Сергей Зверев.

Полосатый геноцид

(страница 2 из 19)

скачать книгу бесплатно

Следующие три дня расследование фактически стояло на месте, несмотря на регулярные накачки сверху. Наконец некий дотошный следователь, знакомый с последними словами врача, обнаружил в цифровом фотоаппарате погибшего штурмана с «Ил-76» один весьма интересный снимок. На довольно четкой картинке в окружении еще живых летчиков хорошо просматривалась жуликоватая физиономия чернокожего торговца фруктами, «украшенная» жутковатым шрамом в пол-лица…

Глава 4

Балашиха, если кто не знает, – обычный подмосковный город-спутник. Даже главная улица – шоссе Энтузиастов – является, по сути, продолжением одноименной столичной магистрали. Полчаса на машине – и ты в Москве. Однако большинство местных жителей бывают в такой близкой столице нечасто – слишком уж отличается темп жизни здесь и там. Суетно в Москве, да и дорого. А работа и здесь найдется. Тот же, кто находит себе работу в мегаполисе, очень скоро перебирается туда насовсем, не выдерживая такого раздрая.

В самом обычном балашихинском дворике, обозначенном типовыми пятиэтажными «хрущевками» и мало отличимом от сотен таких же дворов в небольших российских городах, на скамеечке у подъезда одной из панельных коробок сидели три старушки, зорко отслеживая все перемещения во дворе. Попутно они обсуждали последние события любимых сериалов, не особенно стесняясь в выражениях. Все равно заморские героини, чьи косточки старушки с таким удовольствием перемывали, ничем не могли им ответить. День сегодня выдался прохладный, но спокойный, безоблачный, ветра почти не было, и старушки с удовольствием грелись на солнышке. Из подъезда выкатился бойкий румяный старичок в вязаной жилетке, этакий добровольный общественник:

– Привет, красавицы!

Старушки дружно заулыбались, а старичок привычно шлепнулся на скамейку напротив. Дождался в соответствии с давно заведенным порядком вопроса «что там в мире нового?» и принялся пересказывать все, что успел прочитать в газетах или высмотреть в теленовостях. Старушки только охали и ахали – новости у старичка были как на подбор, одна другой страшнее. В списке на сегодня у него имелись разбившийся где-то в Африке самолет, упавший в пропасть в Тибете автобус, затонувший в Атлантике танкер с мазутом, сгоревший в Москве двухсотлетний особняк и много чего еще. Перебрав катастрофы, старичок переключился на проблемы экономики.

– Я тут читал, что скоро деньги вообще ничего не будут стоить – цены-то растут – и вся власть будет у тех, кто производит и распределяет продовольствие.

– И то верно! Растут цены, каждый божий день растут! Как с цепи сорвались. Вон хлеб и то на целых полтора рубля подорожал! – оживилась одна из бабушек.

– А я так и вообще забыла, когда мясо покупала! – подключилась к обмену мнениями вторая.

Старичок, гордый вниманием, продолжал выкладывать свои сенсации:

– А вот еще я в одной газете читал, что в Китае собака родилась, и не простая, а с тремя головами. Там в газете даже фотография была… А, вот, нашел – смотрите!

– Ужас-то какой! – Старушки дружно перекрестились, увидев снимок.

А старичок не унимался:

– А еще я читал, в другой газете, что такая пчела появилась, что как укусит – сразу каюк! Они продолжение обещали напечатать, с подробностями и с фотографиями, вот только зря сегодняшний номер покупал – не было там ничего. Может, на следующий номер перенесли?..

Тем временем из-за угла «хрущевки» показались двое – аккуратная приятная женщина предпенсионного возраста и ее сын, высокий крепкий парень. Он нес набитые доверху сумки так, словно они были пустые. Повернув к подъезду, женщина с сыном поздоровались с разомлевшими на солнышке пенсионерками.

– Здравствуй, здравствуй, Тимофевна! – отвечали на приветствие старушки. – Слышь, какие страсти в мире творятся! Нам тут Петр Иваныч рассказал. Про собаку трехголовую и про пчел…

– Ну, чтобы собака с тремя головами родилась – в это и я поверю, случалось уже такое, и не раз, сама по телевизору в прошлом году видела, когда двухголового теленка показывали, – поджала губы Антонина Тимофеевна. – Но чтобы от одного укуса какой-то пчелы умереть… У моего отца – его деда – в деревне пасека, так меня еще в детстве сто раз кусали! И Володя мой тоже не раз пчелами жаленный. И ничего – ни он, ни я даже не болели ничем ни разу! Ладно, соседки, пойдем мы…

Антонина с сыном скрылись в подъезде. Старушки тут же переключились на новую тему для обсуждения: мол, и заботливый у Антонины Локис сын, и внимательный, и видный весь из себя… Не курит, не пьет, кулаками почем зря не машет. Зарабатывает к тому же неплохо, Антонина как-то говорила – в военной части на складе служит, им теперь нормально стали платить. Что же он не женится? Жених, что ни говори, завидный. Разве что в командировки часто ездит. Так ведь кто дома сидит, тот и денег не зарабатывает. Да и командировки у него не слишком долгие, по правде говоря. Вон у Зои Петровны из соседнего дома старший сын в торговом флоте, так он по полгода в море пропадает, к матери хорошо, если раз в году заглянет. По сравнению с этим, может показаться, что Володя Локис почти всегда дома. Но почему такой парень до сих пор один?..

Глава 5

Антонина Тимофеевна на кухне разбирала свои многочисленные покупки – что в холодильник, что в шкафчики, а что и сразу на стол. Не догадываясь, о чем сейчас судачат бабушки у подъезда, она ласково втолковывала сыну:

– Володя, ты ведь уже взрослый и в армии отслужил… Жениться тебе пора! Ты вот мне скажи: я внуков дождусь или не дождусь? Ведь скоро на пенсию выйду, чем буду заниматься? А то с внуками бы нянчилась… Только ты вон или дома сидишь, или в своей военной части. Пошел бы прогулялся, с девушкой какой познакомился!

– Успеется, мам… – рассмеялся сын.

– Ты мне это уже который год говоришь? Если тебе с одной невестой не повезло, так ведь это не значит, что и с другой будет то же самое. У тебя же отпуск начался, сынок. Вот поехал бы куда-нибудь, познакомился там. Если здесь для тебя подходящей невесты нет. Или весь месяц будешь со мной дома сидеть?

– Ну зачем же весь… Я, может, на неделе к деду в деревню поеду. Давно не виделись. Крышу ему надо перекрыть. Да и за пчелами помогу присмотреть.

Владимир представил себе деда Тимофея среди ульев – по-другому не получалось – и невольно улыбнулся. Отец матери был увлеченным пчеловодом. Выйдя на пенсию, целиком отдался любимому занятию. Да и сейчас, на восьмом десятке, не собирался завязывать с пчеловодством, приговаривая, что если бы не пчелы, не прожил бы так долго. И внука в свое время приохотил. Владимир, когда в школе учился, все каникулы проводил на дедовой пасеке. И хоть становиться пчеловодом не собирался, но толк в пчелах знал и обходиться с ними умел, крепко помнил дедову науку. И, как мать, тоже не верил, что от одного укуса пчелы можно вот так просто взять и помереть.

– И то верно, давно ты у деда не был, – с легкой улыбкой согласилась мать. – Ладно, помоги-ка мне с мясом разобраться.

Вдвоем они управились быстро. Владимир, намылив руки, сунул их под кран. И услышал, как в комнате запел звонок его мобильника.

– Мама, возьми, пожалуйста!

– Хорошо, сынок! – Антонина Тимофеевна осторожно взяла со столика Володин телефон и, нажав нужную кнопочку, поднесла его к уху:

– Алло?

– Алло? Здравствуйте. А Владимира Локиса можно?


Услышав в трубке незнакомый, но приятный девичий голос, Антонина расцвела от удовольствия:

– Конечно, можно! Подождите минутку.

Владимир вбежал в комнату, взял у матери мобильник:

– Да. Да. Я… Прямо сейчас? Да, милая, понял. Уже выезжаю. – Бросив мобильник на диван, Владимир быстро переоделся. Почему-то натянул обычные свои джинсы и куртку, но мать не успела обратить на это внимание. Вытащив бумажник, он принялся пересчитывать деньги.

– Мама, я уезжаю. Надолго. Недели на три.

– Куда, Володя? – Антонина Тимофеевна в недоумении уставилась на сына. – Ты же вроде как в отпуске?

– Куда? – На секунду лицо Владимира обрело задумчивый вид, затем расплылось в широкой улыбке. – Куда же еще можно ехать в отпуске? Ну не на службу же. На море еду, отдыхать. На Азовское. С девушкой. До конца отпуска, если погода не подкачает. Да, денег тебе оставить?

– Как-то все это неожиданно… – проговорила мать.

– Ма, понимаешь, я почему тебе про поездку к морю ничего не говорил? Сглазить боялся. До последнего момента не был уверен, что она поедет. Она у себя на работе важный специалист, не хотели отпускать. У них там сейчас горячий сезон, в их конторе отпуска обычно зимой берут. Да и учти, мы же не так давно познакомились, могла и просто передумать.

– Ну, с этим-то ясно, – покачала головой мать. – Поезжай, конечно… Вот только когда ты меня с ней познакомить собирался, а? Партизан, весь в деда… Я тут распинаюсь, а у него, оказывается, девушка уже есть. Давно познакомились?

– В том-то и дело, что нет. Месяца еще не прошло. Хотел убедиться сначала, что у нас это серьезно.

– Ну, хотя бы когда вернетесь с моря, ты меня с ней познакомишь?..


Владимир выбежал из подъезда, помахал рукой матери, смотревшей на него в окно. Так ведь и будет стоять, даже когда он за углом скроется. Хотя надо же, как здорово получилось выкрутиться. Похоже, мать поверила. Поездка ему и в самом деле предстояла, но совсем не на курорт. Удачно взводный придумал, чтобы к телефону женский голос позвал. Мать хоть ненадолго забудет о своих подозрениях, что сын вовсе не на складе службу несет. Она и так испереживалась вся, когда он срочную в Чечне проходил. А скажи ей кто сейчас, что сын в парашютном спецназе совсем не валенки на складе пересчитывает… Даже думать не хочется, что с матерью тогда будет. Нет, она не узнает. У мамы должно быть спокойно на сердце. Даже если для этого придется познакомить ее со своей девушкой. Правда, сначала надо будет самому с ней познакомиться…

Глава 6

Укатанная грунтовая дорога вынырнула из джунглей. Заросли расступились, и слева от дороги в поле зрения вплыла длинная линия столбов, перетянутых параллельными линиями колючей проволоки, блестевшей после недавнего дождя. Здесь, в провинции Боми, которая раскинулась к северо-востоку от столицы, разместился учебный центр заново создаваемой национальной гвардии Либерии. Внутри обозначенного оградой периметра – ровные ряды палаток маскировочной окраски, плац, штабной барак, возле которого несколько джипов и армейских грузовиков. Прикрытые брезентом штабеля бочек и ящиков. Вышки с часовыми. В дальней от дороги стороне лагеря – стрельбище и полоса препятствий. В общем, все что положено, чтобы новобранцы не скучали.

И они не скучали. Лагерь жил бурной и весьма разнообразной жизнью с раннего утра и до позднего вечера. Ежедневные кроссы, представлявшие собой нарезание десятков кругов с полной выкладкой по периметру лагеря. Разглядывание мишеней на стрельбище сквозь прицел, до рези в глазах, с последующим проделыванием дырок в этих мишенях – и горе промахнувшимся! Падения мордой в грязь на полосе препятствий. Многочасовые занятия по рукопашному бою. Приседания с тяжеленным бревном. Взятая инструкторами за основу программа подготовки корпуса морской пехоты США была полна разнообразных развлечений.

Легче всего темнокожим рекрутам давалась стрельба, что было неудивительно. По правде сказать, настоящих новичков среди них не было. Большинство имело за плечами немалый боевой опыт. Причем совсем недавно многие из них стреляли друг в друга. Но гражданская война кончилась, и вчерашние противники оказались в равном положении. Они привыкли воевать, заниматься же чем-то другим либо не умели, либо не хотели, либо возможности такой не подвернулось. И когда новое правительство Либерии распахнуло двери вербовочных пунктов, многие вчерашние враги встретились в одних очередях.

А сейчас они и вовсе в одинаковой униформе и в одном строю бежали кросс в полной боевой выкладке, под ободряющее гавканье сержантов и смачное чавканье разбавленной недавним дождем грязи.

Стоя у штабного барака, за ходом занятий наблюдал немолодой, матерого вида инструктор в камуфляже без знаков различия. На его лице застыла гримаса удовлетворения, в которой только человек с богатой фантазией разглядел бы улыбку. Но инструктор действительно пребывал в хорошем настроении. У подопечных наблюдался явный прогресс, и его вмешательства в ход занятий не требовалось. Похоже, из этих обезьян все же удастся сделать хоть какое-то подобие настоящих солдат за оставшийся срок, раз они так продвинулись всего за несколько недель. Основы заложены, теперь можно и в сторонке постоять. Пусть сейчас их сержанты понадрываются, им тоже стоит побольше практиковаться. Инструктор хмыкнул, представляя, как все же не скоро нынешние рекруты смогут превратиться из вчерашних партизан с весьма смутным представлением о дисциплине в настоящие боевые машины.

Именно он был главным в этом бардаке, и отсутствие знаков различия на его униформе не вводило в заблуждение даже рекрутов в первый день пребывания в лагере. Здесь все знали его как Сэма Карвера, майора вооруженных сил США. Хотя никто из прочих американских инструкторов до Либерии его не встречал и даже о нем не слышал. Что выглядело несколько странно, поскольку майор иногда за стаканчиком виски вспоминал о своих приключениях в Афганистане, Кувейте, Ираке, Сомали и целом ряде иных «горячих точек», где побывало большинство его нынешних подчиненных. Из этого следовало, что либо майор бессовестно врал, либо в тех местах его звали вовсе не Карвером. Проведя бок о бок с майором несколько месяцев, инструкторы единодушно склонялись к второму варианту.

Сейчас рядом с майором помимо свободных от занятий инструкторов маячили еще несколько человек, тоже американцев. Удивительного в таком количестве граждан США не было ничего. В далеком 1847 году независимость Либерии провозгласили как раз черные переселенцы из Соединенных Штатов, бежавшие сюда от рабства, и впоследствии страна всегда имела поддержку со стороны американского правительства, гласную или негласную. Тем более что, прибыв на «землю обетованную», эти переселенцы не слишком стремились слиться со своими африканскими собратьями, продолжая считать себя американцами. Традиционно сильного американского влияния в этой стране не ослабили ни антиамериканский государственный переворот, устроенный сержантом Доу в 1980 году, ни последовавшая за ним затяжная гражданская война, унесшая десятки тысяч жизней и закончившаяся десять лет спустя жуткой смертью диктатора. Вскоре бывшие противники режима Доу перегрызлись в борьбе за власть, и на Либерию обрушилась вторая гражданская война. Только в 2003 году на эту землю пришел неустойчивый, но все же мир. Естественно, в стране с полностью разрушенной экономикой только полный псих отказался бы от иностранной помощи. И, конечно, первыми ее предложили Штаты, которые не хотели терять еще одного союзника в Африке…

Среди окружавших сейчас майора Карвера людей по-настоящему выделялись двое. Первым из них был худощавый блондин в неброском штатском костюме, одних лет с майором, почему-то совершенно не загорелый, хотя он находился в Либерии уже далеко не первую неделю. На его фоне Карвер и остальные инструкторы-американцы мало отличались от настоящих негров. Вторым был стоявший чуть поодаль заместитель майора, здоровенный афроамериканец, почти на голову выше своего начальника. Он выделялся не только ростом, хотя и не был единственным черным среди инструкторов. Впрочем, по странному стечению обстоятельств, белые среди них все же преобладали. По сравнению с блондином заместитель Карвера представлял собой другую крайность – он был не просто негром, его кожа была угольной черноты, рядом с ним либерийцы смотрелись хорошо загоревшими белыми.

Блондин, чей штатский костюм довольно успешно скрывал атлетическое телосложение своего хозяина, наклонился к уху Карвера и негромко сказал:

– Я смотрю, Сэм, твой заместитель пользуется у местных популярностью…

– Ничего странного, – с усмешкой отозвался инструктор. – Его предки из Либерии, уехали в Штаты после Второй мировой. У Джо здесь полно родственников, есть связи в местных кланах. Не напрягайся. Я ему вполне доверяю, без него наша работа здесь была бы намного сложнее.

Сержант-либериец с фамилией Таннер на нагрудной бирке, прибежавший с площадки, где шло занятие по рукопашному бою, подскочил к заместителю Карвера и принялся что-то ему докладывать. Но тот молча, одним лишь жестом отправил его к своему начальнику. От внимательного взгляда блондина не укрылась гримаса неудовольствия, мелькнувшая на лице сержанта. Однако африканец без возражений подчинился. Карвер выслушал сержанта, всем своим видом показывая недовольство тем, что его беспокоят из-за таких пустяков, затем процедил что-то сквозь зубы. Сержант после секундной заминки выпалил «йес, сэр!», откозырял и убежал обратно. Блондин был уверен, что на обратном пути сержант мысленно материл Карвера на чем свет стоит. И ведь это не единственный замеченный им случай. Даже сегодня. Блондин покачал головой: его старый приятель Сэм или не замечал, или не хотел замечать, что либерийцы его, мягко говоря, недолюбливают. Чего нельзя сказать о его заместителе, который не уступал майору в авторитете даже среди своих белых коллег.

Но Карвера, похоже, волновало что-то другое.

Он то и дело посматривал на часы, и блондин был уверен, что старший инструктор немного нервничает. Кого-то ждет?

Предположение оказалось верным – на идущую вдоль ограды лагеря дорогу из джунглей вынырнул джип с подозрительно знакомой эмблемой. Блондин с нескрываемым любопытством присмотрелся к подъезжающей машине. Интересно, что может быть нужно компании «Хэнджер Фудс», весьма серьезной европейской корпорации по производству и реализации продуктов питания, в стране, где только вчера закончилась гражданская война? Надо полагать, что-то весьма достойное серьезных вложений. «Хэнджер Фудс» не ловит тараканов.

Джип, стального цвета «Рейндж-Ровер» с тонированными стеклами, тем временем вкатился в ворота лагеря и встал у штабного домика. «Еще интереснее», – подумал блондин и с вопросительной гримасой посмотрел на Карвера.

– Извини, Джонни, – пожал тот плечами и ухмыльнулся. – Пивка попьем в другой раз. Это за мной, и это не на пять минут.

Блондин тоже пожал плечами: как знаешь, мол. По большому счету он не расстроился – ему тоже было чем заняться в отсутствие приятеля, хотя он вполне успешно изображал праздного бездельника. Майор взмахом руки подозвал одного из инструкторов:

– Чарли, ты за старшего, пока меня не будет. Продолжайте заниматься. Все как обычно. Думаю, к ночи мы вернемся.

Шагнув к джипу, Карвер обернулся к заместителю:

– Ты со мной. На случай, если придется общаться с местными.

Тот молча кивнул и вслед за майором уселся в «Рейндж-Ровер». Дверцы захлопнулись, мотор тут же взревел, и джип буквально вылетел за ворота.

Глава 7

Дорога почти сразу снова утонула в джунглях. Заросли нехотя расступались лишь тогда, когда джип изредка проезжал через небольшие поселки. Игравшие прямо на дороге полуголые ребятишки едва успевали разбегаться, но водитель-африканец сбрасывал скорость лишь на больших ухабах и на поворотах. Сидевший рядом с ним европеец с ничего не выражающей физиономией и коротко подстриженными светлыми волосами всю дорогу равнодушно молчал, время от времени поправляя лежащий на коленях «узи». В конце концов, он был всего лишь сопровождающим. Впрочем, майора Карвера его молчание вполне устраивало – он не любил пустого трепа, когда речь шла о деле. Или о деньгах.

Часа через полтора они свернули с хорошо накатанной широкой дороги, на которой без проблем смогли бы и два танка разъехаться, на почти незаметную колею, скрытую в зарослях. Если бы не прибитый к придорожному дереву фанерный щит с напыленным через трафарет логотипом «Хэнджер Фудс» и грубо нарисованной стрелкой, то сам Карвер наверняка проехал бы мимо. Их джип преодолел еще пять миль по этой колее, которая за придорожными кустами оказалась весьма наезженной, после чего джунгли наконец ушли в сторону, и «Рейндж-Ровер» выкатил на берег довольно широкой реки. Майор увидел впереди несколько сборных щитовых домиков, обнесенных забором из двух рядов металлической сетки. Если верить карте, то они уже в соседней провинции Лофа. Англоязычная табличка на сетке большими черными буквами сообщала, что ограда находится под высоким напряжением. В центре огороженной площадки на флагштоке лениво колыхался флажок той самой корпорации «Хэнджер Фудс», эмблема которой украшала дверцу джипа, доставившего сюда двоих американцев. Среди домиков туда-сюда перемещались люди. В основном белые. Часть из них была в такой же серой униформе, как и их сопровождающий. Некоторые носили белые халаты. Остальные, в большинстве своем африканцы, – в синих рабочих комбинезонах. И у всех – именная бирка на груди и эмблема корпорации на рукаве.

Часовой в серой униформе и с висящим на груди «узи» распахнул ворота, пропуская джип на территорию научной базы. Водитель подрулил к одному из домиков и остановился у крыльца.

Гостей встречал седой как лунь, но при этом весьма подвижный старик-европеец приятного вида. Профессор Виктор Тиллер, если майор правильно запомнил его фамилию. То ли немец, то ли француз. Хотя, может, и англичанин. Одет он был в белый халат, как и те несколько белых типично «ботанического» вида, что стояли на шаг позади старика, с доброжелательным любопытством глядя на вновь прибывших. Майор взглянул на профессора и непроизвольно скривился – по одному его виду можно сказать, что кроме высокой науки того ничто не интересует. И остальных белохалатников, похоже, тоже. Честно говоря, майор не любил яйцеголовых – по его мнению, они вместо того, чтобы решать проблемы, часто создавали новые. Взять хотя бы… Хотя ладно, забудем. В данном случае дело пахнет очень неплохими деньгами, как намекнул при прошлой встрече посланец профессора. Старик с неожиданной прытью подскочил к гостям, пожал руку и майору, и его заместителю, кивком головы отпустил их сопровождающего и водителя. Затем широким жестом пригласил гостей в дом:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное