Дэн Симмонс.

Круче некуда

(страница 4 из 29)

скачать книгу бесплатно

Он задержался в дверях. Непонятно, как среагирует она на все это – ранение в голову, пропитанная кровью повязка, лицо в виде лиловой маски, ссадина во всю левую скулу, налитые кровью, словно у демона, глаза.

– Эгей! – проронил он, проходя мимо своего захламленного стола к ее, находившемуся в безукоризненном порядке.

– Сам эгей! – откликнулась Арлин, продолжая барабанить по клавиатуре и вперившись взглядом в экран монитора. Из ее рта свисала сигарета „Мальборо“, приклеившаяся к губе, ее голову окутывали клубы дыма, медленно утекавшие в небольшое окно, закрытое сеткой и располагавшееся по соседству с большим, застекленным.

Курц оперся на край стола и прокашлялся.

Она прекратила избиение клавиатуры, стряхнула пепел с сигареты и посмотрела на него. Их разделяло меньше метра.

– Неплохо выглядишь, Джо. Начал сбрасывать вес?

Курц вздохнул.

– Гейл тебе звонила?

Гейл Ди Марко, невестка и подруга Арлин, работала в педиатрическом отделении окружного медицинского центра, в котором Курц еще пару часов назад лежал, прикованный наручниками к кровати.

– Естественно, звонила, – ответила Арлин. – Сейчас она работает только в дневную смену, из-за Рэйчел. Она увидела твое имя в списке вновь поступивших в восемь утра сегодня, когда пришла на работу. Когда она смогла выбрать время, чтобы тебя проведать, ты уже смылся.

Курц кивнул.

– Кроме того, копы уже были здесь с утра. Искали тебя.

Курц снял шляпу и почесал рану сквозь повязку.

– Кемпер?

– И женщина по фамилии Кинг.

Курц посмотрел на нее. Он расстался с Риджби до того, как он и Сэм открыли свое агентство и пригласили на работу Арлин. Сэм ничего не знала о Риджби. Значит, не знала и Арлин. Или знала?

Пол под ногами и стол вдруг качнулись, как лодка на большой волне. Курц судорожно вдохнул и заковылял к своему столу. Он плюхнулся на свой офисный стул несколько более неуклюже, чем рассчитывал, и бросил шляпу на пол. На внутренней ленте виднелась кровь.

Арлин одним тычком затушила сигарету, встала из-за стола и подошла к нему. Осторожно, одними кончиками пальцев она стала потихоньку разматывать повязку и отклеивать пластырь. Курц хотел было оттолкнуть ее в сторону, но руки не слушались, будто их снова сковали наручниками.

– Сиди спокойно, Джо.

Она начала аккуратно отдирать тампоны, пропитанные засохшей кровью. Курц закусил губу, но промолчал.

– Ох, Джо, – вздохнул Арлин.

Даже малейшее прикосновение ее пальцев к ране причиняло боль. Но сейчас все причиняло ему боль, и эта была лишь дополнительным источником шума на фоне рева реактивного двигателя.

– Такое впечатление, что сквозь эти швы можно разглядывать череп, – невозмутимо добавила Арлин. – Похоже, от него откололся кусок кости. Нет-нет, не трогай сам. И не шевелись. Просто подержи пластырь вот здесь.

Она выбросила повязку в корзину для мусора. Курц успел заметить, что тампон покрыт не только кровью, но и выдранными волосами.

Арлин полезла в левый нижний ящик своего стола и достала большой пакет с комплектом первой помощи. Он всегда там лежал, так же как и „Рюгер“ калибра 0.357 дюйма в правом верхнем ящике.

Когда она обработала рану чем-то, обжегшим кожу не хуже керосина, Курц закрыл глаза. Арлин наложила новый тампон и стала наклеивать полосы пластыря, отрывая их от рулона зубами.

– Итак, Джо, что будем делать? Ты знаешь, кто стрелял в тебя?

– Я ничего не помню о самой перестрелке.

– Как ты думаешь, они охотились на тебя или на О‘Тул? Гейл сказала, что офицер по надзору сейчас в очень плохом состоянии.

– Я не знаю, кого из нас хотели убить, – ответил Курц. – Вряд ли они охотились за нами обоими сразу. У нас просто не может быть общих врагов. Больше шансов, что им был нужен я.

– Ага, – согласилась Арлин, заканчивая обработку раны. – Не шевелись еще пару минут.

Она снова подошла к своему столу и достала оттуда бутылку „Джек Дэниэлс“ и два стакана. Налив виски в оба, она подала ему один из них.

– Удачи нам, – сказала она и выпила свою порцию.

Курц выпил виски. Сейчас напиток показался ему чем-то вроде лекарства, но распространяющееся по телу тепло слегка ослабило головную боль.

– Мне нужно кое-что извлечь из компьютера, – сказал он, наклонившись вперед и опершись локтями о стол. Папки фирмы „Первая любовь“ в картонных обложках заскрипели. Курц уставился на свой пустой стакан.

– Что именно? – спросила Арлин, прикуривая очередную „Мальборо“.

– Все, что есть.

– Из чьего компьютера?

– Офицера по надзору Маргарет О‘Тул, – ответил Курц, аккуратно надевая на голову шляпу.

Арлин искоса глянула на него сквозь сигаретный дым.

– Скорее всего, на него уже наложили лапу копы. Перелопатили весь винчестер в поисках улик.

– Я уже думал об этом, – сказал Курц. – Компьютер стоит в здании администрации округа. Он является собственностью администрации. Есть шанс, что они просто… сделали, что там для этого нужно, чтобы скопировать все файлы с диска. Это же не уничтожает информацию?

– Конечно, – согласилась Арлин. – Все равно остается вероятность того, что они сняли с машины винчестер и отправили его в криминалистическую лабораторию или что-то в этом роде, чтобы поискать ранее стертые файлы.

Курц пожал плечами.

– Но в том случае, если они не снимали диск… или вообще еще до него не добрались…

– Мы можем скопировать с него все, что на нем есть, – закончила за него Арлин. – И как ты собираешься прийти в офис О‘Тул средь бела дня? Это в том здании, где произошла перестрелка? Там сейчас должно быть полным-полно копов и криминалистов. Офис опечатали и проход затянули желтой лентой.

– Ночью, – сказал Курц. – Ты можешь дать мне все необходимое, чтобы скопировать файлы?

– Конечно, – усмехнулась Арлин. – Но ты свихнешься, делая это. У тебя еле получается выйти в Интернет и загрузить нужный файл со страницы.

– Неправда.

– Ладно, пускай неправда. Но ты все равно свихнешься, когда потребуется копировать файлы на запасной диск, хотя, в принципе, в этом нет ничего сложного. Этой ночью я пойду туда вместе с тобой.

– Черта с два.

– Я пойду с тобой, – повторила Арлин. – Что мы делаем сейчас?

– Найди все, что сможешь, о покойном отце Пег О‘Тул. Большой Джон О‘Тул. Он был…

– Копом, – продолжила Арлин, стряхивая пепел. – Погиб при исполнении около четырех лет назад. Я помню, сколько шума было в прессе и на телевидении по этому поводу.

– Ага, – согласился Курц. Затем он рассказал Арлин о своих ночных посетителях. – Раскопай все, что сможешь, насчет этого брата Большого Джона, майора в отставке. Это тот, который был в инвалидном кресле. И насчет этого рослого азиата. Вьетнамец, тоже лет шестидесяти. То ли Винх, то ли Тринх. Их что-то связывает. По всей видимости, этот Винх работает на майора.

– Винх, или Тринх, и майор О‘Тул. Фамилии есть, а имена?

– Вот их-то ты и найдешь.

– Хорошо. До вечера я успею найти все, что в моих силах. Что-то еще?

– Ага, – выдохнул Курц.

За пару минут Арлин нашла в „Гугле“ все возможное и распечатала список. Еще за пару минут Курц его просмотрел. В районе штата Нью-Йорк, идущем по коду 716, а также прилегающих, имелось сто двадцать три парка отдыха. Первым в алфавитном списке стоял „Замок Аладдинов“ (именно так, во множественном числе), на Альберта Драйв, в Буффало, последним – „Дурацкий мир для детей“, на Ярмарочной улице в Ниагара Фоллс, в названии которого почему-то заменили „С“ на „Зет“.

– И что тебе с этого? – поинтересовалась Арлин.

– То, что эти люди в сортир сами сходить не могут.

– В смысле?

– Заброшенный парк, фотографии которого мне показывала О‘Тул, явно отсутствует в этом списке. Это, по большей части, залы игровых автоматов при торговых центрах и аквапарки.

– Кроме „Сикс Флэгс“ в Дэрьен Лейк.

– Ага.

– „Фантастический остров“ на Грэнд Айленде – самый настоящий парк отдыха, – сказала Арлин, стряхивая пепел в стеклянную пепельницу и глядя на то, как порывы осеннего ветра ударяют в большое окно офиса.

– Он в полном порядке. Продолжает функционировать, – возразил Курц. – На тех фотографиях, которые я видел, – основательно заброшенное место. Тот парк не работает уже не один год. А может, и не одно десятилетие.

– Так ты хочешь, чтобы я сделала более подробный поиск – по зонам, по разрешениям на застройку, выданным администрацией округа, по заголовкам и газетным статьям? Насколько далеко надо залезть по времени?

– Возможно, с конца шестидесятых, – ответил Курц.

Арлин кивнула, затушила сигарету и сделала пометку на стенографической доске.

– Только в окрестностях Буффало?

Курц потер ладонями виски. Пульсирующая боль то усиливалась, то ослабевала, не давая ему ни секунды покоя.

– Я даже не знаю, находится ли это место в пределах штата Нью-Йорк. Давай для начала посмотрим область, скажем, от западной границы штата до Фингер Лейкс.

Арлин сделала еще одну пометку.

– Полагаю, если этой ночью мы отправимся за копиями файлов, ты сможешь еще раз взглянуть на эти фотографии.

– Я вообще хочу спереть их оттуда, – ответил Курц.

– Но ты понятия не имеешь, насколько они важны, не так ли?

– Это не улика, – сказал Курц. – Есть шанс, что они вообще гроша ломаного не стоят. Но в том, что она показала их мне, есть что-то роковое.

– Почему, Джо? Ты же хороший частный детектив… был.

Курц нахмурился и встал.

– Ты ведь не на машине, правда? – спросила Арлин.

– Еще бы. Копы наложили лапу на мой „Пинто“. Держат его в том подземном гараже. Скорее всего, доверху обмотали своей желтой лентой с надписью „Место совершения преступления“.

– Возможно, это пошло на пользу его внешнему виду, – сказала Арлин, одним тычком затушив сигарету. – Тебя подвезти?

– Пока не надо. Я вызову такси. Мне нужно кое с кем поговорить.

– У Пруно каникулы в честь Хэллоуин, не забыл?

– Не забыл, – ответил Курц. Его лучший информатор, бомж-алкоголик Пруно, регулярно исчезал из поля зрения на три недели, начиная в октябре и до Хэллоуин. Никто не знал, куда он девается в это время.

– Может, тебе поговорить с этой Феррера, – добавила Арлин. – Какое бы дерьмо ни случилось в этом городе, она обычно знает о нем все. Вернее, обычно является его составной частью.

– Ага, – сказал Курц. – Спасибо, что напомнила. Сегодня к нам должен зайти гангстер в костюме от Армани с кучей бумаг. Смотри, не пытайся пристрелить его из пушки, которая лежит у тебя в столе.

– Гангстер в костюме от Армани?

– Его зовут Колин.

– Гангстер по имени Колин, – повторила за ним Арлин. – У тебя глюки от этой твоей контузии, Джо.

– Заезжай за мной в девять тридцать в „Арбор Инн“, – сказал Курц. – Оттуда мы оба поедем в Гражданский отдел.

– Девять тридцать? Времени до черта. Что ты собираешься делать?

Вместо ответа Курц коснулся пальцами шляпы, прощаясь, и вышел на лестницу. Тридцать девять ступенек, и каждая отдалась в его голове болью.

Глава 6

Проныре были известны и имена, и адреса. У Проныры были фотографии. А в кармане брюк рабочего костюма лежала „Беретта Элит II“ калибра 9 миллиметров с глушителем. Он с удовольствием вдыхал запах оружейного масла на ней. А еще у него была эрекция на всех заказанных.

В адресе значилась Локавана, старый пригород Буффало. Вонючая дыра. Ряды высоких домов с узкими фасадами, обшитых одинаковым сайдингом серого цвета. Подъездная дорога есть, а гаража нет. Здесь ни у кого нет гаража. Никакой веранды или крыльца. Четыре невысокие ступеньки перед дверью, и все. Даже в такой солнечный день вся окружающая местность выглядела серой и мрачной, будто ее укутала серым покрывалом угольная пыль из заброшенных шахт неподалеку.

Проныра припарковал свой „Астро Вэн“, вышел, нажал на кнопку запирания замков и небрежной походкой направился к входной двери. Куртка скрывала выпирающие от эрекции штаны, но не была застегнута настолько, чтобы помешать ему достать пистолет из кармана.

После того как он позвонил в дверь третий раз, ему открыла маленькая девочка. На взгляд ей лет пять-шесть. Может, семь. Проныре было без разницы. Он не увлекался детьми.

– Хай, – радостным тоном произнес он. – Теренс Уильямс здесь живет?

– Папочка наверху, в душе, – ответила малышка.

Ничего не сказав по поводу необычно выглядящего лица Проныры, она развернулась на носках и пошла внутрь, не закрыв дверь, подразумевая, что он пойдет за ней.

Продолжая улыбаться, Проныра пошел внутрь и закрыл за собой дверь.

Из двери, ведущей на кухню в конце коридора, показалась женщина. Она вытирала руки кухонным полотенцем. Ее лицо слегка раскраснелось, видимо, она только что что-то готовила на плите. В отличие от маленькой девочки, она среагировала на его лицо, хотя и попыталась скрыть это.

– Чем могу помочь? – спросила она.

Это была крупная женщина с широкими бедрами. Не в его вкусе. Ему нравились волчки – миниатюрные женщины, с такой можно усесться, насадить ее себе на член и повертеть, как куклу.

– Да, мадам, – ответил Проныра. Он всегда разговаривал вежливо. Его учили этому в детстве. – У меня посылка для Теренса.

Женщина нахмурилась еще сильнее. Она и так не слишком дружелюбно на него смотрела, подумал Проныра. Ему нравились женщины с дружелюбным взглядом. Маленькая девочка пробежала мимо них из столовой в свою небольшую комнатку, а потом обратно. Дом просто крошечный. Здесь обычно пахнет кислой капустой, подумал Проныра. И эта женщина с недружелюбным взглядом тоже наверняка пахнет кислой капустой. Но сейчас запах стоял чудесный. Она, видимо, что-то печет.

– Вас прислал Боло? – с подозрением в голосе спросила она.

– Да, мадам. Меня прислал Боло.

Девочка снова пробежала мимо них, расставив руки в стороны и изображая звуки летящего самолета.

– Где посылка?

Проныра похлопал рукой по карману брюк, ощутив под ладонью сталь.

– Вам придется подождать, – сказала женщина, показав взглядом на небольшую паршивую комнатенку, в которой стоял пружинный диван и неудобная раскладная кровать, какую обычно покупают мальчикам-подросткам. – Можете присесть здесь.

Она снова нахмурилась, посмотрев на бейсболку Проныры. Будто он должен ее снять только потому, что вошел в дом. Проныра никогда не снимал свою бейсболку с эмблемой „Доджерс“. Проныры, как и он.

– Без проблем, – ответил он, улыбнувшись и слегка кивнув.

Он прошел в комнатушку и достал из кармана „Беретту“ с глушителем. Когда девчушка в очередной раз пробегала мимо, изображая самолет, он убил ее одним выстрелом. А потом и широкобедрую женщину, когда та побежала вверх по лестнице. Перешагнув через ее тело, он пошел вверх в направлении звуков льющейся воды.

Толстый мужчина отодвинул занавеску душевой и уставился на Проныру с пистолетом в руке. Его белая кожа, покрытая волосами, и пухлое тело раздражали Проныру. Он терпеть не мог смотреть на обнаженных мужчин.

– Хай, Терри! – сказал Проныра, наводя на него пистолет.

Толстяк судорожно задернул занавеску, будто она могла защитить его от пуль. Проныра усмехнулся. И в самом деле смешно. Он выстрелил сквозь занавеску пять раз. На занавеске были нарисованы стайки синих, красных и желтых рыбок. Вряд ли желтые, красные и синие рыбки плавают вместе, подумал Проныра.

Толстяк вывалился лицом вперед, сорвав занавеску вместе с трубой, на которой она висела. Это даже не была полноценная ванна. Просто поддон с занавеской и кое-как прилепленной душевой насадкой. Толстяк лежал, перекинувшись через край поддона. Как люди могут так жить, подумал Проныра.

Жирная волосатая задница Терри торчала над краем поддона. Голова, грудь и руки лежали на скомканной занавеске с идиотскими рыбками. Кровь струями текла в сторону его ступней, уходя в сливное отверстие. Проныре совсем не хотелось притрагиваться к этой груде мокрой и липкой плоти. На спине виднелись два выходных отверстия от пуль, из которых толчками лилась пузырящаяся кровь. Проныра нащупал сквозь занавеску голову мужчины, ухватил его за волосы, чему не слишком помешал дешевый пластик, приподнял голову вверх и приставил срез глушителя ко лбу, глядя на безумно расширившиеся глаза, а потом спустил курок.

После этого он подобрал стреляные гильзы, снова спустился по лестнице и обыскал все комнаты, одну за другой, от подвала и до второго этажа. По дороге он подобрал две гильзы, валявшиеся на полу в коридоре. Он израсходовал восемь патронов. В обойме еще два. Пригодятся на случай, если в доме есть еще один ребенок, или тетушка-инвалид, или кто-нибудь еще. Кроме того, у него был с собой универсальный походный нож.

Больше в доме никого не было. В тишине раздавался лишь шум воды в душе. Неожиданно на кухне засвистел стоящий на плите чайник.

Проныра пошел на кухню и выключил конфорку под чайником. Старомодная газовая плита. На кухонном столе лежали свежеиспеченные печенья с шоколадом. Проныра съел три штуки, достал из холодильника бутылку с молоком и отхлебнул. Стеклянная бутылка. Ничего, на руках-то перчатки.

Отвинтив глушитель с пистолета, он убрал оружие в карман, открыл нараспашку кухонную дверь и подошел к двери, ведущей на улицу, чтобы посмотреть наружу сквозь узкие полоски стекла. Улица была столь же пустынной и серой, как и до того момента, как он вошел в дом. Проныра вышел наружу, аккуратно закрыв за собой дверь.

Затем он подошел к своему „Астро Вэну“, завел мотор и подогнал машину вплотную к двери. Микроавтобус целиком загородил дверной проем. Соседи ни черта не разглядят. Проныра достал из кузова три больших почтовых мешка и вошел обратно в дом. Пришлось сходить три раза, перетаскивая по одному телу в каждом мешке. Встречаясь с металлическим полом кузова, они издавали странный глухой звук. Он приберег тело ребенка напоследок, потратив основные усилия на перетаскивание Мистера и Миссис Сальные Задницы.

Спустя пятнадцать минут он выехал из города по Интерстэйт 90 и ткнул кнопку настройки на 88.7 ФМ. Самая классная джазовая радиостанция в Буффало. Проныре нравился джаз, и он начал насвистывать, похлопывая руками по баранке.

Глава 7

Курц слушал джаз, сидя в кафе „Блюз Франклин“. Он пришел сюда не за этим. До открытия заведения оставалось еще пять часов, но, когда он постучал в дверь, одна из внучек Папаши Брюса, не Руби, официантка, а, кажется, Летиция, младшая, с ужасом глянула на его лицо и шляпу и бегом побежала за дедом. На низенькой сцене за белым „Стейнвеем“ сидел молодой чернокожий музыкант, что-то наигрывая. Папаша Брюс специально держал у себя этот рояль. Иногда к нему заходили джазовые пианисты самого высокого класса. Курц сел за стол у задней стены, на свое любимое место, и начал слегка раскачиваться на стуле, слушая музыку.

Из двери, ведущей на кухню, вышел Папаша Брюс, вытирая руки о белый фартук. Старик никогда не садился за стол с клиентами, но на этот раз он взялся рукой за спинку стула и присел рядом с Курцем, качая головой и цокая языком.

– Надеюсь, тот парень, что это сделал, выглядит еще краше.

– Я понятия не имею, кто он, – сказал Курц. – Поэтому и пришел. В последние пару дней кто-нибудь спрашивал обо мне?

– Буквально этим утром, – ответил Папаша Брюс, почесав свою короткую седую бороду. – Куча белых парней, и все спрашивали про тебя. Я уже хотел было повесить табличку „Джо Курца здесь нет и не было, проваливайте“.

Курц промолчал, ожидая продолжения.

– Первой была женщина-коп. Давным-давно вы часто ходили сюда вместе, когда были почти что детьми, Джо. В этот раз она представилась детективом Кинг, но тогда ты звал ее Риджби. В те времена я имел полное право дать вам обоим пинка под зад по причине несовершеннолетнего возраста, и все такое, но ты так любил музыку и ее учил в музыке разбираться. И искал способ снять с нее трусики. Я видел и это.

– Еще кто?

– Трое свиней, тоже этим утром. Похоже, шестерки. Очень вежливые. Сказали, что у них деньги для тебя есть. Угу-угу. Как бы нарыть Джо Курца да отдать ему большой мешок с деньгами. Я такого в жизни насмотрелся.

Курцу было незачем спрашивать, сказал ли им хоть что-то Папаша Брюс.

– И как выглядели эти трое? Хорошо одетые, с уложенными, словно у манекенщиков, волосами?

Папаша Брюс рассмеялся спокойным, бархатистым смехом.

– Может, с точки зрения свиней, они и хорошо одеты. Сам знаешь. Все эти белые воротнички с торчащими углами, совершенно не сочетающиеся с рубашками и костюмами. Костюмы, купленные прямо с грузовика, которых никогда не касалась рука портного. Волосы уложенные? Ну да, зачесанные назад и напомаженные, будто бутербродным маслом.

Люди Гонзаги. А не Фарино Феррера, понял Курц.

– Кто-нибудь еще?

Папаша Брюс снова рассмеялся.

– А сколько тебе надо на твою задницу, чтобы почувствовать себя знаменитостью? Может, тебе аспирину дать?

– Нет, спасибо. Значит, ты не слышал, чтобы кто-нибудь хотел шлепнуть меня?

– Ну, ты не спрашивал об этом. Естественно, слышал. Недели три назад в последний раз. Этот хромой индеец-полукровка. Нажрался и рассказывал двум типам из А. Б. о том, что собирается с тобой сделать.

– А почему ты решил, что эти двое – из А. Б.?

– Ты что, думаешь, я не узнаю ребят из Арийского Братства? Я их просто чую.

– И что они здесь забыли?

„Блюз Франклин“ никогда не пытались представить круче, чем есть, несмотря на „Стейнвей“ и заезжих звезд джаза. И ходили сюда, по большей части, чернокожие.

– С какого хрена мне знать, зачем они сюда пришли? Мне достаточно, что я знаю, как и когда они ушли.

– Лестер?

– И Рафаэль, его приятель-полинезиец. Этот твой индеец со своими дружками к часу ночи набрались до омерзения, и их пришлось проводить до самой аллеи.

– Этот Длинноствольный, индеец, я имею в виду, затеял драку?

– Обычно никто не лезет в драку с Лестером. Если этот мистер Длинноствольный вернется сюда, тебе позвонить?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное