Сергей Зверев.

Полосатый геноцид

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

– Полагаю, вы устали с дороги, мистер Карвер? Извините, что интересы науки вынудили нас забраться в такую глушь. Не откажетесь перекусить, прежде чем перейдем к делу? Прошу…

Майор и его заместитель прошли за стариком внутрь. Здесь было намного прохладнее, чем снаружи, – корпорация не поскупилась на хорошие кондиционеры. Как ни странно, никто из ученых за ними не последовал – за столом они оказались втроем. Похоже, Тиллер в отсутствие шишек из корпорации являлся на своей исследовательской базе единоличным властителем… После того как и хозяин, и гости отдали должное выпивке и закускам, Карвер решительно перешел к делу:

– Хотелось бы узнать, профессор, зачем все-таки вы нас пригласили? Что за работу вы хотите нам предложить? Ваш человек намекал, что мы внакладе не останемся, если согласимся. Мы не дети и понимаем, что нам предлагают работу, а не рождественский подарок. Мы знаем, что деньги обычно платят за что-то. Но, по-моему, пора нам поподробнее узнать о том, чего вы от нас хотите…

Старик доцедил свой бокал, поставил его и безмятежно улыбнулся:

– Что ж, господа, вы правы. Пора поговорить и о деле.

Он помолчал, собираясь с мыслями, согнал улыбку с лица и заговорил:

– Итак, о деле. Начну немного издалека, чтобы вам легче было понять общую картину. Чтобы вы могли оценить важность того, чем мы здесь занимаемся. Корпорация «Хэнджер Фудс», с которой я имею честь сотрудничать, финансирует мои эксперименты по скрещиванию местной разновидности дикой африканской пчелы и одомашненной европейской. К сожалению, европейская пчела при всех своих положительных качествах сильно проигрывает африканской в трудолюбии и продуктивности медосбора. Поэтому нашей целью является создание такого гибрида, который совместит в себе лучшие качества двух видов. В перспективе это позволит корпорации занять весьма достойное место среди мировых производителей меда.

«Проще говоря, позволит этим жлобам из „Хэнджер Фудс“ умудохать любых конкурентов», – подумал Карвер. Но вслух ничего не сказал, лишь плеснул себе еще виски, не забывая изображать на лице неподдельный интерес к научным подробностям. Впрочем, вступление действительно оказалось любопытным – из него совершенно нельзя было понять, каким именно образом выведение пчел-гибридов может превратиться в выгодное предложение Сэму Карверу. Профессор перевел дух и, немного замявшись, продолжил:

– Собственно, подобные эксперименты уже предпринимались в шестидесятые годы прошлого века в Бразилии. По заказу тамошних пчеловодов их ставил английский генетик Уорвик Керр. К сожалению, несмотря на солидное финансирование, опыты мистера Керра не увенчались успехом… Как оказалось, далеко не всякая разновидность африканских пчел пригодна для скрещивания…

Молчавший до сих пор заместитель Карвера вдруг поинтересовался:

– Скажите, профессор Тиллер, а почему вы работаете здесь? Мне кажется, корпорации проще было бы создать вам все условия для работы в Англии. Во всяком случае, там гораздо безопаснее, чем в стране, где совсем недавно шла война.

Старик улыбнулся:

– Вы правы, молодой человек… простите, как вас называть?

– Рейвен, капитан Джозеф Рейвен.

– Вы правы, мистер Рейвен.

Там действительно безопаснее. Но я уже сказал, что не всякая разновидность африканских пчел подходит для моих опытов. Единственная, которая прошла предварительные тесты и была признана нами пригодной, водится здесь. В Либерии, в провинции Лофа. То есть там, где мы с вами сейчас находимся. Руководство корпорации «Хэнджер Фудс» сочло возможным согласиться с моими выкладками и разместить лабораторию здесь. Поскольку это увеличивает наши шансы на успех. И сокращает затраты на отлов и доставку диких пчел, которых не надо везти в Европу.

Майор хлопнул еще стаканчик виски – хорошее у них здесь виски, между прочим, настоящий «Черный Джек», не местная подделка – и сказал:

– Здорово… Мне даже стало интересно. Знаете, профессор, я люблю послушать тех, кто понимает, о чем говорит. А вы, по-моему, понимаете. Скажите, а можно ознакомиться с вашими исследованиями более предметно?

Старик замер, удивленный неожиданным любопытством обыкновенного наемника, пусть и не рядового, каким он, что греха таить, считал Карвера. И с некоторой настороженностью произнес:

– К сожалению, в этом я не могу вам помочь. Все рабочие данные исследований являются собственностью корпорации. Коммерческая тайна, знаете ли. Даже мои сотрудники не имеют свободного доступа к сводному журналу наблюдений, лабораторным записям и всему прочему. Каждый занимается только своим участком работы, не имея представления об общей картине. Секретность – требование руководства компании… Все результаты хранятся в сейфе, который даже я не имею права открывать без представителя корпорации… Но вы сильно не расстраивайтесь. Все равно пока в нашем распоряжении имеются лишь промежуточные результаты экспериментов, которые еще следует проанализировать и осмыслить. То есть я хочу сказать, что пока рано делать выводы.

– Понятно. Жаль… Но хоть на самих пчел посмотреть можно? – не сдавался Карвер.

Профессор пожал плечами.

– Ну, если вам действительно так любопытно… Хотя, признаюсь, я не ожидал такого интереса от обычных военных. Не поймите меня превратно, – тут же начал извиняться Тиллер. – Сказав «обычные военные», я имел в виду лишь то, что вы не медики или специалисты по биологическому оружию… Тем более что мы вас пригласили с несколько иной целью. Которая с нашими пчелами связана лишь косвенно… – Не закончив фразу, старик замолчал. Ушел в себя, что-то прикидывая. Потом решительно тряхнул шевелюрой: – Хорошо. Я думаю, вполне можно устроить для вас небольшую экскурсию. Наша пасека – весьма подходящее место, чтобы поговорить о том, ради чего мы вас пригласили. Тем более что это недалеко отсюда. Примерно три километра или около двух миль – кому какие меры длины привычнее.

– Простите, профессор, – вклинился в разговор Рейвен, когда они вышли из домика, – что это за запах? Что-то горело?

– А, это… Это мы окуриваем наши домики специальным составом, чтобы отпугивать насекомых. Ну, и диких пчел, разумеется. Чтобы они не нарушали чистоты эксперимента. – Старик в белом халате снова улыбнулся. – Я сейчас распоряжусь насчет машины…

К удивлению Карвера, с дисциплиной у яйцеголовых оказалось по-армейски строго. Всего через несколько минут джип уже вез их с профессором на пасеку. Только теперь за рулем вместо водителя-африканца сидел сам начальник охраны базы, а сзади ехал еще один джип, открытый «Лендровер», набитый охранниками.

Когда до пасеки осталось с полмили, Тиллер приказал остановиться; все они по его требованию облачились в специальные костюмы и сетчатые маски. Объяснение профессора было коротким – «для вашей же безопасности». Потом все снова забрались в машину и так же неспешно проехали оставшееся расстояние. Джипы встали на довольно большой площадке перед входом на территорию пасеки, хотя ширина ворот позволяла проехать. Сама пасека, как и оставшиеся позади домики исследовательской базы, была огорожена забором из двух рядов стальной сетки, весело блестевшей на солнце. В проходе между сеткой неторопливо прогуливался охранник в таком же, как на профессоре и его гостях, «противопчелином» костюме с маской поверх серой униформы, с неизменным «узи» в руках. Второй, одетый в точно такой же балахон, всматривался в гостей из будки у ворот. Впрочем, на территории пасеки не было никого, кто был бы одет иначе. Профессор и начальник охраны на пару секунд сбросили маски, показываясь охраннику в будке. Тот кивнул, узнал, мол, и открыл калитку. Ворота остались на замке. Надо же, какие меры безопасности, искренне удивился Карвер. Ни хрена себе пчел они тут выводят…

Территория «объекта» представляла собой большой прямоугольник, расчищенный от травы и камней, в центре которого в несколько рядов выстроились ульи. Справа от ворот стоял сборный щитовой домик, служивший одновременно лабораторией, столовой и местом отдыха для дежурной смены ученых, слева – похожий домик поменьше, который использовался в основном под склад для топлива, инструментов и оборудования. В нем же, как охотно объяснил профессор, находился и генератор. Впрочем, Карвер и сам хорошо слышал бодрое тарахтенье дизеля, доносившееся изнутри. У пчелиной кормушки в центре площадки возился подсобный рабочий. Он загружал в кормушку кормовую смесь. Среди ульев ходили еще двое ученых, наблюдая за ульями и делая какие-то записи в блокнотах. Майор заметил, что один ряд ульев отличается окраской, но не стал спрашивать старика, что это значит. Профессор и так насторожился, заметив неожиданный для него интерес Карвера к своим опытам. Стоит ли напрягать его еще больше? Лучше подождать – авось сам объяснит.

Сотрудники профессора поприветствовали гостей, но старик сделал жест, означавший: продолжайте, мол, не отвлекайтесь, и те вернулись к своим занятиям. Старик повел гостей по пасеке, по ходу объясняя:

– В этих ульях у нас колония диких пчел, в этих – европейских. Наш рабочий материал. А здесь, – профессор с плохо скрываемой гордостью показал на те самые, выделенные цветом ульи, – наши пчелы-гибриды. Кстати, рядом с ними будьте осторожны. К сожалению, они пока получаются довольно агрессивными… Но мы надеемся устранить этот побочный эффект.

Неспешно передвигаясь по пасеке, они подошли к кормушке. Подсобный рабочий, чья худоба угадывалась даже под защитным костюмом, обернулся на голос профессора и поклонился, почтительно здороваясь с Тиллером и его гостями. Услышав голос Рейвена, рабочий задержал на нем взгляд дольше, чем следовало. Но Карвер, занятый беседой со стариком, этого не заметил.

Проведя гостей по пасеке, профессор привел их в домик у ворот, где они смогли снять неудобные балахоны. Здесь старик наконец-то озвучил причину, заставившую его обратиться к Карверу и его людям.

– Надеюсь, вы удовлетворили свое любопытство. Теперь я хотел бы поделиться с вами проблемой, которую, как мне кажется, именно вы можете помочь мне решить. Дело в том, что в окрестных джунглях хозяйничают местные племена, относящиеся к народности мбунде. Сущие дикари, если не сказать бандиты. Они предъявили нам ультиматум. Мбунде считают, что наши база и пасека находятся на их земле, а значит, мы должны им за это заплатить. Два дня назад они повторили свои требования. В принципе, просят они не слишком много, но… Кто знает, чего они потребуют завтра? Ведь аппетит, как говорится, приходит во время еды. Мои люди уже замечали какое-то подозрительное движение в джунглях вокруг наших объектов. Мы обратились за помощью в штаб войск ООН, но они сказали, что не занимаются охраной коммерческих объектов. Тем более так далеко от Монровии. Нанимать кого-то в Европе обойдется слишком дорого даже для такой крупной компании, как «Хэнджер Фудс». Но вот если бы вы могли предоставить, скажем, хотя бы тридцать-сорок либерийцев из числа тех, кого вы готовите для местной армии, этой их национальной гвардии… Мы могли бы за это заплатить и вашим солдатам, и вам лично – за содействие. Мне кажется, что все будут довольны. И солдатам приятная прибавка к их скромному жалованью, и нам спокойнее. Что касается питания солдат, корпорация готова взять решение этого вопроса и связанные с ним расходы на себя. Ну, как, вы возьметесь нам помочь?

– О, конечно, профессор, о чем разговор! Если это и есть ваша проблема, то мы с удовольствием поможем вам ее решить, – с широкой ухмылкой, заставившей старика невольно вздрогнуть, сразу же согласился Карвер. Он-то, честно говоря, ожидал чего-то более опасного и менее прибыльного. – Вернемся назад, переговорю с кем надо, и через пару дней получите охрану. Не знаю, правда, как насчет сорока… это все-таки довольно много, но двадцать или даже двадцать пять солдат я вам гарантирую.

– Я думаю, надо пройтись вокруг, произвести разведку прилегающей местности – с какой стороны реальнее всего ждать нападения, оценить, сколько солдат здесь может понадобиться. Не возражаете, сэр? – вступил в разговор Рейвен.


В этот момент в домик вошел подсобный рабочий и снял с головы защитную сетку. Все увидели, что у этого африканца через всю правую щеку от уха до носа идет длинный старый шрам, похожий на грубую татуировку. Второй шрам, почти как первый, прочертил правую сторону его бритого черепа от переносицы до затылка. Из-за этого голова рабочего была похожа на арбуз, в котором вырезали дольку, но забыли вынуть. При том что и без шрамов он не выглядел красавцем. «Жутковатое зрелище», – равнодушно подумал Карвер. А Рейвен, продолжая развивать свою идею, обратился к профессору:

– Простите, сэр, не мог бы ваш человек, – он кивнул в сторону обладателя шрамов, – показать мне, что и как тут у вас в округе?

– О, конечно! – Профессор, обрадованный, что его просьба так быстро нашла у американцев полное понимание и поддержку, с легкостью согласился. Капитан Рейвен и либериец со шрамами вышли. Карвер, у которого от немалого количества виски слегка шумело в голове, глядя в окно, проводил их безразличным взглядом. Поведение заместителя не вызывало у него никаких подозрений. До сих пор Джо не давал никаких поводов в себе усомниться. Хоть сам из Штатов прибыл сравнительно недавно, но местные реалии знает лучше многих белых, сидящих здесь чуть ли не с рождения. К кому он, сам черный, должен был еще обратиться за помощью, как не к единственному местному в лаборатории?

Честно говоря, Карвера беспокоил не заместитель – от Джо он подвоха не ждал. А вот то, что все на пасеке ходили в этих балахонах, а главное – в масках, полностью скрывающих лицо, и различали друг друга по голосам и бэйджикам, майору действительно не понравилось. Непуганые эти яйцеголовые. Не дай бог, кто додумается раздобыть с десяток таких костюмчиков – вырежут всех умников на раз…

– Итак, мы договорились, мистер Карвер? – Старику, как видно, очень хотелось еще раз услышать такой желанный для него ответ.

– Да, профессор. Через пару дней вы получите лучшую охрану, на какую можете рассчитывать в этих богом забытых местах.

Глава 8

На обшитой черной искусственной кожей двери в недрах здания штаба части красовалась табличка с указанием должности, звания и фамилии хозяина кабинета. По заведенному еще в советские времена порядку надпись была выполнена желтыми буквами на красном фоне. Сейчас в кабинете за этой дверью находились двое.

Первым был хозяин кабинета, майор Горячев – суровый широкоплечий мужик с испещренным шрамами лицом в рубашке защитного цвета и погонами «в два просвета» на плечах. Давно привыкший не заморачиваться по поводу спущенных сверху приказов и не ожидавший от подчиненных чего-то другого. Сомнения подобны ржавчине, способной вывести из строя самый отлаженный механизм. Этого мнения он придерживался с очень давних пор. И даже в хорошем настроении смотрел на окружающий мир хмуро. Но сегодня у майора Горячева, командира элитной части спецназа парашютистов, повода для хорошего настроения не было. Поэтому он выглядел не просто хмурым, а был чернее тучи и разве что не метал молнии. Что в полной мере ощущал на себе второй человек, находившийся в кабинете. Несмотря на ширину командирского стола, разделявшего этих двоих. Второй выглядел заметно моложе, шрамы на лице пока не просматривались, да и звездочки на погонах его рубашки были помельче, обозначая всего лишь звание старшего лейтенанта.

Старлей чувствовал себя немного не в своей тарелке – он привык, что обычно командир распекает проштрафившихся подчиненных. Сам не раз оказывался в центре командирского внимания, особенно поначалу. Что делать – командир, офицер еще советской закалки, который сам поступил в Рязанское училище сержантом, отпахавшим положенные два года срочной службы, не испытывал большого доверия к таким, как старлей. К тем, кто пришел за лейтенантскими погонами сразу со школьной скамьи. «Студентам», как майор их иногда называл. Возможно, это и было слегка обидно, но все же понятно и привычно. Но чтобы Горячев вот так высказывался в адрес вышестоящего командования…

Стол командира, на котором всегда можно было узреть что-нибудь этакое, сегодня устилали разнокалиберные карты Атлантического побережья Экваториальной Африки. Поверх карт молодой офицер углядел краем глаза стопку папок, судя по цвету – с личными делами, еще несколько папок с грифом «секретно» и несколько здоровенных альбомов, в которых он, командир взвода спецназа, с удивлением распознал энтомологические атласы и только теперь до конца проникся степенью потрясения, пережитого его командиром.

То и дело впечатывая кулак в стол, командир части сокрушался:

– Совсем они там в Москве одурели от скуки! Нет, я понимаю – предателя ликвидировать, который слинял в дальнее забугорье и там в защищенном бункере сидит! Тяжело, опасно, но работа как раз для спецназа. Или какую сверхсекретную фиговину ученым притаранить типа в подарок от америкосов на Двадцать третье февраля… И людей, конечно, отбирать приходится соответственно – альпинистов, водолазов или там компьютерщиков. Тоже странно бывает, но опять же – не удивляет! Но это ж ни в какие ворота не лезет! На вот, сам посмотри, – и Горячев раздраженно пихнул старлею через стол тонкую папку, – посмотри, какие требования к кадрам в этот раз выдвигают! Читай! Видишь? «Предпочтение отдавать тем, кто разбирается в пчеловодстве»… У меня тут, между прочим, десантная часть, а не пасека! И вообще – вот ты мне скажи, неучу дремучему такому, неужели какие-то пчелы могут представлять угрозу для безопасности нашей страны?

Старлей поймал папку, раскрыл, вчитался, тоже хмыкнул. И, всем видом показывая согласие с мнением майора, все же сказал:

– Мы c вами, товарищ майор, люди служивые, приказ есть приказ… Прикажут блох ловить на белых медведях – тоже сплюнем, но наловим и доставим.

Хозяин кабинета хмыкнул и, довольный услышанным, уже гораздо спокойнее сказал:

– Правильный подход. То есть наш. Что до предстоящей операции, то люди уже отобраны, не напрягайся. Как ты уже догадался, если ты, Махов, сидишь здесь и держишь в руках эту папочку, то командиром группы будешь ты. Из наших с тобой пойдут еще трое. То есть всего вас будет четверо. Подозреваю, одни вы не отправитесь, «сверху» к вам прицепят кого-нибудь еще. Но кого и сколько – я пока не в курсе… Ладно, к этому вопросу мы еще вернемся. Но будь готов, что с «пассажирами» придется понянчиться в полном смысле этого слова. Не исключено, что дадут каких-нибудь академиков от пчеловодства. Что до твоих бойцов… Там в папке еще написано, что разбираться они должны не только в пчеловодстве, так что в группе будут связист, снайпер и медик.

– И кто будет снайпером? – полюбопытствовал старший лейтенант.

Командир части усмехнулся:

– Что, уже догадался? Верно, Локис из твоего взвода. Без вариантов. Кстати, что ты сам о нем скажешь? Только не надо личное дело цитировать, я читал. Ну?

– Что скажу? Нормальный русский парень. Толковый. Надежный. Характером твердый. Грамотный. Не зверь, но и не рохля. Друга не подведет, девчонку не бросит. В бою не будет нюни распускать. Снайпер от бога. Да и в остальном один из лучших. В деле себя показал, и не раз. Чечню прошел. Да вы и сами знаете…

– Знаю, – односложно согласился командир. В этот момент на столе зазвонил телефон. Хозяин кабинета снял трубку, молча выслушал невидимого собеседника и положил трубку обратно.

– Уже приехали, – сердито бросил он старлею и подошел к окну. Махов последовал за ним и увидел медленно едущий от КПП к штабу черный лимузин в сопровождении двух здоровенных внедорожников с мигалками. Надо думать, охрана.

Пару минут спустя дверь кабинета приоткрылась, впуская солидного мужчину в штатском с темно-красной кожаной папкой в руке. Махов успел заметить, что в коридоре остались люди. Похоже, высокий гость в дорогом костюме приехал не один. Но дверь тут же снова закрылась, и сопровождающих старлею разглядеть не удалось.

Когда они уселись вокруг стола – командир части, высокопоставленный московский чиновник и никуда не девшийся старший лейтенант, – гость заговорил.

– Полагаю, вы уже ознакомились с нашим запросом. Понимаю, что изложенные в нем требования к кандидатам на участие в предстоящей операции вас… немного удивили. Но поверьте, майор, это не чья-то бездумная блажь…

Офицеры внимательно слушали штатского, неторопливо излагавшего им трагическую историю возвращения из Африки злополучного самолета МЧС.

– …Один из тех, кто был на борту, успел сообщить, что корзины с фруктами, где находились пчелы-убийцы, были куплены непосредственно перед вылетом из Либерии, прямо на аэродроме. В нашем распоряжении имеется даже снимок продавца. К сожалению, эту информацию мы получили с изрядным опозданием.

Гость раскрыл свою папку и выложил на стол сильно увеличенную фотографию невзрачного африканца в заношенной камуфляжной куртке, окруженного улыбающимися русскими летчиками. Симпатичные люди. Даже не верилось, что никого из них уже нет в живых. Махов обратил внимание на выражение обезображенной шрамом жуликоватой физиономии либерийца: тот, похоже, не заметил, что его снимают.

– Этот человек продал фрукты нашим летчикам. То, что его при этом сфотографировал один из членов экипажа, – чистая случайность. Возможно, этот продавец – наша единственная зацепка. На данный момент мы знаем следующее: в организме каждой жертвы обнаружены неизвестные ранее европейской науке сильнодействующие органические токсины. Специалисты полагают, что именно эти токсины стали причиной смерти летчиков, нескольких спасателей и почти трех десятков гражданских лиц. При этом сообщения о жертвах все еще поступают, хотя прошло уже больше двух недель. Это, в свою очередь, говорит о том, что пчелы-убийцы способны к длительному выживанию в нашем климате. И это очень плохо. Что касается токсинов… Эти вещества ядовиты настолько, что для летального исхода большинству из нас вполне достаточно и одного укуса такой пчелы. Впрочем, насчет одного укуса – это лишь предположение ученых, на практике каждая из жертв была ужалена минимум три-четыре раза. Что называется, с гарантией. Противоядие до сих пор не найдено, и вряд ли его удастся создать за пару дней или даже недель. Не говоря уже о промышленном производстве. Даже в лучшем случае речь идет о месяцах. Однако, – штатский выдержал паузу, давая офицерам проникнуться серьезностью ситуации, – как оказалось, укусы этих насекомых смертельны не для всех. Мальчик из Либерии, который был в этом самолете, не только не умер, но и прекрасно себя чувствует. Что особенно удивительно, ведь его привезли в Россию, чтобы сделать операцию, иначе бы он умер. Правда, в этом были бы повинны не пчелы, а последствия тяжелого ранения. К слову, операция прошла успешно. Он жив и чувствует себя прекрасно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное