Сергей Зверев.

Полосатый геноцид

(страница 4 из 19)

скачать книгу бесплатно

Штатский обвел взглядом своих собеседников в военной форме.

– А теперь попробуйте ответить, почему на мальчика пчелиный яд не подействовал? Ведь пчелы в самолете кусали и его тоже. И не один раз. Напомню только, что он африканец.

Офицеры молчали, не понимая, куда клонит высокопоставленный гость.

– А потому, что эти токсины на черных, судя по всему, не действуют…

– Расизмом попахивает, – пробормотал Махов.

– Не обязательно. Существует огромное количество заболеваний, которыми болеют либо белые, либо черные. Например, африканцы никогда не болеют малярией. Поскольку она развивается в человеческом организме под воздействием ультрафиолета, а черная кожа не пропускает ультрафиолет.

– Неужели? – удивился майор.

– Хотите исторический пример? – На лице штатского возникло подобие улыбки. – Когда во время Второй мировой в Северной Африке англичане противостояли германскому корпусу Роммеля, малярией болели абсолютно все, кроме африканцев, мобилизованных в британских колониях. Я мог бы вспомнить массу аналогичных историй, пришлось, знаете ли, ознакомиться с материалами. Но давайте остановимся как на установленном факте, что этот пчелиный токсин на черных не действует.

В повисшей тишине – майор чувствовал, что его любимым шуткам в этой обстановке не место, и молчал – штатский продолжал развивать свою мысль:

– Из этого следует, что пчелы-убийцы могут стать идеальным оружием расовых чисток. А для Российской Федерации это вообще будет фатально, учитывая, что страна у нас «белая». Поэтому очень важно, в чьи руки попадет такое оружие… Но и это еще не все.

Штатский вздохнул и обратился к собеседникам с вопросом:

– Вы знаете, что такое экологическая цепочка?

Офицеры честно пожали плечами. Хотя Махов, в отличие от своего командира почитывавший научно-популярные журналы не только по служебной необходимости, но и просто из любопытства, все же смутно догадывался, о чем идет речь.

– Ну, представьте себе, пчелы-убийцы скрещиваются с нормальными пчелами, их потомство перестает заниматься опылением фруктовых и кормовых культур, клевера например. Это, в свою очередь, может привести к упадку некоторых отраслей животноводства. Кроме того, почва обеднеет фитоэлементами, что, в свою очередь… Ну, и так далее.

В конце концов даже до старого служаки дошло, что пчелы действительно могут стать серьезной угрозой для безопасности страны. Понятие «цепная реакция» было ему знакомо. Почувствовав это, штатский мгновенно свернул свой «курс лекций».

– Кандидатуры для участия в операции вы уже подобрали? – деловито поинтересовался он, быстро просматривая стопку личных дел.

– Так точно, – ответил командир части, наконец-то почувствовав себя в своей тарелке. – Четверо, включая присутствующего здесь старшего лейтенанта Махова. Он пойдет командиром группы. Махов уже работал в Африке, правда, в другом регионе. В пчеловодстве, к сожалению, разбирается только один из наших контрактников.

Правда, разбирается хорошо. Само собой, в группу включен, тем более в группе должен быть снайпер, а он и снайпер очень толковый. Уже заказали амуницию для Экваториальной Африки, ну и все, что положено…

– Придется добавить еще два комплекта. Для них, – прервал его объяснения штатский, открывая дверь. – Прошу!

В кабинет вошли двое: худенький парнишка-африканец лет двенадцати и молодая барышня весьма сексапильного вида. Штатский, со все той же ничего не выражающей улыбкой, представил девушку:

– Прошу любить и жаловать, Ольга Туманова – молодой, но очень талантливый ученый-энтомолог, кандидат биологических наук. Специализируется как раз на пчелах…

– Это мне понятно. А пацан здесь зачем? – Горячев смотрел на Максимку с явным раздражением. Надо же, дожили, уже дети участвуют в операциях спецназа…

– Что делать, майор… – Штатский с виноватым видом развел руками, однако старлею в этой виноватости почудилась легкая издевка. – Это тот самый мальчик из Либерии, который остался жив после нападения пчел. Надо вернуть ребенка на родину, как думаете? К тому же он хорошо знает Монровию и окрестности. Надеюсь, что вероятный район поисков тоже. Говорит не только по-английски, но и на одном из местных диалектов. Да еще, пока был в нашей больнице, немного выучил русский. Кстати, пусть вас не обманывает его возраст. У этого парня немалый опыт боевых действий в джунглях и в городе, в том числе в столице Либерии. И, еще раз напомню, ему, как африканцу, укусы этих пчел не страшны – а значит, в определенных условиях он сделает больше, чем все ваши солдаты. Я понимаю, майор, какие чувства у вас вызывает то, что в этой операции примет участие ребенок, но боюсь, что сейчас он единственный человек, который реально сможет нам помочь…

– Я-то что… – пожав плечами, вздохнул Горячев. – Я ведь здесь останусь… Справишься, Махов? – Он повернулся к старшему лейтенанту. Увидев явное сомнение на лице командира, тот не выдержал:

– Да с такими ребятами, как Локис… В огонь и в воду!

Глава 9

На плацу перед штабом стояли трое крепких парней в камуфляжной униформе. Примерно одного роста, возраста и ширины плеч. Стояли, переминаясь с ноги на ногу, уже довольно долго. Собственно, в штабе они уже побывали, вот только до командирского кабинета не дошли – еще на входе в здание их остановил дежурный офицер и вежливо посоветовал подождать на плацу, пока он их не позовет. Мол, командир пока занят. Ждет важных гостей. Все трое понимали, что срочный вызов к командиру части означает что-то серьезное, и приключившаяся задержка их не удивила. К тому же парни видели, как к штабу подъехал лимузин в сопровождении внедорожников с мигалками, что было для них лишним подтверждением. Машины и сейчас стояли у входа в штаб. Возле них никого не было видно, но ни один из контрактников не сомневался, что несколько шагов в сторону лимузина могут стать началом немалых неприятностей. Видели они и серьезного человека в штатском, приехавшего в «Мерседесе». Такие гости случались, как правило, перед очередной «горящей путевкой», и оставалось лишь гадать, куда их пошлют на этот раз. Правда, спецназовцы видели в компании штатского еще кое-кого. И эти кое-кто занимали их даже больше, чем цель предстоящей командировки.

Внимательный взгляд заметил бы, что, несмотря на мирную беседу, двое парней стараются держаться на расстоянии друг от друга, а третий всячески им в этом содействует.

– Ну что, Вован, накрылся твой долгожданный отпуск медным тазом, а? – Самый высокий из троицы, поплевывая на асфальт, от нечего делать уже в который раз пытался вывести из равновесия сослуживца. Тот и в самом деле не отгулял даже недели, когда его отозвали, но сейчас лишь невозмутимо смотрел в сторону. Связываться с этим жлобом, тем более в такой момент, Локису не хотелось. Хотя кулаки чесались. Однажды они даже крепко сцепились, за что тогда же обоим влетело по первое число. Поэтому пошлые и не отличавшиеся особым разнообразием подколки Решетилова Локис пропускал мимо ушей. Владимир никогда не сомневался, что Решето попал в спецназ исключительно благодаря стальным мышцам и крепким кулакам. Он, думал Локис, и школу-то окончил с их помощью: учителей наверняка напугала перспектива общаться с этим юным «гением» даже один лишний год. Нет, Решето вовсе не был туп. И даже предприимчивость не была ему чуждой. Сумел же он стать еще в учебке толковым связистом. Просто все, что требовало хотя бы минимального напряжения мышц и мозговых извилин, но не могло помочь ему по-быстрому срубить бабла или хотя бы устроиться лучше других, Эдика Решетилова не интересовало. Он не пошел после школы учиться дальше потому, что знал, что высшее образование не гарантирует высокой зарплаты. Однако культурный уровень чуть выше плинтуса не мешал ему иметь обо всем свое собственное мнение и смотреть на всех сверху вниз. Подобные жизненные установки и откровенно жлобские манеры Решетилова вызывали у Локиса стойкую антипатию. Нет, конечно, он и сам подался в контрактники не из одной только любви к родине, деньги тогда нужны были очень, да и сейчас они не мешают, а очень даже облегчают жизнь. Но все же для Локиса они не были единственным мерилом ценностей в окружающем мире. Владимир испытывал немалое облегчение от того, что Решето, оказавшись в их части, не попал с ним в один взвод.

Нервный шепот старшины Харченко, который всеми силами стремился не дать этим двоим сцепиться, заставил контрактников напрячься. И вовремя. Из штаба вышли командир части, майор Горячев, взводный Локиса старший лейтенант Махов и тот самый солидный мужик в штатском. Следом за ними показались спутники высокого гостя, так удивившие спецназовцев своим появлением, – худенький чернокожий парнишка и очень симпатичная девушка. Локис мысленно назвал ее Барышней. Очень уж к ней подходило это слово. Тем временем штатский попрощался с офицерами, погладил мальчишку по голове и открыл дверцу лимузина. Из этого, похоже, следовало, что он уедет один. То есть маленький африканец и Барышня остаются. И действительно, эти двое отступили к офицерам, штатский исчез в утробе своего «Мерседеса», и машины двинулись в сторону КПП. Девушка что-то спросила у взводного, тот коротко объяснил и жестом показал направление. Она тут же отделилась от группы и двинулась прямо через плац мимо троих контрактников. Куда – догадаться было несложно. В той стороне находился единственный на всю часть женский туалет. Чуть погодя Решето, в полной уверенности, что его слышат только сослуживцы, озвучил очередную скабрезность:

– Нет, мужики, вы видели, а? Не кривись, Вован, правда ведь. Какая телка! М-м-м! Супер! Какие ножки! А задница какая! А сиськи у нее…

Закончить свою мысль Эдик не успел. Локис, стоявший к нему спиной, сжал кулаки и резко развернулся, чтобы вступиться за девушку. Но вдруг почувствовал рядом стремительное движение. И, заканчивая разворот, увидел, как Решето опрокидывается наземь, нелепо дрыгая руками и ногами. А над ним возвышается Барышня, заметно уступающая связисту и в росте, и в ширине плеч… От смеха не удержался никто.

– Однако, – пробормотал майор Горячев, качая головой и тихо посмеиваясь. Его отношение к Барышне мгновенно изменилось с подозрительного на уважительное. Ну что ж, с такой «подопечной» парням нянчиться не придется. А маленький африканец смеялся, подпрыгивал и хлопал в ладоши.

Глава 10

Табманбург, центр департамента Боми, несмотря на близость к столице, живет своей собственной жизнью. Конечно, и здесь хватает следов недавней гражданской войны. Выбоины от пуль и осколков на стенах зданий. Заделанные фанерой и досками окна. Так и не разобранные руины. Плохо засыпанные воронки на улицах. И даже перестрелки еще случаются, особенно по ночам, когда большая часть города погружается в темноту. Если уж в столице до сих пор нет централизованных электросети и водоснабжения, то что хотеть от провинциального городка… Но тем не менее здесь все выглядит куда более мирно, чем в Монровии. Полицейских и солдат на улицах мало, но именно потому, что их здесь и в самом деле немного, а не потому, что они где-то прячутся. Иностранцы же всегда были здесь редкостью. Большинство белых, которых можно встретить на улицах Табманбурга, живут здесь еще с довоенных времен. Туристы пока что обходят эти места стороной и, наверное, еще долго будут обходить.

Джип с эмблемой национальной гвардии Либерии на борту проехал по улице в сторону центра города, подпрыгивая на ухабах и сигналя собакам и не слишком внимательным пешеходам. Один из прохожих, африканец в кепке и старом рабочем комбинезоне, с длинным шрамом через всю правую щеку, остановился и проводил машину взглядом. Когда джип скрылся из виду, он поправил на плече большую сумку и невозмутимо двинулся дальше. Через два квартала человек со шрамом повернул налево, прошел еще сотню шагов и снова свернул. Прямо под вывеску с выжженной тропическим солнцем надписью. В скрывавшейся за вывеской грязной забегаловке он сразу же направился к стойке, с облегчением отметив, что в полутемном помещении нет никого, кроме бармена. Впрочем, для любителей пропустить по маленькой было еще довольно рано. Бармен, судя по всему хорошо знавший вошедшего, отрицательно покачал головой – «тебя пока никто не спрашивал» – и, без вопросов нацедив гостю стаканчик виски, проводил его в местную версию «кабинета для особо важных персон». «Кабинет», завешанный циновками и ими же разгороженный на две части, имел два отдельных входа. Это давало посетителям возможность не встречаться друг с другом. Перегородка из циновок при этом позволяла им переговариваться или – чтобы никто не подслушал – обмениваться записками.

Невзрачный африканец со шрамом сидел один, сидел уже добрых полчаса и все больше нервничал, косясь на перегородку. Наконец с той стороны раздалось легкое постукивание по циновке. Условный знак. Человек, которого он ждал, пришел.

Послышался шорох – невидимый собеседник просунул под циновку листок бумаги. Африканец жадно схватил листок и прочитал:

«Как наши фрукты?»

Обладатель шрама облегченно ухмыльнулся, вытащил из кармана обгрызенный карандаш и накорябал ответ:

«Продал белым в аэропорту». Немного подумав, он дописал: «Все».

Листок исчез под циновкой. Через минуту снова появился со следующим вопросом:

«Покупателям понравилось?»

Африканец расплылся в улыбке, отчего его шрам стал еще уродливее, и снова взялся за карандаш. На этот раз он написал гораздо больше, ему даже пришлось перейти на оборотную сторону листка:

«Да. Мне сказали, что все, кто попробовал наш сюрприз, уже на небесах. Как и сказал старик, среди них черных нет. Но один самолет успел улететь. Про этих я ничего не знаю. Только я думаю, что на них тоже подействовало. Они все были белые и взяли шесть корзин».

На этот раз листок был на той стороне заметно дольше. Тип в кепке уже начал нервничать, под циновкой снова зашуршало.

«Кто-нибудь еще знает об этом?»

«Нет. Только старик. Все по-прежнему?»

С той стороны послышался невнятный шелест, африканец со шрамом почувствовал легкий запах дыма. Потом из-под циновки показалась пачка долларов, перетянутых резинкой. Поверх купюр в пачке лежал свернутый листок. Африканец вытащил бумажку, развернул и прочитал:

«Это тебе, как договаривались. Ничего не изменилось. Жди сигнала. Записку сожги. Подожди десять минут, потом уходи».

Воровато оглянувшись, обладатель жуткого шрама спрятал деньги. Потом вытащил дешевую зажигалку из прозрачного пластика, поджег бумажку и принялся внимательно смотреть, как она превращается в пепел.

Глава 11

Из кабины «семьдесят шестого» показался улыбчивый радист:

– Приготовьтесь, через десять минут мы сядем в Монровии.

Стрельнув глазами в сторону Ольги, он исчез в кабине. Командир группы пожал плечами. Десантники почувствовали близость посадки, едва самолет начал снижение, так что предупреждение радиста не застало их врасплох. Но Локис все же ощущал себя немного не в своей тарелке. Все-таки непривычно было лететь за границу легально, в российской военной форме, со своим оружием, а не оружием «вероятного противника». Пусть даже цели командировки оставались секретными. Похожие чувства обуревали и старлея с медиком.

Только Решето не испытывал никакого дискомфорта, откровенно расслабившись и украдкой бросая на Ольгу похотливые взгляды. Открыто пялиться на ее женские прелести после памятного приземления задницей на асфальт он не решался.

Сама Ольга, тоже облаченная в камуфляж, пыталась делать вид, что все происходящее ей не в новинку и нисколько ее не трогает. Но получалось у нее не очень. Нет, она уже пару раз побывала за границей – в Чехии и в Италии, но это было увлекательное и безопасное знакомство с мирной старой Европой, куда ее переносили комфортабельные аэробусы с вежливыми и улыбчивыми стюардессами. А не операция сил специального назначения где-то во взрывоопасной Африке, куда она летела в грузовом салоне военно-транспортного самолета в окружении самых настоящих спецназовцев. Впрочем, как раз их присутствие ее немного успокаивало. К парням в голубых беретах и тельняшках Ольга привыкла с детства – все-таки ее отец был офицером-десантником и большая часть этого самого детства прошла в дальних гарнизонах. Вот только тот белобрысый жлоб, которому пришлось наглядно объяснить, что нехорошо путать приличную девушку с телкой, по-прежнему раздражал самим фактом своего присутствия. Не говоря уже о том, что он весь полет пытался раздеть ее взглядом, убежденный, что этого никто не видит. Она посмотрела на остальных спутников. Старшина Харченко, медик. Смешливый, общительный парень. Знает столько анекдотов и баек, что кажется, будто он их сам на ходу и сочиняет. Женат и даже показывал фотографии жены и дочки. Малышка у него просто прелесть… Старший лейтенант Махов, командир группы. Красивый, умный, рассудительный, ловкий. Только малость прямолинейный. Настоящий офицер-десантник. Маме, наверное, напомнил бы отца в молодости. Интересно, о чем это он так задумался? Вот это и называется – ушел в себя… Прапорщик Локис. Снайпер и, как ей сказали, единственный в группе знакомый с пчеловодством не только по банке меда в гастрономе. А еще Ольга помнила, как Махов очень искренне заявил тогда в штабе командиру части, что с такими парнями, как Локис, готов в огонь и воду. Пока, правда, этот вполне симпатичный контрактник проявлял «огнеупорность и водостойкость» и выделялся тем, что единственный не пялился на нее во все глаза при каждом удобном случае. Ольга даже решила, что он женат или хотя бы собирается, но общительный Харченко охотно опроверг ее подозрения: «Нашему Медведю с невестами не везет, уже пару раз о свадьбе договаривался, но до загса так ни одну и не довел». Кстати, а почему они его Медведем называют, вдруг стало интересно Ольге, ведь про Локиса никак не скажешь, что он неуклюжий или слишком здоровый. От медведя в нем были разве что добродушие и немалая физическая сила, которая не слишком бросалась в глаза. К тому же двигался он обычно не по-медвежьи ловко. Сейчас снайпер что-то негромко рассказывал сидящему рядом с Ольгой Максимке, а тот внимательно слушал, время от времени задавая какие-то вопросы.

Маленький африканец просто тихо радовался жизни. Радовался тому, что жив, что можно дышать так же легко, как и до ранения, что скоро окажется на родной земле. Радовался, что прочная и красивая военная форма, которую в том русском гарнизоне пошили ему в подарок, подогнана по фигуре и очень удобно сидит. Что вокруг него сейчас такие хорошие люди. Что Володя Локис, который знает столько всего интересного, его самый лучший друг и если что, защитит его от того злого парня со странным именем Решето. Максимка даже Локису не сказал, что на языке его родного племени означает одно слово, очень похожее на это имя.

Старший лейтенант Махов в это время еще раз прокручивал в голове мини-лекцию штатского, прочитанную им перед отправкой и касавшуюся официальной стороны их пребывания в Либерии. Прикрыв глаза, он словно снова услышал этот голос:

«Мы намерены воспользоваться тем, что уже не первый год в Либерии находятся около 40 российских офицеров связи, военных наблюдателей и офицеров штаба, как армейских, так и флотских. Они прибыли в эту африканскую страну в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН № 1509 от 19 сентября 2003 года. Расходы на содержание этого контингента также лежат на ООН. Поскольку вашу группу проще всего отправить в Африку под видом миротворцев, то на время вашего пребывания в Либерии четыре российских офицера из состава „голубых касок“ будут из страны выведены. То есть ваше появление будет представлено как ротация личного состава. К сожалению, просто приплюсовать вас к нашему контингенту невозможно. Дело в том, что если в резолюции Совета Безопасности ООН указано 40 военнослужащих, то 44 держать нельзя, это уже нарушение Международного права. Дальше. Оперативное командование возлагается на старшего лейтенанта Махова. Задача группы – в кратчайшие сроки обнаружить и по возможности уничтожить источник распространения пчел-убийц. Стратегическое и тактическое командование, а также техническую поддержку возьмет на себя военный атташе российского посольства подполковник Атанасов. Он же курирует наш контингент миротворцев и лично встретит вас в аэропорту…»

Махов открыл глаза. Самолет качнуло – пилоты разворачивали тяжелый «Ил-76», выводя его в створ посадочной полосы. За иллюминатором разворачивалась впечатляющая панорама Монровии, раскинувшейся вдоль океанского побережья на многие километры. Описав большой круг, «семьдесят шестой» погасил скорость над волнами и перешел в пологое снижение. Вскоре Махов увидел, как тень самолета пересекла береговую линию. Чуть позже тяжелая машина мягко опустилась на пневматики и покатилась по посадочной полосе, вздрагивая на выбоинах.

Наконец под затихающий гул турбин десантники выбрались на летное поле и увидели, как к приземлившемуся самолету неспешно катятся большие грузовики в сопровождении двух бронемашин с большими белыми буквами UN во весь камуфлированный борт.

– Это за нашим грузом, – пояснил им командир самолета, вышедший на поле вместе со своими пассажирами. – А это, по-моему, за вами. – И он показал на стоявшие в сторонке белый микроавтобус и синий «Опель Фронтера» с тонированными стеклами. У внедорожника на крыле красовался российский флажок, под лобовым стеклом виднелся пестрый квадрат спецпропуска. Десантники попрощались с экипажем и двинулись к машинам. Когда они подошли поближе, из джипа выбрался высокий мужчина, явно южанин, в таком же, как у них, камуфляже для джунглей:

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное