешает. Но я, Зосипатор Знахарев, нашел средство от этой дурости, и теперь никому не надо семь недель куковать под деревом бо в позе лотоса – достаточно высадить на голову моих замечательных пиявок.
   Признаюсь честно, в последующие годы еще не раз и не два пытался я ловить волшебных кровососов в Бездонном озере, но все было втуне, видно, популяция прекратила свое существование. И размножаться в неволе красавицы мои отказывались. Но я уже понял почему. Эти животные следовали совету Артура Шопенгауэра: они решили не производить на свет потомство за потомством, а предпочли сами жить вечно. Пиявки оказались бессмертными. Подпитываясь человеческой дурью, эти животные полностью восстанавливали утраченные жизненные силы. Вот какой получался симбиоз. Но, конечно, одной моей крови им было недостаточно. Тогда я и начал приобщать к экспериментам друзей и знакомых, с любовью отбирая таких, которые шевелили собственными мозгами исключительно во время их сотрясения. Однако об этом чуть позже.
   Все вокруг на удивление быстро привыкли, что Зосик Знахарев теперь не полудурок, а наоборот, очень умный парень. Школу я закончил с золотой медалью и рекомендациями в любой университет мира. Но до того ли мне было? Я уже выбрал свой путь. Что может быть благороднее целительства? И на этом пути мне требовались не знания, которых и так уже было выше крыши, а исключительно практика, клиническая практика. Поэтому я сразу и отправился в народ. А тем более, скажу по секрету, первые опыты провел еще в школе. Об этом мало кто знал, ведь конфиденциальность лечения – мой золотой принцип. Дурость – вещь очень интимная. Не всякий о ней распространяться захочет. Поведаю вам о двух случаях.
   Гошка Долбанов из соседнего подъезда был заядлым курильщиком, начал еще в пятом классе, чтобы взрослым казаться. А к девятому вредная привычка стала его тяготить, спортом мешала заниматься, однако бросить парень уже не мог. Я сразу понял, что это типичная дурь, и предложил пиявок. Гошка в успех не верил, да и боялся, конечно, но потом рискнул – и все как рукой сняло, до сих пор не то что дыма не переносит, ему на сигареты смотреть противно.
   Вторая история была еще интереснее. Уже в десятом классе Маруся Уточкина страдала от неразделенной любви к хулигану и двоечнику Фалолею Козлоухину, в то время как за ней изо всех сил ухлестывал отличник, умник, спортсмен и сын партсекретаря Онисим Ряшкин. Разум Марусин, конечно, отдавал предпочтение Ряшкину, она и дружбу водила с ним, но сердце девушки оставалось с отвратительным Фалолеем, от которого, кроме гадостей, ничего нельзя было дождаться. Оторвыш Фал просто издевался над Марусей, как только мог. Она уж и к бабкам ходила за отворотным зельем, и даже снотворные таблетки вознамерилась глотать в товарных количествах. Тут-то и появился я. Слепая любовь к человеку типа Козлоухина – это, вне всяких сомнений, дурость, так что пиявки мои высосали ее с радостью за один сеанс. Угадайте с трех раз, чем это кончилось. Уже угадали? Правильно. Избранником Маруси Уточкиной стал вовсе не Онисим Ряшкин, а я. Но… ненадолго. Долго меня ни одна женщина не выдерживала. Так и живу до сих пор холостой, но это уже совсем другая история. А я вам о пиявках рассказываю и о своей благородной миссии.
   В Нетопочах, понятное дело, могучему таланту целительскому очень скоро сделалось тесно, и направил я стопы свои в райцентр, то есть в Мышуйск. К тому времени, когда я в городе частный кабинет открыл, зарегистрировавшись официально как врач-пиявкотерапевт, уже вся округа шумела о потрясающем чудодее Евграфыче, и от клиентов у меня отбоя не было. Разумеется, и денежки потекли. Однако брал я скромно, не корысти ради работал, а во имя высокой цели, малоимущим и вовсе бесплатно помогал. И так продолжалось много лет, пока амбиции мои не вышли за пределы разумного, по мнению местной администрации. Но это я опять вперед забегаю. А ведь следует рассказать еще вот о чем.
   С первого раза пиявочки мои далеко не всех вылечивают. В зависимости от глубины и обширности конкретной человеческой дури определяю я норму прикладываний. Да и эффект в итоге у всех разный получается.
   Был, например, почти анекдотический случай. Наведался ко мне пожарный прапорщик – адъютант начальника горпожнадзора и передал просьбу своего шефа – главного мышуйского «огнетушителя» полковника Заливайки – избавить того от мучившей постоянно мигрени. До сих пор ни один эскулап с задачей этой не справился. Ну, взял я своих милашек, да и прибыл к Заливайке. Оценил поле деятельности для пиявок, то бишь площадь плешины пожарного, и высадил семь штук, опыт подсказывал, что должно хватить. Обычно сеанс завершался часа за полтора-два, а тут что-то не так пошло. Во-первых, пиявушки мои почти сразу словно окаменели, во-вторых, даже через четыре часа ни одна из них еще не отвалилась, в-третьих, сам Заливайко никак на их присутствие не реагировал.
   Короче, пришлось мне еще в течение двух часов разными ухищрениями – уговорами да приманками – снимать своих помощниц с полковничьей лысины. Уж как я переволновался, одному Парацельсу известно, но – ничего, в итоге всех семерых уберег. Вот только сильно отравились они на голове Заливайки, долго потом в себя приходили, некоторое время я даже боялся к другим головам их прикладывать. А полковник… ну, что полковник, продолжает руководить пожаротушением, правда, с меньшим энтузиазмом, даже, говорят, с некоторой ленцой. Однако мне грамоту выписал – за оказание экстренной медицинской помощи доблестной пожарной службе. На мигрень-то Заливайко больше не жалуется. Правда, подчиненные на него жалуются, потому что полковник исключительно стихами стал разговаривать, а простых солдат и офицеров это несколько утомляет. Что ж, ничего не поделаешь, моя методика вызывает некоторые побочные эффекты. А с другой стороны, все объяснимо: видать, заразная для многих мальчишек мечта стать героем-пожарным подавила в свое время в юном Заливайке поэтический дар, и была это форменная дурь.
   В общем, помимо благодарных сограждан, накапливались у меня потихонечку и враги, например те, которые о своей утраченной дурости с огромной тоскою вспоминают. Или другие, бестолковые, к кому дурь обратно возвращалась, а они больше лечиться не хотели, вместо этого распространяли слухи, мол, Евграфыч-то наш – шарлатан. А ведь у любого человека мозг имеет обыкновение периодически зашлаковываться, в том числе и у меня самого. Да, да, время от времени я выпускал пиявушек и на свою теперь уже естественную лысину. Без этого работать не мог.
   И еще проблемка возникла. Тринадцать особей – команда неплохая, но, конечно, на весь Мышуйск маловато будет. После больших нагрузок им иногда и отдыхать требовалось по несколько дней. Отсюда тоже обиды всякие у народа пошли. А как увеличить поголовье бесценных тварей, придумать не удавалось. Надо было, конечно, изучить феномен всерьез, объединить усилия с ведущими биологами, психологами, нейрохирургами. Но где ж их было взять в нашем маленьком городке?
   Вот и надумал я отправиться в Москву. Городские власти этого шага не одобрили, в мэрии, в департаменте здравоохранения, командировку выписать отказались и даже мягко так, но настойчиво не советовали никуда ехать. Но я уже закусил удила. Обойдусь без всякой поддержки! Зря я, что ли, деньги зарабатывал?
   А поезда из нашей глуши ходили на запад нерегулярно, с самолетами в тот момент и вовсе сложности были: то ли размыло полосу в Бусыгино-1, то ли опять керосину не завезли. Короче, отправился я пешком – не привыкать. Мне бы хоть до какого города дойти, а оттуда на перекладных, на попутках – доберусь до столицы. Но получилось странно: по какой бы дороге я не выходил из Мышуйска, даже если и вовсе без дороги шагал лесом или лугами, попадал в итоге на широкое новое шоссе, построенное солдатами спецчасти Водоплюева и ведущее аккурат в тот район, где расположена у нас хорошо известная всем психбольница имени Вольфа Мессинга. Очень странно. Восемь попыток я совершил, прежде чем догадался: это – знак.
   А тут еще добрый человек в белом халате, куривший на ступенях центрального входа и мигом узнавший во мне знаменитого лекаря, высказал любопытную мысль. Мол, именно здесь, у Вольфика – небывалый простор откроется и для моих кровососущих друзей, и для научных исследований, ведь самые светлые головы Мышуйска как раз под этой крышей и собрались. В тот момент я как-то не задумался, о каких конкретно головах судачил встреченный мною врач и был ли он вообще врачом. Я загорелся новой идеей и двинулся прямиком к главному на прием, ну, то есть на переговоры.
   А Клементий Виссарионович, естественно, не мог не знать о моих успехах. И он, мерзавец, вмиг сообразил, чем обернется вторжение моих пиявок в его серьезный научно-лечебный процесс. Элементарно: через год-другой некого будет наблюдать и таблетками пичкать, потому как содержать за высоким забором толпу потенциальных нобелевских лауреатов – это просто безнравственно. И вот, поднаторевший в общении с самыми разными персонажами, от эксцентричных до полностью неадекватных, главврач обставил дело так, что за каких-нибудь полчаса я из благополучно практикующего пиявкотерапевта превратился в пациента психиатрической лечебницы, а мои скользкие подружки перекочевали в собственность дальновидного эскулапа. Справедливости ради скажу, что для всех окружающих операция эта прошла незаметно. Больница подписала со мной договор о сотрудничестве, зачислив Знахарева З.Е. в штат, с предоставлением жилья и содержания. Да, собственно, меня и запирать не стали – по двум причинам сразу.
   Во-первых, без своих пиявочек и их профилактического воздействия я через пару месяцев превратился бы в растение, отличающееся от лопуха и крапивы разве что неспособностью к фотосинтезу. Комплексное обследование показало, что я уже доигрался до полного привыкания по типу наркотической зависимости. И куда ж мне теперь было деться?
   А во-вторых, они собрали солидный консилиум и поставили мне диагноз: «Маниакально-депрессивный психоз на почве развившейся вялотекущей шизофрении. Особое примечание: склонен к несанкционированному лечению людей без гарантированного результата с использованием клинически неопробированного материала». В общем, вздумай я заартачиться, только начни права качать, и уже на вполне законных основаниях загремел бы в «палату № 6». А так эта грозная бумажка лежит в сейфе у Виссарионыча без движения вместе с рукописью, которую вы читаете, и которую я имел возможность написать в свободное от работы (или лечения?) время.
   Вот так, и не осуждайте меня за то, что я столь быстро и легко примирился с нынешней участью. Мне здесь и впрямь хорошо: кормят, поят, дают работать, пиявочек-подружек строго по мере надобности к голове допускают. Грех жаловаться. Да и куда? Если сам городской голова Никодим Поросеночкин раз в неделю у главврача процедуры проходит всякие, в том числе и пиявочные.
   Так что, будете в Мышуйске, заходите.
   Интересно, для кого я последнюю фразу написал? Давно же и всем известно, что из Мышуйска ни одна собака не выйдет, ни один голубь почтовый не улетит. Ох, не иначе мозги опять отказывают. Пора мне у Клементия Виссарионыча очередной сеансик пиявкотерапии выклянчить.
   На том разрешите откланяться. Здоровья всем и ума побольше.
   Искренне ваш
   Зосипатор Знахарев.

   На некоторое время в кабинете главврача повисла гнетущая тишина, и сделалось слышно, как злая осенняя муха с безнадежным жужжанием бьется головой о стекло. Форточка была распахнута настежь, но муха-дура ее не видела. Корреспонденту «Мышуйской правды» отчего-то стало жаль несчастное насекомое, и он чуть было не вскочил мухе на помощь. Но Клементий Виссарионович поднялся первым и нарушил молчание.
   – Вот вы и познакомились с этим удивительным документом, дорогой товарищ, – проговорил он, аккуратно собирая в стопочку пожелтевшие листы рукописи Знахарева и направляясь к сейфу. – С собою дать не могу.
   – Понятно, понятно, – кивнул корреспондент. – Да и к чему они мне? Вы же все от начала до конца вслух прочли, а у меня диктофончик включен.
   – Очень хорошо, – главврач уселся обратно в кресло и сдвинул очки на лоб. – Вы, конечно, публикуйте у себя в газете этот материал, но только с одним необходимым дополненьицем.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное