Серж Брюссоло.

День синей собаки

(страница 3 из 15)

скачать книгу бесплатно

– В тебе нет легкости! – говорили ей подростки. – Ты какая-то озабоченная! Будто сидишь все время на бомбе, готовой взорваться!

Разве могла она признаться им, что это было именно так?

И кроме того, в семье не все шло гладко. Мама, Джулия смотрели на нее, как на странное животное. Папа всегда отсутствовал, всегда был усталым… Иногда Пегги чувствовала себя очень одинокой.

Однако не теряла присутствия духа. Она знала, что где-то далеко, в космосе, люди рассчитывают на нее. И особенно Азена, рыжеволосая фея.

* * *

Однажды после полудня, когда закончились занятия, Пегги Сью, Соня и мальчики спустились к реке.

– Купаться нельзя, говорят, что это опасно, – объяснила рыжая девочка, – зато загорать здесь здорово из-за белого песка, отражающего солнечный свет. Благодаря песку можно отлично загореть. Хочешь, я дам тебе свой лосьон от ожогов?

У Пегги сразу сердце сжалось. Слова «лосьон от ожогов» напомнили ей, что говорил призрак, явившийся с угрозами перед их отъездом из Чатауги. Она попыталась скрыть беспокойство. Быть может, все дело в простом совпадении?

– У тебя такой таинственный вид, – шепнула ей Соня, разворачивая пляжное полотенце. – Чувствуется, что ты из тех девочек, что многое повидали. Ты расскажешь мне когда-нибудь о своих тайнах?

«Лучше не надо, – печально подумала Пегги, – иначе ты тут же перестанешь смеяться… и навсегда».

Соня легла на песок, раскрыла учебник по математике и положила его на лоб, прикрываясь от солнца.

– Вот, – заявила она, – это я называю – загар не для дурочки.

В тот же миг Пегги показалось, что кто-то хихикает за ее спиной. Она подскочила. Подобную манеру смеяться она различила бы из тысячи… Это был смех призрака.

На следующий день в школе учитель математики, не изменяя своей привычке, прошелся по проходам, разделяющим ряды парт. Через каждые три шага он склонялся к ученику и стучал ему по голове согнутым пальцем.

– Тук-тук! – посмеивался он. – Есть там что-нибудь? Кажется, нет, звук отдается в пустоте.

Когда подошла очередь Сони Левин, она покраснела от стыда. Было видно, что девочка изо всех сил старается не заплакать.

* * *

Во время уик-энда Сет Бранч красовался в большом конференц-зале мэрии, где проходил шахматный турнир. Он одновременно играл с пятнадцатью противниками, причем «вслепую». Все ходы он держал в своей памяти и блестяще выиграл пятнадцать партий.

– Какой ум! – перешептывались в зале.

Пегги Сью, пришедшей на турнир с матерью и сестрой, показалось, что люди гордились и одновременно стыдились того, что среди них находится Сет Бранч. Гордились, что интеллект учителя высоко поднимал планку города, а стыдились, сознавая, какими глупыми выглядят на его фоне. К тому же Бранч не отличался скромностью победителя. Он расхаживал между столами с презрительной миной на лице, словно говорил: «Это слишком просто, вы такие плохие игроки».

* * *

На следующее утро в небе над Поинт Блаф, прямо над мэрией, появилось солнце страха.

Начиналась другая партия: на этот раз пришла очередь призраков передвигать фигуры на шахматной доске ужаса.

4

Пегги Сью заметила это, выходя из фургона.

Что-то странное, похожее на застывший в небе солнечный зайчик сияло среди облаков.

– Наступит хорошая погода! – восклицали люди. – Ранним утром солнце редко светит так, как сейчас.

Они ошибались, так светило вовсе не солнце…

«Кажется, нечто круглое плывет над нашими головами, – подумала Пегги Сью. – Светящийся шар, повисший между настоящим солнцем и нами».

Девочка надела черные очки Сони Левин, чтобы лучше разглядеть редкое явление. Она заметила странные завихрения, словно кипящая молокообразная масса пыталась пробить дыру среди облаков.

«Похоже на турбулентный поток, – подумала про себя Пегги. – Спираль света. Такое ощущение, что через пять секунд, если я буду и дальше смотреть, она меня загипнотизирует».

– Ты все еще высматриваешь своего возлюбленного? – пошутила Соня. – Думаешь, что он спустится на парашюте в школьный двор? Это было бы крайне романтично!

– Тебе не кажется, что свет слишком яркий? – в тревоге спросила Пегги. – Как будто мы стоим в луче прожектора. Посмотри на наши тени, они словно нарисованы на земле.

– Действительно, – согласилась Соня. – Будет очень жарко.

Затем переключила внимание на появившихся в этот момент мальчиков и в очередной раз попыталась определить, кто из них «самый привлекательный». Это было ее любимым занятием, она часами могла оценивать достоинства и недостатки каждого из учеников.

Пегги Сью рассеянно слушала, что говорит Соня. Таинственное солнце тревожило ее. Цвет его не нравился Пегги; он слишком напоминал ей цвет призраков. Что же случилось?

* * *

В классах было очень жарко, и даже Сет Бранч, несмотря на свою худобу, все время утирал лицо большим носовым платком. Ученики едва не засыпали. А Дадли Мартин и Стив Петерски все-таки заснули, щекой прислонившись к парте. В десять часов завуч сделал объявление по громкоговорителю. Он объяснил ученикам, что в связи с наступлением внезапной жары следует опасаться солнечных ударов. По улицам города проехал помощник шерифа с мегафоном в руках, советуя пожилым людям держаться в тени.

– Поберегите голову! – повторял он. – Не выходите на улицу без головного убора или зонтика.

Теперь Пегги Сью было чрезвычайно трудно смотреть на необычное солнце, сияющее среди облаков. Его голубоватый свет приобрел абсолютно неестественный оттенок.

«Оно находится не на положенной высоте, – отметила она. – Это не обычное светило. Оно плывет чуть выше вертолета. И его лучи не достигают пространства за пределами Поинт Блаф. Это миниатюрное солнце светит только для нас… но с какой целью?»

Рассерженный апатией учеников, Сет Бранч решил наказать их, задав на дом несколько упражнений, которые надо было принести завтра же.

– Химическая наука, – заявил он, – доказала, что тепло ускоряет обмен, следовательно, активизируется процесс. Вот и посмотрим, усилит ли жара вашу умственную деятельность!

Он завершил эту шутку своим вечным хихиканьем, собрал портфель и ушел.

После окончания занятий Пегги, Майк, Соня и Дадли задержались в вестибюле, не решаясь выходить из тени, защищающей их от солнца. На улице все контуры были высвечены удивительно четко. Малейший металлический предмет сиял, будто его начистили для парада. Машины чуть ли не плавились. Город опустел. Взрослые люди изредка проходили мимо в ковбойских шляпах или под зонтиками.

– Пошли на реку, – предложил Дадли. – Там, по крайней мере, свежо.

Главный надзиратель бросился к четырем друзьям и приказал им покрыть голову. С помощью охранников он раздал ученикам старые бейсбольные кепочки, найденные в кладовке.

– Наденьте это! – велел он. – Иначе солнце испечет ваши мозги.

– Мистер Бранч объяснил бы вам, что мы ничем не рискуем… потому что в наших головах пустота! – заметила Соня Левин.

И выскочила вон на самое солнце. Пегги Сью взяла кепку, которую протягивал ей надзиратель, и надела ее на голову. Остальные сделали то же самое.

– Какие вы страшненькие в этих кепочках! – засмеялась Соня, когда они догнали ее.

Напрасно они уговаривали девочку надеть что-нибудь на голову, Соня отказалась прикрыть свои рыжие волосы. Было отвратительно жарко. Вредная жара, от которой, казалось, можно было свариться живьем. Пегги Сью не слишком удивилась бы, увидев, как загорается шевелюра ее подружки. Она понюхала рукав своей курточки: пахло паленым.

Какая-то собачонка перебежала через дорогу, словно боялась, что у нее шерсть загорится.

Выйдя на берег реки, все бросились к воде, чтобы обрызгать себя, затем мальчики укрылись в тени среди скал. Пегги Сью присоединилась к ним, только Соня упрямо загорала на ярком солнце. Она достала флакон лосьона от ожогов и протерла им руки, плечи.

– Вы трусишки, – пропищала она. – Я загорю, как голливудская звезда, а вы будете завидовать, что я такая красивая!

– Не это главное, – проворчал Дадли, – надо еще разобраться с упражнениями папаши Бранча, а то он убьет нас завтра утром.

Пока Соня нежилась на солнце, Пегги и мальчики углубились в решение задач, не находя нужного ответа. Два часа прошли впустую, и они просто отчаялись. В этот момент Соня, о которой все забыли, пробудилась после сна. Она выглядела странно, словно ее лихорадило. Зрачки девочки невероятно расширились.

– С тобой все в порядке? – спросила встревоженная Пегги.

– Да, – ответила Соня. – Я просто заснула, и все.

– Ты безмятежно дрыхла, пока мы тут вкалывали, – проворчал Дадли.

Соня пожала плечами, показывая, что ей не интересно говорить на эту тему. У нее было отрешенное выражение лица… как будто за время обычной сиесты девочка вдруг постарела.

«Она выглядит как взрослая, – догадалась Пегги. – Да, это так. У нее такой же взгляд, как у нашего учителя математики».

– Я иду домой, – заявила Соня. – Мне здесь скучно.

Пегги Сью нахмурила брови. Что-то было не так. Соня Левин изменилась. Стоило ей поспать на солнце, как она преобразилась. Пегги чуть не поделилась этим с друзьями, но опомнилась.

Решили возвращаться. Обстановка накалилась, и друзья едва не поругались. К вечеру жара спала, и стало почти холодно. Когда Пегги Сью поднимала голову, она по-прежнему видела, что над городом летает переливающийся шар; но он уже совсем не светился.

«Чтобы сиять, ему нужно солнце, – подумала она. – Это лупа, преломляющая солнечные лучи и превращающая их в нечто опасное».

Соня намочила голову и присела, чтобы причесаться.

– Ну? – с тревогой спросила Пегги Сью. – Как ты?

– Не знаю, – пробурчала девочка. – Голова болит, и тошнит, просто живот выворачивает. Ну, пошли.


Поднимаясь по главной улице, они проходили мимо кофейни Синди. Туда набилась толпа народу, спасаясь от жары, люди наслаждались холодным пивом или содовой.

Сет Бранч воспользовался этим, чтобы показать свой знаменитый «сеанс игры», во время которого он с завязанными глазами выступал против шахматистов Поинт Блаф. Подростки подошли к витрине и заглянули в зал. Никто из них не умел играть в эту игру, которая всем им казалась ужасно трудной.

– Смываемся, – вздохнул Дадли, – если учитель математики увидит нас, то опять будет насмехаться.

Пегги Сью уже готова была пойти за ними, однако Соня осталась на месте. Сдвинув брови, она следила за передвижениями фигур по клеточкам шахматных досок.

– Что ты там высматриваешь? – в нетерпении бросил Майк.

– Я учусь играть, – ответила девочка. – Это легко… О! Как плохо они играют… Папаша Донаван проиграл партию через три хода… а этот, вот здесь, не заметил ловушку, которую ему подстроил Бранч.

– Прекрати! – прошипел Дадли. – В чем ты пытаешься нас убедить? Сама ведь всегда проигрываешь в морской бой! И научиться играть в шахматы за одну минуту, всего лишь наблюдая за игрой других людей, ты бы не смогла.

«Бог ты мой! – подумала Пегги, испугавшись. – А если она говорит правду?»

Не обращая больше внимания на своих товарищей, Соня вошла в кафе. Села за столик и потребовала шахматную доску, что вызвало смех у взрослых, потому что в Поинт Блаф малышка Левин не славилась живостью ума.

Майк схватил Пегги за руку.

– Ты веришь, что она… – пробормотал он.

– Да, – ответила девочка с тревогой в голосе. – Думаю, она их побьет, всех.

– Да что ты, – вздохнул Дадли, – это невозможно!

Но вечер прошел так, как предсказывала Пегги Сью.

Сет Бранч, презрительно улыбаясь, быстро обыграл всех других участников сеанса. Однако он перестал улыбаться, когда ему пришлось столкнуться с Соней, единственной, кто продолжал борьбу. Она потешалась над ним, предугадывала все его стратегические замыслы, обрекая на поиски защиты. Каждый раз, когда она громким голосом объявляла свой следующий ход, Бранч сжимал зубы.

– Он еще не понял, что это Соня, – заметил Дадли. – Вы слышали? Она изменяет голос, сообщая, как пойдет.

Учитель математики стал задыхаться. Капли пота стекали у него со лба, пачкая смехотворную повязку, которую он упорно не снимал с глаз.

Все взрослые, собравшиеся в зале, затаили дыхание. Репортер местной газеты без конца что-то записывал. Он переходил от одного человека к другому, пытаясь узнать, кто эта гениальная шахматистка, о которой он никогда ничего не слышал.

– Ничего особенного она собой не представляет, – шепнула ему одна из официанток. – Обыкновенная дуреха-школьница. Безмозглая тетеря. Непонятно только, как ей удается жульничать.

– В том-то и штука, – произнес журналист. – Она не жульничает!

Сету Бранчу вскоре был поставлен шах и мат. Униженный, обезумевший от злости, он сорвал повязку и так посмотрел на своего противника, словно обнаружил вдруг мерзкое чудовище по другую сторону шахматной доски.

– Соня… – пробормотал он. – Соня Левин!

И в его устах это прозвучало как жестокое оскорбление.

Он побледнел и закачался. Добежал, спотыкаясь, до двери и исчез в ночи. После его ухода толпа закидала победительницу вопросами по технике игры. Соня остановила всех с высокомерным видом. Она объявила, что завтра утром, здесь же, после открытия кафе, проведет пресс-конференцию. Ей с трудом удалось вырваться. Пегги Сью и Дадли пришлось вмешаться, чтобы остановить натиск поклонников.

– Как это тебе удалось? – без конца повторял Майк. – Когда ты научилась играть?

Соня не ответила. Она, казалось, ничего не видела. Шла как лунатик.

– Я знаю, что с тобой случилось, – прошептала Пегги Сью, ухватив за руку подругу. – Это солнце… Из нас только ты не надела каскетку. Солнце прогревало твою голову два часа. Не знаю как, но лучи проникли в твою черепную коробку и ускорили процесс мышления. Ты схватила солнечный удар, который мгновенно развил твой интеллект.

Она прикусила язык, тут же пожалев о том, что сказала. Пегги настолько привыкла жить среди необыкновенных явлений, что в конце концов стала воспринимать их как нечто совершенно банальное.

«Вот идиотка! – подумала она, чуть не плача. – Я все испортила. Теперь они будут считать меня чокнутой и не захотят разговаривать со мной. Но тем не менее я уверена, что права!»

И действительно, подростки смотрели на нее с любопытством, но не враждебно.

– То, что ты говоришь, очень странно, – тихо сказал Дадли. – Но у меня только что возникла та же мысль.

Пегги подумала, что он сейчас милее, чем когда бы то ни было, и с трудом сдержалась, чтобы не броситься ему на шею.

– И в самом деле, – продолжил Майк. – Это солнце такое странное. Светит ненормальным светом. Вы заметили? Все выглядит голубым… Как будто находишься на снегу или на леднике.

Несмотря на вечернюю испарину, дрожь пробежала по коже подростков. Пегги Сью посмотрела вокруг. Опустевший городок, на улицах которого не было обычных прохожих, напоминал город-призрак. Животные: собаки, кошки – забились под машины, будто ожидали ураганного ветра.

– А если Пегги права? – размышляла вслух Соня Левин. – Если именно солнце сделало меня умной? Черт возьми! Все прекрасно знают, что я глупа, и мне это известно в первую очередь. Если бы я была в своем обычном состоянии, я никогда не смогла бы обыграть Сета Бранча в шахматы. Я с трудом помню даже правила «Монополии»!

Они непроизвольно подняли головы, чтобы посмотреть на солнце, осветившее небо почти живыми пульсирующими лучами.

– Это не настоящее солнце, – прошептала Пегги Сью. – Что-то непонятное висит над городом. Похоже на метеорит… или нечто подобное.

– Тогда я хочу этим воспользоваться! – воскликнула Соня, выпрямившись. – У меня появилась единственная в жизни возможность стать гениальной. Сет Бранч слишком часто смеялся надо мной, я припру его к стенке! Хочу стать умнее учителя.

– Нет, – взмолилась Пегги Сью. – Вспомни, как у тебя только что болела голова.

– Это с непривычки, – бросила Соня. – Мозг работает, как мышца, в начале тренировки он страдает от перенапряжения.

Она начала танцевать, ероша свои волосы.

– Пусть солнце прогреет мне волосяной покров, – сказала она. – Завтра я снова буду загорать и через два часа легко сконструирую компьютер, с закрытыми глазами!

Шутка никого не развеселила.

– Ты с ума сошла, – прошептал Майк. – Солнечный удар свалит тебя.

– Эта штука наверняка опасна, – пробормотал Дадли. – Похоже на допинг, да? На мой взгляд, ничего хорошего из этого не выйдет.

– В любом случае, – вздохнул Майк, – что бы мы ни говорили, нам никто не поверит.

Пегги Сью сдержала грустную улыбку. Она-то хорошо знала, о чем идет речь.

Не произнося ни слова, они проводили Соню до дома и разошлись. Позже, когда Пегги попыталась дозвониться до подружки из телефонной будки, мать девочки ответила ей, что «у Сони мигрень, и она не хочет ни с кем говорить».

* * *

Едва забрезжило утро, под окнами Сони Левин собрались местные журналисты, готовые взять у нее интервью. Они были разочарованы. Звезда Поинт Блаф, девочка, наголову разбившая великого Сета Бранча, кажется, совсем не понимала их вопросов. Достаточно было поспать ночь и принять три таблетки аспирина, чтобы ее шахматное искусство испарилось как по мановению волшебной палочки. Они ушли недовольные, полагая, что девчонка капризничает. Пегги Сью застала Соню в слезах, та сидела на полу у кровати с перекошенным лицом.

– Я… я снова стала дурочкой, – всхлипывала девочка, прижавшись к Пегги. – Сегодня утром, когда проснулась… Я уже ничего не понимала. Помню, как вчера вечером, в кафе, за шахматной доской… но я не могу тебе объяснить, что тогда делала. Как будто за один вечер меня научили говорить по-китайски, а во время сна я забыла все до последнего слова на этом языке.

Она застонала и ухватилась за плечи Пегги Сью.

– Я стану посмешищем, – задыхалась Соня. – Все станут считать меня умнее, чем я есть на самом деле. И это будет ужасно. О! Никогда еще я не чувствовала себя такой глупой.

Когда девочки пришли на кухню, они заметили, что госпожа Левин обеспокоена. Соседи рассказали ей о подвигах дочери во время шахматного турнира, и она с трудом этому поверила. Обнаружив недавно газетчиков под своими окнами, она чуть не запаниковала, но теперь была в гневе.

– Не знаю, что вы затеяли, девочки, – проворчала она, – но мне это не нравится. Если вы придумали шутку, чтобы высмеять вашего учителя, хуже будет для вас, и я советую вам как можно скорее пойти извиниться. Я прекрасно вижу, что вам неловко, но не пытайтесь меня обмануть.

– О! – застонала Соня, выходя из дома. – Если бы я могла надеть мешок на голову!


Позже, когда они встретились с Дадли и Майком, Соня призналась, что совершенно подавлена.

– Раньше, – сказала она, – меня нисколько не беспокоило, что я глупая, теперь – другое дело. Я узнала, что такое ум и какое действие он оказывает. Я хочу этого еще.

– Ты слышишь себя? – зашелся Дадли, – ты рассуждаешь, как наркоманка. И пугаешь меня.

– Тебе не понять, – процедила Соня сквозь зубы, презрительно пожав плечами. – Мне это нужно… И нужно побольше. Я не могу оставаться такой, как сейчас.

– Какой это «такой»? – взвыл Майк.

– Такой же ничтожной, как ты! – выкрикнула Соня. – Вот! Ты это хотел узнать?

Все они начали кричать, Пегги Сью пришлось вмешаться. Мальчики оттолкнули ее; она чуть не потеряла очки.

– Прекратите! – прикрикнула она. – Вместо того чтобы спорить, давайте обдумаем ситуацию.

Они, не сговариваясь, обратили головы к небу. Оно было подернуто дымкой. Вызванный жарой туман скрывал светящийся шар, витающий над Поинт Блаф, и улавливал лучи.

«По крайней мере, мы защищены, – подумала Пегги Сью. – В данный момент…»

– Нельзя опять загорать, – упрямо повторил Дадли. – Это крайне опасно. Совершенно уверен!

– Ну нет, – возразила Соня. – Я убеждена, что к этому можно привыкнуть, и со временем мигрени пройдут. Разве ты не понимаешь, что нам выпал шанс и надо им воспользоваться? Искусственный разум, свалившийся на нас с неба, – настоящее сокровище, которое следует захватить.

– Как? – затопал ногами Майк. – И почему?

– Потому что мы, ты и я, – несчастные кретины! – воскликнула Соня, чуть не плача. – Если мы проглотим побольше ума утром, у нас появится возможность изменить ход нашей жизни днем.

Пегги Сью нахмурила брови. Она начинала понимать, к чему ведет ее подруга.

– Ты хочешь сказать, – заметила Пегги, – что рассчитываешь извлечь выгоду из знаний, которыми тебя снабдило солнце, и стать богатой до наступления ночи… пока сон не вернул тебя в исходное положение?

– Да, – пробормотала Соня. – Если начать загорать рано утром, можно стать очень умным к 10 часам и определенно гениальным к полудню. Остается еще несколько часов для какого-нибудь изобретения… например, мегакомпьютера. Это изобретение можно запатентовать и стать чрезвычайно богатым, продав его крупной фирме.

– Гениальный, богатый и снова кретин в течение одного дня, – засмеялся Дадли, – ну и программа!

Пегги Сью покачала головой. Она ясно понимала, что надвигается опасность. Соня прикоснулась к тому, что было недоступно ее пониманию, высоко вознеслась и теперь не могла обходиться без этого головокружительного ощущения.

– Все это слишком странно, – отрезал Майк. – Лучше вести себя так, словно ничего этого не происходило.

– Отвечай за себя, глупое ничтожество! – бросила Соня, поворачиваясь к нему спиной.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное