Сергей Зверев.

Парашют-убийца

(страница 4 из 19)

скачать книгу бесплатно

– Извините, – спокойно сказал Батяня, – не буду вас больше задерживать. До встречи. Кстати, где и когда?

– Ждите приглашения, – несколько загадочно бросил Маурильо.

– Честь имею, – козырнул Лавров, покидая помещение.

* * *

После того, как Батяня отправился в Арсенал, а трое чиновников уехали на какую-то встречу, инженер и Кондратов остались вдвоем. Спецслужбист заявил, что ему нужно поработать в номере, а Пушкарев решил прогуляться по Каракасу. Он с удовольствием подумал о том, что дела – делами, но без отдыха обойтись никак нельзя.

Командировка в Венесуэлу, при всей ее серьезности, для инженера явилась отдушиной. После ада семейной жизни ему очень хотелось отдохнуть. Жена, которая в последние месяцы достала его по полной программе, двое детей далеко не ангельского поведения – все это давило на мозг и требовало хоть какой-то смены деятельности. Кондратов предупредил, чтобы инженер нигде не шлялся, особенно в вечернее время, но, выйдя на улицу, тот забыл обо всех предупреждениях. В руках у него был только что приобретенный план города, в кармане лежали командировочные и «президентские» деньги, так что жизнь казалась прекрасной.

На улицах города было видно, что подавляющее большинство населения – это смесь европейцев, африканцев и креолов – своеобразное наследие колониальной эпохи. В Венесуэле люди с белой кожей составляют не более трех процентов населения страны, поэтому те, кто приезжает в страну из Европы и Северной Америки, просто не могут остаться незамеченными: это Пушкарев почувствовал на себе.

На улицах царило настоящее столпотворение. Пробки в Каракасе – обычное дело: город большой, машины недорогие. Пушкарев прокатился на одной из самых интересных достопримечательностей столицы Венесуэлы – канатной дороге, ведущей на гору Авила. Во время подъема и спуска можно было видеть потрясающую панораму Каракаса – с одной стороны открывался вид на город, с другой – на море.

В центральной части города ему бросилось в глаза огромное количество уличных торговцев и тех, кто предлагал самые разнообразные услуги. Прохожие могли получить все – от свежевыжатого сока до чистки обуви. Пушкарев поразился забавной услугой, еще не освоенной в России – «предприниматели» приглашали позвонить по сотовому телефону. Перед ними на табуреточке лежали пять-шесть мобильников, прикованных к ней мощной цепью.

– Попробуй, укради! – хмыкнул Пушкарев, глядя на стены домов, где можно было прочитать все, что думают венесуэльцы о политике.

«Уго не ушел!» «Команданте – до двадцать первого года!» «Толстосумы не вернутся!» «Нефть и президент служат народу!» «Гринго – вон!»

На город опустились сумерки, и столица засверкала огнями. Устав от прогулки, гость страны подался в кафе – культурно отдохнуть, благо рядом призывно мигала разноцветным светом вывеска «Каролина».

Бывшая там в самом разгаре дискотека, абсолютно не похожая на российскую, поразила Пушкарева музыкой и танцами. В отличие от России, здесь все выглядело иначе.

Европейских или американских ритмов не было и в помине – только свои. Как известно, латиноамериканская культура выражается во многом в музыке – здесь танцуют все и везде, и делают это прекрасно. В этом Пушкарев быстро убедился. Наблюдая за местными красотками, инженер расслабился и отдыхал, пробуя разнообразные крепкие напитки.

Молодая брюнетка подошла к стойке, пританцовывая на ходу. Ее длинные, черные как смоль волосы рассыпались по плечам. Пушкарев сидел рядом, допивая местный коктейль с каким-то мудреным названием. Стройные бедра брюнетки задели его за живое. От девушки, от ее лица, исходила такая чувственность, что инженер не выдержал.

– Разрешите пригласить вас за мой столик, сеньора, – сказал он, улыбаясь во весь рот.

– А вы что, иностранец? – взглянула на него смуглянка.

Ее большие глаза с длинными ресницами пристально и чуть иронично глядели на белобрысого «мачо».

– Как вы узнали? – удивился он.

– Да что же тут непонятного? – хихикнула девушка. – И так все ясно: и акцент, и загар...

Загар инженера действительно намного отставал от жителей Каракаса, но Пушкарев об этом как-то не подумал. Девушка, поломавшись еще немного, уселась вместе с ним за столик.

– Вы гринго? – поинтересовалась она, приглядываясь к физиономии нового знакомца. – Нью-Йорк, Сан-Франциско?

– Нет, я русский! – решительно замахал руками инженер, прекрасно зная об отношении к штатовцам в Венесуэле, особенно в последнее время.

– Неужели? Впервые встречаю здесь русского. И что вы тут делаете?

– Бизнес, – важно произнес Пушкарев.

Рассказывать о том, для чего он здесь, было вообще запрещено, да и к тому же гостю из России хотелось предстать перед девушкой в самом выгодном свете. Бросая на нее масляные взгляды, он уже начинал прикидывать, как бы мог сложиться вечер при наиболее удачном стечении обстоятельств.

– Тогда, наверное, вы из Москвы? – проявила свое глубокое знание географии девушка, назвавшаяся Маргаритой.

– Нет, – разочаровал ее инженер, – я не из столицы.

– Ну, я больше и городов-то не знаю, – бросив тщетную попытку вспомнить хотя бы еще один населенный пункт в далекой северной стране, Маргарита достала маленькое зеркальце и взглянула на свое миловидное лицо, поправив волосы.

– Можно, я буду звать вас Марго? – продолжил натиск инженер.

– Пожалуйста, – равнодушно кивнула она.

Имя Марго напомнило Пушкареву о старой знакомой из Томска, с которой лет пятнадцать тому назад у него был роман.

– Что вам заказать? – наклонился он к девушке.

– Я бы выпила коктейль «Дайкири», – томно сказала дама.

Она без конца озиралась вокруг, словно ожидая увидеть кого-то, но этому инженер не придал значения. Он заказал даме целых три коктейля, сам же выбрал текилу. Опрокинув одну за другой рюмки обжигающего напитка, инженер принялся рассказывать о своей вымышленной жизни бизнесмена, желая поразить новую знакомую. Хмель уже разобрал его, и речи становились все более запутанными.

– Ты что здесь делаешь, Маргарита? – вдруг раздался над ними раздраженный голос.

– Как видишь, отдыхаю, – фыркнув, ответила девушка, – или тебе нужен подробный отчет?

– Я ищу тебя уже третий час.

Пушкарев поднял мутные глаза, увидев над собой здоровенного мужика лет тридцати пяти.

– А зачем меня искать? – пожала плечами Маргарита. – Я свободная девушка. Разве я не могу пойти прогуляться?

– Кто это? – спросил инженер, наклоняясь к девушке. – Это... это твой парень?

– А, – отмахнулась она, – был мой, а теперь я с ним в ссоре. Не обращай внимания.

– Почему ты мне не отвечаешь? – возвысил голос парень.

– Отстань! – начала сердиться и девушка. – Я не хочу тебя видеть.

– А вот мне надо с тобой поговорить, – отвергнутый ухажер был настроен самым решительным образом.

– У меня есть с кем вести беседу, – кивнула Маргарита на совсем захмелевшего россиянина.

– Чего?! – уже выкрикнул мужик. – Ты тут крутишь шашни у всех на глазах да еще издеваешься надо мной?

– Послушай, парень, – заговорил Пушкарев, – ты, по-моему, забываешься. Эта девушка никуда с тобой идти не хочет. И вообще, оставь ее в покое.

– Что-о? А это кто такой?

– Это тебя не касается, Леон, – сказала девушка.

– Ах, вот как ты заговорила!

– Молодой человек, отойдите от столика, иначе я за себя не ручаюсь! – стукнул кулаком по столу инженер.

– Ну все, гринго, ты меня достал, – побагровел оскорбленный воздыхатель, – пойдем, поговорим.

– Пошли, – решительно поднялся гость боливарианской республики, – сейчас я тебе покажу.

Дальнейшее происходило на улице. Под музыку, громко игравшую и здесь, посмотреть на «битву титанов» из дискотеки вышло много народу. Если бы не большое количество выпитого спиртного, инженер ни за что бы не полез не только в драку, но и вообще оказался бы от конфликта как можно дальше. Но сейчас он уже слабо отдавал себе отчет в реальности происходящего. Им руководило горячее желание заступиться за девушку. То, что в данном случае он – «третий лишний», представитель российского завода не понимал.

– Кто ты такой вообще? – парень непонимающе смотрел на непонятного субъекта. – Ты гринго?

– Дай ему как следует, Леон!

– Отправь его в нокаут! – слышались голоса вокруг.

Товарищи оскорбленного кавалера Марго, ухмыляясь, ожидали забавного зрелища. Комплекция гринго и венесуэльца были такими контрастными, что о каком-то «организованном» сопротивлении со стороны подгулявшего инженера думать не приходилось. Но винные пары окончательно затмили тому голову.

– Я защищаю честь девушки! – высокопарно выкрикнул он.

Почему-то эти слова вызвали громкий смех среди окружающих.

– Шел бы ты проспаться, последний раз тебе говорю, – заявил венесуэлец, – я смотрю, у тебя совсем крышу снесло.

– Что, кишка тонка?! – победно заорал Пушкарев.

На свежем воздухе ядерная смесь разнообразных спиртных напитков окончательно ударила ему в голову. Уже мало соображая, с боевым криком инженер бросился на «защиту справедливости». К сожалению, плохая координация и явное физическое неравенство не позволили нанести противнику хоть сколько-нибудь значительный урон. Удар широко размахнувшегося Пушкарева пришелся в пустоту. Зато его оппонент не заставил себя долго упрашивать. Придя в совершеннейшую ярость, он четко впечатал своим здоровенным кулачищем инженеру в глаз. Тот рухнул в какую-то лужу, так некстати оказавшуюся рядом.

«Водоем» был небольшим, но довольно глубоким, и инженер ухитрился вымазаться в нем по уши. Несколько раз он поднимался, но поскальзывался в жидкой грязи. Народ вокруг просто покатывался со смеху. На шум из кафе выбежали все посетители, и даже официантки в белых передничках и с подносами в руках, хихикая, глядели на «дуэль».

– Иди, умойся, – посоветовал ему здоровяк, – хватит с тебя.

– Ну нет! – инженер жаждал реванша.

Под руки Пушкареву попалась какая-то доска, которую он не преминул пустить в ход. С криком, напоминавшим боевой клич индейцев, он ринулся вперед. Устрашающе размахивая над головой новоприобретенным оружием, он заставил толпу раздаться в стороны. Конечно, мало приятного, если тебе в пьяной драке засветят доской между глаз. А ты, между прочим, с девушкой потанцевать выбрался...

Первый выпад инженера был неудачным. Второй пришелся по цели, правда, не той. Доска попала прямо по холодильнику, в котором за стеклом стояли прохладительные напитки. Звон разбитого стекла слился с пронзительным криком хозяина заведения.

– Это что же такое делается, а? Я не для того заведение открывал, чтобы мне его всякие скоты разваливали. Да еще и гринго! Привыкли там у себя в Штатах вести себя, как последние свиньи, так теперь и у нас дебоши устраиваете!

Физиономия толстяка в клетчатых шортах выражала искреннее возмущение. Он поминутно доставал из кармана платок и вытирал потное от переживаний лицо.

– Хватит, я говорю! – взывал он к совести спорщиков.

Но все было тщетно. Пушкарев продолжал крушить все вокруг, надеясь нейтрализовать противника.

– Я иду вызывать полицию! – решительно заявил хозяин и бегом отправился в помещение.

Тем временем здоровяк Леон благодаря слабой координации инженера ухитрился вырвать у него доску и использовать ее в своих целях. Удар, пришедшийся Пушкареву по спине, окончательно сломил героя вечера – увесистая доска разлетелась пополам. Падая, Пушкарев ухитрился покатиться вниз по крутому склону, начинавшемуся сразу же за площадкой. Взрыв смеха ознаменовал бесславное поражение «гринго» и окончание его вечера отдыха.

Но и этим злоключения представителя российского завода не окончились. На улице показалась вызванная хозяином полицейская машина, издававшая мерзкий звук сирены.

– В чем дело? – сурово спросил у выбежавшего хозяина усатый сержант.

– Да вот какой-то гринго дебош здесь устроил, – сообщил владелец кафе, – кто, спрашивается, платить за нанесенный ущерб будет?

Представители полиции спустились вниз.

– Кто такой? Документы! – фразы были точно такими же, которые произносят представители этой профессии и в России.

Разбушевавшийся инженер вместо того, чтобы извиниться, «впал в амбицию» и, совершив трагическую ошибку, назвал полицейских «козлами». Пытаясь вырваться, он толкнул одного из них, что уж совсем усугубило ситуацию. Гражданина Пушкарева заковали в наручники и нанеся несколько коротких, но болезненных ударов в область печени, отправили в отсек для задержанных.

Перемазанный, в разорванной рубашке, Пушкарев, держась обеими руками за решетку, очумело глядел наружу. Там мелькали огни широкого проспекта. Сотни людей гуляли по улицам, где-то звучала музыка, красотки в открытых машинах мчались на свидания. Полицейская машина катила в участок.

Глава 7

В отличие от европейских стран, имеющих две-три самостоятельные спецслужбы, в Соединенных Штатах их множество. В этих ведомствах работают десятки тысяч специалистов, обходящиеся американским налогоплательщикам в десятки миллиардов долларов. Совокупный бюджет разведывательных и контрразведывательных органов США, пожалуй, превышает аналогичный показатель всех таких же учреждений государств – союзников Вашингтона, вместе взятых.

Комплекс зданий штаб-квартиры ЦРУ находится в расположенном рядом со столицей США городке Лэнгли. При возведении этого комплекса задачей было создать атмосферу кампуса, но чтобы при этом офицеры разведки работали недалеко от политиков – в восьми милях от центра Вашингтона.

Первоначально здания были рассчитаны на пятнадцать тысяч человек. Однако спустя короткое время для страны, активно занимавшейся не только своими, но и чужими проблемами, этого стало мало. Был возведен новый комплекс, состоящий из двух шестиэтажных башен, между которыми размещается четырехэтажная «сердцевина».

В одной из этих башен, на пятом этаже, в кабинете, обставленном с холодной офисной роскошью, у стола сидели двое. Хозяин кабинета, Рональд Саймон, начальник отдела, занимавшегося Венесуэлой, был человеком аккуратным и дотошным. Это ощущалось во всем, в каждой мелочи. Кое-кто из подчиненных даже подсмеивался над шефом за его чрезмерную любовь к симметрии и правильности, но делал это, безусловно, либо в одиночестве, либо в компании с проверенными товарищами.

Так было и сегодня – документы, находившиеся на столе, возлежали там идеально ровными стопочками, где все было учтено, рассортировано и продумано. Ручки, маркеры и карандаши также стояли в специальных подставочках, напоминая выстроившихся на плацу солдат.

На стене красовалось несколько небольших картинок с изображениями каких-то природных американских красот. У стола сидел хозяин кабинета и его подчиненный – Джордж Купер, прибывший из Латинской Америки.

– Ты слышал о последних высказываниях Уго? – спросил босс.

Начальнику явно хотелось поделиться накопленной информацией. Поделиться, понятно, для пользы дела. Просто так он не любил бросать слова на ветер.

– Нет, а что он сказал? – взглянул на него Купер.

– Очень впечатляющие слова. «Если с помощью дьявола их извращенные планы сбудутся, то США могут забыть о венесуэльской нефти, – заявил команданте, выступая в своей еженедельной телепрограмме. – Если вы попытаетесь лезть к нам своими грязными руками, вы об этом пожалеете, господин американский президент».

– Смело! – Купер, только что побывав в боливарианской республике, не слышал этих слов, но, в общем, с риторикой команданте был знаком очень даже неплохо.

– Очень смело... Он сказал, что если нам придет в голову напасть на Венесуэлу, то начнется война, которая может идти сто лет. По его словам, пожар охватит не только США, но и весь американский континент. Уго назвал главу американского государства «алкоголиком» и «больным», и что «иногда дьявол обретает человеческое обличье...».

– Впечатляет, – протянул Купер.

Он выглядел уставшим после своего пребывания в Венесуэле, но довольным результатами вояжа. Впрочем, это он приберегал «на закуску».

– Далее, как ты уже слышал, позавчера началось большое латиноамериканское турне иранского президента. Первым пунктом в его плане, как нетрудно было предположить, стала венесуэльская столица, – сообщил босс. – Лидеры двух стран, называющие друг друга не иначе, как «брат», намерены максимально расширить экономическое сотрудничество и согласовать детали единой внешнеполитической стратегии, направленной в первую очередь против США. Особенно важно то, что обе страны входят в пятерку главных мировых экспортеров нефти.

– Энергетическая безопасность... – прозвучало магическое словосочетание из уст подчиненного.

– Да-да. Целью поездки иранского президента в Латинскую Америку является и формирование антиамериканского блока, в который, кроме Венесуэлы, могут войти Боливия, Эквадор, Никарагуа и Куба. В этих странах у власти находятся правительства, настроенные антиамерикански, выступающие против нынешней нашей политики. Иранец планирует их посетить.

– Как я слышал, наблюдатели уже назвали вояж иранского лидера «сколачиванием антиамериканского блока на заднем дворе Вашингтона», – кивнул Купер, – на редкость у них это ловко выходит. Я бы вообще сказал, что происходит это даже не во дворе, а в буквальном смысле у нас под носом. Покажите мне такую страну, которая будет безучастно наблюдать, когда против нее создается заговор.

– Так вот, тобы заинтересовать потенциальных союзников не только риторикой, но и более ощутимыми вещами, иранский и венесуэльский лидеры объявили вчера о создании совместного инвестиционного фонда размером в два миллиарда долларов. Деньги из него будут вкладываться в различные проекты в тех странах, – сообщил Саймон, потерев переносицу, – которые, по словам Уго, «стремятся освободиться от имперского гнета США».

– А ведь инвестиционные возможности Венесуэлы и Ирана действительно велики, – продемонстрировал свою осведомленность Купер, – по оценкам финансовых аналитиков, на «антиамериканский проект» эти страны могут потратить до десяти миллиардов. Нетрудно предположить, что столь внушительные суммы окажут решающее влияние на выбор стратегического партнера для президентов некоторых других латиноамериканских стран. Если план сработает, то мы получим еще одну головную боль – «красный пояс» из некогда лояльных нам режимов, да еще находящихся в прямой экономической зависимости от нашего самого ярого врага – Ирана.

– Уго изобрел термин «ось добра» и в противовес нашей «оси зла», – скривил рот Саймон, – по нашим данным, Венесуэла ежедневно поставляет на Кубу около 90 тысячей баррелей нефти по льготным ценам...

– ... что позволяет Кубе зарабатывать на реэкспорте нефти, – продолжил Купер.

– Именно. Куба направила в Венесуэлу десятки тысяч своих технических специалистов. А для той же Боливии Венесуэла является источником инвестиций при разработке газовых месторождений.

Босс помолчал, открыл и закрыл папку с тисненой золотой эмблемой.

– В Латинской Америке армию называют сверхпартией, – говоря это, Саймон перекладывал на столе какие-то бумаги, – с одной стороны, армия рассматривается как гарант стабильности, которая должна предотвращать междоусобицы и не допускать хаоса и анархии, а с другой – она сама присваивает себе функцию арбитра. Это убеждение латиноамериканских военных базируется на уверенности в том, что конституционная, то есть гражданская, власть не способна обеспечить порядок и стабильность, и только армия, являющаяся общенациональным институтом, выступает от имени «всей нации», имеет право вмешиваться в смуту. Отражением этой убежденнности является другой латиноамериканский афоризм: политика принадлежит партиям, отечество принадлежит армии.

– Я согласен с вами. Бывая там, каждый раз это видно невооруженным взглядом, – кивнул Купер, – бесконечные путчи, хунты и мятежи.

– Да, но теории мы пока оставим в стороне. Сейчас необходимо решать вопрос, причем чем быстрее, тем лучше. Будем рассуждать трезво, – постучал ладонью по столу Саймон, – Уго не нравился нам с самого начала. Но ведь нам нужен стабильный поставщик нефти. Как известно, Венесуэла – один из лидеров нефтяного экспорта и добывает три миллиона баррелей нефти в день, из них ежедневно продает США около полутора миллионов баррелей. Многие наши нефтеперерабатывающие заводы, прежде всего на юге, ориентированы как раз на сырье из Венесуэлы. Несмотря на антиамериканскую риторику, команданте всегда выполнял обязательства по поставкам к нам и должен выполнять их в дальнейшем.

– Естественно. До последнего времени все это не вызывало особых опасений. Однако национализация американских нефтедобывающих компаний наводит на мысль, что команданте может переориентировать поставки нефти на другого потребителя – на бурно развивающуюся Бразилию, например. Стало быть, неадекватного президента надо срочно менять на другого. Главная проблема – поддержка президента низами Венесуэлы. Этот популист сумел кое-что сделать... К тому же не стоит забывать, что до него было еще хуже. Его предшественник, который был дважды избран президентом, привлекался к ответственности и сейчас находится в розыске, поскольку обвиняется в коррупции в крупных масштабах.

Босс закурил и глубоко затянулся.

– Специфика этого региона весьма своеобразна. Я, слава богу, в этом деле не новичок и по собственному опыту знаю, что такое Латинская Америка, и в частности Венесуэла. Венесуэльцы как дети, – веско процедил Саймон, – работать не любят, читать не умеют. А вот поговорить о том, что их обижают, не дают им возможности развиваться, они очень любят. Все их рассуждения о собственной значимости в глазах всего остального мира – чушь собачья! Всех забот – дырку в родине просверлить и нефть ненавистным «гринго» качать, пить с самого утра, тренькать на гитарах и слоняться по борделям. Вот и остается «играть в революцию». А революцию они понимают исключительно как дармовую порцию рома с утра и отмену платы в бордель. Естественно, если так рассуждать, то толпы подобных отморозков найдутся в любой точке планеты.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное