Серж Брюссоло.

День синей собаки

(страница 1 из 15)

скачать книгу бесплатно

1

Призрак появился в классе именно в тот момент, когда учительница математики Флора Митчелл задала вопрос, на который могла ответить только Пегги Сью.

Девочка сделала над собой усилие, чтобы не задрожать; она уже давно привыкла к вторжению призраков в повседневную жизнь, но сталкиваться с ними лицом к лицу было для нее каждый раз чрез-вы-чай-но неприятно.

Призрак просунул голову сквозь дверь, как будто она была сделана из мягкого материала, проткнуть который не стоило труда. Это было низкорослое белесое существо, словно вылепленное из взбитых сливок.

– Пегги Сью, – строго сказала математичка, – скажи что-нибудь!

Девочка уже собиралась ответить, как вдруг призрак прыгнул к ней на колени… и ладонью зажал ей рот, не дав заговорить. Пегги попыталась оттолкнуть его; увы, это было невозможно! Призраки обладали чудовищной силой, с которой, как оказалось, бесполезно было бороться. Так же, как пыжиться, надеясь поднять слона на вытянутой руке! Пегги Сью понимала, что выглядит глупо, стоя с открытым ртом и не произнося ни слова… при этом лицо девочки приобретало фиолетовый оттенок, потому что ей не хватало воздуха!

– Если захочу, – хихикала молокообразная тварь, – то не отниму руку, пока ты не задохнешься. Никто не поймет, что с тобой случилось, и ты упадешь на парту с почерневшим лицом. Это будет смешно, не так ли?

Пегги Сью снова попыталась сбросить с колен поганую нечисть, но ее руки прошли сквозь тело этой мелкой твари. Люди не могли прикоснуться к призракам, так было установлено изначально. Призраки же обладали неограниченной властью над людьми. Могли лепить из них, как из пластилина, все, что угодно. Впрочем, для призраков весь мир был пластилином. Пегги Сью видела, как некоторые из них ударами кулака сплющивали машины. А потом все считали, что автомобиль попал в аварию.

Девочке стало страшно. Мерзкий шалун накрепко вцепился в нее, и Пегги почувствовала прилив крови к вискам.

– Ты ведь знаешь, что я могу тебя убить? – снова захихикал призрак. – Но я не сделаю этого… потому что сегодня у меня веселое настроение и я чувствую себя не-обы-кно-вен-но хорошо.

Он лгал. По крайней мере, отчасти. Пегги Сью было известно, что призраки не могли убить ее собственными руками. Могущественные и таинственные чары защищали ее. Чары, заставлявшие врагов девочки кипеть от злости.

Физиономия призрака без конца преображалась от каждой его реплики.

Призраки обладали отвратительным свойством – у них не было определенной внешности. Они увеличивались, уменьшались, изменяли лицо, появлялись даже в виде какой-нибудь вещи или животного, если у них возникало такое желание. Тот, что сидел на коленях Пегги Сью, развлекался, поочередно примеривая на себя головы различных президентов Соединенных Штатов, чьи портреты украшали стены класса. И было очень неловко держать на коленях Джорджа Вашингтона или Авраама Линкольна ростом с пятилетнего ребенка.

– Пегги Сью, – вмешалась Флора Митчелл, – прекрати корчить гримасы! Ты побагровела, с тобой все в порядке? Может, отвести тебя в медпункт?

В классе засмеялись.

Никто не мог понять, что случилось, потому что только Пегги Сью обладала печальным даром видеть призраков. Для простых смертных ничего особенного не происходило, и этот классный час не отличался от всех остальных… если не считать, что у ненормальной Пегги Сью Фэервей начался припадок!

Наконец тварь убрала руку с лица девочки, позволив ей перевести дыхание. Пегги откашлялась, как пловчиха, слишком долго находившаяся под водой. Другие ученики брезгливо поглядывали на нее. Девочку считали «чудаковатой», «белой вороной», с которой не стоит дружить. Ее поведение озадачивало не только сверстников, но и взрослых.

– Пегги! – повторила миссис Митчелл, теряя терпение. – Когда закончишь свой спектакль, пойдешь к доске и напишешь формулу, которую я тебе задала.

Пегги хотела встать, но существо, сидевшее у нее на коленях, не пожелало сдвинуться, пригвоздив ее к месту. Призраки такими и были: то становились легкими и весили меньше перышка, то изменяли свою плотность и тяжелели, как каменная глыба.

– Я жду! – прикрикнула учительница.

Молочного вида карлик согласился наконец опустить ноги на пол. Тягучая субстанция вынуждала его подскакивать при ходьбе, как будто он носил ботинки на пружинах… хотя ботинок-то у него и не было. Как все ему подобные, тварь обходилась без одежды. И нельзя было определить, девочка это или мальчик. У призраков не было пола. Если они являлись Пегги Сью в более или менее человеческом облике, это делалось скорее ради удобства, а не в силу генетической предрасположенности.

Никто их не видел… только она. И это началось, когда Пегги была совсем маленькой.

– К доске, – прошипела сквозь зубы миссис Митчелл, протягивая Пегги кусочек мела. – Поторопись, ты что, полагаешь, что мы тут ради тебя собрались?

Пегги взяла мел. Ладони у нее стали влажными. Формулу она знала; написать ее не составляло никакого труда, но девочка пыталась угадать, что еще выкинет молочный шалун, торчавший за ее спиной.

Переваливаясь с боку на бок, он пошел за ней к доске, и некоторые части его тела до смешного вытянулись. Правая рука была теперь длиной метров в пять, и он перекинул ее через головы учеников, чтобы потаскать за волосы Линду Браунинг, сидевшую у двери. Как глупо! Шутки зловредного мальчишки!

Пегги Сью достаточно натерпелась. Она ждала, когда прозвенит звонок и окончатся занятия, чтобы убежать. Зажав в пальцах мел, она начала писать. В тот же миг рука призрака опустилась на руку девочки и сжала ее, едва не сломав. Пегги поняла, что сейчас произойдет, и застонала от отчаяния. Тварь вынуждала ее выводить буквы, слова, которые девочка никогда бы не написала.

В классе раздались возгласы удивления. Пегги Сью слово за словом в ужасе прочитывала то, что мел чертил на доске:

Флора Митчелл до безумия влюблена в директора!

Девочки давились от смеха, мальчики смеялись до упаду. Учительница смертельно побледнела. Ринувшись к тряпке, она быстро стерла фразу, начертанную на доске крупными буквами.

– Я это так не оставлю, – выдохнула она сдавленным от гнева голосом. – Ты ответишь на дисциплинарном совете. Я потребую, чтобы тебя исключили из школы!

Рука призрака, по-прежнему сжимающая пальцы девочки, вынуждала ее калякать на доске другие, более оскорбительные слова. Пегги Сью заметила, что от слез запотели ее очки, огромные стекла, над которыми потешались все девчонки.

– Хватит! – заорала учительница. – Ты совсем голову потеряла!

Тварь захихикала в ухо жертве. У призраков был свистящий, похожий на жужжание насекомых голос. Они говорили так быстро, что только Пегги Сью могла разобрать их слова, тогда как остальные улавливали лишь противный писк кусачего комара.

– Вот видишь, – пропищал уродец. – Видишь, как чудесно мы развлекаемся. Если б я действительно был злым, я заставил бы тебя написать такие ужасные вещи, из-за которых ты попала бы в тюрьму. Представляешь, что можно изобразить на городских стенах с помощью фломастера? Сколько гадостей о мэре, шерифе могла бы ты написать… Достаточно придержать твою руку, и все.

– Нет, – чуть было не взмолилась девочка, – только не это.

Но она очень вовремя прикусила губу. Никто не понял бы, что она имеет в виду.

Крики учительницы привлекли внимание члена педсовета, который набросился на Пегги. Невидимое существо тут же отцепилось от своей жертвы, предоставив ей свободу движений.

Дальнейшее ни в чем не отличалось от того, что уже происходило с девочкой в других учебных заведениях. Во все школы, куда родители записывали Пегги, еще до ее появления поступали неблагоприятные отзывы. По мнению школьных психологов, она представляла собой яркий пример трудного подростка, подверженного галлюцинациям. Призраки наслаждались ситуацией, полностью ими же созданной. Их стратегия была столь же проста, сколь эффективна: чем большим посмешищем выглядела Пегги благодаря их усилиям, тем меньше они опасались, что к ее словам станут прислушиваться.

* * *

Когда она была совсем маленькой – лет шести, – Пегги Сью допустила ошибку, рассказав окружающим о том, что видит, и в результате – ее отвели к врачу.

– Ничего страшного, – пробормотал доктор. – Дети иногда любят пофантазировать. Они придумывают себе воображаемых друзей. Но это проходит.

Однако досадная странность Пегги Сью окончательно закрепилась, и никогда, никогда в жизни она не переставала видеть призраков.

«Призраки» – так нелепо называют нас люди, – объяснило ей одно из первых существ, с которым она столкнулась. – Очень глупо, но твои собратья принимают нас за привидения, мертвецов, вознамерившихся преследовать их. Некоторые считают нас пришельцами из космоса. Такой же идиотизм. Мы – не то и не другое.

– Тогда кто же вы? Как вас надо называть? – спросила Пегги Сью.

– Невидимки или Прозрачники, – эти два определения нас устраивают. А слово «призраки» сильно раздражает, оно такое пошлое.

* * *

Главный надзиратель повел Пегги к школьному психологу. Такое случалось не впервой, и девочке пришлось идти под прицелом насмешливых глаз столпившихся у раздевалки школьников.

Девочка съежилась в одном из мягких кресел, стоящих в приемной. Существо, явившееся причиной всех ее несчастий, исчезло секундой раньше, показав ей нос.

Пегги Сью сняла очки, чтобы протереть их.

Она страдала близорукостью вследствие колдовских чар, которыми опутали ее призраки.

– Мы хотим разыгрывать свои шуточки без свидетеля. Знаю, никто не верит тому, что ты говоришь, – крикнул ей один из них. – Но нам не нравится, что ты всегда оказываешься рядом и шпионишь за нами. Все-таки это неприятно!

И он направил в сторону девочки светящийся луч, который пробил ей сетчатку. С той самой встречи зрение Пегги постепенно ослабевало. Каждый год ей приходилось менять очки. Мальчишки прозвали ее «кротом». Хотя Пегги была хорошенькой, у нее не было друга, и никто никогда не приглашал ее на школьные балы. Дело в том, что ни один из мальчиков не хотел, чтобы его заметили в обществе странной девчонки, целыми днями разглядывающей пейзаж, будто там происходили какие-то события, не видимые простым смертным.

Пегги нацепила очки и подошла к окну. На другой стороне поляны раскинулся городок Чатауга, бывшая индейская резервация, где еще сохранилось несколько тотемов, наполовину съеденных термитами. Люди за окном жили, полагая, что у них нормальное существование, зависящее только от них.

Они ошибались…

Призраки сновали повсюду. Прямо сейчас Пегги видела, как они просачиваются сквозь стены домов, на шоссе лавируют среди потока машин. Они были причиной несчастий, постигающих людей. Нередко Пегги заставала их за подготовкой аварии. Вот они стоят на перекрестке, затем прыгают в автомобиль и завладевают рулем, зажав своими руками руки водителя. После чего тот теряет контроль над машиной, врезается в дерево или сбивает пешехода. Потом ему ничего не остается, кроме как бормотать:

– Не понимаю… Руль сам стал крутиться у меня под пальцами.

И никто не верил его словам. Никто, кроме Пегги Сью.

Призраки могли делать все, что угодно, с любой материей. Они без вашего ведома засовывали руку в вашу грудную клетку. И там им достаточно было ухватить сердце и сжать его, чтобы спровоцировать сердечный приступ.

«Это убийцы, – повторяла про себя Пегги. – Каждый день они совершают тысячи преступлений, и никто не подозревает об их существовании».

Никто, кроме нее, и нести этот груз было тяжело.

Пегги прижалась лбом к стеклу. Она разрывалась от злости и отчаяния. Злость вызывали гнусные создания с гадким смешком, завладевшие миром, отчаяние объяснялось ее неспособностью исправить положение.

Пегги была предметом их особой ненависти. Призраки терпеть ее не могли. Девочка была единственным свидетелем их козней. Когда безумный убийца отправлялся на улицу с ножом, чтобы резать прохожих, чаще всего он делал это потому, что кто-то из этих тварей направлял его руку.

* * *

– Пегги Сью? – услышала девочка голос психолога у себя за спиной. – Мне рассказали о произошедшем инциденте. Хочешь, поговорим об этом?

Пегги Сью, опустив глаза, покачала головой. Незачем пугать взрослых, так мало знающих о жизни. Беда только в том, что они начинают думать: «Она неизлечима, лучше уж поместить ее в больницу, пока она не стала опасной для окружающих».

Именно этого добивались призраки.

Через три минуты психолог подписал ей справку, чтобы она могла уйти домой. Девочка поблагодарила его. После того, что произошло, ей не хотелось выслушивать насмешки одноклассников.

Прижав учебники к груди, она покинула школу. Призраки тут же окружили ее, как будто вели под конвоем. Они выкрикивали оскорбления, насмехались над ней. Выскакивали из стен домов, из толщи тротуара. Одни были маленькими, как мышки, другие огромными, как слоны. Некоторые постарались принять человеческий облик, а многие летали, как воздушные шары, но у всех была одинаковая молокообразная структура. Двое из них ради «развлечения» ухватили девочку за запястья и заставили ее махать руками во все стороны, словно она отгоняла воображаемых ос. Книги и тетради упали на землю, но Пегги Сью не успела собрать их – призраки уже потащили ее дальше. Прохожие, испытывая неловкость, притворялись, что не замечают одержимую девочку, которая шла, размахивая над головой руками, как будто считала себя огромной бабочкой, которой не удается взлететь из-за тяжелого веса.

– Опять эта малышка Фэервей, – прошептала одна из продавщиц магазина, – бедная девочка совсем сходит с ума.

– Ее родители, однако, очень достойные люди, – вздохнула ее коллега.

Призраки сопровождали Пегги Сью по всему городу. Девочка уже привыкла к подобным неприятностям, но глаза ее затуманились, так сильно хотелось ей плакать.

Чтобы довести Пегги до слез, одна из тварей показала ей двух призраков, которые собирались устроить пожар в гараже. Однажды девочка видела, как они, ухватившись за дуло карабина, из которого какой-то мальчик стрелял по консервным банкам, вынуждали его целиться в приятелей. В тот день «шутка» обернулась одним погибшим.

– Почему вы такие злые? – в тысячный раз спросила девочка, когда призраки стали исчезать, наконец отпустив ее.

– Мы вовсе не злые, – ответила одна из тварей. – Нам скучно, и мы хотим развлекаться. Разве мы виноваты, что наше чувство юмора отличается от вашего?

– Но ваши шутки приводят к смерти, – возразила Пегги Сью. – Они смешны только вам!

– И это главное! – воскликнул белесый гном, перед тем как провалиться сквозь землю.

Девочка вздохнула. Ее учебники были потеряны, но у нее не хватало духу вернуться, чтобы поднять их.

Она вышла на окраину города. Кукурузные поля окружали Чатаугу золотистым кольцом, которое колыхалось под нескончаемый шум ветра. Здесь, за хилым ограждением, находилась стоянка трейлеров. Сюда ставили автофургоны всех размеров; некоторые уже покрылись ржавчиной и уже никогда не отправятся в путь. На этой окраине жили разные люди. У многих не было другого жилища, но попадались и такие, кто, подобно родителям Пегги, отец которой был плотником, переезжали с одной стройки на другую по всей стране.

Девочка поняла, что ей совсем не хочется возвращаться домой. Психолог наверняка позвонил ее матери, и теперь не избежать обычных криков отчаяния. Чтобы как можно дальше оттянуть этот момент, Пегги углубилась в кукурузное поле. Какая прекрасная страна, какой чудесный пейзаж, но почему все так сложно устроено в этом мире? Ей так хотелось быть обыкновенной девочкой, такой, как другие, и чтобы за ней ухаживал прыщеватый и глуповатый мальчик, который пытался бы поцеловать ее после киносеанса… Она предпочла бы не иметь других забот, кроме выбора платья для выпускного бала, прически и подходящих туфелек. Она была слишком юной для решения сложных проблем. Частенько она завидовала спокойному счастью своих товарищей, которые, вполне вероятно, считали себя невезучими! Глупые, что бы они сказали, если бы им пришлось, как ей, постоянно сталкиваться с кознями призраков?

Она прислушивалась к шуму листвы, прекрасно понимая, что это спокойствие долго не продлится. Она не ошиблась. На поверхности земли появился белесый шар, напоминающий огромный гриб. Затем шар стал расти, задрожал, превращаясь в точную копию Пегги Сью.

– Тяжело, не так ли? – сказала тварь. – Тебе не надоело быть нашим козлом отпущения? Знаешь, людей начинает тревожить твое поведение. Ты их пугаешь.

– Почему вы ополчились против меня? – спросила девочка.

– Потому что ты видишь нас, – пропищал призрак. – Твой взгляд причиняет нам боль. Обжигает нас. И мы хотим прекратить это. Тебе не приходило в голову, что твоя жизнь снова станет нормальной, если ты перестанешь смотреть на нас?

Пегги пожала плечами.

– Я все равно буду знать, что вы рядом, – вздохнула она.

– Поначалу, – уточнила тварь. – Но со временем ты о нас забыла бы. И даже смогла бы убедить себя, что все это лишь дурной сон. Если ты перестанешь видеть нас, мы прекратим мучить тебя.

– Ты хочешь заключить какое-то соглашение, да? – спросила девочка.

Призрак топтался, переваливаясь с боку на бок, он сохранял облик Пегги, но развлекался, искажая черты девочки до безобразия.

«Это сильнее их, – подумала она, – даже выступая в роли посланников, они не могут удержаться и ведут себя все так же жестоко».

Пегги заставила себя смотреть на изменчивый облик, который по воле призрака принимал ее двойник. Уши торчали, нос вытягивался. Затем молокообразное существо начало быстро стареть, превращаясь в подобие старухи, и Пегги Сью увидела, какой она может стать в семьдесят лет.

– Не смешно, так ведь? – захихикал призрак. – Вы, люди, такие ранимые. Можете умереть из-за пустяка.

– Что ты мне предлагаешь? – перебила его девочка. – Ведь тебя для этого прислали, так говори.

Тварь превратилась в шар неизвестного состава.

– Если бы мы могли убить тебя, все было бы проще, и мы бы давно это сделали, – произнес шар, – но увы: волшебная сила защищает тебя; поэтому нам приходится разыгрывать из себя дипломатов, пытаясь заключить договор. Соглашение простое. Оно сводится к одному: если ты согласишься стать слепой, мы оставим тебя в покое. Никогда больше ты ничего не услышишь о нас и будешь жить, как нормальная девочка.

– Нормальная, но слепая… – поправила Пегги.

– Может быть, это лучше, чем постоянно видеть, как мы проделываем наши трюки? – возразил призрак. – Поразмысли над предложением. Вон там, в траве, ты найдешь пузырек с пипеткой. В нем – особая настойка. Тебе достаточно будет капнуть по капельке в каждый глаз, чтобы ослепнуть без боли. И мы тут же перестанем надоедать тебе.

– И ты считаешь, что это честный договор? – с горечью воскликнула девочка. – Тебе не кажется, что ты хочешь провести меня?

– Нет, – ответила тварь. – Слепота лучше, чем целая жизнь взаперти, в обитой мягкими материалами палате сумасшедшего дома. А именно это и случится, если ты по-прежнему будешь шпионить за нами. Подумай о том, что произошло с тобой сегодня. Завтра же мы заставим тебя схватить нож и зарезать кого угодно. Твою мать, сестру…

(И опять тварь лгала. Волшебные чары, защищавшие Пегги, не позволили бы ей совершить подобную мерзость.)

Пегги Сью сделала несколько шагов и разворошила траву кончиком ботинка. Она заметила запыленный флакон, появившийся будто из далекой эпохи.

– Это настойка, – шепнул призрак ей в ухо. – Одна капля, не больше. Тебе не будет больно. Капелька в каждый глаз, и ты избавишься от нашего присутствия. Подумай хорошенько, игра стоит свеч.

«Ловушка», – подумала Пегги, пожав плечами. И ударом каблука раздавила флакон на мелкие осколки.

Когда она подняла голову, призрак уже исчез, разъяренный ее поступком. Девочка решила, что пора возвращаться домой. Выбравшись из зарослей кукурузы, она нос к носу столкнулась со своей старшей сестрой Джулией, которая шла от автофургонов. Джулии было семнадцать лет, на три года больше, чем Пегги. Из-за разницы в возрасте она считала себя взрослой и донимала младшую сестру противными нравоучениями.

– А! – прошипела она. – Вот ты где! Директор школы только что звонил. Тебя опять выгнали. Кажется, на этот раз ты написала гадости о твоей учительнице математики?

Если Джулию заносило, она могла целый час продолжать в том же духе. Девушка считала себя очень ответственной. Все началось в тот день, когда ее избрали лучшей служащей месяца в ресторанчике быстрого обслуживания, где она работала. С тех пор она мечтала открыть собственное дело. Это была высокая блондинка, лицо которой портил длинный нос. Она по пустякам выходила из себя и тренировала улыбку перед зеркалом, чтобы нравиться клиентам.

Пегги Сью не мешала ей бушевать. Она знала, что родители стыдились младшей дочери. Они были люди простые. Честные и бесхитростные. Пределом их мечтаний было поселиться на ранчо в Небраске после того, как дочки выйдут замуж, где они занялись бы разведением лошадей. Им были чужды любые странности. «Причуды» Пегги Сью выбивали у них почву из-под ног.

– Я не понимаю, почему она так ведет себя, – постоянно жаловалась мать. – Она даже не связана с плохой компанией. Учителя говорят, что у нее вообще нет друзей.

– Это не может так продолжаться, – не унималась Джулия, повторяя, как заведенная: – Она создает нам ужасную репутацию… и губит мою будущую карьеру. Как я смогу основать свое дело? Ни один банкир не захочет ссужать деньгами сестру сумасшедшей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное