Сергей Зверев.

Тормоза придумал трус

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

3

Фамильный замок Вольфштайнов располагался в самом живописном месте Баварии. Изумрудная долина, озеро, отражающее белые облака в лазурных небесах. Вокруг лес с вековыми деревьями, подернутый дымкой.

Ров, окружавший замок, как и положено, был заполнен водой, поступавшей по специальному каналу из озера. Гости, преодолев вал, въезжали в замок по мощному подвесному мосту и дивились атмосфере средневековья, царившей вокруг. Время здесь словно остановилось.

Фриц Вольфштайн, известный всей Германии бизнесмен, один из владельцев могущественного «Рургаза», наслаждался произведенным на гостей эффектом. Показав темницу и камеру пыток, он повел их через мрачную галерею в громадных размеров зал, где была выставлена его самая большая гордость – коллекция антикварных автомобилей. Он включил освещение, и гости заахали, разглядывая медленно поворачивающиеся на своих постаментах машины. Ни один автомобильный салон не мог похвастаться такими экземплярами. Десятки самых редких автомобилей из разных стран мира сверкали, подсвеченные разноцветными прожекторами. Первые автомобили напоминали экипажи без лошадей. Внутри сидели манекены дам и кавалеров в пышных нарядах. Далее следовали более современные, довоенные модели. Чего стоил один легендарный «ОМ 665 Superda» 1928 года с большими круглыми фарами – прожекторами, безупречным по форме кузовом черного цвета и хромированными частями, отливающими золотом в свете прожекторов. А ярко красный «BUGATTI 57S» 1936 года? Его салон, отделанный роскошной белой кожей, манил и, казалось, стоит только коснуться этой кожи – и ты перенесешься в те далекие времена, когда подобные автомобили-аристократы с достоинством двигались по дорогам. Следом шел древний «LOTUS», смешные фары которого торчали над длинным капотом, подобно глазам улитки.

Военный период был представлен в основном немецкими и американскими автомобилями. Имелся даже классический «BUICK» 1941 года.

Сразу после войны началась эпоха больших изысканных автомобилей: черный «TALBOT LAGO 126», белоснежная «DELAHAYE 135М» 1948 года, «TRIUMPH 1800» «ROADSTER». Послевоенный ряд «Mersedes-Benz» был представлен люксовыми купе на базе самых дорогих представительских седанов.

Сложив на пивном брюхе унизанные перстнями руки, Фриц стоял и смотрел по сторонам, чувствуя, как поет его душа. Золотые очки сверкали на его глыбистом, ничего не выражающем лице с массивными пухлыми щеками. Маленькие свиные глазки тускло поблескивали серой сталью. Каждый год он пополнял свою коллекцию очередным шедевром, и в данный момент он был занят поисками «Паккарда» 1939 года, которым он собирался завершить серию американских автомобилей. Однако удача ему пока не улыбнулась. Но не в характере Фрица было отступать от задуманного. Для «Паккарда» уже было подготовлено специальное место. Остановившись у пустующего постамента, Фриц задумался и вздрогнул, когда его плеча ласково коснулась женская рука с длинным ногтями золотого цвета. Это была его жена Анна – русская немка, или фольксдойче, как таких называли в Германии.

Фриц встретился с ней во время своей поездки в Россию, в провинциальном волжском городке при посещении газового месторождения. До того как он встретил Анну, он не думал, что его может что-то заинтересовать, кроме бизнеса и антикварных машин, но эта женщина сразила его наповал, и теперь Фриц чувствовал, что она стала для него своего рода наркотиком. Было приятно выполнять все ее прихоти и капризы, и, спустя какое-то время, он уже не мог представить своей жизни без этого. Еще одним немаловажным фактом оказалось то, что Анна по линии отца находилась в родстве с самим Людвигом II, королем Баварии. Он сначала даже не поверил, но Анна представила ему соответствующие документы. Экспертиза подтвердила, что они подлинные. О большем ему и не приходилось мечтать. Они обвенчались сразу же по приезде в Германию. Показывая Анне замок, Фриц рассказал, что король подарил его предку Вольфштайнов за успешно проведенную военную операцию. Причем построен он был по проекту Людвига II, который был помешан на французских замках того времени и строил такие же по всей Баварии. «Ах, какое совпадение!» – радостно захлопала в ладоши Анна, после чего они поцеловались и вместе поднялись в спальню, где Анна поразила его своей скромностью и даже застенчивостью. Однако к концу их первой ночи она стала напоминать настоящую тигрицу.

– Котик опять мечтает! – проворковала Анна, пронзив его взглядом бездонных, голубых глаз. – Вот увидишь, ты получишь эту машину. Она будет твоей.

Фриц почувствовал, что его губы расползаются в бессмысленной улыбке, и сразу же одернул себя, приняв бесстрастный вид, чтобы коллеги-бизнесмены не поняли, какую власть над ним имеет эта женщина с безупречной красотой и фигурой Валькирии.

– Должен признать, что ничего более грандиозного я не видел! – воскликнул, обращаясь к Фрицу, глава делегации из «Росгазбанка», высокий худощавый брюнет с седыми висками.

– Скажу без ложной скромности, господин Баранов, что моя коллекция довоенных антикварных автомобилей самая большая в мире, – раздуваясь от гордости, ответил Фриц и стал перечислять раритеты. Говоря, он упомянул и о желании приобрести «Паккард».

– Дайте, угадаю, – весело предложил Баранов, указав на пустой постамент. – Это место приготовлено для него.

– Да вы просто провидец, – подтвердил Фриц.

Анна, в это время находившаяся за спиной мужа, бросила на Баранова быстрый взгляд, откинула назад белокурые локоны, и криво улыбнувшись, изящно закурила. Баранов скосил на нее глаза, тоже улыбнулся и сообщил Фрицу, что у него имеется сюрприз для хозяина замка.

– Оглянитесь вокруг, господин Баранов, и вы поймете, что меня трудно чем-либо удивить. Я человек состоятельный, – надменно ответил Фриц, слегка улыбаясь.

– Ради совместной плодотворной работы нашего «Росгазбанка» и вашего холдинга я готов совершить невозможное, – горячо пообещал Баранов, искоса поглядывая на Анну.

Жена Фрица смотрела на русского банкира не отрываясь, будто ждала от него каких-то действий. И Баранов принялся уверять немца, как много значит их совместная работа для экономики стран, где они осуществляют свои проекты.

– Намекаете на сделку по Балтийскому газопроводу? – прямо спросил Фриц с каменным спокойствием.

– Вы читаете мои мысли, – улыбнулся Баранов. – Главное, чтобы проект принес обеим сторонам дивиденды, на которые они рассчитывают. Ясно, что только вы, с вашим положением в холдинге, способны повлиять на справедливое распределение прибыли. Кстати, подарок, что я для вас приготовил, от всего нашего банка. Им мы хотим выразить вам свое уважение и еще больше скрепить деловые отношения.

– Я понял вас, господин Баранов, – кивнул Фриц, – но повторяю, я состоятельный человек и не знаю, чем вы сможете меня удивить.

– В мире всегда найдется место чуду, а Россия страна большая и неизведанная, – загадочно улыбнулся Баранов. – Поверьте, это лучше, чем деньги, драгоценности и все заурядные вещи, которые преподносят в качестве подарков.

– Что ж, будущее нас рассудит, – сдержанно улыбнулся Фриц и, взглянув на жену, торопливо прикрыл ее обнажившееся плечо накидкой из соболя. – Дорогая, ты замерзнешь, здесь прохладно. Может, тебе пойти к себе и выпить чего-нибудь горячего. Хильда тебе приготовит.

– Успокойся, котик, я не замерзла, – осадила мужа Анна, – ты забываешь, что я из России и не так изнеженна, как ваши фрау. Сейчас-то там ничего, а вот раньше медведи по улице бродили. Мать меня в школу с рогатиной отправляла. Помнишь, я тебе рассказывала, что в тринадцать лет завалила своего первого медведя.

– О да, да, – тихо прошептал Фриц с расширенными от ужаса глазами и, приобняв жену, добавил: – Такой ужас! Я до сих пор в это не могу поверить. Бедная моя.

Хотя они разговаривали тихо, отдельные слова долетали до банкира. Баранов едва сдерживался, чтобы не расхохотаться. В отдельных вопросах немец был наивен, как ребенок. Во время поездки по Поволжью Фриц как-то спросил у него, правда ли, что раньше в России по улицам ходили медведи. Он подтвердил – не подводить же Аньку, хотя она могла бы быть поскромнее и врать поменьше.

Пришлось даже отыскать для Фрица пару реальных историй про то, как женщины побеждали медведей, а одна семидесятилетняя старуха задушила ворвавшегося к ней в дом голодного матерого волка, затолкав ему в пасть руку по локоть. В качестве доказательства Баранов показал Фрицу старые газеты с фотографиями героинь. Фриц несколько дней потом пребывал в шоковом состояние. А когда они отдыхали в его шале на горнолыжном курорте Кицбюэль, немец все время требовал, чтобы ему рассказали еще что-нибудь эдакое про русских женщин. И Баранов с удовольствием рассказывал: фантазией он не был обделен.


К Баранову приблизился его компаньон из «Росгазбанка» Артем Зуев.

– Как думаешь, Вить, Фриц пойдет нам навстречу? Суммы-то не маленькие, – обеспокоенно поинтересовался он у Баранова.

– Когда он увидит «Паккард», у него колпак сорвет. Не мороси, Артем, мы его обложили со всех сторон, никуда он не денется, – заверил Баранов и украдкой подмигнул Анне Вольфштайн.

4

На невысокий обрывистый берег Финского залива мягко накатывали волны. До самого горизонта, куда ни кинь взгляд, расстилалось море, подернутое мелкой рябью. А над берегом высились сосны, среди которых рассыпался домиками дачный поселок «Пионерское». Чуть в стороне виднелся дом творчества «Театральный».

Лихо промчавшись по пустынной дороге, «Победа» братьев Знаменских притормозила у старой дачи. Из автомобиля торопливо выбрался пожилой оператор «Автошоу» с мокрым от пота лицом.

– Нет, ребята, к вам в машину я больше ни за что не сяду, – крикнул он, погрозив пальцем сидевшим внутри, – у меня больное сердце, язва, да и вообще я пожить еще хочу!

– Валерий Иванович, мальчики просто дурачились, – сказала ему, выбираясь из «Победы», Ирина, – ничего бы не случилось. Леша очень опытный водитель.

Оператор нетерпеливо отмахнулся и зашагал к воротам дачи. Из «Победы» выбрались и Знаменские.

– Посмотри, как я могу, посмотри, как я могу, – скрипучим голосом передразнил брата Роман.

– Большое дело, прошли сотню метров на двух колесах, – проворчал Алексей, захлопывая дверцу.

– Ладно, на дурней грех обижаться, – подытожил Роман с серьезным видом и, игнорируя возмущенное фырканье старшего брата, пошел вслед за Ириной к воротам, бросив через плечо: – Помни, Леха, сейчас мы приехали к интеллигентным людям. Не делай, ничего такого, что выставит нас в негативном свете и подорвет репутацию. Короче, не будь «ушастым».

– Чья бы корова мычала, – хмуро огрызнулся Алексей. Он быстро догнал Ирину и Романа. Оператор в это время барабанил в деревянные ворота, украшенные поверху замысловатой резьбой:

– Вероника Аркадьевна, открывайте! Это Валерий!

Сообразив, он взялся за сотовый, но в этот момент приоткрылась калитка. Роман из озорства дал старшему брату подзатыльник, буркнув, чтоб он вел себя прилично. В лицо Алексею бросилась краска. Утробно зарычав, он схватил Романа за рубашку. Ирина кинулась их разнимать, вскрикнув:

– Хватит вам вести себя как дети. Вы оба меня позорите!

Из калитки вышла женщина лет под шестьдесят в откровенном наряде светской дамы конца пятидесятых годов. Пышное платье с глубоким декольте, шляпка с кокетливо опущенной вуалью, руки скрыты шелковыми перчатками, безупречный макияж. Было видно, что она долго готовилась к их визиту.

– Рада, что вы пришли господа. Прошу вас, проходите, и не чувствуйте стеснения, – прозвучал хорошо поставленный голос актрисы.

– Мы тоже безмерно счастливы почтить вас своим присутствием, – задушенно пропищал Роман, силясь освободиться от хватки брата. Однако Алексей сам отпустил его, лишь только актриса перевела на него взгляд.

– Вероника Аркадьевна, вы сегодня обворожительны, – пропел оператор и галантно поцеловал руку.

– Валера, ну довольно церемоний, – зарделась актриса, однако сама подала руку Алексею.

Он неуклюже повторил жест оператора, то же самое проделал и Роман. Ирина, пока их представляли, веселилась вовсю, но дошла очередь и до нее. Пришлось изобразить что-то вроде реверанса. Всем своим видом актриса показала, что потуги Ирины ее не впечатлили. Хозяйка провела гостей сразу в гараж, объясняя на ходу:

– Валера звонил мне насчет «Паккарда», и я рада буду помочь, потому что без должного внимания машина здесь просто погибнет.

Остановившись у гаража, она попросила Алексея открыть дверь.

Когда створки гаражных ворот были разведены, все увидели запыленный кузов «Паккарда». В машине были какие-то тряпки, банки с компотами, разное барахло, но даже на первый взгляд было заметно, что машина находиться в хорошем состоянии.

– Какая это машина, ох ребята, если бы вы знали, – томно вздыхала актриса, картинно прикрывая глаза рукой, – я человек, «отравленный искусством», и это кусочек моего мира. С ней связанны лучшие годы моей жизни. Она мне так дорога, что если бы Валерий не попросил меня помочь вам, я бы ни за какие деньги ее не продала. Это живая легенда. Глядя на нее, я вспоминаю своего мужа Валю. Какой он был страстный!

Алексей, прикинув, понял, что, несмотря на большие вложения, которые придеться сделать при восстановлении внутренней отделки, овчинка стоит выделки, но чтобы сбить цену, пробормотал с печалью в голосе:

– Да, с машиной придеться капитально повозиться.

– Всю ходовую придеться перебирать, – поддакнул Роман с видом знатока.

– Естественно, машина не новая, и придеться что-то ремонтировать, – без умолку тараторя, согласилась актриса, – только тем не менее это антиквариат, и я бы даже сказала – памятник истории. Только представьте – в ней занимался любовью весь цвет советского кинематографа. Какие люди! Звезды. Лауреаты премий. Да такую машину в музее выставлять надо. Даже мы с Валей… Представьте – ночь, дорога у моря, верх открыт, шелковый шарф трепещется за плечами. Ну, просто – Айседора Дункан! А потом ночь любви! – Она надвинулась на Алексея, с жаром продолжая: – А вы знаете, молодой человек, что мужчины из-за меня совершали безумные поступки. Я пользовалась бешеной популярностью. Кто только не предлагал мне руку и сердце!

– Могу себе представить, – прохрипел Алексей, попятившись, – так как насчет машины? Сколько вы за нее хотите?

– Ах, машина, – остановилась актриса. Потушив блеск в глазах, она вздохнула и спокойно сказала: – Пятьдесят тысяч долларов.

– Е-мое! – завопил Роман, не ожидавший от женщины такой прозорливости, – пятьдесят тысяч за это? Леха, пошли отсюда! Пусть эта тачка сгниет окончательно.

– Идите! Но знайте, что вы потеряли настоящее сокровище, – гордо ответила на его заявление актриса.

На помощь пришел оператор:

– Вероника, у парней просто нет таких денег. Они хотели ее отремонтировать и продать коллекционеру, но если ты будешь заламывать такую цену, они ее не купят. У тебя же нет доказательств, что в этой машине занимались любовью знаменитости. А раз нет, и спрос на нее будет не высок.

– А что, моего рассказа недостаточно? – насупилась актриса.

– Недостаточно, – подтвердил Роман, – нужны письма, фотографии или видеозаписи.

– Ничего этого нет, – нахмурилась актриса… – Ну, хорошо, я готова скинуть. Только ради Валеры, отдам вам за сорок тысяч.

– Сорока тысяч у нас тоже в данный момент нет, – опустив глаза, ответил Алексей, – мы просто не думали, что вы потребуете так много.

– Меньше, чем за сорок, я не отдам, – упрямилась актриса, – машина дорога мне как память. Валера, извини, конечно, но это не безделушка, чтоб ее вот так просто отдать. Это все-таки антиквариат.

– Вероника Аркадьевна, а давайте так, – вклинилась в разговор Ирина, – Алексей отремонтирует машину, продаст и отдаст вам сорок тысяч.

– Милая моя, – снисходительно улыбнувшись, ответила актриса, – я вижу вас впервые в жизни. Как вы думаете, могу ли я доверить совершенно незнакомому человеку машину ценой в сорок тысяч долларов?

– Ты еще скажи, что и меня не знаешь, – обиделся оператор, – я готов поручиться за этих ребят, если тебя это успокоит. Ты что, действительно хочешь вести себя как собака на сене? И сама не можешь использовать, и другим не даешь. А если машина сгниет, ты уж точно ничего не получишь.

После мучительных раздумий актриса решилась расстаться с воспоминаниями своей юности за сорок тысяч долларов с отсрочкой платежа. Сделку оформили у нотариуса, вот только техпаспорт «Паккарда» вдова режиссера так и не смогла отыскать.

* * *

Завести «Паккард» не удалось, поэтому в гаражный бокс машину доставили на эвакуаторе. И закипела работа. Первым делом восстановили систему зажигания, прочистили систему подвода бензина, промыли воздухоочиститель. Роман подрегулировал карбюратор, удалил из него конденсат, проверил зазоры клапанов. Алексей же в это время занимался проводкой. Только через два дня машину удалось завести. За это время парни из клуба «подогнали» им подходящую резину. Состоялся тестовый заезд, в ходе которого обнаружилась куча новых неисправностей.


– Ну, что думаешь? – спросил Алексей, когда они загнали машину в гараж и заглушили двигатель.

Он ощущал себя альпинистом, собирающимся покорить Эверест. Предстояла уйма работы, денежные траты, величину коих еще предстояло определить, а также ощущался легкий мандраж от предстоящего столкновения с неизвестностью.

– Прорвемся, – ответил Роман спокойно и принялся рассуждать вслух: – Перебои в работе цилиндров при нагретом двигателе – это либо конденсатор дохлый, либо со смесью что-то не то. Надо разбираться. Масло течет, так это сальникам кирдык. Надо пройтись по всем уплотнителям и прокладкам. Сцепление надо перебрать.

– Коробкой тоже заниматься придеться, передачи вылетают на ходу, – добавил Алексей, мысленно подсчитывая расходы, – но в основном – все по мелочам. Правда, мелочей тьма.

Роман открыл бутылку пива, отхлебнул, приблизился к «Паккарду» и погладил лобовое стекло:

– Видишь Леха, здесь дефект, какие-то выпуклости.

– Ну, уж хрен! – воскликнул Алексей недовольно, – лобовуху ты меня заменить не заставишь. Это денег немерено.

– Да я так – для информации, – пожал плечами Роман, – если не приглядываться, то почти и незаметно.

Следующий день начался с полной разборки машины. Если они хотели продать машину за хорошие деньги, то следовало проверить каждую деталь. Пришедшая вечером Ирина была в шоке от увиденного. Она взяла на работе отпуск и все последние дни провела в библиотеках, подбирая всю имеющуюся литературу по «Паккарду» 39-го года. Два пакета с ксерокопиями журналов, книг, и различной документации оттягивали ей руки. И вот теперь прийти и увидеть, что машина, ради которой она перелопатила кипы бумаг, практически перестала существовать.

– Что вы наделали, – пролепетала она растерянно. Роман, отмывая что-то в ведре с керосином, весело заверил ее, что так и надо:

– Мы ее потом обратно соберем.

На следующем этапе Ирина только занималась обеспечением провизией, а Роман изучал принесенные документы. Отобрав нужное, он вдобавок прошерстил Интернет. Алексей же привел в порядок кузов – подварил кое-где, выправил небольшие вмятины и все зачистил.

Дальше началось самое сложное – разборка и ремонт основных узлов машины. Часть мелких деталей делалась на заказ. На это ушли почти все накопления. Несколько раз заходил Стас, проверить, живы ли они еще. Журил за то, что совсем забывают друзей, не появляются в клубе. В конце беспредметного трепа, который терпеливо выслушивали братья, он неизменно предлагал поучаствовать в гонке за хорошие деньги. Конечно же, ему не отказывали. Три раза Знаменские гоняли в обычных заездах, на скорость. Выбирались прямые участки трассы, где все зависит от мощности двигателя, веса автомобиля и оснастки. Все три раза «Победа» брала призовые. Один раз были гонки по бездорожью. В них Алексею пришлось показать все свое мастерство и испытать на прочность автомобиль. Организаторы пригласили телевидение. Для большей зрелищности установили несколько трамплинов на выходах из поворотов и у подъемов. Судьи – бывшие гонщики и мастера спорта, смотрели на «Победу» со снисходительными улыбками, которые пропали, лишь только Алексей начал проходить участок за участком на максимальной скорости, опережая остальных участников. «Победа» с легкостью входила в повороты на скорости за сотню. Другие гонщики осторожничали и теряли драгоценные секунды. На последнем, самом трудном повороте, Алексей показал трюк, от которого волосы на голове судей зашевелились. Он вошел в поворот на ста двадцати километрах. Взлетев на трамплине и приземлившись, оставшийся путь он прошел на двух колесах. Стас потом долго жал ему руку, заглядывая в глаза, желая определить, совсем Знаменский спятил или только чуть-чуть.

– Ты на мне дырку протрешь своим взглядом, – рыкнул Алексей, потеряв терпение, – гони бабки.

За гонки по бездорожью он получил около двадцати тысяч, но и эту громадную сумму «съел» ремонт.

Прямо с гонок Знаменские отправлялись прямиком в гаражный бокс – продолжать ремонтные работы. Как-то они даже двое суток провели в гараже, почти не прекращая работу. Утром Ирина нашла их грязных, растрепанных, ползающих на четвереньках по гаражу и бормочущих что-то себе под нос. Ирину прошиб холодный пот.

– Вы спятили, что ли? – осторожно спросила она.

– Да вот, пружинка от заслонки карбюратора потерялась, – пробормотал устало Алексей, поднял голову и посмотрел на нее налитыми кровью глазами. Затем они оба подпрыгнули, услышав радостный вопль Романа:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное