Сергей Зверев.

Подводный Терминатор

(страница 2 из 20)

скачать книгу бесплатно

Молва приписывала Полундре деяния, казавшиеся самыми невероятными, выполнить которые было свыше человеческих сил. Поговаривали, будто однажды он предотвратил теракт в одном из старинных западноевропейских городов, отыскав мину в расположенных под жилыми кварталами катакомбах и обезвредив ее за несколько секунд до взрыва. Будто бы в другой раз сумел пробраться в стоящий на рейде американский крейсер и отобрать у высокопоставленного офицера ЦРУ какие-то важные бумаги – не то документы, не то что-то еще, украденное американскими шпионами в России и имевшее огромное стратегическое значение. Истории об этом бывалые моряки рассказывали в кубриках боевых кораблей матросам-срочникам в свободные от службы минуты, и вчерашние пацаны слушали, пооткрывав рты и позабыв про все на свете, было непонятно только, верят ли они во все это или считают флотскими байками, а самого Полундру личностью легендарной и нереальной, чем-то вроде современного Ильи Муромца.

На самом же деле Полундра был более чем осязаем. Великанского, под два метра роста, атлетического сложения, лицо волевое, загорелое, несколько сумрачное, не склонное к улыбке. Старлей Сергей Павлов в данный момент сидел на диване в своей квартире и рассеянно смотрел на экран телевизора, где один за другим мелькали рекламные ролики. Его гости, товарищи офицеры, притащившие в дом кое-какую, скромную, впрочем, выпивку и закуску и разложившие все это на столе в большой комнате, теперь, выпив и закусив, развязали языки и предались громогласной и бессмысленной душевной болтовне, когда говорят все разом и никто не слушает друг друга. Проще говоря, в квартире стоял настоящий гвалт, составленный из грубых мужских голосов, и звука старенького телевизионного приемника попросту не было слышно.

На диванчике рядом с Полундрой сидела Наташка, его жена – молодая женщина редкой красоты, с чертами лица гармоничными, мягкими и добрыми. Пышные волосы золотистыми водопадами спадали ей на плечи. Иные злые на язык флотские жены, которым по жизни было просто нечего больше делать, кроме как сплетничать о своих знакомых, утверждали, что потому-то их мужья и ходят пьянствовать домой к Сереге Павлову, чтобы лишний разок поглазеть на его красавицу жену. Впрочем, если элемент поклонения женской красоте здесь и имел место, то это так и оставалось чисто платоническим, потому что чистота и порядочность Натальи Павловой были известны всему приморскому городку, а связываться и конфликтовать с ее мужем тем более никому не хотелось.

Сейчас, сидя на диванчике рядом со своим мужем, как обычно весьма молчаливым и неразговорчивым, она рассеянно смотрела на пестрый калейдоскоп телевизионного экрана, звука от которого во всеобщем гвалте все равно не было слышно. Их маленький сынишка Андрюшка ползал на коленях между ног гостей, и мать внимательно следила за ним, чтобы по неосторожности с мальчишкой не случилось беды. Наташа уже говорила своему мужу потихоньку на ухо, что веселье это пора кончать, а сынишку надо бы укладывать спать.

На что Полундра спокойно кивал и отвечал, что, конечно, надо, но немного попозже – еще девяти нет, и выгонять людей из дому в такую рань было бы невежливо..

Когда рекламные ролики сменились новостной программой, Полундра пересел поближе к телевизору и прибавил звук. Он стал внимательно вслушиваться в то, что говорилось с экрана, а потом вдруг буквально прирос к нему, слушал, стараясь не пропустить ни единого слова.

– А ну-ка тихо! – вдруг крикнул кто-то из присутствующих офицеров, также уловивший, что передают что-то экстраординарное. – Гляньте, вон что случилось…

Остальные офицеры в изумлении затихли, уставившись в телевизор. Там всем хорошо знакомый диктор скорбным тоном вещал:

– … Количество погибших устанавливается. В настоящее время квадрат гибели судов прочесывается кораблями береговой охраны и вертолетами. Удалось найти и поднять на поверхность обгоревшие тела троих рабочих, опознать которых пока не представляется возможным…

– Да что стряслось-то? – тихо переспрашивали офицеры друг друга.

– Авария в Каспийском море возле острова Чечень, – отвечал слушавший новостную программу с самого начала Полундра. – Сторожевой катер, трубоукладчик, вспомогательный сухогруз – все пошло ко дну, все на них погибли…

Офицеры потрясенно молчали, не отрывая глаз от экрана. А там возникла смоделированная на компьютере картинка: сторожевой катер слегка покачивается на волнах, вдруг в его носовой части вспыхивает взрыв, разверзается огромная пробоина, и в одно мгновение катер уходит под воду.

– Во дают художники! – воскликнул один из офицеров, глядя на экран. – Да сторожевик при такой пробоине в носовой части останется еще целый час на плаву! Как же тогда с него люди не спаслись?..

– Да это они от балды нарисовали, – отозвался, не отрывая глаз от телеэкрана, Полундра. – Что там на самом деле произошло, пока толком никто не знает. С кораблей же никто не уцелел…

Вслед за гибнущим сторожевым катером тем временем в телевизоре появилась постно официальная физиономия начальника центра общественных связей Управления ФСБ по Дагестану.

– Создана правительственная комиссия по расследованию трагического происшествия, – уныло и на одной ноте бубнил в телекамеру офицер ФСБ. – Подозрения о теракте пока никак не подтверждаются. Независимые эксперты склоняются к версии о возможности чисто технической неисправности и рокового стечения обстоятельств. Расследование этого инцидента продолжается. Командование Каспийской военной флотилии и Управление ФСБ по Дагестану сделают все для выяснения истинных причин происшедшего.

Офицеры внимательно слушали выступление чекиста, и на лицах их было написано нетерпение и даже разочарование, сведений о случившейся катастрофе им было явно недостаточно.

Поняв, что информационная часть сюжета об этой аварии окончена и начались непременные в таких случаях зачитывания телеграмм соболезнования семьям погибших и заверения высокопоставленных чиновников в том, что причины трагедии будут непременно расследованы и обнародованы, офицеры заговорили громко и возбужденно. Всем им не терпелось высказаться по поводу услышанного.

– Ничего себе, хороша техническая неисправность! – возбужденно говорил капитан третьего ранга с жестким, угловатым и изрезанным преждевременными морщинами лицом. – И это что же, у двух судов сразу? Так, что в одно мгновение ко дну пошли…

– Да ну, чушь какая-то! – вторили ему. – Младенцу ясно, что здесь что-то не так…

– Эти чекисты всегда врут! – сказал убежденно молодой капитан-лейтенант.

– Как в советские времена привыкли врать и умалчивать о причинах катастрофы, так врут и умалчивают до сих пор. Многолетняя привычка, никуда не денешься…

– Слушайте, морской трубоукладчик – это ведь огромное судно, – заметил, оборачиваясь к своим друзьям, Полундра. – Чтобы его потопить, нужна торпеда или ракета! Или, по крайней мере, мощная магнитная мина. Ее должен установить водолаз-диверсант со спецоборудованием…

– Вот именно! Это они загнули, насчет технической неисправности… Здесь определенно пахнет терактом.

– Технических неисправностей с такими последствиями не бывает!

– А вы слышали? – продолжал Полундра. – Там они говорили, что лица рабочих обожжены до неузнаваемости…

– Верно! – согласился капитан третьего ранга. – Значит, там пожар был.

– Да откуда ж ему там взяться, пожару? – воскликнул, возбуждаясь в свою очередь, Полундра. – Это же не танкеры! Топлива на таких судах обычно не слишком много, разольется по поверхности, так и не успеет загореться…

– Ну правильно! – согласились с ним. – Это значит, взрыв был такой силы, что топливный бак разорвало, горючее разом вылилось и загорелось.

– Да откуда он мог взяться, этот взрыв? – теряя терпение, воскликнул Серега Павлов. – Если горючее вылилось, значит, взорвалось у топливных баков. А что там могло быть, на трубоукладчике-то? Сварочный аппарат, что ли? Или запас цемента?

– Вот именно! – вторил ему молоденький капитан-лейтенант. – На сторожевике, по крайней мере, вооружение есть. Да и то… Крупнокалиберных снарядов там нет, только пулеметы. Не патроны же будут взрываться?..

– Верно!

Раздался звонок во входную дверь. Офицеры умолкли. Каждый из них подумал, что это пришла за кем-нибудь из присутствующих жена, чтобы проводить своего супруга домой.

Хозяин дома пошел открывать.

На пороге квартиры стоял вестовой матрос. При виде Полундры он вытянулся в струнку, лихо отдал честь и доложил:

– Товарищ старший лейтенант, вас срочно вызывают в штаб соединения!

На волевом, немного угрюмом лице Полундры не отразилось ни удивления, ни недовольства столь неожиданным и неурочным вызовом к начальству. Он быстро надел китель и, потихоньку подозвав к себе старшего из офицеров, капитана третьего ранга, попросил его не засиживаться, увести по домам всех друзей, потому что ребенку пора спать. После этого он вместе с вестовым вышел из дома.

ГЛАВА 3

Иранский порт Пехлеви, названный в честь Реза-шаха Пехлеви, был древним, маленьким городком.

Как порт на южном побережье Каспийского моря, он имел огромное стратегическое значение. Здесь дислоцировались основные силы иранской военной флотилии на Каспийском море, соответственно, неподалеку от города на побережье была построена самая мощная в регионе военно-морская база Исламской Республики Иран. Торговый порт Пехлеви также играл важную роль в экономике страны. Однако лишь несколько улиц города в районе порта и некоторые кварталы на окраине были застроены зданиями европейского типа, только там имелись широкие дороги, по которым мчались дорогие машины, только там было чисто и сравнительно красиво. Дальше же, за узкой полосой богатых кварталов города, начинались районы бедноты, где жили все эти многочисленные толпы рабочих пищевых заводов, портовых служащих, рыбаков, каждый день выходивших на своих утлых лодочках в море и выловленной рыбой торговавших на рынке, земледельцев, доставлявших в Пехлеви хлеб и фрукты.

Одно из высотных зданий из стекла и бетона было огорожено от остального мира несколькими рядами заборов из колючей проволоки. У ворот стояли стражи иранской революции в полной боевой экипировке, в касках, бронежилетах и с автоматами. У каждого, кто решался приблизиться к воротам на автомашине и выказывал намерение проехать на огороженную территорию поближе к высотному зданию, один из часовых долго и придирчиво просматривал документы. Второй в это время сидел в пуленепробиваемой будке с узкими прорезями-бойницами и держал подъехавшую машину на прицеле.

Никаких табличек, никаких надписей ни на арабском, ни на фарси, государственном языке Ирана, ни тем более на английском не было видно ни на воротах, ни на крыше, ни на фасаде этого многоэтажного сверхохраняемого здания. Тем не менее каждый мальчишка в Пехлеви знал, что здесь помещается подразделение иранских специальных служб, занимающихся северо-восточной частью страны, а в особенности побережьем Каспийского моря.

Интерьер просторного кабинета на двенадцатом этаже здания был также выполнен в совершенно европейской манере. Большой и широкий письменный стол, на котором в числе прочего находился неплохой компьютер, мягкие удобные кресла. Тихо и мерно гудел кондиционер, создавая приятную после уличного пекла прохладу, широкие окна были тщательно занавешены, чтобы предохранить от проникновения снаружи жара и зноя. Комната освещалась мягким электрическим светом, лившимся откуда-то с потолка. На стене огромный портрет аятоллы Хомейни, первого лидера Исламской Республики Иран, благообразного белобородого старца в синем халате и черной чалме, с твердым, как сталь, и жестким взглядом.

В кабинете в мягких уютных креслах, поставленных напротив друг друга, сидели двое мужчин. Старшего из них звали Абу эль-Тахир Фахруддин Сумейни. Он был одет в точности так же, как и лидер иранской революции, изображенный на портрете, висящем на стене над ним: в синий просторный халат и черную чалму. Седая, клинышком, бородка обрамляла смуглое, выдубленное солнцем и изрытое морщинами лицо, а глаза даже теперь, когда он вроде бы спокойно и неторопливо, по-восточному медленно разговаривал со своим собеседником, горели фанатичным огнем.

Второй присутствующий в кабинете мужчина, чернявый крепыш лет тридцати с тонкой полоской стриженых усиков на смуглом лице, был одет на европейский манер: сиреневого цвета костюм, черный галстук, рубашка. Всем своим видом изображая почтение, он внимательно слушал речи старика, прикрывая ладонью улыбку, которая то и дело мелькала на его угодливой физиономии.

– Наш вождь и учитель аятолла Хомейни, – старик кивнул на висящий на стене портрет первого лидера Исламской Республики Иран, – не уставал повторять, что врагами ислама в Иране являются евреи и христиане. Вся эта нечисть расплодилась многократно и разбежалась по всему миру. Там, где их много, нет места чистому исламу. Все, кто живет рядом с ними, враги истинной веры!

– Истинная правда! – поклонившись, проговорил сидевший напротив него чернявый крепыш.

– Евреи и христиане, они живут в Америке, – продолжал старик. – Значит, Америка – враг Ирана. Евреи и христиане во множестве расселились по Европе. Значит, Европа тоже враг Ирана.

– Этой нечисти много и в России, – вставил чернявый. – Все русские – враги ислама.

– Верно, Исмаил. – Старик величественно кивнул. – Повсюду, где верх взяли евреи и христиане, нет истинных приверженцев ислама, там все враги нам.

– Однако с этими врагами приходится иметь дело, – осмелился заметить Исмаил. – Продавать им нашу нефть… И пока они сильнее нас, мы не должны стремиться их одолеть.

Старик нахмурил лоб, лицо его заметно помрачнело.

– Да, это так! – согласился наконец он, сурово глядя на своего собеседника. – Для того чтобы победить неверных, у нас пока не хватает сил. Но я убежден, что так будет не всегда! – Глаза старика фанатично сверкнули. – Придет день, когда зеленое знамя ислама будет развеваться на всех континентах нашей планеты.

– Да будет на то воля Аллаха! – поспешно проговорил Исмаил. – Аллах акбар!

– Аллах акбар! – величественно повторил Сумейни.

На какое-то время в кабинете воцарилось молчание. Старик, видимо, о чем-то задумавшись, сидел в своем кресле и смотрел прямо перед собой, при этом глаза его сверкали. Исмаил, которому сильно действовал на нервы необычный, пристальный взгляд старика, с досады покусывал губы и думал, как бы прервать столь мучительную для него паузу.

– Кстати, – осмелился наконец заговорить он. – Сунниты – это основное население Азербайджана. Это не правоверные мусульмане…

– Что нового в Азербайджане? – озабоченно спросил Сумейни.

– Они там нашли новые нефтяные месторождения, – отвечал Исмаил. – В настоящий момент изыскания продолжаются. Но уже сейчас ясно, что запасы нефти на Апшеронском шельфе небывалые, много больше того, что думали об этом раньше и что выкачали оттуда до сих пор.

– Как такое могло случиться? – задумчиво спросил Сумейни. – Ведь шельф на Апшеронском полуострове разрабатывается с позапрошлого века.

– Очень просто, – отвечал Исмаил. – Новые технологии поиска и разработки нефтяных месторождений. Как выяснилось, до сих пор доставали только до верхушки огромной нефтяной бочки, которая называется – шельф Каспийского моря.

Старик нахмурился, опустил голову на грудь, бережно поглаживая свою тощую белую бородку. Лоб его прорезали глубокие морщины.

– Официальному Баку все равно, кому продавать добытую нефть, – сказал он. – Лишь бы хорошо платили… Нефтепровод может пойти по дну Каспия на север, в российские терминалы, и тогда на нефти будут наживаться русские. Но нефтепровод может пойти и на юг, к нашим берегам…

– Контракт с Россией уже подписан, – заметил Исмаил. – Правда, только предварительный, часть протоколов еще не согласована, некоторые положения остаются спорными. Однако американский нефтяной концерн «Шеврон» уже сделал в разработку и транспортировку нефти миллиардные инвестиции. Русские, почуяв, что пахнет большими деньгами, кинулись строить свой нефтепровод.

– Эти большие деньги не помешали бы и нам, – сказал Сумейни. – Контракт подписан, но нефтепровод фактически только начал строиться. Еще не поздно переиграть…

– Нефтепровод через Россию выгоднее американцам, – возразил Исмаил. – Его протяженность выходит намного меньше, рельеф местности в целом проще, а это означает, что строительство будет стоить гораздо дешевле. Фактически надо протянуть трубу только до Дагестана, до острова Чечень. А дальше у русских уже имеются готовые терминалы, проложены нефтепроводы. У нас же пока что нет ничего вплоть до самой Басры…

– Надо убедить американцев, что выгоднее вести нефтепровод через нашу территорию! – отчеканил Сумейни, и глаза его фанатично сверкнули. – Мы все видели, как они расправились с Саддамом. Возможно, что теперь настанет наша очередь. Если же через территорию исламской республики протянется нефтепровод, в строительство которого американцы вложили кучу денег, мы сможем считать себя застрахованными от военных действий на нашей территории.

– Но американцы умеют хорошо считать! – возразил Исмаил. – Они не станут вкладывать деньги в проект, который обойдется им дороже. Тем более теперь, когда другой нефтепровод уже начал строиться, стало быть, инвестиции начали осваиваться.

– Надо убедить их, что нефтепровод через нашу территорию окажется более безопасным, – отвечал старик жестким, не терпящим возражений тоном. – Россия далеко не спокойная страна. Рядом с Дагестаном – мятежная Чечня. И все, что произойдет, легко спишут на чеченских террористов. Если строящийся нефтепровод пару раз взлетит на воздух, американцы всерьез задумаются: а не поискать ли им других маршрутов для транспортировки своей нефти.

– Но русские будут упорно отрицать факты терактов! – возразил Исмаил, нервно потирая свою крепкую смуглую шею. – Свалят все на технические неисправности… Именно это и произошло вчера, когда взорвалась первая наша мина. Начальник ФСБ Дагестана отказался признать факт теракта.

– Да, это так, – согласился Сумейни. – Но долго ломать эту комедию они не смогут. Мы будем до тех пор устраивать на сооружающемся нефтепроводе взрывы, пока даже самым наивным не станет ясно, что все заверения об их технических причинах не более чем ложь! – Глаза его хищно сверкнули. – Для того я и веду сейчас с тобой этот разговор. Ты должен позаботиться, чтобы нефтепровод из Азербайджана в Россию не был построен!

– В одиночку? – спросил Исмаил.

– Есть там у нас свой человек, – отвечал Сумейни медленно и с расстановкой. – Пока есть! И пока наш… Что будет потом, неизвестно. Надо спешить!

Старик наклонил голову, давая понять, что разговор окончен. Исмаил, помолчав некоторое время, поднялся с кресла и направился к двери, но вдруг Сумейни окликнул его.

– Я просил тебя узнать об американце, что уже третий месяц живет в Пехлеви, – сказал он. – Кто он? Что ему здесь нужно?

– Я узнал, – отвечал Исмаил, возвращаясь в кабинет и снова садясь в кресло напротив Сумейни. – Паспорт у него действительно американский, вот…

Исмаил открыл папку, что до сих пор держал в руках, и выложил оттуда ксерокопию паспорта.

– Прочти его имя! – коротко приказал старик.

– Шамседдин Халиф… – повиновался Исмаил. – По национальности курд…

– Курд? – глаза Сумейни грозно сверкнули.

– Нет, нет! – поспешил возразить Исмаил. – Этот человек – правоверный шиит. Молится пять раз в день, как предписывается Кораном, ходит в мечеть, свинину не ест… В прошлом году даже совершил паломничество в Мекку…

– Ходжа Шамседдин Халиф… – проговорил Сумейни задумчиво. – Все эти сведения проверены?

– Конечно! Я сам ходил в мечеть, смотрел, как он там молится… Это настоящий мусульманин!

– Рост 165, вес 63… – бормотал Сумейни, разглядывая ксерокопию паспорта. – Это что же, он коротышка?

– Довольно тщедушный на вид человечек, вы правы, аятолла! – отвечал Исмаил.

– Что ему здесь надо?

– Он ихтиолог, профессор Бостонского университета. Мы проверяли, там действительно есть такой. В настоящее время послан с целью научных изысканий на Каспий…

– Что делать?

– Изучать нерест осетровых рыб, – отвечал Исмаил. – Его научная работа…

– Думаешь, простак? Сам полез шайтану в пасть?

– Если он шиит… – проговорил осторожно Исмаил. – Правоверному мусульманину в нашей стране бояться нечего.

Аятолла Сумейни задумчиво молчал, поглаживая свою тощую седую бородку.

– Надо за ним присматривать, – сказал он наконец. – Пусть шиит, пусть правоверный мусульманин… Но он курд! Курдам я не верю… Они всегда были бандитами, мечтали и мечтают до сих пор об отделении от нашей страны. Кто докажет мне, что этот человек изменил свои убеждения?

– Но Шамседдин американец! – робко попробовал возразить Исмаил.

– Тем более! – отчеканил Сумейни. – Он еще и американец. Кто поручится, что, живя в этой стране, он не проникся американской заразой?.. За этим курдом надо присматривать, – подытожил он. – Ты меня понял, Исмаил?

– Будет сделано все, как прикажете! – с поклоном отвечал Исмаил. – Слежку за Шамседдином буду курировать я лично.

И, снова отвесив поклон, чернявый помощник могущественного старика попятился к двери, после чего покинул его просторный кабинет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное