Симона Вилар.

Королева в придачу

(страница 9 из 46)

скачать книгу бесплатно

В воспоминаниях Брэндона Мэри оставалась неуклюжим, взбрыкивающим, тонконогим ребенком. За прошедшие годы она, конечно же, изменилась. И то, что она провела эти годы вдали от двора – четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать лет, – могло оказать на нее влияние. Что произошло с Мэри за это время? Она ведь всегда была своенравной и дерзкой. Брэндон вспомнил, какое насмешливое, злорадное, даже жестокое письмо прислала она Генриху по случаю кончины его первенца, пытаясь отомстить брату за его немилость. Глупо. Генрих тогда пришел в ярость, и Брэндон, понимая его, тоже сердился на принцессу. Спрашивается, чего она добилась? Генрих уже собирался вернуть ее ко двору, а в итоге сказал, что знать ее не желает, и больше не упоминал о ней. Даже когда Катерина начинала просить его о снисхождении к принцессе, Генрих холодно обрывал ее на полуслове. Однако он помнил о ней, ведь она была его сестрой и английской принцессой. Генрих выделил из казны значительную сумму – три тысячи фунтов – на ее содержание. Сумму, которую они с Вулси присвоили себе… Да, для Брэндона уладить это дело было едва ли не самой трудной задачей, однако он надеялся, что прежняя симпатия, связывавшая его с принцессой, поможет ему. К тому же он опытный интриган, а она наверняка стала провинциальной леди, так что ему не составит особого труда обвести ее вокруг пальца. И все же… Все эти слухи о том, что принцесса очень умна, что ведет собственные дела, весьма неплохо справляясь с ними… И эти вести о ее необычайной красоте. С одной стороны, статус особы королевской крови моментально превращает женщину в ослепительное создание, но, с другой, Мэри и ребенком была столь очаровательна, что его ничуть не удивило бы, если бы слухи оказались верными.

Неожиданно Брэндон ощутил интерес, почти любопытство, а с ним и нетерпение. Да, ему надо поспешить, чтобы поскорее выполнить поручение, а заодно и вновь познакомиться с загадочной опальной принцессой. И завтра он выедет как можно раньше… Хотя и не так скоро. Ведь ему еще предстоит встретиться с детьми.


Погода, которая поначалу благоприятствовала путникам, вскоре испортилась. Непроглядные туманы застилали все вокруг, вызывая лихорадку, несколько человек из свиты слегло, и они вынуждены были по пути оставить их. К тому же помощник Брэндона, Томас Болейн, оказался хитрее, чем о нем думали, и уже на следующее утро после возвращения Чарльза из Стилнэса попросил позволения съездить в свой замок в Кенте, куда недавно прибыла из Нидерландов его старшая дочь Мэри Болейн.

– Мне очень хочется увидеть ее, – объяснил сэр Томас, не сводя с Брэндона темных, выразительных глаз. – Вы ведь понимаете, сэр, каково это скучать по дочерям. Я встретился бы с моей Мэри и даже привез бы ее с собой. Я ведь примкну к вам при первой же возможности, а так как моя дочь сейчас не у дел, а для ее высочества надо будет составить свиту, то моя Мэри вполне может войти в окружение Мэри Английской.

Таким образом он убивал сразу двух зайцев: устраивал положение дочери и получал своего человека при сестре короля.

Брэндон не мог отказать ему, после того как сам в первый же день пренебрег своими обязанностями и покинул обоз.

Да, Брэндон не мог отказать Томасу, хотя понимал, что отныне все тяготы пути лягут на него одного, так как Гарри Гилфорд был не тем человеком, на которого можно положиться. Гилфорд больше жаловался, чем помогал, а тут еще Брэндону приходилось во время движения обращать внимание на места, где им следует делать остановки на обратном пути, дабы ее высочество не испытывала никаких неудобств. В Саффолкшир обоз прибыл лишь в первых числах апреля. Небо вновь сияло голубизной и, когда путники увидели за лесом зубчатые башни Хогли-Кастла, они показались им приветливыми и светлыми.

– Наконец-то я смогу встретиться с матушкой! – гарцуя на коне, воскликнул молодой Гарри Гилфорд.

Брэндон улыбнулся, заметив, какими глазами глядит Гарри на дорогу, как сдерживает нетерпение.

– Вы позволите, сэр?

Брэндон едва успел натянуть поводья своего гнедого, когда тот чуть не сорвался с места вслед за лошадью рванувшего вперед Гарри. Неожиданно Чарльз сам ощутил нетерпение. Он досадливо выругался, глядя, как его люди суетятся вокруг застрявшего в ложбине фургона, из которого, чертыхаясь, вылезали женщины, сразу погружаясь по щиколотку в грязь. Чтобы облегчить работу лошадям, слуги стали вынимать из фургона сундуки. Брэндон с раздражением подумал, что слуги провозятся здесь не менее часа, а ведь они почти приехали.

И Брэндон решился.

– Льюис, Оливер, Джон! Думаю, вы управитесь здесь и без меня. Поторапливайтесь!

И, опустив поводья и пришпорив коня, помчался вслед за молодым Гилфордом.

Ворота в замок были открыты, мост опущен. Копыта гнедого зацокали по брусчатке, когда Брэндон въезжал под темную арку ворот. Двое охранников хотели было остановить его, но он помахал у них перед носом свитком с королевской печатью, и они, поклонившись, поспешили принять у него коня.

Брэндон огляделся. Здесь было удивительно тихо, все вокруг словно вымерло: только слышался перезвон железа в кузне да ворковали, клюя рассыпанный ячмень, голуби посреди двора. Потом Брэндон увидел Мег Гилфорд, обнимающую сына возле одной из хозяйственных построек.

Брэндон не стал мешать их встрече, тихо прошел внутрь. В холле никого не было. Брэндон огляделся. Уютно, по-сельски просто, но уютно. И тут Чарльз увидел гобелен напротив двери и даже присвистнул от удивления. Двор Маргариты Австрийской, купание мисс Попинкорт, король Генрих, да и он сам в свите его величества. Дорогое бархатистое шитье, жемчужная кайма, золотые нити. Неслыханная роскошь, а главное, как этот гобелен оказался здесь?

Он не успел додумать до конца, когда на галерее наверху распахнулась дверь и оттуда появилась смеющаяся парочка. Девушка в пестром оранжевом платье убегала от молодого нарядного юноши, но, увидев стоящего в центре зала мужчину в высоких сапогах, широкой накидке и берете с пером, замерла.

– Брэндон! – воскликнула девушка.

Он тоже узнал даму, изображенную на гобелене, и, улыбаясь, пошел к ней.

– Мисс Джейн! Какая неожиданная и приятная встреча. А мы-то с Генрихом… с его величеством терялись в догадках, куда делась наша фландрская чаровница? – Лукаво усмехаясь, Брэндон поцеловал ей руку.

Джейн выглядела растерянной, она оглянулась на своего спутника, словно извиняясь. Но манеры ее были безупречны, когда она представила их друг другу.

– Сэр Чарльз Брэндон, шталмейстер двора его величества. Мистер Боб… Роберт Пейкок.

И вдруг спросила:

– Почему именно вас прислали к ее высочеству?

Брэндон с деланной наивностью моргнул ресницами, но улыбка его была насмешливой.

– Вы имеете что-то против моей кандидатуры? Раньше вы были куда любезней со мной, милая Джейн.

Фрейлина, похоже, смутилась.

– Да, я понимаю. Выбор короля не обсуждают. Вы прибыли за Мэри Тюдор?

– Где все? – ответил вопросом на вопрос Чарльз.

– Они пошли к мельнице. Там очень поднялась вода в реке от таяния снегов и…

– И ее высочество там? Что, вот так просто поехала поглядеть на это местное диво?

Джейн чуть улыбнулась.

– Мы живем в глуши, сэр. Здесь иные обычаи.

И тут вмешался этот щеголь Боб. Он сказал, что Мэри Тюдор (Брэндона шокировала подобная фамильярность) вместе со всеми отправилась на реку Гиппинг. Прибыл его отец, Джон Пейкок (тон юноши явно говорил о том, что гость, очевидно, приехал из глуши, раз не знает, кто его отец), и они вместе с принцессой поехали смотреть, как обстоят дела на мельнице. Ведь это очень важно! Вода в реке поднялась высоко, и, если она прорвет дамбу, может быть наводнение, тогда все мануфактуры и ткацкая фабрика в низине окажутся затопленными, а это сулит большие убытки.

Юноша говорил спокойно и с достоинством, но Чарльза это почему-то рассердило. Возможно, он ожидал от этого провинциала большего почтения к своей важной персоне, а возможно, его задевал колючий блеск в глазах этого кудрявого мальчишки – тот явно понял, что приезжего и его милашку Джейн что-то связывало. Но Брэндон живо сбил с него спесь, велев проводить себя.

Оставив Гарри в замке встречать обоз, он вместе с Бобом поскакал к реке. Брэндону показалось, что юноша намеренно вел его по самой грязной дороге, и, когда они наконец услышали шум водяного колеса мельницы и голоса, Брэндон был заляпан грязью до самого берета. Однако столпившиеся над обрывом люди сразу увидели в нем знатного господина – они поглядели на него с любопытством, но потом их внимание вновь привлекла река. Брэндон спешился, едва кивнув, когда Боб представил ему солидного мужчину, своего отца, который сразу стал пояснять:

– Мы не ожидали столь бурного таяния снегов, не ждали, что все эти сугробы сойдут меньше чем за неделю! Вода в реке теперь поднялась гораздо выше обычного уровня, видите, как несется, а ведь, как правило, Гиппинг тиха, как ягненок. Но сейчас мы опасаемся, как бы ее напор не снес дамбу, расположенную выше по течению. Мы, конечно, открыли все шлюзы на всю высоту, чтобы вода проходила как можно скорее… Но если дамба рухнет и мельничное колесо не сможет вращаться с такой бешеной скоростью…

В его голосе чувствовалось волнение. Брэндон невольно склонился над обрывом, глядя туда, где большое мельничное колесо, потемневшее от воды и позеленевшее от водорослей, вращалось с неимоверной скоростью, вздымая ослепительно белую пену… Угрожающая картина. Даже вид хлопьев пены был зловещим, вода дальше колеса была мутной и желтой, а звуки вращающегося с большой скоростью колеса – скрип, стоны, шум воды, создавали адскую какофонию.

– Это серьезно? – спросил он. – Я вижу людей с шестами у колеса.

– Они толкают шестами бревна и мусор, который несет река, ибо он может разрушить колесо.

– Но ведь это очень опасно, – понял наконец Брэндон.

– Иного выхода нет, – вздохнул торговец. – Однако эти люди и в самом деле очень рискуют. Здесь, наверху, мы в безопасности, вода вряд ли поднимется так высоко, но в низине… Если дамба рухнет, все вокруг будет затоплено…

– Где ее высочество? – вдруг встрепенулся Брэндон. Он оглядывался, ища среди столпившихся фигур сестру своего короля.

Молчание Джона Пейкока ему не понравилось.

– Где ее высочество, я спрашиваю!

– Ради Бога, не гневайтесь, сэр, – умоляюще сложил руки Пейкок. – Мы пытались отговорить ее. Но леди Мэри никогда никого не слушает. Вместе с Илайджей и Гэмфри она поскакала предупредить крестьян и работников мануфактур, чтобы они поскорее покинули эти места, ушли как можно дальше. Ее высочество считает себя ответственной за каждого. И… Господи, помилуй!.. Что они делают возле колеса? Им немедленно надо скакать прочь!

Брэндон взглянул туда, куда указывал торговец. Сначала он ничего не понял. Из зарослей появились трое молодых всадников на взмыленных конях и стали требовать убраться людей с шестами, расчищавших колесо. По-видимому, это было так, поскольку те бросили свою работу и побежали прочь. Всадники еще какое-то время кружили на месте.

– Боже, пусть они уезжают! Скорее! – крикнул едва ли не под самым ухом Брэндона Боб.

– Что происходит? – не понимал Чарльз. – Где принцесса?

Он вдруг осекся. Лошадь под одним из всадников, напуганная шумом и ревом воды, стала на дыбы, и, справляясь с ней, всадник потерял шляпу. И Брэндон увидел светловолосую девичью головку с двумя длинными косами. Мэри Тюдор, сестра его короля, рискующая жизнью ради каких-то простолюдинов!.. Немыслимо!

В этот миг все, кто стоял наверху, издали громкий крик, указывая куда-то. Среди всеобщего шума можно было различить лишь одно слово: «Дамба!»

Брэндон оглянулся и похолодел. От верховья реки в их сторону с невероятной скоростью приближался гигантский гребень волны, увенчанный желтой пеной. Он катился с шумом и неумолимостью, а внизу, как раз на его пути, находились всадники, и с ними – сестра короля!..

– Господи Иисусе! – взмолился Брэндон. Не зная зачем, он подбежал к самому краю обрыва.

– Скорее! – кричал он, видя, как трое всадников, пришпорив коней, помчались прочь.

Это было кошмарное зрелище. Потоки воды с громоподобным шумом налетели на колесо, раздался треск – и оно тотчас разлетелось, как будто было из соломы. Само добротное каменное здание мельницы заходило ходуном, с него снесло крышу. Далее вода с ревом ринулась дальше, затопляя низину, вырывая с корнем деревья, круша кустарники. А на противоположной стороне, привстав на стременах, припав к гривам лошадей, неслись три одинокие фигурки. И среди них одна – с длинными светлыми косами.

– Они успеют, успеют, – бормотал рядом Боб. – У них отличные кони, они обгонят паводок.

В какой-то миг казалось, что это удастся. Но тут вороная лошадь под девушкой споткнулась и стала падать.

– Нет! – закричал Брэндон.

Он бросился по глинистому скользкому откосу, на ходу срывая накидку и расстегивая пояс с мечом. Под ноги он не смотрел, неотрывно глядя туда, где рыжая волна накрыла пытающуюся встать девушку. Это был конец. Но вот первая волна схлынула, пошла дальше, и на мутных волнах он увидел голову принцессы, увидел, как она барахтается, пытаясь удержаться на плаву. Ее несло потоком, но она как-то умудрилась ухватиться за ветки попавшейся на пути осины. Дерево оказалось достаточно прочным, чтобы выдержать напор воды, оно гнулось, но не сломалось, выстояло, и принцесса смогла держаться за ветки. Пока…

Вода с ревом и шипением проносилась мимо, неся щепки, бревна, мусор. Брэндон, почти не понимая, что делает, рванул застежки ботфорта и сорвал его с ноги. Второй он снять не успел. Волна окатила ноги, и в следующий миг, втянув поглубже воздуха, он нырнул в рыжее мутное месиво.

Чарльз был сильным мужчиной и превосходным пловцом. И он понял, что у него есть только один шанс добраться до принцессы – постараться проплыть под водой как можно дольше. Но сделать это оказалось гораздо сложнее, чем он думал. Его крутило и вертело в ледяной воде, такой холодной, что казалось – она достигает самого сердца. Он упрямо греб, пока что-то не ударило его по плечу, перевернуло. С ужасом он стал осознавать, что потерял ориентацию и не знал, где в этом темном ледяном аду низ, а где верх. Воздуха не хватало… легкие разрывались… воздуха, глотка воздуха!

Какие-то бесконечные вихревые потоки подхватили его и вынесли на поверхность. Брэндон не понял, где он, только жадно хватал воздух. Мокрая одежда и тяжелый сапог стали тянуть его вниз, в этот мутный кошмар, и он начал отчаянно работать руками и ногами, пытаясь удержаться на поверхности. Оглянувшись, он увидел, как прямо на него несется бревно. Брэндона могло сбить и потащить дальше, если бы он не заметил его вовремя и не отклонился в сторону, одновременно навалившись на него – бревно удержало его, дало минутную передышку. Усилием воли он заставил себя определить место, где находится. И где же принцесса?

Бог, видимо, был на его стороне, ибо Брэндон оказался ближе к ней, чем думал поначалу. Даже слышал ее голос, когда она кричала, из последних сил цепляясь за ветви дерева. Краем глаза он увидел лодку, борющуюся с волнами и каких-то отчаянных смельчаков, стремящихся плыть против течения в их сторону, но в следующий момент он уже не думал о них. Они далеко, а он близко к ней! Бревно, которое могло бы погубить его минуту назад, сейчас несло его прямо к осине.

Пора.

Он бросил бревно и сильными гребками поплыл к ней, хотя руки и ноги деревенели от холода. Но силы еще оставались, и он сделал то, что задумал. Еще миг – и он уцепился за ветку рядом с Мэри. Как раз вовремя, ибо руки Мэри соскользнули с мокрых ветвей, и он в последний момент успел схватить ее одной рукой поперек туловища.

– Спокойно, девочка, спокойно, – сквозь сцепленные зубы шептал он ей куда-то в затылок.

И тут же задохнулся от боли, когда что-то тяжелое ударило его под водой. В глазах потемнело, он с силой сжал ветку и лишь через мгновение услышал стон Мэри – так сильно он сдавил ее тело. Чуть ослабив хватку и стараясь не думать о полученном ударе, Чарльз заговорил:

– Ветка не выдержит нас двоих, а ствол рядом. По моей команде попробуем доплыть до него. Ты ухватишься за ствол, там выше развилка, а я попытаюсь залезть на нее и втяну тебя. Ну, готова?

Он все еще видел только ее затылок. Принцесса кивнула. И почти одновременно с тем, как удерживавшая их ветка с треском отломилась, они что есть силы сделали несколько быстрых гребков.

Это был отчаянный момент, но у них получилось.

Чарльз успел одной рукой обхватить ствол, а другой подтянуть к себе принцессу. Ее руки сцепились вокруг дерева, и он наконец увидел ее лицо, глаза, расширенные от ужаса, почти ничего не понимающие…

– Держись, сейчас попробуем выбраться.

Это казалось невероятным, но каким-то сверхчеловеческим усилием ему удалось подтянуться на руках и добраться до развилки дерева. Потом Брэндон протянул Мэри руку и схватил за мокрое, скользкое запястье. В какой-то миг ему показалось, что сейчас рука Мэри выскользнет из его ладони, но девушка сама ухватилась за его кисть свободной рукой, и Брэндон, приложив все силы, втащил ее наверх.

Все! Сколько прошло времени? Брэндон наконец стал ощущать страшный холод и почувствовал, как дрожит рядом принцесса, стучат ее зубы. Она пошевелилась, чуть отстранившись от него.

– Чарльз?

Он тяжело открыл глаза. Совсем рядом Брэндон видел ее бледное лицо с прилипшими мокрыми прядями волос, огромные темно-серые глаза. Надо же, а он и не помнил их цвета, думал, что они у нее голубые, как у короля.

Но что-то смутило его. Этот взгляд, сияющий, полный оглушающего счастья и обожания взгляд!

– Ты… О Чарльз, как же я тебя ждала! И ты пришел, мой герой, мой рыцарь… Это лучшее, о чем я могла мечтать!

Ему казалось, что он бредит. Они только что чуть не погибли, их положение и теперь оставалось критическим, а она говорит эти безумные, лихорадочные слова. И – о, небо! – она смеется! Смеется радостно, с упоением, обнимает его. Конечно, он ее спас, но все же…

– Я так ждала тебя… – смеясь и плача одновременно, твердила она. – Я всегда знала, что ко мне приедешь именно ты!..

И вновь этот взгляд. Брэндон вдруг почувствовал, что не может глядеть ей в глаза, забормотал что-то о том, что король желает вернуть ее ко двору. Она почти не слушала, все повторяла, что ждала его… ждала… ждала. И слезы на ее щеках блестели, как алмазы.

Он отвернулся.

– Вода, кажется, немного схлынула. А вот и лодка. Этим молодцам все же удалось добраться до нас.

Слышала ли она его? Видя ее счастливую улыбку и восторженный взгляд, он был не уверен в этом. Лишь когда их снизу окликнули, принцесса наконец-то взяла себя в руки.

Брэндон помог ей спуститься, потом слез сам. В лодке сидели двое молодых парней. Один, заплаканный, с глуповатым смазливым лицом, сразу накинул на плечи принцессы теплый меховой плащ и обнял ее. Другой, худой и рыжеволосый, стал налегать на весла, прикрикнув на товарища и велев грести, смотрел на Брэндона.

– Вы сегодня сделали великое дело для Англии, сэр. Меня зовут Гэмфри Вингфильд, я ваш дальний родственник и горжусь честью быть одной крови с человеком, имя которого скоро прославится на всю Англию.

– Смотри лучше на воду, родственничек, – заметил Брэндон. – Иначе того и гляди, сведешь на нет все мои усилия.

Когда они наконец добрались до берега, их окружила толпа, люди кричали, шумели, едва не вынесли их на руках. Кто-то дал Брэндону теплый плащ, предложил вина, что было весьма кстати, ибо оно согрело нутро и даже развеселило.

В Хогли-Кастл они прибыли в сопровождении всей этой толпы. Леди Гилфорд уже была осведомлена о случившемся, она плакала, обнимая принцессу, потом упала в ноги Брэндону, пытаясь поцеловать ему руки.

– Сам Всевышний прислал вас к нам!

– Нет, миледи. Всего лишь король. И он хочет, чтобы я вернул его сестру ко двору.

– Да-да, конечно, – почти не слушая Брэндона, сквозь слезы бормотала матрона. – И почему, думаю, послали именно вас? А Мэри как знала, что это будете вы…

Наконец достойная леди опомнилась и уже деловым тоном сообщила, что прибывшая с Брэндоном свита устроена, сейчас его проводят в комнату отдохнуть. Сама же Гилфорд займется ее высочеством. И, обняв Мэри за плечи, она увела оглядывающуюся и улыбающуюся Брэндону девушку вверх по лестнице.

«А ведь малышка действительно стала прехорошенькой», – подумал с запоздалым удивлением Брэндон.


С Мэри он увиделся лишь ближе к вечеру, когда передохнул, поел и привел себя в порядок. Надевая чистую рубашку, Чарльз увидел огромный синяк на боку. Слава Богу, хоть ребра были целы.

– А ведь я мог и погибнуть сегодня, – заметил он слуге, помогавшему расправить буфы в прорезях его камзола.

– Но вы совершили подвиг, сэр, – улыбаясь, проговорил тот. – Его величество обязан вам спасением жизни сестры.

«А у меня появился повод выпросить у нее прощение за растрату или отвлечь от этой темы», – отметил про себя Брэндон.

Принцесса уже оправилась от потрясения. Она, словно на троне, восседала на низком табурете, прямая и грациозная, изящно уронив руки на пышные складки малиновой юбки. Вокруг стояли ее дамы: леди Гилфорд, Джейн Попинкорт, а также две новые, из прибывших – Нанетта Дакр и почтенная Люсинда Моубрей. Брэндон же глаз не мог отвести от Мэри. Да, эта девочка просто расцвела в глуши! Он с удивлением глядел на ее распущенные пышные волосы, придававшие ей романтический и просто волшебный вид, так выделяющий принцессу среди окруживших ее дам в строгих пятиугольных чепцах. На солнце ее волосы показались ему очень светлыми, сейчас же, в полумраке, приобрели золотисто-рыжеватый оттенок и волнистой массой обрамляли ее лицо, падая на плечи роскошными локонами. Лицо ее было необычайно привлекательным: изогнутые дугой брови и длинные ресницы казались особенно темными при столь светлых волосах и матово-белой коже. Нос небольшой и тонкий, овал лица безупречный. Губы несколько полноваты, и, хотя она строго поджимала их, они были чарующе чувственны, на подбородке была прелестная ямочка. Обращала на себя внимание полная и красивая грудь Мэри при тонком стане. Манеры у нее были королевские, а посадка головы полна аристократического изящества.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное