Дэн Симмонс.

Лютая зима [Отмороженный]

(страница 2 из 24)

скачать книгу бесплатно

Курц кивнул.

Арлена снова стряхнула пепел с сигареты.

– Значит, сегодня или завтра вы выкроите время, чтобы помочь мне искать новый офис?

– Пожалуй, что нет, – ответил Курц.

– В таком случае вы намерены позволить мне самой выбрать место?

– Нет.

Арлена кивнула.

– Следовательно, мне нужно будет осмотреть несколько мест. А вы взглянете на них позже?

– Отлично, – одобрил Курц.

– И вы не станете возражать, если я займусь поисками в рабочее время?

Курц уставился на свою бывшую и нынешнюю секретаршу, разве что не выпучив глаза. Она вернулась к нему на работу предыдущей осенью, в тот же самый день, когда он вышел из тюрьмы. После почти двенадцатилетнего перерыва.

– Я когда-нибудь говорил вам о присутственных часах или о том, как вам следует организовывать рабочее время? – осведомился он, когда к нему наконец-то вернулся дар речи. – Вы можете войти в систему и разобраться со всем этим влюбленным барахлом в течение каких-нибудь десяти минут, а больше мне ничего не требуется. А остальную часть дня используйте, как считаете нужным.

– Угу, – буркнула Арлена, договорив все остальное взглядом. Последнее время бизнес по розыску влюбленных требовал по десять-двенадцать часов в будние дни, занимал большинство суббот и отдельные воскресенья. Она погасила сигарету и тут же достала другую, но не стала закуривать.

– Что нам еще нужно? – спросил Курц.

– Тридцать пять тысяч долларов, – ответила Арлена.

Курц отреагировал так, как поступал всегда, если сильно удивлялся: принял непроницаемый вид игрока в покер.

– На еще один сервер и кое-какие услуги по добыче данных, – пояснила Арлена.

– Я считал, что сервер и базы данных, которые мы уже завели, полностью обеспечат «Поиск возлюбленных» на пару ближайших лет.

– Действительно, обеспечат, – ответила Арлена. – Это нужно для «Свадебных колоколов».

– Каких еще «Свадебных колоколов»?

Арлена зажгла следующую сигарету медленно, глубоко затянулась, выпустила большой клуб дыма и лишь после этого заговорила:

– Этот поиск утраченной детской любви был вашей прекрасной находкой, Джо, и он приносит деньги, но теперь мы подходим к точке, за которой последует сокращение доходов.

– После четырех месяцев работы? – удивился Курц.

Арлена пошевелила пальцами с наманикюренными ногтями, изобразив немыслимо сложный жест.

– Что отличает нас от других поставщиков диалоговых школьно-любовных услуг? То, что вы разыскиваете некоторых из этих людей в буквальном смысле слова пешком и лично доставляете любовные письма.

– Ну да, – ответил Курц. – Ну и что? – Впрочем, уже в следующий момент он понял, что она имела в виду. – Вы хотите сказать, что весь рынок ограничивается пределами моего передвижения в районе западной части Нью-Йорка, севера Пенсильвании и Огайо. Мы смогли обработать лишь столько, и не больше, старых ежегодников средней школы, сколько их имелось в этом районе. А после этого мы превращаемся в очередное, одно из многих, диалоговое разыскное агентство.

Да, я предвидел такое, когда обдумывал эту идею в тюрьме, но рассчитывал, что она будет работать дольше четырех месяцев.

Арлена улыбнулась:

– Не волнуйтесь, Джо. Я вовсе не утверждаю, что мы можем исчерпать источники, имеющиеся в ежегодниках, или что у нас иссякнут клиенты в течение ближайших нескольких лет. Я только хочу сказать, что мы приближаемся к точке уменьшения рентабельности или, по крайней мере, вашей части, связанной с торговлей вразнос.

– Значит… Значит, «Свадебные колокола»… – протянул Курц.

– «Свадебные колокола», – кивнула Арлена.

– Я предполагаю, что это будет разновидностью диалогового обслуживания по планированию свадеб. Если только вы не собираетесь предложить это в качестве наградного бонуса для тех клиентов нашего «Поиска возлюбленных», которым удастся достичь полного успеха.

– О, это мы тоже можем сделать, – ответила Арлена, – но я представляю себе полномасштабную диалоговую службу планирования свадеб с электронным адресом «Свадебные колокола» точка com. В национальном масштабе. В наднациональном масштабе.

– В таком случае мне не придется разносить букетики, которые невесты прикалывают к корсажу, по штатам Эри и Пенсильвания, как я сейчас делаю с любовными письмами?

Арлена резко щелкнула по сигарете, стряхнув пепел.

– Вы вообще не обязаны в этом участвовать, Джо, если, конечно, сами не захотите. За исключением вложения стартового капитала, формального владения компанией… и поиска офиса для нее.

Финальную часть фразы Курц проигнорировал.

– Но почему тридцать пять тысяч? На эти деньги можно провести очень большой поиск.

Арлена взяла со своего стола папку с крупноформатными таблицами и множеством записей, положила ее на стол перед Курцем и стояла рядом, пока он ее перелистывал.

– Посудите сами, Джо, я только разочек зачерпнула из Интернета и загрузила все эти данные в таблицу «Эксел», примерно так, как это делают все существующие диалоговые свадебные службы. Но после этого я использовала часть нашего дохода, чтобы создать новую базу данных на «Оракл-81» и заплатила «Эргос бизнес интеллидженс», чтобы они начали собирать базу данных обо всех свадьбах, которые организовали другие самостоятельные работники или службы.

Она указала на некоторые колонки на таблице.

– Et voila![7]7
  Et voila – и вот (фр.).


[Закрыть]

Курц некоторое время приглядывался к таблицам и диаграммам, отыскивая закономерность. И в конце концов заметил ее.

– Для планирования достаточно элегантной свадьбы требуется двести семьдесят – триста дней, – сказал он. – Почти все данные оказываются в этом диапазоне. И что, об этом все знают?

Арлена помотала головой.

– Некоторые самостоятельные организаторы свадеб, но очень мало кто из диалоговых компаний свадебного обслуживания. Ведь закономерность обнаруживается лишь после того, как проанализируешь огромную массу данных.

– Но каким же образом ваши… наши… «Свадебные колокола» точкаcom сумеют подзаработать на этом? – спросил Курц.

Арлена разложила перед ним другие листы.

– С помощью инструмента, которым нас снабдил «Эргос», мы продолжаем анализировать этот период в двести семьдесят – триста дней и точно фиксируем, когда происходит каждый шаг всего этого действия.

– Какого действия? – спросил Курц. Арлена начала говорить примерно так же, как некоторые грабители банков, с которыми он был знаком. – Ведь свадьба – это всего лишь свадьба! Арендуйте зал, приоденьтесь получше, и все. Разве не так?

Арлена молча возвела глаза к небу, вернее, к низкому потолку. Выдохнув густой клуб дыма, она перенесла свою пепельницу на стол Курца и стряхнула в нее пепел.

– Видите вот эту точку, невдалеке от начала? Это невеста приступает к поиску платья.Каждой невесте приходится искать платье. Мы предлагаем контакты с проектировщиками одежды, швеями, даже с поставщиками копий моделей кутюрье.

– Но ведь «Свадебные колокола» не будут всего лишь местом переадресовки гиперсвязей, не так ли? – спросил Курц, слегка нахмурившись.

Арлена снова помотала головой и раздавила окурок в пепельнице.

– Ни в коей мере. Клиенты вначале сообщают нам о своих пожеланиях в самом общем виде, а мы предлагаем им самое полное обслуживание. Мы можем сделать все – абсолютно все. От рассылки приглашений до привлечения министра в качестве почетного гостя. Или же клиенты могут заказать, чтобы мы выполнили для них часть работы, а для всего остального только соединили бы их с нужными людьми. Так или иначе, мы делаем свои деньги.

Арлена зажгла еще одну сигарету и принялась быстро листать стопку бумаг. Отыскав 285-дневную диаграмму, она указала на жирную линию, проведенную в самом начале.

– Видите эту точку, Джо? В течение первого месяца клиенты должны выбрать место, в котором будет происходить бракосочетание и прием. Мы располагаем крупнейшей базой данных и обеспечиваем связь с ресторанами, гостиницами, заповедниками с их живописными видами, гавайскими курортами и даже церквами. Они высказывают нам свои пожелания, а мы подбираем соответствующие предложения и затем соединяем их с соответствующими сайтами.

Курц не мог сдержать улыбки.

– И получаем долю от каждого из этих мест… кроме, возможно, церквей.

– Ха! – воскликнула Арлена. – Свадьбы – это очень важные источники дохода для церквей и синагог. Им необходимы «Свадебные колокола» точка com, они сами будут стремиться к тому, чтобы поделиться с нами частью доходов. Там не потребуется никого уговаривать.

Курц кивнул и пролистал оставшиеся таблицы.

– Обращение к юристам по брачным вопросам. Место проведения медового месяца, рекомендации и предлагаемые скидки. Выбор лимузинов. Даже бронирование авиабилетов для родственников и самой молодой пары. Цветы. Подготовка и проведение торжественного обеда. Вы обеспечиваете всех местными источниками и веб-связями, а все платят «Свадебным колоколам» точка com. Отлично. – Он закрыл папку и пододвинул ее к секретарше. – Когда вам нужен стартовый капитал?

– Сегодня четверг, – сказала Арлена. – Хорошо бы в понедельник.

– Понял. Тридцать пять тысяч в понедельник. – Он сорвал с вешалки полупальто и засунул за ремень полуавтоматический пистолет. Оружие было относительно маленьким и легким: 40-дюймовый «СВ-99», то есть служебный самовзводный пистолет «вальтер П99», выпускавшийся по лицензии фирмой «Смит-Вессон». У Курца было десять патронов в заряженной обойме и еще десять в запасной, лежавшей в кармане. Учитывая то, что «СВ-99» стрелял 40-дюймовыми патронами «смит-вессон», а не более распространенными 9-миллиметровыми, Курц считал, что двадцати патронов должно хватить при почти любой ситуации.

– Вы появитесь в офисе до уик-энда? – спросила Арлена, когда Курц уже взялся за ручку двери.

– Вероятно, нет.

– Я смогу где-нибудь разыскать вас?

– В ближайший час, а то и два я, возможно, буду находиться по электронному адресу Пруно, – ответил Курц. – Позднее, вероятно, меня не удастся разыскать. Но я до уик-энда позвоню вам сюда, в офис.

– О, вы смело можете звонить сюда и в субботу, и в воскресенье, – заявила Арлена. – Я буду здесь.

Но Курц уже закрыл за собой дверь, так что заряд сарказма пропал впустую.

ГЛАВА 3

Курц любил зиму в Буффало, потому что жители Буффало знали, как жить зимой. На несколько дюймов снега – снега, который полностью парализовал бы какой-нибудь изнеженный городишко вроде Вашингтона или Нэшвилла, – в Буффало мало кто обращал внимание. Снегоочистители убирали заносы с проезжей части, тротуары с самого утра расчищались, а люди продолжали заниматься своими делами. Слой снега в фут толщиной жители Буффало замечали, но лишь столько времени, сколько требовалось лопате или снегоуборочной машине для того, чтобы перекидать его в десятифутовую кучу, где уже покоился ранее выпавший снег.

Но эта зима вела себя, как последняя сука. К первому января выпало больше снега, чем за две предыдущие зимы, вместе взятые, и к февралю даже видавший виды Буффало вынужден был закрыть несколько школ и прекратить кое-какие виды бизнеса, а с необъятных просторов озера Эри почти ежедневно продолжали налетать снежные бураны, сопровождавшиеся сильными морозами.

Курц даже представить себе не мог, каким образом Пруно и другим пьяницам, которые соглашались переждать в приюте разве что несколько самых суровых ночей, удавалось переживать подобные зимы.

Но то, как пережить зиму, было проблемой Пруно. А проблема Курца заключалась в том, как пережить несколько ближайших дней и недель.

«Зимняя резиденция» Пруно представляла собой лачугу из упаковочных ящиков, которую он вместе с Черным Папой соорудил под путепроводом шоссе, перекинутого через железнодорожные пути. Курц знал, что летом здесь собиралось пятьдесят или шестьдесят бездомных, устраивавших нечто наподобие лагеря Армии борцов за надбавку.[8]8
  Движение, в котором приняло участие 12 000 ветеранов Первой мировой войны, устроивших летом 1932 г. массовые беспорядки в Вашингтоне в попытке заставить конгресс США выделить деньги для выплаты по обязательствам, выданным в 1924 г.


[Закрыть]
Это поселение даже не было лишено своеобразной привлекательности. Но большинство любителей хорошей погоды давно перебралось в приюты или в южные штаты. Черный Папа, по известным лишь ему одному причинам, всем другим городам предпочитал Денвер. Поэтому теперь здесь оставалась почти полностью занесенная снегом лачуга Пруно.

Курц юзом съехал по крутому холму с проходившей поверху дороги и на первой передаче прополз через снежные заносы к лачуге. У нее не было даже настоящей двери – ее роль выполнял кусок проржавевшей рифленой жести, которым прикрывалась дыра в кривой стенке из кое-как сбитых между собой ящиков, – так что Курц постучал костяшками пальцев по железу и принялся ждать ответа. Ледяной ветер, налетавший сюда с озера Эри, обжигал его тело даже сквозь шерстяное полупальто. Постучав еще два или три раза, Курц услышал изнутри мучительный, раздирающий кашель и понял его как разрешение войти.

Пруно – Черный Папа когда-то обмолвился, что настоящее имя старика было Фредерик, – сидел, прислонившись к бетонной опоре моста, представлявшей собой заднюю стену жилища. В многочисленные дыры и щели забивался снег. В одну из них выходил присоединенный неведомо куда шнур от ноутбука; посередине лачуги возвышалась гора банок с жидким горючим «стерно», служившим и для отопления, и для приготовления пищи. Сам Пруно устроил себе нечто вроде кокона из тряпок и грязных газет, и его не сразу можно было заметить.

– Господи, – мягко проговорил Курц, – почему вы не идете в приют, старина?

Пруно снова закашлялся. Это, возможно, был смех.

– Я отказываюсь отдавать кесарю кесарево.

– Деньги? – задумчиво произнес Курц. – Но приюты не требуют денег. В это время года никого даже не заставляют работать. Не понимаю: что от вас могут потребовать отдать кесарю, кроме обморожения, которого вам удастся избежать?

– Почтение, – ответил Пруно. Он снова закашлялся и схаркнул. – Ну, что ж, Джозеф, перейдем к делу? Что вы хотели бы узнать об этой грозной госпоже Фарино?

– Прежде всего, – сказал Курц, – скажите, что вы хотите получить в обмен на информацию. В своем послании вы недвусмысленно упомянули, что попросите что-то взамен.

– Не совсем так, Джозеф. Я сказал, что взамен поставлю вам встречный вопрос. Уверяю вас, что с радостью дам вам информацию о Фарино без каких-либо условий.

– И все-таки, – настаивал Курц. – Что у вас за вопрос?

Пруно закашлялся на целую минуту и поплотнее завернулся в газеты и тряпки. От холодного ветра, свободно разгуливавшего по сделанной из разбитых ящиков лачуге, Курц уже начал дрожать, а ведь он был одет в толстое шерстяное полупальто.

– Я надеюсь, что вы не откажетесь встретиться с моим другом, – сказал Пруно. – В вашем профессиональном качестве.

– Каком же?

– Детектива.

Курц покачал головой:

– Вы же знаете, что я давно уже не частный детектив.

– Вы в прошлом году вели расследование для семейства Фарино, – напомнил Пруно. В хриплом голосе старика-наркомана все еще можно было угадать намек на бостонский акцент.

– Это было не расследованием, а самым настоящим мошенничеством, на которое я и сам попался, – ответил Курц.

– Тем не менее, Джозеф, я был бы вам весьма и весьма обязан, если бы вы согласились просто встретиться с моим другом. Вы можете сами сказать ему, что больше не занимаетесь детективным бизнесом.

Курц задумался:

– Как его зовут?

– Джон Веллингтон Фрирс.

– И в чем заключается его проблема?

– Я не знаю точно, Джозеф. Это его личное дело.

– Ладно, – сказал Курц, представив себе, как он дает консультацию еще одному пропойце. – Где я найду этого Джона Веллингтона Фрирса?

– Может быть, ему стоило бы прийти сегодня к вам в офис? Пожалуй, будет лучше, если мой друг сам явится к вам.

Курц подумал об Арлене и о том, что произошло, когда к ним в офис в прошлый раз явились посетители.

– Нет, – ответил он. – Сегодня вечером до самой полуночи я буду в баре «Блюз Франклин». Скажите ему, что мы встретимся там. Как я смогу его узнать?

– Он любит носить жилеты, – ответил Пруно. – А теперь об этом дельце с Анжелиной Фарино. Что вас интересует?

– Все, – сказал Курц.


Дональд Рафферти работал на главном почтамте на Уильям-стрит и предпочитал ходить на ленч в небольшой бар около Бродвей-маркет. Как супервайзер, Рафферти имел право на девяностоминутный перерыв. Впрочем, иногда ему приходилось обходиться без еды.

В этот день он вышел из бара и увидел, что к его «Хонде-Аккорд» 1998 года выпуска прислонился какой-то мужчина. Мужчина был белым – это первое, что заметил Рафферти, – и был одет в полупальто и шерстяную кепку. Лицо казалось смутно знакомым, но Рафферти никак не мог точно вспомнить, где и когда его видел. Он вынужден был признаться самому себе, что его ленч несколько подзатянулся, и не без волнения принялся искать в кармане ключи от автомобиля. Он остановился футах в двадцати от мужчины и подумал, не стоит ли ему вернуться в бар и там дождаться, пока незнакомец не уйдет.

– Эй, Донни, – вдруг проронил незнакомец. Рафферти всегда терпеть не мог своего уменьшительного имени и ненавидел такое обращение.

– Курц, – произнес Рафферти после долгой паузы. – Курц.

Курц кивнул.

– Я думал, что ты в тюрьме, говнюк, – пробурчал Рафферти.

– Не в данный момент, – заметил Курц.

Рафферти поморгал, словно рассчитывал отогнать видение.

– В другом штате тебя усадили бы на стул или вкатили бы хорошую дозу яда, – заявил он. – За убийство.

Курц улыбнулся.

– Непредумышленное убийство. – Он стоял, опираясь задом на капот «Хонды», но после этих слов выпрямился и сделал несколько шагов вперед.

Дональд Рафферти попятился, чуть не упав на льду, покрывавшем асфальт стоянки. Снова повалил снег.

– Какого хрена тебе нужно, Курц?

– Я хочу, чтобы ты ничего не пил в те дни, когда тебе понадобится куда-нибудь везти Рэйчел, – сказал Курц. Его голос звучал очень мягко, но притом очень настойчиво.

Несмотря на владевшую им нервозность, Рафферти рассмеялся.

– Рэйчел? Только не говори мне, что ты питаешь к Рэйчел какие-то гребаные чувства. За четырнадцать лет даже ни разу не прислал ребенку поганой фотокарточки.

– Двенадцать лет, – поправил Курц.

– Она моя, – заплетающимся языком произнес Рафферти. – Так признал суд. Это полностью законно. Я был мужем Саманты, бывшим мужем, и Саманта могла оставить ее только мне.

– Сэм не хотела, чтобы о Рэйчел заботился кто-либо, кроме нее самой, – возразил Курц, делая еще один шаг к Рафферти.

Рафферти отступил сразу на три шага к бару.

– Сэм не собиралась умирать, – сказал Курц.

Теперь Рафферти не мог упустить повода поглумиться.

– Она умерла из-за тебя, Курц. Тебя и своей сраной работы. – Он нащупал в кармане ключи и зажал их в кулаке так, чтобы они торчали между пальцами. Получилось нечто вроде кастета. К страху, овладевшему им в первый момент, теперь примешался гнев. Он знал, как разделаться с этим сукиным сыном.

– Ты пришел, чтобы устроить скандал, Курц?

Курц молчал, не отрывая пристального взгляда от лица Рафферти.

– Если ты хочешь скандала, – продолжал Рафферти; его голос с каждым словом делался все громче и тверже, – то я сообщу твоему надзирающему офицеру, что ты преследуешь меня, что ты угрожаешь мне, угрожаешь Рэйчел… двенадцать лет в Аттике, кто знает, какие грязные вкусы ты мог там приобрести.

Глаза Джо Курца сверкнули, и Рафферти торопливо отступил сразу на четыре шага и наконец-то оказался совсем рядом с дверью бара.

– Только дай мне самую поганую, крохотную зацепочку, Курц, и я отправлю тебя обратно в тюрьму так быстро, что ты…

– Если ты еще раз напьешься и повезешь куда-нибудь Рэйчел, – все тем же мягким тоном перебил его Курц, – тебе, Донни, придется плохо. – Он сделал еще шаг вперед, и Рафферти поспешно открыл дверь бара, готовый кинуться к стойке, где у бармена Карла, как ему было известно, лежал под прилавком обрез дробовика.

Но Курц даже не посмотрел еще раз на Дональда Рафферти. Он быстрым шагом прошел мимо него, направился по Бродвею и вскоре скрылся в густом снегопаде.

ГЛАВА 4

Курц сидел в дымном полутемном баре «Блюз Франклин», обдумывая полученную от Пруно информацию об Анжелине Фарино и все, что могло быть с этим связано. И еще он думал о том, что его провожали до «Блюз Франклин» двое детективов отдела по расследованию убийств, сидевших в автомобиле без опознавательных знаков полиции. И за последние недели это был далеко не первый случай, когда его «пасли».

«Блюз Франклин», расположенный на Франклин-стрит совсем рядом с «французской» кофейней «Rue Franklin», был вторым по возрасту из старейших блюзовых и джазовых ресторанчиков в Буффало. Там частенько впервые являлись публике многообещающие таланты, только начинающие свой путь к успеху, а потом, уже заняв твердое место в первых рядах, приходили сюда без шума и фанфар. Этим вечером играл местный джазовый пианист по имени K° Пайерс со своим квартетом. Заведение было полупустым и сонным, так что Курц спокойно устроился спиной к стене за своим обычным маленьким столиком, находившимся в самом дальнем от двери углу. Соседние столы пустовали. Время от времени к нему подходил хозяин, он же главный бармен, папаша Брюс Уолз, или его внучка Руби, чтобы перекинуться несколькими словами и справиться, не желает ли Курц еще пива. Он не желал. Курц приходил сюда, чтобы слушать музыку, а не для того, чтобы пить.

Курц не рассчитывал всерьез, что друг Пруно, мистер Джон Веллингтон Фрирс, на самом деле явится сюда. Пруно, похоже, знал всех до одного жителей Буффало – среди десятка с лишним уличных осведомителей, с которыми Курц работал в те времена, когда был частным детективом, Пруно являлся поистине бриллиантом, – но Курц сомневался в том, что хоть кто-нибудь из друзей Пруно может оказаться достаточно трезвым и презентабельным для того, чтобы посетить «Блюз Франклин».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное