Серж Брюссоло.

День синей собаки

(страница 2 из 15)

скачать книгу бесплатно

Пегги Сью страдала из-за сложившейся ситуации. Она прекрасно видела, что мать не осмеливается смотреть ей в лицо и разговаривает с ней таким тоном, которым обычно успокаивают раздражительных детей, боясь их капризов.

Отец проявлял меньше терпения. Являясь добрым, но суровым человеком, ему легче было балансировать на стальных балках на стометровой высоте, нежели разбираться в душевных переживаниях дочерей. Девочки вообще казались ему «слишком сложными». Ему было бы намного проще, если б жена подарила ему сыновей, с которыми он мог бы выпить пива и поговорить о бейсболе. Поведение младшей дочери глубоко огорчало его. В городе пошли пересуды. За несколько лет он превратился в «отца чокнутой девчонки в больших очках».

– Ты приводишь меня в отчаяние! – завопила Джулия.

Пегги никогда не пыталась защищаться. Упоминание о призраках ни к чему бы не привело, лишь убедило бы всю семью, что Пегги окончательно сбрендила.

Измученная своей долгой речью, Джулия наконец угомонилась. Положив руку на плечи сестры, она повела ее к трейлеру.

– Ладно, – вздохнула Джулия, – пошли домой. Постарайся все же, чтобы мама хоть на этот раз не очень плакала.

Все произошло так, как и предполагалось. Мэгги Фэервей, мать девочки, разрыдалась, едва та ступила на порог. Происшествия с Пегги случались теперь так часто, что у нее не было сил сердиться. Она с жалостью взглянула на младшую дочь и прошептала:

– Малышка моя, я не знаю, что с тобой делать.

– Иди в свою комнату, – приказала сестре Джулия, в отсутствие отца все чаще и чаще принимавшая бразды семейного правления в свои руки.

Пегги Сью послушалась. Автофургон имел форму длинного вагона с металлическими перекрытиями. «Комнаты» больше напоминали каюты подводной лодки. У городских ребятишек это считалось «супер», а Пегги предпочла бы жить в доме, стены которого были бы из кирпича, а не из проржавевшего железа.

Она уединилась в своем уголке, тесном квадратном помещении в полтора метра шириной. Кровать была такой маленькой, что ей приходилось поджимать ноги, чтобы уместиться на ней!

Пегги в тревоге отодвинула занавеску, прикрывавшую люк, служивший ей окном. Призраки были здесь. Они проникали в фургоны, просачиваясь сквозь металлические перегородки. Они издевались над ней. Один из них показал ей, как легко ему сбросить электрический провод в маленький надувной бассейн, где плескались дети. Пегги в ужасе посмотрела на него особенно пристально, надеясь, что ее взгляд обожжет «кожу» твари. И через секунду она почувствовала запах жженой карамели. Это означало, что призраку причинили боль. Он удалился, отряхиваясь.

«Я не совсем безоружна, – подумала девочка. – Могу тоже причинить им вред. Жаль только, что всякий раз, когда пытаюсь обжечь их, утомляются глаза».

Она сняла очки. Боль наступающей мигрени пронзила ей лоб между бровей. Какой же жалкой охотницей за призраками она была!

2

Пегги Сью проснулась на рассвете, когда утренний туман окутывал кукурузные поля.

Вдруг у нее возникло желание прогуляться по лесу, чтобы насладиться короткими минутами покоя, и она на цыпочках вышла из фургона.

Но стоило ей появиться на поляне, как скрипучий голос застрекотал у нее за спиной.

– Ты отвергла договор, – сказал призрак обиженным тоном. – Мы честно протянули тебе руку, а ты разбила волшебный флакон. И упустила свой шанс. Нельзя сказать, что ты сделала правильный выбор. На самом деле, ты не очень смелая… Слепота – ничто в сравнении с тем, что тебя ждет. Поскольку ты захотела сохранить зрение, могу тебя заверить, что ты увидишь «небо в алмазах».

Пегги обернулась. Призрак сочился из ствола дерева.

«Как будто резина течет из гевеи», – подумала девочка. Тварь развлекалась, принимая облик Джулии. Она придавала чертам сестры Пегги карикатурно злое выражение.

– Ты еще не поняла, как мы могущественны, – сказало молокообразное существо оскорбленным тоном. – По сравнению с вами, мы – боги. Мы создали Землю, заселили ее ради развлечения. Я находился здесь, когда мы лепили динозавров, после полудня пошел дождь, и нам стало скучно. Мы выпустили этих огромных зверей, чтобы посмотреть, как они поведут себя. Соревновались, кто из нас изобретет самое чудное животное… Нас это развлекало несколько тысяч лет, затем мы устали и решили уничтожить их. Но наблюдать, как они пожирают друг друга, в конце концов тоже надоело.

– Ты болтаешь какую-то чушь! – выдохнула Пегги Сью, пытаясь приободриться.

– Тебе прекрасно известно, что это не чушь, – возразил призрак. – Это мы сбросили на огромных ящеров метеорит, который превратил их в порошок. Тогда мы стали создавать более разумную породу… и придумали Человека. По крайней мере, первых его представителей. Мы увлеклись этим. Как человеческие детеныши, выращивающие белых мышек в виварии.

Пегги Сью почувствовала, как ее охватывает ужас. Она поняла, что призрак говорил правду. Он и его племя всегда находились здесь, с начала мира, без ведома людей.

– Мы дали вам все, – добавила тварь. – Даже науку. Подарили вам величайшие открытия! То, что, по-вашему, вы изобрели сами, мы нашептали вам в уши. Гениальные озарения, посещающие умы ваших ученых, придуманы нами. Нам интересно наблюдать, как вы этим воспользуетесь. Мы даровали вам атомную бомбу, ракеты… весь необходимый для саморазрушения арсенал. И ждем, когда вы пойдете до конца. Делаем ставки. Некоторые из нас полагают, что вы долго не протянете… Это интересно. Развлекает нас.

– Вы играете нами, как марионетками, так? – спросила Пегги.

– Да, – согласился призрак. – Нам приятно думать, что Земля – наш ящик для игрушек.

– А если человеческая раса уничтожит себя, – бросила девочка, – что вы будете делать?

– Создадим другую, – ответил призрак. – Кое-кто из моих друзей считает, что Человек устарел, пора заняться чем-то другим. Вот почему они подталкивают мир к хаосу, – чтобы ускорить его конец. Им не терпится создать новую расу. Сейчас рассматривается много проектов. Мы собираемся вечером на полянах и обсуждаем, каков будет внешний вид у ваших потомков. Захватывающее дело.

– Вы как дети, – прошептала Пегги. – Хотите новую игрушку, но вы ее сломаете, как предыдущую, едва привыкнете к ней.

Призрак пожал плечами.

– Конечно, – согласился он, – но тем игра и интересна.

Девочка собиралась возразить, но в этот момент из кустов вышла ее старшая сестра. Она набросила на ночную рубашку плащ и надела на ноги кроссовки, не завязав шнурки.

– Что ты здесь делаешь? – крикнула она сердито. – Тебя ищут целый час. Мама была уверена, что ты сбежала.

Она размахивала руками, не сознавая, что в такой одежде была похожа на сумасшедшую, ускользнувшую из клиники.

Пегги Сью послушно направилась в сторону трейлера. Джулия все еще сердилась. Призрак, посмеиваясь, перемещался рядом. Он повторял каждую гримасу сестры и пытался изобразить ее как можно смешнее. Время от времени он развлекался, приподнимая подол ночной рубашки у сварливой девушки и показывая ее зад обитателям фургонов, полагавшим, что рубашкой играет ветер, и давящимся от смеха.

Мама с горьким видом ждала детей у фургона. Она знаком приказала Джулии замолчать, чтобы не тревожить соседей.

– Вот видишь, – прошипел призрак в ухо Пегги, – и так будет всегда… Твоя жизнь превратится в ад.

Затем, ухватив Пегги за запястье своими прозрачными пальцами, он поднял ее руку вверх и ударил ею по лицу Джулии. Девочка не успела среагировать, ее ладонь сильно хлопнула по щеке сестры, у которой дух перехватило. Мать застонала от удивления. На глазах у всех присутствующих Пегги Сью только что влепила пощечину Джулии с такой силой, что чуть не снесла ей голову с плеч. Никто не мог заподозрить вмешательства призрака.

– Ты… ты видела? – заикаясь, произнесла Джулия, приглашая мать в свидетели. – Она… она безумна. И когда-нибудь убьет всех нас во время сна.

– Слышишь, – захихикал призрак над ухом Пегги, – вот это мысль! И никто не удивится!

– Хватит, – вмешалась мать. – Вы долго устраивали здесь спектакль, садитесь в фургон. Мы уезжаем. Не может быть и речи, чтобы остаться здесь после того, что случилось. На меня уже достаточно пялились в супермаркете, словно я мать внеземного существа!

Пегги опустила голову и подчинилась. В тот момент, когда она поднималась в фургон, призрак потянул ее за край футболки.

– Тебя ждет приятный сюрприз, – прошипел он. – Куда бы ты ни поехала, мы будем встречать тебя там. Мы разрабатываем замечательную шутку, которой ты порадуешься первая.

Девочка резко вырвалась. Призрак захохотал.

– В добрый путь! – воскликнул он. – Кажется, погода будет хорошая. Если остановишься у аптеки, не забудь купить лосьон от солнца!

3

Уладив все формальности, покинули стоянку автофургонов.

Миссис Фэервей села за руль, а сестры проскользнули на заднее сиденье.

Пегги бросила взгляд на Джулию. На щеке девушки осталось красное пятно от пощечины.

«Она никогда меня не простит, – подумала девочка. – К тому же, если мы уедем из города, она потеряет работу в ресторане быстрого питания».

Напряженное молчание повисло в автомобиле. Пегги почувствовала, что осуждение усугублялось значительной долей страха.

«Я становлюсь их врагом, – подумала она, и сердце ее сжалось. – Они не понимают, почему я так себя веду».

* * *

В пути Пегги Сью задремала. Как это часто с ней бывало, во сне она увидела свою первую встречу с феей…

Ей только что исполнилось шесть лет, мама привела ее в оптику, чтобы подобрать первую пару очков. Вдруг вошла улыбающаяся рыжеволосая женщина. Она была поистине прекрасна, а движения ее были преисполнены редкого изящества. Она посмотрела на Пегги, подмигнула ей и указательным пальцем начертила странный каббалистический знак. В воздухе с треском образовалось голубоватое облачко. И тут же все люди, находившиеся в магазине, застыли, словно превратились в камень. Веки у них закрылись, и они уснули стоя, держа руки в том положении, в каком их настиг сон.

– Послушай, – сказала рыжеволосая дама, присев напротив Пегги. – У нас мало времени, потому что я явилась из космоса и не могу долго сохранять тот вид, который приняла, чтобы предстать перед тобой. Меня зовут Азена. Я знаю, что ты видишь призраков, ты была избрана для этой цели людьми, пытающимися защитить Вселенную. Задача нелегкая, но необходимо, чтобы кто-то противостоял призракам. Ты обладаешь такой силой. Пока она не слишком велика, но по мере того, как ты будешь расти, разовьется. Ты передашь ее своим детям, и так далее. Однажды вас станет довольно много, и вы будете достаточно сильны, чтобы помешать козням призраков. Да, когда-нибудь… но до тех пор в течение долгого времени ты будешь совсем одна, и тебе придется это выдержать. Призраки возненавидят тебя, они даже попытаются тебя убить… однако им это не удастся, потому что мы окружили тебя волшебными чарами, которые защищают тебя. Могучими чарами. Но берегись! Это не означает, что ты бессмертна. Призраки ужасно хитры, и они постараются подтолкнуть тебя к самоубийству или будут готовить несчастные случаи, чтобы уничтожить тебя. Когда я говорю, что они не могут убить тебя, я подразумеваю, что им не дано, к примеру, задушить тебя их собственными руками или сбросить со скалы в пропасть. Однако у них остается возможность подговорить кого-то, чтобы он сделал это вместо них, или вызвать обрушение скалы под твоими ногами. Понимаешь? Разница невелика, но от нее зависит твоя жизнь. Кроме того, они не могут заставить тебя совершать ужасные поступки: например, убивать кого-то.

Это было сложно! Пегги Сью покачала головой. Рядом с ней мама по-прежнему спала.

– Я знаю, что мы преподносим тебе сейчас плохой подарок, – снова вздохнула рыжеволосая женщина. – Надо было выбрать ребенка, и случай указал на тебя. Твои глаза обладают способностью причинять боль призракам. И это качество с течением времени будет развиваться… поскольку ты до сих пор не ослепла. Ведь призраки знают это, и они сделают все, чтобы ты потеряла зрение. Пока ты не выросла, не растрачивай свою зрительную энергию, учись пользоваться ею экономно. Будь терпелива.

– Почему призраки такие злые?

– Потому что такова их природа, – печально ответила Азена. – Когда мы создадим множество таких людей, как ты, им будет не так уж легко развлекаться за счет других. Ты – первая и должна быть храброй. Быть героиней не всегда приятно. Мы будем встречаться каждый раз, когда тебе понадобится сменить очки, в оптиках, подобных этой.

Она достала из кармана очки и заменила ими те, которые оптик хотел надеть на нос Пегги Сью.

– Это не обычные очки, – объяснила Азена. – Они почти живые и будут твоими верными союзниками в борьбе, которую тебе предстоит вести. В действительности их стекла сделаны из внеземных кристаллов, предназначенных для укрепления твоей зрительной силы. Когда эти кристаллы умрут, я явлюсь и принесу тебе новые.

Рыжеволосая женщина встала, ласково потрепала Пегги по волосам, затем щелкнула пальцами. И тут же жизнь вернулась в свою колею, люди в магазине открыли глаза. Они ничего не подозревали.

В дальнейшем, каждый раз, когда Пегги Сью надо было сменить очки, появлялась Азена и делала это вместо оптика. Всегда совершалась одна и та же процедура: Азена, щелкнув пальцами, приостанавливала жизнь окружающих, затем изучала глаза Пегги и вручала ей новые волшебные стекла.

Во время их последней встречи Пегги Сью была поражена, насколько усталой выглядела Азена. Она спросила, хорошо ли та себя чувствует.

– Эти путешествия сквозь космическое пространство изматывают меня, – призналась она, опустив глаза. – По правде говоря, они меня истощают и сокращают мне жизнь на несколько лет. Ты должна понять уже сейчас, что я не всегда буду рядом, чтобы защищать тебя.

* * *

Семья Фэервей весь день катила по пустынным полям, раскинувшимся до линии горизонта. Джулия хныкала, шмыгая носом, мама не открывала рта, Пегги Сью пыталась вспомнить последние слова призрака, странное предупреждение, которое он выкрикнул перед тем, как исчезнуть.

Что-то по поводу солнца? Нет, он говорил о защитном лосьоне… абсолютно непроницаемом лосьоне или о чем-то подобном.

Это не имело никакого смысла.

Вечером легли спать в фургоне, остановившись на обочине. На следующий день так же, и через день опять. Пегги поняла, что мама хотела уехать как можно дальше от Чатауги, чтобы избежать пересудов. Атмосфера была тяжелой, потому что никто не разговаривал.

А призраки оставались… невидимыми! С тех пор, как семья покинула стоянку автофургонов, девочка не видела ни одного из них.

«Правда, их редко можно встретить в пустынных районах, – думала она. – Там, где нет людей, не придумаешь интересных шуток».

* * *

Наконец прибыли в Поинт Блаф, небольшой поселок с домами, утопающими в цветах. Здесь имелась старая бензоколонка и аптека, перед которой стоял разукрашенный деревянный индеец. Было жарко, ветер разгонял желтую пыль, царапающую кожу. В этот момент правая передняя шина лопнула. Наклонившись над колесом, мамаша Фэервей прошептала сквозь зубы:

– Странно, как будто зверь вцепился в резину с такой силой, что прогрыз камеру. Заметны следы клыков.

Пегги Сью огляделась. Она легко угадала, что произошло: призрак выскочил из земли прямо перед машиной, чтобы проколоть шину острыми зубами.

«Он хотел, чтобы мы остановились здесь, – поняла она. – Значит, призраки собираются устроить следующую проделку в этом поселке».

Ей стало не по себе – девочка подозревала, что призраки хотят до наступления зимы выкинуть нечто очень серьезное.

– Ничего не поделаешь, – пробормотала мать. – Дальше не поедем. Место, кажется, очень приятное. Я сейчас позвоню вашему отцу и сообщу ему, что мы остановимся здесь.

– Такой маленький поселок, – проворчала Джулия. – Мне никогда не удастся развернуть большое дело в такой дыре!

* * *

Они без труда нашли новую стоянку для автофургонов.

Джулия устроилась в фаст-фуд, находившийся рядом с открытым кинотеатром, мама отвела Пегги в поселковую школу и попробовала договориться с директором о ее зачислении. Директор колебался. Школьное досье девочки-подростка пугало его. Звонок в школу Чатауги его ничуть не успокоил.

– Поинт Блаф – спокойный городок, – повторял он, пряча глаза. – Здесь нет ни наркоманов, ни бродяг. Наши ученики – милые дети.

Матери пришлось умолять его. Директор позволил уговорить себя, с условием, что выгонит Пегги Сью без предупреждения при первом же инциденте.

На следующий день девочка заняла свое место в классе среди новых товарищей. Отсутствие призраков сбивало ее с толку. Что они задумали? Она все время оглядывалась кругом, пытаясь заметить их, но напрасно.

– Ты кого-то ищешь? – спросила ее Соня Левин, рыжая девочка с веснушками; она заметила беспокойство Пегги.

– Н… нет, – пробормотала та.

– Брось, – выдохнула Соня. – Признайся. Мать привезла тебя сюда, чтобы ты рассталась со своим дружком, да? И надеешься, что он отыщет твой след.

Соня обожала заговоры влюбленных. Она готова была помогать всем страдающим от запретной страсти.

– Он был старше тебя, так? – настаивала она. – О! Я понимаю. Местная девочка Моника Грейхольд пережила то же самое. Родители невзлюбили ее бойфренда и отправили дочку в пансион за тысячу километров от Поинт Блаф. Она так была несчастна, что похудела на шесть кило… и отдала мне все свои платья, когда вернулась на рождественские каникулы.


Через две недели Пегги Сью поняла, что Соня ей очень нравится. Уже много лет никто не проявлял к ней ни малейшего дружеского внимания. Здесь, в Поинт Блаф, ее еще не считали опасной сумасшедшей, девочкой, с которой не следует общаться. Отсутствие призраков позволило ей расслабиться и вести себя нормально.

Пегги не знала, сколько это продлится, но ей было очень приятно, и она с удивлением обнаружила, что смеется над глупыми шутками мальчишек, как все девочки ее возраста. Здесь были Майк, Стэнли, Хопкинс, Дадли… – все они хотели завоевать расположение Пегги. Дадли был невероятно мил и скромен ровно настолько, насколько это нужно, чтобы под его мальчишеской внешностью разглядеть доброе сердце. Он всячески изощрялся, пытаясь рассмешить Пегги, и сыпал шутками (зачастую не очень смешными). Это было так трогательно, и девочка самым убедительным образом притворялась, что смеется от души.

* * *

В Поинт Блаф Пегги Сью считали заядлой путешественницей, потому что никто из местных подростков никогда не ездил никуда на автобусе. Ее без конца спрашивали, «а как там в других местах», и ей приходилось сдерживаться, чтобы не ответить:

– Ужасно… потому что там есть призраки.

– Здесь, – ворчала Соня Левин, – скучнейший поселок. Тут делать нечего и совсем ничего не происходит.

– И никогда не произойдет! – хором выкрикивали мальчишки.

Пегги Сью почувствовала, как у нее сжалось сердце. Как они были наивны… простодушны. Она хотела бы быть такой же беззаботной, обсуждать простые проблемы, волнующие их: пригласит ли этот мальчик ту девочку в открытый кинотеатр? Действительно ли X поцеловал Y во время последнего танцевального вечера?

– Я прекрасно вижу по твоим глазам, что ты несчастна, – шептала ей Соня Левин. – Ты мечтаешь о своем возлюбленном? Если ты очень сильно будешь думать о нем, он в конце концов найдет тебя, это магия. Любовь подобна радиотелефонной связи. Вы как два мобильника, работающих на частотах, которые никто не может уловить.

Она была прелестна, и Пегги Сью не хотела разубеждать Соню. К тому же Пегги была не против того, чтобы придумать для себя друга, ведь мальчики всегда избегали ее.

Одно было неприятно. Школьный учитель математики по имени Сет Бранч оказался отвратительным.

Это был высокий, лысый и ужасно худой мужчина, обливающий учеников презрением.

– В молодости он получил премию по математике, – объяснила Соня. – И у него крыша поехала. С тех пор он считает себя самым умным человеком в этой местности.

Она не лгала, Сет Бранч обожал унижать учеников, вызывая их к доске для решения непонятных задач. В то время как несчастные корпели над головоломкой, сжимая в руке бесполезный мел, он хихикал, принимая вдохновенные позы. А минуту спустя восклицал: «Достаточно!» – и решал упражнение за три секунды.

– Вы слишком глупы, – вздыхал он. – Бездарны до слез. Уверен, давай я уроки бродячим собакам с городских улиц или коровам, жующим травку на лугах, добился бы лучших результатов. Лабораторная крыса умнее вас. Когда вы были младенцами, вас, наверное, облучили по неосторожности. И вам, вероятно, не хватает какого-то участка мозга.

После чего добавлял, притворяясь испуганным:

– Быть может, вы не совсем люди?

По-видимому, эти плоские шутки доставляли ему большое удовольствие. Пегги Сью считала его противным. Однако боялась выносить окончательное суждение. Некоторые учителя, в глубине души побаивающиеся учеников, ведут себя так, чтобы скрыть свой страх, ей было это известно.

Однажды вечером, выходя из школы, она спросила своих новых друзей, не считают ли они, что Сет Бранч слишком много себе позволяет.

Соня Левин пожала плечами.

– Ну и что! – вздохнула она, – он не так уж и не прав. Сет Бранч гениален, а мы все слабоумные. Он может разыгрывать десять шахматных партий одновременно, с закрытыми глазами, а мы, как говорится, звезд с неба не хватаем. Дети Поинт Блаф. В этом местечке никто не блещет интеллектом, иначе это было бы известно.

Пегги Сью не разделяла этого пораженческого настроя.

Однако ее жизнь была не из легких. Она знала, что была хорошенькой (как только снимала свои ужасные очки!), но это приносило ей мало радости, потому что мальчики побаивались ее. Мальчишки, как правило, не любят сложных девочек, а она, к несчастью, относилась именно к этой категории. Кроме того, у Пегги Сью имелось столько проблем, что ей трудно было вести себя так же беззаботно, так же весело, как одноклассницы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное